Перейти к содержимому

Адвокат мусаев уголовное дело

Убрать адвоката Мусаева

Против адвоката Мурада Мусаева возбуждено два уголовных дела

Следственный комитет возбудил два уголовных дела против адвоката Мурада Мусаева. Его подозревают в подкупе свидетелей и во вмешательстве в деятельность суда с целью воспрепятствования правосудию. Сам Мусаев считает, что таким образом СКР хочет вывести его из нескольких громких процессов, в которых он принимает участие.

Следственный комитет в четверг сообщил о возбуждении сразу двух уголовных дел в отношении известного адвоката Мурада Мусаева. В рамках одного его подозревают в подкупе свидетелей в составе организованной преступной группы (ч. 4 ст. 309 УК РФ).

Следователи полагают, что в январе 2013 года Мусаев, защищая Юсупа Темерханова, обвиняемого в убийстве Юрия Буданова, совершил подкуп двух свидетелей.

Причем Мусаев действовал не один, а с другими лицами, в том числе пока не установленными. Свидетели должны были дать ложные показания в суде.

Второе уголовное дело возбуждено в связи с вмешательством в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1 ст. 294 УК РФ). По версии следствия, Мусаев и другие лица с конца 2012-го по начало 2013 года с помощью просьб, уговоров и угроз причинения вреда здоровью принуждали присяжных вынести оправдательный приговор Юсупу Темерханову. Присяжным также будто бы предлагали отказаться от участия в судебном рассмотрении дела об убийстве Юрия Буданова.

«Следствие уже располагает достаточным объемом доказательств, в том числе видеозаписями, подтверждающими противоправные действия адвоката. В настоящее время уголовные дела соединены в одном производстве», — заявил официальный представитель СК Владимир Маркин. Уголовные дела были возбуждены по фактам, выявленным в ходе оперативно-розыскной деятельности. Кроме Мусаева закон нарушили, как заявил Маркин в ходе онлайн-интервью «Газете.Ru», бывшие присяжные, которые принимали участие в процессе об убийстве Буданова.

Мусаев назвал выдвинутые СК обвинения «второй серией фильма «Убрать адвоката Мусаева». «Первая серия» этого фильма, по его словам, началась еще в январе этого года.

Тогда СКР возбудил уголовное дело против одного из адвокатов Темерханова — Дарьи Трениной, сотрудницы адвокатского бюро «Мусаев и партнеры». Она подозревается в подкупе очевидца убийства Буданова — Александра Евтухова. Однако, по словам Трениной, она перевела свидетелю 120 тыс. рублей на авиабилеты и гостиницу в Москве (сам Евтухов в то время находился в Новосибирске), а оставшиеся деньги — как компенсацию за пропущенные рабочие дни.

Тренина рассказывала «Газете.Ru», что защита Темерханова просила тогда обеспечить явку свидетеля в суд, но ей было отказано. Тогда адвокаты самостоятельно нашли свидетеля и компенсировали его расходы на дорогу и проживание.

Евтухов свои показания не менял — он не опознал Темерханова как убийцу на предварительном следствии и на суде.

Однако после возбуждения уголовного дела в отношении Трениной в СК заявили, что Евтухов заявил о давлении на него со стороны адвокатов. Тогда же СК проводил проверку информации о том, что Мусаев якобы угрожал Александру Евтухову. По их данным, на судебном заседании к нему подошел Мусаев и сообщил, что нужно дать показания, о которых они договаривались ранее.

В феврале еще один свидетель по делу Темерханова — Руслан Фаталиев заявил, что Мусаев заплатил ему 15 тыс. рублей, потребовав изменения показаний в суде в пользу обвиняемого. В свою очередь сам Мусаев сообщил, что Фаталиева избили сотрудники правоохранительных органов, требуя дать показания против него. Фаталиев на суде также не опознал Темерханова как убийцу Буданова.

Вероятно, двое свидетелей, которых якобы подкупил Мусаев, — это и есть те самые Александр Евтухов и Руслан Фаталиев. Организованная группа, по всей видимости, это адвокаты Мурад Мусаев и Дарья Тренина. «Возбудили уголовное дело в отношении Мурада Мусаева, говоря о группе лиц, — рассказала «Газете.Ru» Дарья Тренина. — Очевидно, что под группой лиц подразумевают нас с ним. Мое уголовное дело, по всей видимости, соединят с двумя этими уголовными делами или как минимум с тем, которое возбуждено по факту подкупа двух свидетелей. Хотя никаких официальных уведомлений мы не получали и узнали обо всем из новостей».

«Оказывается, это я, а не Следственный комитет «изготавливал» свидетелей и сочинял для них показания. Оказывается, это я, а не опера с сотрудниками Мосгорсуда выдавливали присяжных заседателей из коллегии», — написал Мусаев у себя в фейсбуке.

По его словам, таким образом Следственный комитет «хочет убить трех зайцев». Во-первых, «сгустить тучи» в преддверии апелляции по делу Юсупа Темерханова. Приговор был обжалован в мае этого года. Напомним, что Темерханов был приговорен к 15 годам заключения за убийство бывшего полковника Юрия Буданова.

Буданов был убит в июне 2011 года на выходе из нотариальной конторы на Комсомольском проспекте в Москве. Темерханов, по версии следствия, выстрелил в него из пистолета восемь раз. Мотивом стало убийство тремя военнослужащими отца Темерханова в 2000 году в Чечне. Сам Буданов в 2003 году был признан виновным в похищении и убийстве 18-летней чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Он вышел на свободу условно-досрочно в 2009 году.

Во-вторых, по мнению Мусаева, его хотят нейтрализовать в судебном процессе по делу об убийстве Анны Политковской, которое должно возобновиться после месячного перерыва.

В-третьих, СК таким образом хочет оказать давление на присяжных по делу в отношении Вячеслава Цеповяза, которого защищает Мусаев. Цеповяза обвиняют в участии в банде Сергея Цапка, действовавшей в станице Кущевская. Именно в четверг присяжные должны удалиться в совещательную комнату для вынесения вердикта.

