Перейти к содержимому

Ангел адвокат

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 557 940
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 499 045

Адвокат ангела, или Дважды не воскресают

Я поправила парик. Он был мне немного мал и все время уползал на макушку. И я страшно боялась, что в любой момент он свалится с головы, и тогда я себя обнаружу. Хотя вряд ли меня кто-то здесь знал. Но во мне все равно жил страх разоблачения, и я ничего не могла с этим поделать. До их приезда оставалось совсем немного времени, минут пятнадцать, не больше. Вряд ли они опоздают: Герда была пунктуальна, как часы. Или, что еще хуже, как электронные часы без малейшего права на неточность. Мне хотелось курить, но требовалось немного потерпеть. Закурю я чуть позже и в другом месте. Правда, сигарета могла бы меня отвлечь от собственных рук, которые я не знала куда девать. Я скомкала уже пару салфеток, на очереди была третья. Я вцепилась в чашку с кофе. Но она была пуста – кофе я выпила еще полчаса тому назад и теперь маялась просто так. Со стороны вообще могло показаться – сидит чокнутая тетка и смотрит то в окно, на улицу, то оглядывает стол, то в свою чашку пялится. Но мне было на это ровным счетом наплевать!

И тут я увидела их. Ширококостную женщину шестидесяти лет в сером пальто и пятилетнюю девочку в прелестном синем пальтишке, с куклой в руках. От легкого осеннего холода ее щеки разрумянились, и она шла, сосредоточенно глядя прямо перед собой и крепко прижимая к себе куклу.

Я сжала чашку с такой силой, что у меня свело пальцы. «Лиза! – мысленно послала я ей сигнал. – Лиза, ну, пожалуйста, посмотри на меня! Я тебя умоляю!» Мой сигнал, разумеется, остался без ответа. Мысли мои лихорадочно заметались, закружились, как стайка пугливых ворон, когда их сгоняют с места.

Мне сразу захотелось сделать одновременно несколько дел: вскочить со стула и рвануть к выходу, пересесть на другое место, чтобы лучше видеть вошедших, или пойти к стойке и заказать еще один кофе, а потом закурить – и плевать на все.

Но я осталась сидеть за столиком. Как пришпиленная.

Дверь кафе открылась. Я слегка повернула голову и уперлась взглядом в женщину, пропустившую девочку вперед.

Я не отрываясь смотрела на Лизу. Она разрумянилась; вид у нее был недовольно-сонный, мол, разбудили и потащили куда-то… «А я хотела остаться дома, – было написано на лице. – И никуда не ходить». Но каждый выходной Герда забирала Лизу и шла с ней в это кафе. Нерушимая традиция.

«Лиза, я здесь, – cигналила я. – Посмотри на меня! Ну что тебе стоит?»

Лиза с Гердой сели за столик в углу, к ним подошел официант. Я видела, как шевелятся губы Герды, как ее суровое лицо становится еще мрачнее из-за необходимости общения с официантом. Как я помнила, она всегда была чем-то недовольна. Моя бывшая свекровь…

Лиза сидела, подперев щеку рукой, и выводила на столе пальцем узоры. Герда что-то сказала ей, и она выпрямилась на стуле с хмурой гримаской.

Идиотка! Что за манера – без конца делать ребенку замечания? По каждому поводу! И считать, что так правильно воспитываешь девочку. Представляю, как она задергала Лизу… Мне хотелось подскочить к Герде, чем-то крепко треснуть ее, схватить в ахапку Лизу и убежать – как можно дальше – вместе с ней.

А что… если… мелькнула в моей голове смутная мысль… Но я тут же прогнала ее.

Лиза ела пирожное, обсыпанное сахарной пудрой, и пила сок из высокого стакана. Она ела медленно, не спеша, посадив куклу к себе на колени. Герда же поглощала свой заказ с таким видом, словно она делала одолжение всему свету. И обслуживающему персоналу кафе в том числе.

