Перейти к содержимому

Был ленин юристом

Был ленин юристом

В этом году мы вспоминаем смерть Владимира Ильича Ленина, которая наступила девяносто лет назад. А в ноябре будем отмечать 150-летний юбилей российской адвокатуры. Ленин - юрист по образованию, при этом на пути в профессию он прошел через многие трудности и проявил незаурядную настойчивость. Несколько лет он отдал работе помощником присяжного поверенного, самостоятельно провел значительное количество гражданских и уголовных дел.

В постсоветское время появилось немало легковесных статей, где Ленин в качестве юриста представляется этаким малограмотным недоучкой, не добившимся успехов на адвокатском поприще. А особо "информированные" писаки сомневаются, что Ленин вообще где-либо учился. Антисоветский и антиисторический заказ этих "творений" не вызывает сомнений. Понятно, что они весьма далеки от истины.

Существует несколько версий, объясняющих желание Владимира Ульянова избрать адвокатуру своей профессией. Возможно, он находился под впечатлением скорого и неправого суда (точнее - расправы) над своим старшим братом Александром, которому фактически было отказано в праве на судебную защиту (приглашенный семьей Ульяновых известный адвокат Пассовер не был допущен судом к защите, в результате Александр отказался от защитника). Брат казненного за подготовку покушения на царя вряд ли мог рассчитывать на работу судьей, прокурором или следователем. Да и убеждения Владимира Ульянова не позволяли ему стать частью репрессивной системы царизма. Оставалась присяжная адвокатура, "свободная профессия". Думается, что работа присяжным поверенным привлекала В.И.Ульянова тем, что позволяла заниматься правозащитной деятельностью, защищать интересы наиболее обездоленных и незащищенных слоев общества, встречаться с ними, беседовать, стараться понять их чаяния и надежды. Также свободная профессия давала достаточное время для изучения трудов европейских и отечественных революционеров, готовить самого себя для избранного пути профессионального революционера. Адвокатура давала возможность легально утвердиться в обществе и, наконец, добыть средства для существования своей семье (кроме пенсии отца, семья не имела доходов).

По мнению автора книги "В.И. Ленин-юрист" И.Б. Стерника, В.И. Ульянов "избрал родом своей деятельности адвокатуру и потому, что она позволила использовать суд как учреждение, в котором, против воли его деятелей, объективно вскрываются язвы буржуазно-помещичьего строя, публично освещаются общественно-политические нити преступления; учреждение, способное дать ценный фактический и, следовательно, неопровержимый материал для критики тогдашнего строя".

После окончания университета в 1892-1893 годах Владимир Ульянов работал помощником самарского присяжного поверенного (адвоката) А.Н. Хардина, ведя в большинстве уголовные дела, проводил "казённые защиты". Хардин был известен в Самаре как либеральный общественный деятель и просветитель. Он не побоялся принять на службу "брата повешенного". Кстати, Андрея Николаевича Хардина знали в родном городе как сильного юриста, а во всей стране как выдающегося шахматиста (дружил и играл с самим Чигориным). В 1889 - 1892 годах среди участников шахматных турниров и консультационных партий, проводившихся в доме Хардина в Самаре, бывал и помощник присяжного поверенного Владимир Ульянов.

5 марта В. Ульянов впервые выступил защитником по делу крестьянина В.Ф. Муленкова, обвинявшегося в том, что в бакалейной лавке "ругал поматерно бога, богородицу, святую троицу, затем государя императора и его наследника, говоря, что государь неправильно распоряжается". Владимиру Ульянову удалось оспорить почти все доказательства по делу и вместо каторги Муленкову смягчили наказание до 1 года заключения. Выдающийся результат!

Впоследствии В.И. Ульянов защищал преимущественно людей неимущих, обвинявшихся в кражах (чему были объективные причины - в Центральной России свирепствовал голод). По большинству дел удавалось существенно смягчить приговор (защита крестьян М.В. Опарина, Т.И. Сахарова, М.С. Бамбурова, отставного солдата Василия Красноселова и др.)

Владимиру Ильичу удалось добиться смягчения наказания отставному офицеру, участнику Русско-турецкой войны Языкову, обвинявшемуся в преступной халатности на железной дороге, повлекшей человеческие жертвы. Молодой юрист В.И.Ульянов изучил сложнейшую техническую документацию и разобрался в запутанной систе- ме административных отношений железнодорожной бюрократии, объяснил случившееся как результат сбоя порочной системы. Суд согласился с доводами защиты, обвинение Языкову изменил и назначил самое мягкое наказание - 100 рублей штрафа.