Еще одна причина возбуждения уголовных дел против него, по мнению Мусаева, это разваливающееся дело в отношении другого его клиента — Александра Михайлика, чиновника Счетной палаты, которого обвиняют в получении взятки в особо крупном размере.

«СК решил продемонстрировать настоящую состязательность сторон в уголовном процессе: ты ломаешь уголовные дела против своих подзащитных, мы возбуждаем уголовные дела против тебя», — написал Мусаев.

В четверг стало известно, что в коллегии присяжных по делу об убийстве Политковской есть человек, осужденный за убийство. Адвокат Татьяна Окушко заявила, что на момент отбора коллегии этот присяжный уже был несудимым, так как был осужден за неумышленное убийство и судимость была погашена. Тем не менее в четверг его исключили из коллегии присяжных.

СКР готовит уголовное дело уже на второго адвоката АБ "Мусаев и партнеры"

В Москве начата доследственная проверка в связи с угрозами, будто бы высказанными адвокатом Мурадом Мусаевым свидетелю по делу об убийстве бывшего полковника Юрия Буданова Александру Евтухову, сообщает пресс-служба СКР.

21 января Евтухов написал заявление на имя судьи Мосгорсуда о том, что в перерыве судебного заседания к нему подошел адвокат Мусаев и сказал, что нужно дать показания, о которых договаривались раньше, за что ему заплатили 100 тыс. руб., и что "они знают, где он находится". Эти слова Евтухов, как отмечается в сообщении, расценил как угрозу себе и своей семье.

Проверка проводится столичным ГСУ СКР по ч.2 ст. 309 УК РФ (Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких).

К настоящему времени следователи опросили Евтухова, который им подтвердил содержание изложенного в заявлении разговора с адвокатом Мусаевым. Теперь следователи намерены опросить Мурада Мусаева, а также "провести другие необходимые проверочные мероприятия".

Кроме того, как напоминает СКР, действиям адвоката Мусаева также будет дана юридическая оценка в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении другого адвоката обвиняемого Юсупа Темерханова - Дарьи Трениной, подозреваемой в подкупе свидетеля в целях дачи ложных показаний в суде по уголовному делу об убийстве Буданова (ст.309 УК РФ).

Как ранее сообщалось, следствие считает, что в начале января 2013 года адвокат адвокатского бюро "Мусаев и партнеры" Дарья Тренина, осуществляющая защиту Темерханова, по телефону связалась со свидетелем Александром Евтуховым, предложив встретиться и обсудить его показания в суде. Получив согласие, она 9 января прилетела в Новосибирск, где тот проживает, и встретилась с ним в одной из гостиниц. Как утверждает СКР, адвокат предложила Евтухову при даче показаний в суде уверенно заявить, что у киллера были светлые волосы. За эти показания она обещала оплатить перелет Евтухова в Москву и обратно, а также заплатить ему 100 тысяч рублей. Евтухов, как считает следствие, согласился с этим предложением, и адвокат сразу же в одном из банков Новосибирска перечислила ему на банковскую карту 50 тысяч рублей, а по возвращении в Москву перевела еще 50 тысяч рублей.

Напомним, что 21 января на процессе в Мосгорсуде Евтухов дал показания о том, что подсудимый Темерханов не похож на виденного им киллера, поскольку тот был славянской внешности. "Этого человека я никогда в жизни не видел", — сказал очевидец расстрела Юрия Буданова, отвечая на просьбу адвоката опознать подсудимого Темерханова. Говоря о внешности убийцы, свидетель сказал, что подробно описать его не может. "Он был славянской внешности, в бейсболке, черных очках, рост 175-180 сантиметров. Сейчас точно не могу сказать, какой цвет волос", — отметил Евтухов.

Адвоката Мурада Мусаева перевели из суда в дело

Следственный комитет намерен объединить в одно производство уголовные дела против столичного адвоката Мурада Мусаева и его коллеги Дарьи Трениной о попытке подкупа в начале 2013 года свидетеля по делу об убийстве в Москве полковника-танкиста Юрия Буданова. Об этом «Известиям» рассказала сама Дарья Тренина. Она считает, что следствие намеренно возбудило уголовное дело против Мусаева только через полгода, чтобы подгадать к началу судебных процессов по резонансным делам о событиях в станице Кущевской и убийстве журналистки Анны Политковской, в которых Мусаев выступает защитником обвиняемых.

В четверг, 7 ноября, Следственный комитет России объявил о возбуждении сразу двух уголовных дел против известного адвоката Мурада Мусаева — по ч. 4 ст. 309 УК РФ («Подкуп свидетелей в целях дачи ими ложных показаний в составе организованной группы») и ч. 1 ст. 294 УК РФ («Вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия»).

По версии следствия, с конца 2012 по начало 2013 года Мусаев и другие лица, преследуя цель принуждения коллегии присяжных к вынесению вердикта, оправдывающего обвиняемого в убийстве полковника Буданова Юсупа Темерханова, путем просьб, уговоров, угроз причинения вреда здоровью, а также используя иные формы воздействия, вмешивались в деятельность присяжных заседателей, в том числе предлагали им отказаться от продолжения участия в судебном рассмотрении уголовного дела об убийстве Буданова, рекомендуя сослаться на мнимые обстоятельства.

Сам Мусаев вскоре после сообщения о возбуждении против него уголовных дел заявил, что материалы были сфабрикованы Следственным комитетом.

«Оказывается, это я, а не Следственный комитет «изготавливал» свидетелей и сочинял для них показания. Оказывается, это я, а не опера с сотрудниками Мосгорсуда выдавливал присяжных заседателей из коллегии», — написал адвокат в социальной сети.