Герда наклонилась к Лизе и что-то сказала ей. Ребенок вскинул голову, и на ее лице Лизы отразилось выражение обиды.

Что она сказала ей? Господи, что? Я даже вспотела, разгадывая этот ребус. Парик снова тихонько пополз на макушку, и я поправила его.

Доев пирожное, Лиза взяла куклу и спрыгнула со стула.

И у меня вновь промелькнула одна мысль. Я вынула из сумки сотовый и набрала номер Герды. Та нахмурилась, cловно звонок мобильного никак не вписывался в ее утренние планы. Она взяла трубку, но я нажала на отбой.

О чем бы я могла поговорить с Гердой? Проще было бы подойти к столику и сказать: «Здрасте! Не ожидали?» И увидеть, как на ее физиономии появится выражение злости и раздражения. Крепко же меня не любила эта семейка!

Герда заказала еще кофе. А Лиза, с трудом потянув тяжелую дверь на себя, отворила ее и вышла на улицу.

Первое время после моего приезда в Швецию я никак не могла привыкнуть к тому, что здесь более безопасная ситуация, чем в России, и дети спокойно могут оставаться без присмотра родителей на улице.

Тихо, cтараясь не привлекать к себе внимания, я оставила деньги за кофе на столе и двинулась к выходу.

Решение пришло спонтанно, и я ничего не могла с собой поделать.

Резко рванув дверь на себя, я оказалась на улице. Лиза сидела на скамейке поодаль и что-то напевала кукле. Я подошла ближе. Сердце делало сто пятьдесят ударов в минуту, во рту пересохло.

– Лиза! – Я подошла к ней. – Лиза!

Она вскинула на меня глаза, в них отразилось изумление. И я вдруг сообразила, что – балда! – не сняла парик: ребенок мог меня испугаться! Я поспешно стянула парик и бросила его в сумку.

– Мама? – шепотом спросила Лиза. – Ты здесь?!

Мы с Лизой разговаривали по-русски. Я учила ее русскому языку с того самого момента, когда она начала говорить, несмотря на то, что Берну это не очень нравилось и он все время повторял мне, что я забиваю голову девочки разными глупостями.

Читайте так же:  Землеустроительная экспертиза цена

Она кинулась ко мне со всех ног, я подхватила ее на руки.

– Лиза! – Я целовала ее в холодные щечки и чувствовала, как на моих глазах выступают предательские слезы. – Лиза! Как ты?

– Плохо, – зашептала дочь. – Герда меня все время ругает и ничего не дает делать, она выкинула моего Свона – мишку, ну, ты помнишь?

– Ага! – Я уже не помнила всех ее многочисленных плюшевых мишек, которым она давала разные имена, вся эта плюшевая гвардия размещалась на полках в ее комнате вместе с куклами и игрушечными паровозиками. – И что? – Я наслаждалась звуками Лизиного голоса и радостно-бессмысленно смотрела на нее, жадно отмечая все происшедшие с моей дочкой изменения: выпал крайний зуб слева, теперь там была дырочка. На лбу – слабая царапинка…

– Ты упала? – спросила я, легко тронув ее пальцем.

– Мирта меня цапнула.

– Кто такая Мирта?

– Новая кошка. Она жила у нас, но убежала.

Господи! У моего ребенка – новая кошка, а я ничего об этом не знаю!

– Лиза! – раздался громкий Гердин окрик. – Лиза!

Она уже шла к нам – старая ведьма, изрядно попившая моей крови.

Я резко развернулась к ней.

При моем виде ее лицо вытянулось. А в следующий момент она открыла рот и четко сказала:

– Отойди от ребенка. Ты не имеешь права разговаривать с ней. Только с согласия Берна. Иначе я вызову полицию!

Больше всего меня резанула эта ее невозмутимость. Я была для нее никто, и она даже не хотела тратить на меня свои нервы и эмоции. Она говорила громко, отчетливо, cловно отдавала мне приказания или отгоняла приблудную кошку.

– Я повторяю – отойди от ребенка.