По одному из дел В.И.Ульянов выступил в качестве обвинителя самарского купца Арефьева в самоуправстве. Арефьев - местный олигарх, владелец переправы через Волгу, помешал переправиться на другой берег плывшим в лодке В.И.Ульянову и мужу его сестры Марку Тимофеевичу Елизарову - впоследствии известному революционеру, народному комиссару путей сообщения РСФСР.

Дело широко освещалось в самарской прессе, обвинявшей Арефьева в том, что он "считает Волгу своей монополией и никому, кроме его парохода, не позволяет перевозить через нее пассажиров". В данном деле В.И.Ульянов проявил незаурядные напор и настойчивость, выиграл его (купец-самодур просидел под арестом тридцать дней) и, как отмечают исследователи, показал те черты характера, по которым он известен нам как политический деятель.

Вскоре молодой помощник присяжного поверенного В.И. Ульянов стал довольно известной личностью в Самаре, его называли "мужицким правозаступником". Несмотря на то, что В.И.Ульянов вел в основном уголовные дела (в Самарском окружном суде он провел 14 уголовных и 2 гражданских дела), его "патрон" А.Н. Хардин не раз утверждал, что из его помощника выйдет со временем "выдающийся цивилист". Нужно отметить, что выдвигаемые в современной периодической печати "обвинения", что Ульянов "не выиграл ни одного процесса", не соответствуют действительности. Подсчитано, что в 5 случаях В.И.Ульянов добился оправдания для пятерых своих подзащитных; 1 дело при содействии адвоката было прекращено примирением сторон; для 8 обвиняемых удалось добиться смягчения наказания. Также были выиграны два сложных гражданских дела. Это, можно сказать, великолепный результат для начинающего адвоката.

Как отмечала А.И.Ульянова-Елизарова, "годы жизни в Самаре и еще ранее год в Казани являлись лишь подготовительными для его работы, разлившейся затем так широко. Но эти годы были, вместе с тем, самыми важными, пожалуй, годами в жизни Владимира Ильича: в это время складывалась и оформлялась окончательно его революционная физиономия".

В.И.Ульянов стал революционером. А эта деятельность требовала большего простора и, разумеется, этому способствовал переезд в столицу. В 1893 году В.И.Ульянов приехал в Санкт-Петербург, где устроился по рекомендации Хардина помощником к известнейшему присяжному поверенному М. Ф. Волькенштейну. О делах, проведенных В.И.Ульяновым в столице, сведений не сохранилось, так как здание Петербургского окружного суда, в котором находились архивы Совета присяжных поверенных, было сожжено во время Февральской революции. В анкете делегата X съезда РКП(б) 7.03.1921 г. в графе "бывшая профессия" Ленин указывал: "помощник присяжного поверенного 1891-1895, журналист 1893-1917. Адвокатской практикой В.И. Ульянов занимался вплоть до своего ареста 9 декабря 1895 г., а отчислен из состава присяжных поверенных уже после вынесения приговора и отправки в ссылку в 1898 году.

И позднее Владимир Ильич не забывал "бывшую профессию", в ссылке в Шушенском он втайне от властей консультировал местных крестьян и товарищей-ссыльных (в частности, по делу Базиля), составляя им юридические документы. В 1922 г. В.И. Ленин вспоминал: ". когда я был в Сибири в ссылке, мне приходилось быть адвокатом. Был адвокатом подпольным, потому что я был административно-ссыльным, и это запрещалось, но так как других не бы-ло, ко мне народ шел и рассказывал о некоторых делах".

Е.А. Скрипилев рассказывает, что уже в эмиграции В.И. Ленин использовал свои юридические познания для помощи товарищам. В 1907 г. он помог политэмигранту Н. А. Семашко избежать выдачи царскому правительству.

Однако, не вызывает сомнений, что В.И. Ульянов разочаровался в буржуазной присяжной адвокатуре, посчитав, что такая работа не приведет к быстрому освобождению рабочего класса. Он пошел другим путем.