Читайте так же:  Гражданский кодекс расторжение договора дарения

В январе 2013 года уголовное дело по 309-й статье УК было возбуждено против коллеги Мусаева, адвоката Дарьи Трениной, которая вместе с ним защищала убийцу Юрия Буданова Юсупа Темерханова. По версии следствия, Тренина заплатила новосибирцу Александру Евтухову 100 тыс. рублей за показания о том, что убийца Буданова был светловолосый и похож на славянина. Сама адвокат считает, что теперь СКР объединит уголовные дела.

— На это указывает тот факт, что Мусаева обвиняют по «утяжеленной» статье — действиях в составе организованной группы, — пояснила «Известиям» Дарья Тренина.

Именно Тренина и Мусаев, по версии СКР, выступали в этом процессе как организованная группа, пытавшаяся повлиять на показания свидетелей. В совокупности обвинение по этим двум статья предполагает до девяти лет лишения свободы.

— Они сверяли показания свидетелей, проводили экспертизы, вызывали меня и показывали видеозапись, где я прихожу в банк в Новосибирске и совершаю денежный перевод (на счет Александра Евтухова Тренина перевела двумя траншами в общей сложности 100 тыс. рублей. — «Известия»), — говорит Дарья Тренина. — Я, конечно, подтвердила, что на видео в банке именно я.

Тренина также уточняет, что это не было подкупом и она лишь оплачивала Евтухову расходы на перелет в Москву и другие траты.

— Он же вообще не хотел ехать давать показания, я его уговорила, — рассказывает она.

По сведениям «Известий», сам Евтухов на допросе описал разговор с Трениной следующим образом.

— Я получал вознаграждение или не знаю как это назвать. Я работаю, и передвигаться из Новосибирска в Москву мне накладно. Дарья сказала, что оплатит. Я ей назвал сумму — 100 тыс. рублей, — сообщил на допросе Евтухов. — Она показала мне протокол допроса. Я его прочитал и сказал, что буду свидетельствовать именно так. Единственное, она начала мне говорить про светлые волосы. Я сказал, что на убийце была бейсболка и не видел, какого цвета у него были волосы.

При этом Тренина так же, как и сам Мусаев, указала на то, что уголовные дела были возбуждены именно сейчас не случайно. Адвокат выступает защитником сразу по трем громким процессам — рассмотрение кассационной жалобы на приговор Темерханову в Верховном суде, слушание дела об убийстве журналистки Анны Политковской (Мусаев защищает предполагаемых пособников убийцы братьев Джабраила и Ибрагима Махмудовых). В рамках «кущевского дела» Мусаев защищает Вячеслава Цеповяза, покрывавшего банду, убившую 12 человек.

Адвокат Мурад Мусаев известен неординарной тактикой защиты своих клиентов. С его подачи СМИ активно освещают сомнительные моменты в расследовании резонансных уголовных дел, что всегда вызывало недовольство в Следственном комитете.

Так, например, на защите Юсупа Темерханова, Мусаев заявлял о том, что неизвестные в масках похищали и избивали его подзащитного, пытаясь заставить дать нужные показания, а затем бросили скованного наручниками в Москве, где он был задержан уже официально.

Во время последнего процесса по делу Политковской Мусаев заявил об инциденте с Джабраилом Махмудовым, на которого якобы было совершено покушение в районе станции метро «Улица 1905 года». Махмудов был доставлен в больницу с простреленной ногой.

Выступая в защиту Цеповяза, Мусаев, по словам гособвинителя Виктора Антипова, поклялся Богом перед присяжными, что его подзащитный невиновен. Антипов назвал это «очень серьезным заявлением».

Убийство Буданова: адвокат защиты нанял сотню адвокатов

Шумиха вокруг расследования убийства полковника Буданова, застреленного на улице в 2011 году, пополнилась еще одним скандалом — адвокат защиты Мурад Мусаев, обвиненный следствием в подкупе свидетелей, привлек к собственной защите без малого сотню адвокатов. И это еще не предел: ему на помощь могут прийти тысячи защитников, это остановит процесс.

Дело известного адвоката Мурада Мусаева, обвиненного следствием в подкупе свидетелей по делу об убийстве Юрия Буданова, получило дополнительный общественный резонанс в связи с тем, что к судебной защите адвоката привлечено 93 его коллег. Еще 40 адвокатов будут защищать вторую фигурантку, проходящую по этому делу, — Дарью Тренину. Причем в списке адвокатов, решивших заступиться за Мусаева, оказались даже такие имена, как Александр Гофштейн, один из самых высокооплачиваемых адвокатов России.

Впрочем, Мусаеву не придется ни одному из них выплачивать гонорары — он утверждает, что адвокаты защищают его совершенно бесплатно, просто руководствуясь желанием восстановить попранную справедливость. Суд, разумеется, недоволен таким поворотом событий — хотя бы для того, чтобы просто разместить всех адвокатов, задействованных в процессе, необходим целый конференц-зал (настоящие залы судебных заседаний не рассчитаны на такое количество участников). Кроме того, в руках Мусаева таким образом оказывается возможность при необходимости сильно затянуть процесс — ведь каждых из этих адвокатов имеет право требовать перенесения судебных заседаний.

Стоит напомнить о том, что сам Мурад Мусаев — весьма известная персона, 30-летний адвокат успел принять участие в целом ряде громких политических процессов. Мусаев снискал славу защитника чеченцев — и весьма успешного защитника. Ему не единожды удавалось переламывать ход судебного процесса — как было в деле Ульмана и в первом процессе по убийству Анны Политковской, когда Мусаеву удалось добиться оправдания всех подозреваемых по делу. Разговоры о бессилии адвокатов в "политических" процессах, кажется, не имеют ни малейшего отношения к Мураду Мусаеву: ему удавалось выигрывать даже те дела, исход которых на первый взгляд был уже предрешен. Впрочем, некоторые склонны списывать его успех на негласное покровительство со стороны Рамзана Кадырова, однако фактических подтверждений эта версия не имеет, поэтому может быть отнесена скорее на счет конспирологии. Тем не менее, мотив этнической солидарности все же прослеживается в истории адвоката Мусаева — его имя почти непременно фигурирует в уголовных процессах, связанных с чеченцами, то со стороны обвинения, то со стороны защиты в зависимости от того, с какой стороны барьера оказываются в каждом конкретном деле представители чеченской нации.