– Слушай… – Я перешла на шведский. – Я приехала к собственной дочери. – Мой голос помимо моей воли и желания предательски дрожит… В эту минуту я презираю себя, но ничего не могу с собой поделать. Этот холодный тон, этот ледяной взгляд, эти замороженные манеры потихонечку пробуждают во мне бешенство.

– Лиза! – уже громче и повелительнее. – Отойди от нее!

– Да как вы смеете! – Я шагнула к Лизе, и мой голос зазвенел от отчаяния: – Это вы отойдите от нее!

Она открыла рот, и ее глаза впились в меня. Но я стойко выдержала этот взгляд.

– Есть приговор судьи, имеется постановление. Ты не должна приезжать сюда без разрешения и согласования с Берном. Понятно?

– Ага! – в моей гортани поднимался истеричный смех. – Не должна, как же! Я мать и хочу видеть свою дочь.

Но Герда уже решительно шагнула к Лизе и дернула ее за руку. Нижняя губа девочки оттопырилась, и я поняла, что сейчас она заплачет.

Адвокат Дэвид Angel

учение визы на въезд в Израиль

Получение законного статуса для упруга/и иностранца/ки для пар живущих в гражданском браке

Виза для родителей пенсионного возраста

Предоставление права на проживание в Израиле иностранным супругам

Визы для пребывания в Израиле и предоставление вида на жительство по причинам гуманитарного характера

Получение статуса для супругов-иностранцев в Израиле

Пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь для того чтобы оставить отзыв.

В Барнауле адвоката Романа Ожмегова вызвали на опрос в Следственный комитет, рассказал «Медиазоне» адвокат международной правозащитной группы «Агора» Алексей Бушмаков.

Ранее подзащитная Ожмегова Мария Мотузная написала в своем твиттере, что адвокату «вменяют» избиение четыре полицейских. По ее словам, дело еще не возбудили, но могут сделать это в ближайшее время.

Бушмаков предположил, что опрос связан со случаем, когда полицейские пытались принудительно доставить еще одного подзащитного Ожмегова Антона Ангела (в прошлом Козлова) на экспертизу в психиатрическую больницу несмотря на то, что решение суда не вступило в законную силу.

«И Рома пытался защитить Антона, видимо, там какая-то перепалка произошла, какая-то стычка, и сейчас по аналогии с Мишей Беньяшом его пытаются привлечь к ответственности», — сказал Бушмаков.

Адвокат добавил, что тогда больница отказалась принимать Ангела, потому что постановление районного суда не вступило в силу.

Позже руководитель «Агоры» Павел Чиков сообщил, что в отношении Ожмегова собираются возбудить дело по статье 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Чиков добавил, что во время инцидента с доставлением в больницу полицейские причинили телесные повреждения адвокату и его подзащитному.

Антон Ангел и Мария Мотузная — обвиняемые в экстремизме (статья 282 УК) из-за публикаций со страницы во «ВКонтакте». «Медиазона» ведет онлайны с заседаний по делу Мотузной в Барнауле.

Барнаул: "интернет-экстремиста" не стали отправлять в психлечебницу

В Барнауле следователь по делу о постах во "ВКонтакте", размещённых Антоном Ангелом, отозвала ходатайство о помещении его на стационарное обследование в психлечебницу спустя три месяца после его подачи.

Назначенное ранее обследование отменил краевой суд. Он пришел к выводу, что Ангел был лишен возможности себя защитить и отправил материалы на доследование, однако гособвинитель решил повторить попытку. Об этом корреспонденту "Сибирь.Реалий" рассказал сам Антон Ангел. По его мнению, новая тактика следствия может объясняться желанием как можно быстрее передать дело в суд. Более того, теперь также может быть рассмотрен вопрос о помещении его в СИЗО.