На данный момент Мусаев участвует в двух громких делах — втором процессе по делу об убийстве Анны Политковской и деле об убийстве полковника Буданова. В обоих случаях в качестве обвиняемых фигурируют чеченцы — и их-то и защищает Мурад Мусаев.

По мнению Мусаева, уголовное дело против него (следствие обвиняет его в подкупе свидетелей убийства Буданова) было возбуждено исключительно с целью дискредитировать его и "выдавить" из судебных процессов.

"СКР решил одним выстрелом убить трех зайцев: во-первых, сгустить надо мной тучи в преддверии апелляции по делу Юсупа (имеется в виду Юсуп Темерханов, обвиянемый в убийстве Буданова. — Ред.); во-вторых, нейтрализовать меня в деле об убийстве Анны Политковской, которое именно сегодня должно возобновиться после странного месячного перерыва; в-третьих, оказать давление на присяжных заседателей по делу в отношении Вячеслава Цеповяза, которые также по удивительному совпадению именно сегодня должны удалиться в совещательную комнату для вынесения вердикта. Ну и уголовное дело против Александра Михайлика, находящееся в стадии полураспада, наверняка, тоже не радует моих оппонентов", — написал он на своей странице в Facebook.

Впрочем, он не растерялся и придумал хитрый ответный ход в виде 93 адвокатов. Какими мотивами руководствовались люди, откликнувшиеся на призыв своего коллеги? "Правда.Ру" обратилась с этим вопросом к одному из самых знаменитых защитников Мусаева, к адвокату, партнеру адвокатского бюро "Падва и партнеры" Александру Гофштейну:

"Я считаю, что Мурад — невиновный человек, а уголовная репрессия, осуществленная против него, является местью за его честный профессиональный труд. И никто, я убежден, из его собратьев по цеху, если у них есть совесть, не вправе отказать в такой просьбе по защите, которая была адресована мне в связи с уголовным преследованием Мурада. Поэтому я и согласился".

Что по этому поводу думают другие коллеги Мусаева, из тех, кто не стал принимать участия в данном процессе?

Первый заместитель председателя президиума коллегии адвокатов Людмила Айвар прокомментировала решение Мусава следующим образом:

"О том, сколько адвокатов на самом деле будут защищать Мусаева в суде, можно будет судить только после первого судебного заседания, когда они заявят о себе и принесут свои ордера. Конечно, количество адвокатов законодательно никак не ограничено. С одной точки зрения, в данном случае можно говорить об адвокатской солидарности, а с другой стороны, это будет мешать работе правоохранительных и судебных органов, вы же представляете, что всех этих адвокатов нужно будет оповестить, ознакомить с делом, собрать одновременно и т.д. Мне кажется, что тут, кроме момента солидарности, присутствует элемент пиара".

Людмила Айвар добавила также, что само решение Мусаева привлечь к собственной защите других адвокатов считает совершенно оправданным: "Самый худший адвокат — это адвокат самого себя". Однако высказалась с недоумением относительно беспрецедентного количества защитников и предположила, что далеко не все из них будут действительно заниматься юридической защитой интересов доверителя, кто-то будет просто пиариться. "Сто адвокатов — сто разных мнений", — заключила она, имея в виду, что такое количество защитников может навредить самому делу защиты.

А вот что написал сегодня на эту тему сам обвиняемый:

"Это, дорогие друзья, называется профессиональной солидарностью. Ведь не только адвокаты, но любой юрист, хотя бы поверхностно знакомый с историей моих взаимоотношений с СКР и приданными ему силами, прекрасно понимает, что меня преследуют за выполнение профессионального долга.

93 (надеюсь, число верное) — это только те из моих коллег, которые уже вступили в уголовное дело, получили статус моих защитников и доступ к соответствующим материалам. Адвокатов, которые изъявили желание и готовность приступить к защите в любой момент, как минимум, на порядок больше. Если же сегодня бросить клич, то я уверен, счет пойдет на тысячи. Только я не собираюсь этого делать.

Также, вопреки мнениям "экспертов", уже прокомментировавших сложившуюся ситуацию, я не собираюсь злоупотреблять наличием доброй сотни защитников: не имею в этом никакой нужды. Акт солидарности адвокатов важен для меня исключительно с моральной точки зрения".

Стоит в заключение отметить, что повестка не разрешенного московской мэрией митинга "против ксенофобии" содержала в качестве первого пункта требование прекратить уголовное преследование в отношении Мусаева. Впрочем, еще не известно, пошло ли бы это ему на пользу в случае, если бы митинг все-таки разрешили — очевидно, что мотивация следствия не имеет ничего общего с "ксенофобией". Вместе с тем в поддержку Мусаева высказался Рамзан Кадыров, расценивший уголовное преследование Мусаева как попытку оказать давление на "опытного и решительного адвоката".

Что же, чеченцам можно только позавидовать — видимо, чем меньше народ, тем сильнее в нем развито чувство этнической солидарности.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+.


Кто убил Юрия Буданова?

Суд прекратил дело против адвоката Мурада Мусаева

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Преображенский суд Москвы прекратил уголовное дело против адвоката Мурада Мусаева, обвиняемого в подкупе присяжных, рассматривавших дело об убийстве бывшего полковника Юрия Буданова.

"Уголовное дело прекращено из-за истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности", ─ сообщила агентству РИА Новости пресс-секретарь суда Александра Савельева. Также суд отменил в отношении Мусаева меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Кроме Мусаева в деле было еще двое обвиняемых - это присяжные, которым вменяют в вину "воспрепятствование правосудию". В их отношении уголовное дело не прекращено, его рассмотрение начнется 3 марта.

Читайте так же:  Налог при продаже квартиры родственнику 2019

Таким образом суд удовлетворил ходатайство защиты Мусаева о прекращении уголовного преследования. Однако, как уточнил Мурад Мусаев, защита подавала два ходатайства. И то, которое суд удовлетворил, было "запасным" - по "нереабилитирующим обстоятельствам".

"Мы заявили ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с незаконностью его возбуждения. В том случае, если это ходатайство не будет удовлетворено, просили прекратить его (дело) за истечением срока давности", - сказал Русской службе Би-би-си Мурад Мусаев. Адвокат уточнил, что статья, по которой он обвиняется, относится к категории преступлений небольшой тяжести, срок давности по которой составляет два года и уже истек.

По словам Мурада Мусаева, он намерен обжаловать решение суда, отклонившего первое ходатайство. Также адвокаты намерены обратиться в Конституционный суд с жалобой на норму закона, примененную в уголовном деле.

"Суд решил, что следственные органы могут преследовать присяжных за позицию, занятую ими по делу, главное – дождаться того момента, когда они перестанут быть присяжными. Это противоречит Конституции России и уголовно-процессуальному закону о присяжных", - сказал bbcrussian.com Мурад Мусаев.

Процесс над Будановым

Уголовное дело в отношении Мурада Мусаева, который защищал обвиняемых по громким делам - в том числе по делу об убийстве Юрия Буданова, было заведено еще в ноябре 2013 года.

По версии следствия, с конца 2012 по начало 2013 года Мусаев с целью оправдания обвиняемого в убийстве Буданова - Юсупа Темерханова - "путем просьб, уговоров, угроз причинения вреда здоровью, а также используя иные формы воздействия" - вмешивался в деятельность присяжных. В том числе, как утверждало следствие, присяжным предлагали отказаться от продолжения участия в рассмотрении дела.

Помимо дела о давлении на суд, в отношении Мусаева тогда же было возбуждено еще одно дело - о подкупе свидетелей.

Кроме того, Следственный комитет России возбудил уголовное дело с аналогичным обвинением в отношении помощницы Мусаева - Дарьи Трениной, которая также защищала Юсупа Темерханова.

По версии следствия, Тренина предложила свидетелю Евтухову, проживающему в Новосибирске, при даче показаний в судебном заседании уверенно заявить, что у киллера были светлые волосы (у ее подзащитного волосы темные).

Оба дела расследуются и пока не переданы в суд.

Несмотря на показания свидетелей защиты, в мае 2013 года Темерханов, который, как утверждало следствие, мстил за убийство отца российскими военными в 2000 году, был признан виновным и приговорен к 15 годам заключения.

Адвокатская деятельность Мусаева

По словам адвоката, он не был уверен и в том, что суд удовлетворит ходатайство о прекращении дела из-за истечения срока давности.

"Естественно я доволен тем, что эта их двухгодичная эпопея закончилась ничем. Но чувства, конечно, двойственные. То есть у нас такая судебная система, что приходится довольствоваться малым: торжества справедливости тут не дождешься, как правило. Но это не значит, что мы оставим попытки – будем дальше биться", - говорит Мусаев.

Мурад Мусаев участвовал в судебных слушаниях по ряду громких уголовных дел. В 2006 году, выступая на стороне потерпевших по делу Ульмана, он добился обвинительного приговора группе российских спецназовцев за убийство мирных чеченцев.

Мусаев защищал и добился оправдания Умара Батукаева, обвинявшегося в посягательстве на жизнь главы Чечни Рамзана Кадырова, профессора Центральной музыкальной школы Анатолия Рябова, обвинявшегося в сексуальном домогательстве к ученицам, а также обвиняемых в убийстве Анны Политковской.

«Муса Мусаев не признает своей вины и считает, что уголовное дело возбуждено необоснованно»

Об этом сегодня в комментарии ТАСС сообщил адвокат мэра Махачкалы Сулейман Азуев.

Напомним, Следственный комитет по РД возбудил в отношении Мусы Мусаева уголовное дело 18 января по материалам, поступившим в декабре прошлого года из службы экономической безопасности республиканского управления ФСБ России и МВД по Республике Дагестан.

«Муса Мусаев не признает своей вины и считает, что данное уголовное дело возбуждено необоснованно и незаконно. Земельный участок, в незаконном выделении которого его подозревают, в реестр собственности Республики Дагестан не был включен и республиканской собственностью не являлся, что подтверждает несостоятельность доводов в пользу возбуждения уголовного дела», – считает Азуев.

Адвокат подчеркнул, что защита Мусаева уже предоставила свои доказательства и выразил надежду, что следственные органы разберутся в деле.

«Но если мы не найдем взаимопонимания, объективного отношения в этом вопросе, дальше мы будем встречаться со следственными органами в судах. Потому что в обязательном порядке будет обжаловано само постановление о возбуждении уголовного дела, такая перспектива есть», – заверил адвокат, добавив, что на указанном участке в данный момент находятся производственные площади.

«Собственником помещений на данном участке этот человек стал давно. И предоставление этой земли именно ему продиктовано законом. И полагать, что Мусаев причинил какой-то вред государству, муниципалитету, Республике Дагестан, в данном случае не приходится, потому что участок реализован в соответствии с законом и в соответствии с той ценой, которая установлена кадастром», – резюмировал Азуев.

«Возбудили дело в самом поднебесье»

В начале ноября в отношении чеченского адвоката Мурада Мусаева возбудили сразу два уголовных дела. Как считает следствие, Мусаев, защищавший Юсупа Темерханова, предполагаемого убийцу бывшего полковника Юрия Буданова, подкупил двоих свидетелей. Они якобы должны были дать ложные показания в суде, выгораживающие Темерханова. В СК также уверены, что Мусаев пытался «принудить коллегию присяжных к вынесению вердикта, оправдывающего Темерханова». За адвоката, который к своим 30 годам успел поучаствовать в нескольких резонансных процессах, публично заступился глава Чечни Рамзан Кадыров. «Лента.ру» встретилась с Мусаевым, чтобы обсудить ход уголовных дел — возбужденных против него и тех, в которых он выступает в качестве защитника.