Адвокат обвиняемого Роман Ожмегов уже несколько дней не выходит с ним на связь. Известно, что ранее он подвергся давлению со стороны правоохранителей и ожидал окончания проверки по делу о нападении на полицейских. Он пытался воспрепятствовать насильному помещению Ангела в психлечебницу сотрудниками полиции. В больнице произошла потасовка. Ее итогом стали заявления в полицию как от лица сотрудников МВД, так и от лица Ожмегова и Ангела.

Читайте так же:  Заявление на установление отцовства и подачу алиментов
СР в Одноклассниках

Уголовное дело о "возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства" на жителя города Заринска Алтайского края Антона Ангела было заведено в апреле 2018 года. Во время обыска в его квартире в Барнауле изъяли четыре телефона, ноутбук, компьютер и флешки. Аналогичный обыск прошел в квартире его матери. Сотрудники МВД предлагали ему оформить явку с повинной, угрожая уголовным преследованием гражданской жены, матери и друзей. Позже следователь Юлия Жукова назначила Ангелу психиатрическую экспертизу и стала настаивать на его помещении в стационар.

В регионах Сибири и Дальнего Востока периодически возникают уголовные дела по обвинению в экстремизме, связанные с размещением материалов в социальной сети, чаще всего во "ВКонтакте". В августе 2018 года стало известно сразу о четырех уголовных делах за лайки и репосты, которые были заведены на пользователей "ВКонтакте" барнаульским Центром по противодействию экстремизму.

По 282-й статье (предусматривает наказание до 6 лет лишения свободы) за репосты и лайки в социальных сетях к уголовной ответственности в 2017 году привлекли 461 человека. 3 октября президент России внес в Государственную думу законопроект, который частично смягчает наказание по статье о "возбуждении ненависти либо вражды".

Ангелов Валерий Николаевич

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Ангелов Валерий Николаевич, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Ангелов Валерий Николаевич. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Ангелов Валерий Николаевич и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

ДАРЬЯ МАЦКЕВИЧ: АДВОКАТ И АНГЕЛ

"Прима-ТВ" была не только первой частной телекомпанией в Красноярске, но и одной из первых в стране. В Министерстве печати ее зарегистрировали пятой или шестой по счету. Изначально ее программы выходили на втором канале, после того, как заканчивалась программа телеканала "Россия". Там начинала Марина Добровольская, да и многие другие. Потом появились иные телекомпании. Так появление одной-единственной группы "Мираж" когда-то породило расцвет отечественной попсы.

Какое-то время "Прима" пребывала в состоянии царствующей, но не правящей королевы. Более юные телекомпании развивались динамично, захватывали рынок, революционизировали сознание, а "Прима" уходила в классику - почтенную, но малоизвестную широким массам. Все было как у всех - новости, авторские программы, заставки. Но все это было до ужаса консервативно. Стиль ветшал.

Все изменилось прошлым летом. Сменился собственник, сменилось руководство. На канале появились новые лица. Да, конечно, важна еще и "упаковка" - оформление студии, заставки. Но даже самую навороченную студию угробит унылый текст и кислая физиономия ведущего с партийно-хозяйственным стажем.

Сегодня "Приму" или "11 канал" приятно смотреть. И в этом - немалая заслуга ведущих и корреспондентов. Одна из них Дарья Мацкевич.

Вероятно, самая красивая телеведущая в Красноярске, она приехала сюда из Златоуста в конце девяностых, поступила на юрфак КГУ. Юриспруденция - это наследственное, мама Дарьи - адвокат с 20-летним стажем работы. В 19 лет Даша впервые пришла на "Приму-ТВ", полгода отработала на чистом энтузиазме. Затем было краевое телевидение, программа "Икс", и, как она сама говорит, "ма-аленькая спортивная программа". Работала три года спецкором, совмещая с учебой. Там и познакомилась с Ириной Третьяковой, нынешним руководителем информационного вещания "Прима-11 канал". После защиты диплома в 2000 году подалась в адвокатуру - и до сих пор, кстати, работает адвокатом. В основном по уголовным делам. Вкус победы ей знаком - новичкам везет, говорит. Сложность или скабрезность дел ее не пугает, Дарья очень хладнокровная, шокирует ее не жестокость и цинизм преступлений, а то, как неблагодарно относятся люди к тому, что имеют. Как равнодушны родители к своим оступившимся детям. Частенько ей приходится рассказывать родителям, какие замечательные у них дети - или могли бы быть замечательными.
Работа на телевидении для нее - наркотик.