Мусаев не считает «крышей» поддержку со стороны Кадырова. Адвокат действительно часто представляет в суде интересы чеченцев ― то на стороне защиты (как в процессах по убийствам Буданова и Анны Политковской), то поддерживая обвинение (как в деле капитана спецназа ГРУ Эдуарда Ульмана, признанного виновным в расстреле мирных жителей в Чечне в 2002 году). При этом Мусаев отрицает связи с политическими кругами республики и отвергает предположение, будто он сам — лишь разменная фигура в возможной игре между Кадыровым и СК.

Возбуждением против него уголовных дел, уверен Мусаев, Следственный комитет хочет отвлечь его от защиты клиентов — Темерханова ждет апелляция, вскоре возобновляются и слушания по делу об убийстве Политковской. Еще одна цель СК, по мнению адвоката, — дискредитировать его в глазах присяжных на процессе Вячеслава Цеповяза, одного из фигурантов «Кущевского дела».

«Лента.ру»: Против вас 7 ноября возбудили два уголовных дела по подкупу свидетелей, проходящих по делу об убийстве полковника Юрия Буданова. На какой стадии эти дела, что с ними происходит?

Мурад Мусаев: Ничего с ними не происходит. На мой взгляд, уголовные дела [против меня] возбуждены из конъюнктурных соображений и из соображений чисто следовательской целесообразности. Что я имею в виду? Есть целый ряд резонансных дел, от которых, в свою очередь, зависит судьба ряда высокопоставленных следователей и их карьера. Так называемое «Кущевское дело», дело об убийстве Анны Политковской, дело об убийстве Буданова, дело директора департамента Cчетной палаты Александра Михайлика.

Мусаев вступил во все четыре указанных процесса. В «Кущевском деле» он представляет интересы обвиняемого Вячеслава Цеповяза. В деле об убийстве Политковской защищает Джабраила Махмудова, которому предъявлены обвинения в соучастии в преступлении. Он также адвокат Михайлика, арестованного по обвинению в организации внеплановой проверки по заказу сенатора от Новгородской области Александра Коровникова. Наконец, Мусаев — защитник Юсупа Темерханова, на которого следствие возложило вину за убийство полковника Юрия Буданова в июне 2011 года.

И получается следующее: апелляция по делу об убийстве Буданова пять дней назад ушла в Верховный суд. По «Кущевскому делу» 7 ноября присяжные должны были удалиться в совещательную комнату (уже 8 ноября присяжные признали банду Сергея Цапка виновной в 19 убийствах — прим. «Ленты.ру»). Дело Александра Михайлика вообще находится в стадии полураспада, поскольку мы выяснили, что история со взяткой была выдумкой, провокацией со стороны оперативников, что категорически запрещено законом.

То есть ваша версия такая: вы защищаете фигурантов по громким делам, а следствию нужно вас устранить?

Что значит ― устранить? Я не знаю, гипотетически, как далеко они могут зайти, но маловероятно, что они технически захотят вот так вот взять и спрятать меня. Люди же не дураки, все поймут, и они [следователи] больше вреда получат от моей нейтрализации, чем пользы.

Но представьте себе такую ситуацию: вы ― присяжный заседатель, сегодня должны выносить вердикт кому-то из моих подзащитных. Например, Вячеславу Цеповязу в Краснодарском краевом суде. И тут накануне утром [руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации СК] генерал Маркин объявляет: «Адвокат Мусаев ― дьявол во плоти, он угрожает присяжным и подкупает их, он угрожает свидетелям и дает им деньги». Что вам подсказывает житейская логика? Во-первых, вы можете в это поверить и решить, что возможный успех Мусаева в этом конкретном деле связан с коррупционными связями. Во-вторых, вы подумаете: «Вот возьму я и оправдаю этого Вячеслава Цеповяза, все подумают, что Мусаев и меня купил». Так что возбужденные против меня уголовные дела ― это спецоперация по дискредитации и очень хороший способ отвлечь меня от дел, в которых я участвую, потому что сейчас я реально поймал себя на мысли о том, что больше внимания уделяю себе, а не своим доверителям и их делам. И все это, поверьте, удовольствие очень маленькое.

Конечно, я далеко не единственный адвокат, с которым борются грязными методами ― возьмите адвоката Бориса Кузнецова (в 2007 году был обвинен в разглашении государственной тайны, впоследствии получил политическое убежище в США ― прим. «Ленты.ру»). Достаточно посмотреть сводку на Pravo.ru, чтобы понять, что уголовные дела против адвокатов возбуждаются массированно. Другое дело, что моя история получила какое-то колоссальное освещение в СМИ. Я считал, да и сейчас считаю, что внимание, которое мне уделили, явно не пропорционально моей скромной персоне. Кем бы я ни был, показывать меня во всех новостных программах на «Первом канале» и НТВ и в четырех выпусках «Человека и закона» ― это явный перебор.

Также массу внимания привлек снятый о вас фильм «Эволюция лжи» на чеченском гостелевидении. Со стороны ситуация выглядела следующим образом: первый удар нанес Владимир Маркин, затем Рамзан Кадыров выступил в вашу поддержку в своем инстаграме.

«Многие аналитики полагают, что СК не понравилось, с каким упорством Мусаев защищал обвиняемого в убийстве Юрия Буданова человека, а также то, с каким усердием он выступает и на других громких процессах, включая и «Кущевское дело». Против Мусаева выдвигаются какие-то странные обвинения, которые простыми гражданами России воспринимаются как попытка оказать морально-психологические давление на опытного и решительного адвоката», — заявил глава Чечни.

На самом деле все было немножко не так: фильм «Эволюция лжи» был снят задолго до возбуждения против меня уголовного дела, по следам передачи «Человек и закон», он появился в эфире два месяца назад. Относительно реплики [Кадырова] ― я не хочу, чтобы кто-то преувеличивал значение того единственного сообщения в инстаграме, с которым он выступил.

Сложно не обратить на это внимания.

Вы почитайте внимательно текст. Предложил ли господин Кадыров мне какую-нибудь поддержку? Ответ: нет. Из сообщения Кадырова становится совершенно очевидно, что он положительно относится к моей профессиональной деятельности и к каким-то деловым качествам, но на этом все. Даже там, где речь шла о какой-то предположительной помощи, он пишет: «Я думаю, его коллеги окажут Мусаеву помощь». Там не было даже и намека на давление со стороны следствия, как не было и слов «Вот я вернусь из Дубаи, и всем вам мало не покажется». Он высказался очень осторожно, и это первый случай, когда я услышал свое имя из уст господина Кадырова или вообще кого-либо из представителей руководства Чеченской республики. А как только это сообщение появилось в Сети, все мои недоброжелатели и сторонники теории заговоров стали говорить: «Ага, вот какая у Мусаева крыша!» Я всегда говорил и продолжаю говорить, что у меня не было в практике ни одного дела, связанного с политическим руководством Чечни. Единственный случай, к которому любят прибегать мои оппоненты, ― я был представителем президента Чеченской республики в Конституционном суде в 2006 году, по делу Эдуарда Ульмана (президентом Чечни в то время был Алу Алханов, а Рамзан Кадыров занимал пост председателя правительства республики — прим. «Ленты.ру»). Но это было только потому, что я представлял интересы потерпевших в КС, отстаивая их точку зрения на форму современного судопроизводства.

Читайте так же:  Приказ минздравсоцразвития россии от 26.08.2010 757н от 26.08.2010

Так что все попытки поместить меня в сердцевину некоей политической интриги и чуть ли не говорить о том, что я стал рычагом давления Следственного комитета на Кадырова, — это чушь несусветная. Я не ассоциирован ни с какими политическими партиями, и люди, которые действуют против меня, руководствуются исключительно узкопрофессиональными целями, пытаясь устранить препятствие на своем пути.

Почему вы решили защищать фигуранта «Кущевского дела» Вячеслава Цеповяза?

Я понял одну вещь: наши люди не умеют критично воспринимать то, что им показывают по телевидению. Что значит Цеповяз для людей России? Это абсолютное зло. Это детоубийца, насильник, бандит, кто-то, кто перерезал кучу народа. При этом вы спросите у любого телезрителя, какая разница между Цапком и Цеповязом. Девяносто процентов почешут репу и ответят: «А разве это не один и тот же человек?» Они решат, что Цапок ― имя, а Цеповяз ― кличка, или наоборот. Знаете, как в том старом анекдоте: «Мы думали, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс ― это муж и жена. А оказалось, что это четыре разных человека». Та же история: показана сотня сюжетов про эту злосчастную Кущевку, и все люди, которые со станицей ассоциируются, есть абсолютное зло.

Давайте посмотрим, кто такой Вячеслав Цеповяз и в чем он обвиняется. Цеповяз ― это коммерсант, руководитель и собственник одного из крупнейших сельхозпредприятий региона, если не страны. Он инвалид с ампутированным плечом, который никогда не принимал участие ни в каких нападениях и даже в них не обвиняется. Его обвиняют в том, что он был финансовым донором банды Цапка, хотя Цапок гораздо богаче Цеповяза. По сути, корень проблем Вячеслава Цеповяза кроется в следующей истории: в этом уголовном деле был заключен под стражу Сергей Цеповяз ― даже не родственник, а однофамилец моего доверителя. Он считался одним из «цапковских», был непосредственным подчиненным Сергея Цапка. Но, поскольку он не совершал никаких преступлений, кроме того, что сжег какие-то документы, того Цеповяза оштрафовали и выпустили. В народе поднялась волна гнева: как же так, выпустили дьявола с каким-то штрафом только потому, что он депутат «Единой России». И тогда руководитель СК Александр Бастрыкин лично заявил: «Это не тот Цеповяз, там еще один есть, мы его точно закроем». И это вылилось для моего доверителя в кромешный ад.

И все-таки, не могли бы вы объяснить, на какой стадии находятся дела, возбужденные против вас?

Мне наконец удалось узнать, кто следователь, и посмотреть постановление о возбуждении дела.

И кто следователь?

Я не буду называть его фамилию, есть определенное джентльменское соглашение. Достаточно сказать, что возбудили его в самом поднебесье, лично руководителем ГСУ СКР, человеком в звании генерал-лейтенанта. Расследует дело человек в звании генерал-майора: много чести, я должен считать это комплиментом. Лучше бы они мне тоже сначала генерала дали, потому что несолидно в такой компании простому адвокату находиться.

Уже после того, как Мурад Мусаев дал интервью корреспонденту «Ленты.ру», он опубликовал в своем аккаунте «ВКонтакте» имена вышеупомянутых генералов: по словам Мусаева, дело против него возбудил «главный следователь страны» руководитель ГСУ СК России генерал-лейтенант юстиции Александр Щукин, а вести его поручено генерал-майору юстиции Игорю Краснову. В том же посте Мусаев выражает уверенность, что дело против него «пролоббировал» кто-то из подчиненных Щукина и Краснова и таким образом «подложил им. свинью». «Как бы ни было, это сделано, и мы принимаем бой», — сказано в посте.