"Первое время, когда вернулась сюда, я улыбалась и не могла остановиться, у меня глаза горели!"

Странное и пьянящее чувство, когда находишься на месте события (Дарья не только ведущая, но и корреспондент) и сквозь тебя проходит время, ощущаешь свою причастность ко всему и ко всем. Выпасть из этого для нее - все равно, что впасть в кому. Телевидение, вообще журналистика, считает она - сильнейший рычаг воздействия на конкретную житейскую проблему. Вот был случай, когда проходимец, выдававший себя за пастора, семь лет держал женщину в рабстве, и нигде она потом не могла добиться правды. А после расследования "Примы" милиция сама пришла к несчастной, на пастора завели уголовное дело.

"Меня задевает, когда считают, что журналистам только жареное подавай, что они вечно все исковеркают и переврут".

Самые болезненные для нее сюжеты - про то, как страдают дети. Взрослые, в конце концов, сами выбирают себе судьбу, дети же - невинны. У Даши растет сынишка, Яков, ему сейчас год и девять месяцев. Отличный парень, говорит, хулиганистый в меру, меня на телеэкране узнает, встает перед телевизором и говорит - мама! К сожалению, сына Даша видит часто только спящим, работа забирает все время, нянчится с Яшей вторая Дашина мама, свекровь. Муж Алексей - бизнесмен, спокойный, рассудительный, надежный. С первой встречи они поняли, что должны быть вместе. И пока ни разу об этом не пожалели.

Даше часто говорят, что она похожа на Бритни Спирс. Сама она никакого сходства не находит, но смирилась, даже муж одно время звал ее Бритни, "так что это, видимо, мой крест". Завзятая меломанка, знаток Фила Коллинза, Питера Гэбриэла, любительница раннего, "черного" Майкла Джексона, почитательница соула и ритм-энд-блюза, Дарья не воспринимает Бритни Спирс в принципе.

Читайте так же:  Доверенность на деловые линии на забор груза

Раньше она много читала, еще в школе увлеклась учением Фрейда, затем был Ницше. Из классики неизгладимый след оставили Ремарк, Моэм, Бальзак. А для отдыха читает Викторию Токареву, тоже раннюю: "Так светло, так по-доброму смотреть на мир мало кто умеет. Хочется плакать от счастья. "

А в жизни она еще красивее, чем на телеэкране.

Стационар для Ангела

В Барнауле назначена уже вторая психиатрическая экспертиза для «экстремистов»

Антон Ангел. Фото из архива

Антона Ангела — жителя города Заринск в Алтайском крае — судят по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды) за репосты в социальных сетях «антисемитских записей». В пятницу сотрудники Центра «Э» насильно отвезли его в лечебницу для проведения стационарной психиатрической экспертизы, которая рассчитана на 30 дней. При этом официального документа от суда, отправляющего Ангела на экспертизу, пока нет. Суд первой инстанции уже вынес постановление, но в октябре состоится рассмотрение апелляционной жалобы. Следователь Юлия Жукова не приняла этот факт во внимание и уже сейчас подписала приказ о принудительном помещении мужчины в стационар.

В пятницу около 12 часов дня Антон Ангел собирался поехать в больницу, чтобы обсудить с лечащим врачом дату операции на ноге: у него диагностировано несколько межпозвоночных грыж — из-за этого он медленно и тяжело передвигается. Когда Ангел уже садился в машину, к нему подошли пятеро мужчин, которые представились сотрудниками Центра по противодействию экстремизму. По его словам, они помахали перед лицом «бумажкой с подписью следователя», где было сказано, что Ангела нужно срочно в принудительном порядке доставить на стационарную психиатрическую экспертизу. Его засунули в машину и повезли в лечебницу. Когда подъехали к воротам, туда уже успел приехать адвокат Ангела Роман Ожмегов. Ожмегов рассказал «Новой», что он встал в калитку железных ворот и не давал «эшникам» засунуть в них своего подзащитного:

— Я держал Антона, чтобы его не запихнули, а он в это время поддерживал свою ногу, которая практически не функционирует из-за болезни. Она начала совсем отниматься, потому что «эшники» давили его в спину. Потом начали мне заламывать руку. Но, слава богу, я заранее вызвал полицию, и они вовремя приехали.

Сначала Ангел с адвокатом поехали в отделение писать заявление на действия сотрудников Центра «Э», а затем Ангела отправили в травмопункт, так как ногу при задержании все-таки повредили. Ожмегов назвал произошедшее «самоуправством следователя Жуковой», которое они вовремя успели пресечь: «Так понятно, что все бы закончилось психлечебницей», — заключает Ожмегов.

Антон Ангел. Фото из архива

Две недели назад суд отправил на принудительную психиатрическую экспертизу другого обвиняемого за мемы в «ВКонтакте» — жителя Барнаула Андрея Шашерина. Шашерин в разговоре с корреспондентом «Новой» сказал, что это личная месть следователя Антона Костырко за то, что Шашерин отозвал признание вины. Следствие посчитало, что в его случае было невозможно ограничиться амбулаторной экспертизой, которая длится около часа, — для исследования психического состояния Шашерина требуется больше времени и нужна стационарная экспертиза. Со дня на день он ждет повестки в стационар.

Странно вел себя: не сознавался и заявлял ходатайства. «Барнаульского экстремиста» отправляют на психиатрическую экспертизу

Аргумент про недостаточное количество времени на экспертизу следствие привело и в случае Ангела. Только по поводу него суд никакого окончательного постановления пока вынести не успел — 12 августа было вынесено первое постановление о помещении в стационар, но на 12 октября назначено рассмотрение апелляционной жалобы. Адвокат Ангела Роман Ожмегов рассказал «Новой», что поместить в стационар можно только по решению суда:

— Но никак не по решению следователя, как это было сказано в бумагах Центра «Э». У нас в законе есть одно «но»: окончательным постановлением считается документ, который подписан судом уже после рассмотрения апелляционной жалобы, когда решение вступает в силу.

Прощай, 282-я? Призывы к декриминализации «экстремизма» становятся все громче

Напомним, что у Антона Ангела провели обыск в квартире еще 13 апреля — изъяли телефоны, ноутбук, флеш-карты. Все из-за репостов в сети «ВКонтакте» материалов, которые по отдельности не включены в список запрещенных «экстремистских» публикаций в Сети, но, согласно заключениям эксперта: «содержат признаки враждебного отношения к группе лиц на основании их принадлежности к евреям». Ангел рассказал, что следователь Жукова проинформировала его о том, что на протяжении года за его страницей следили сотрудники Центра «Э» и «наличие этих изображений в совокупности позволило экспертам сделать выводы о его негативном отношении к евреям». Сам Ангел считает, что стал объектом пристального внимания сотрудников Центра «Э» из-за своей гражданской деятельности: как член партии ЛДПР он неоднократно писал жалобы на «действия и бездействие» главы города Ивана Терешкина.

В Алтайском крае случай Антона Ангела не единственный. В Барнауле рассматриваются уголовные дела против уже упомянутого Андрея Шашерина, Марии Мотузной и Даниила Маркина. Последних судят еще и за «оскорбление чувств верующих» — из-за публикации мемов о патриархе и других священнослужителях. По статье 282 («возбуждение ненависти либо вражды») обвиняемым грозит до пяти лет лишения свободы, по 148-й («оскорбление чувств верующих») — до года лишения свободы.

Экстремизм на репостном масле. В суде может оказаться каждый пользователь соцсети. Репортаж из Барнаула, где суды за картинки поставлены на конвейер

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.