Фабула дела высосана из пальца: прокуроры приводили на суд по делу об убийстве Буданова лжесвидетелей, а обвиняют в этом меня. Прокуроры заставили свидетеля Евтухова изменить показания (согласно материалам дела, очевидец нападения на Буданова Александр Евтухов на первых допросах не опознал в Темерханове убийцу ― прим. «Ленты.ру») и распустили коллегию присяжных, а обвиняют в этом меня. Представьте себе, какая наглость должна быть у людей, которые говорят о том, что я распустил коллегию присяжных, хотя я с пеной у рта кричал: «Не распускайте их! У вас за три дня выбыли семь присяжных, выясните, по каким причинам!» Что же касается самого Александра Евтухова, то он задолго до того, как задержали брюнета Юсупа Темерханова, говорил следователям о том, что видел на месте убийства Буданова человека светловолосого. Мы попросили вызвать Евтухова в суд, на что нам ответили: «Вам нужно, вот вы [явку] и обеспечивайте». За свой счет мы обеспечиваем явку, Евтухов приезжает из Новосибирска, а нас обвиняют в подкупе с целью дачи ложных показаний, которые заключаются в том, что у киллера светлые волосы. Какие они заведомо ложные?! Он же об этом дважды на предварительном следствии говорил. Самое интересное заключается в том, что в итоге Евтухов, которого перед заседанием как следует прессанули и следователи, и прокурорские, на суде скомкал свои прежние показания о светлых волосах.

Темерханов получил 15 лет.

Да, и многие мои коллеги считают это удачей. Чепуха это все, никакой это не успех. Сравните этот приговор с приговором Юрию Буданову: тот избил своего подчиненного, офицера Романа Багреева, за отказ стрелять по селу Танги-Чу, а потом бросил его в яму. Буданов похитил Эльзу Кунгаеву, жестоко убил ее и, хоть его и не признали в этом виновным, изнасиловал. Это не тот случай, когда о мертвых говорят либо хорошо, либо ничего. Этому животному за три признанных преступления по совокупности дали десять лет. А моему подзащитному ― 15 лет, в полтора раза больше. А он не убивал девочку, не закапывал ее в лесу. Даже если б то, что говорили прокуроры, было бы правдой, то он бы убил ― мужчину.

Почему вы решили стать адвокатом?

Мурад Мусаев родился в 1983 году в Грозном в семье доктора юридических наук Алаудина Мусаева и педагога Кулсум Мусаевой. Накануне первой чеченской войны вместе с семьей перебрался в Москву, где в 2000-м окончил с золотой медалью школу №75. В школьные годы также учился в Лондоне, затем окончил юридические факультеты Всероссийской государственной налоговой академии и Государственной классической академии имени Маймонида, а также Институт европейского права МГИМО(У) МИД России. В 2007 году в академии Маймонида защитил кандидатскую диссертацию по юриспруденции, после чего возглавил в этом же вузе кафедру адвокатуры, а в 27 лет стал доктором юридических наук.

Мой отец всю жизнь проработал в правоохранительной системе, вышел на пенсию в звании полковника, всю свою профессиональную деятельность посвятил борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Десять лет преподавал в университете МВД, был профессором кафедры оперативно-розыскной деятельности. Но те правоохранительные органы и те идеалы, которым некоторое время служил мой отец, они сейчас ― пустой звук. Мы имеем цех из институтов, который работает сам на себя, не на людей. Добровольно обрекать себя на такую жизнь ― отчаянный шаг. А у адвоката нет другого начальника, кроме господа бога, он волен действовать так, как ему продиктует его совесть, и адвокат способен выбирать, какими делами ему заниматься.

Читая вашу биографию, я с удивлением увидела, что одним из ваших первых дел была защита студентов-хасидов (В 2009 году один из районных судов Ростова-на-Дону принял решение выдворить с территории России нескольких студентов-хасидов, граждан Великобритании, США и Канады ― прим. «Ленты.ру»). Странное дело для адвоката-мусульманина.

Моя религия диктует мне определенные правила в жизни, кроме общечеловеческой максимы, морального императива Канта. Есть общечеловеческие ценности, есть ценности, которые диктует религия, и ценности, которые диктует семья, национальные традиции и прочее. Эти студенты были совершенно нормальными молодыми людьми, ортодоксальными иудеями, которые приехали в Ростов-на-Дону учиться, а заодно решили совершить религиозное паломничество по тем местам, где учился и работал какой-то их религиозный авторитет. Естественно, они никому не вредили, но на день или два просрочили регистрацию. Их берут, скопом тащат в суд, решают депортировать, а до этого ― поместить в ИВС [изолятор временного содержания]. Меня попросили выручить, съездить в Ростов. Я приехал. Изолятор хасидам определили в городе Шахты, за тридевять земель от Ростова-на-Дону. Они говорят: «У нас шаббат, нам нельзя в машину садиться». Тут же пригоняют спецназ с дубинками, собираются их силой сажать. Что я мог сделать? Я встал перед спецназовцами, говорю: «Ребята, бить, так всех сразу. И, в отличие от этих [хасидов], я вам какое-нибудь даже сопротивление окажу».

В общем, власти Ростова сжалились, нашли несколько мест в ростовском изоляторе. Проблема в том, что изолятор ― в пяти километрах. Осень, дождь, промозглая погода. Хасиды говорят: «Мы пойдем пешком». «Хорошо, ― отвечают представители власти. ― Вы пойдете пешком, а мы поедем на машинах». И вот представьте себе: спереди машина, сзади, посередине ― цепочкой идут евреи, как в первой половине прошлого века в Германии. Я не сел в машину, а пошел рядом с ними. Но я это геройством не считаю.

Месяц назад большой резонанс вызвал ваш пост «О Бирюлеве».

Знаете, когда я абстрагируюсь от интернета и СМИ, то вижу доброжелательных людей. Но как только я включаю телевизор или радио, мне начинает казаться, что я живу в подобии фашистской Германии, только если б я был евреем. Такая дикая, массовая ненависть, и ты стоишь перед зеркалом и спрашиваешь себя: «Дружище, а что ты здесь вообще делаешь?» Я переехал в Москву в 1993 году, когда мне было десять лет. Тогда движение скинхедов было даже более активным, чем сейчас: в школу я шел максимально безопасными маршрутами. Я прекрасно понимаю, что для этой шовинистской, ксенофобной и исламофобной публики я не просто один из школьников, а потенциальный объект для нападения. И я помню, что после моей работы по делу Ульмана в «Яндексе» на запрос «Мурад Мусаев» сразу вылезала моя фотография с траурной лентой. Я к этому отношусь философски.