В.И. Ленин как юрист (возвращаясь к напечатанному)

". Народу России надо, кстати, быть осторожнее, двигая во главу государства юристов. От них одни беды стране. Такая закономерность: был во главе государства юрист — Александр Керенский — дело закончилось октябрьским переворотом. Потом был юрист Владимир Ульянов (Ленин) — он создал ГУЛАГ и утопил пол-России в крови..."

Мне еще в комментариях некоторые читатели писали о том, что профессия юриста была не предопределяющей для Владимира Ильича, тем более соответствующий факультет Ленин закончил экстерном.

А тут недавно попалась на глаза статья "Владимиру Ильичу уже успели вспрыснуть морфий" (опубликовано в журнале "Коммерсантъ-ВЛАСТЬ", автор публикации обозреватель Евгений Жирнов), которая была подготовлена на основании неопубликованных воспоминаний сестры В.И. Ленина - Марии Ильиничны Ульяновой.

Вот как вспоминает сестра отношение самого В.И. Ленина к своему юридическому образованию (дело происходит после Всероссийского съезда Советов в декабре 1921 года).

". Владимир Ильич заявил после окончания заседания съезда, что надо куда-нибудь поехать отпраздновать этот успех, и мы отправились вместе с находившимся в Большом театре Н. И. Бухариным в Метрополь, где он жил тогда. Владимир Ильич был очень весел и оживлен. Он с большим юмором принялся рассказывать нам о своей недолгой юридической практике в Самаре, о том, что из всех дел, которые ему приходилось вести по назначению (а он только по назначению их и вел), он не выиграл ни одного и только один его клиент получил более мягкий приговор, чем тот, на котором настаивал прокурор. "

Вот собственно и всё. Ну, и причем тут юридическое образование?

На какие деньги жил Ленин

По современной классификации Владимир Ленин был классическим дауншифтером — до 1916 года он существовал на ренту от семейного имущества, лично на него в год выходило до 1500 рублей. Был в его биографии и 5-летний период, когда он управлял собственным имением.

Жизненный путь Владимира Ильича Ленина и сегодня должен оставаться примером для пламенных оппозиционеров в России. И не только в плане революционного фанатизма, самообразования (к примеру, Ленин в совершенстве знал немецкий и на очень хорошем уровне ещё 5 иностранных языков), менеджерских качеств. Ещё один важный аспект его жизни: он никогда не был наёмным работником (за исключением очень краткого периода работы юристом) и почти никогда — бизнесменом. Это позволило ему не зависеть от прихотей государства, в свою очередь государство и разного рода начальники ни имели никаких экономических рычагов давления на Ленина. Экономическая независимость — залог личной независимости человека.

Читайте так же:  Жалоба на сброс отходов

Основу существования Ленина составляла рента от семейного имущества. Но был в его жизни период, когда он даже поработал на земле. Кстати, из этого жизненного этапа он вынес один важный вывод: русское крестьянство (с которым он столкнулся вплотную) не может быть движущей силой революции.

Весной 1889 года мать Ленина, Мария Александровна покупает небольшое имение в Алакаевке, деревне, что находилась в 40 километрах от Самары. Покупка обошлась недорого — всего в 800 рублей. Забегая вперёд, скажем, что через 10 лет это имение было продано матерью Ленина за 3500 рублей.

Имение это обошлось недорого вот почему. Этой землёй владел богатый старообрядец, золотопромышленник Сибиряков — всего около 1200 гектар. Он разделил эту землю на участки, которые за относительно небольшие суммы стал продавать состоятельным народовольцам. И сам Сибиряков, и народовольцы считали, что эти небольшие имения станут сетью социалистических коммун — т.е. построение социализма надо начинать с себя.

Ленин в австро-венгерском, польском городке Закопане, 1913 год

Итак, в управление 19-летнему Володе Ульянову попали 45 гектар земли и молочная ферма в 14 коров. Коровы, кстати, были выписаны из Германии и давали фантастические по меркам Поволжья удои — 2500-3000 литров молока в год (беспородные крестьянские бурёнки — 800-1000 литров год). Как полунемцы, Ульяновы сделали и небольшой сырный заводик — в Поволжье, да и в России автохтонное население не знало, что такое сыр. Также в имении было 6 лошадей, из них 4 — датских тяжеловоза, способных таскать тяжёлый плуг (этот плуг вспахивал землю на глубину 35 см, автохтонные слабосильные лошади — только на 10-18 см).

Из 45 гектаров 30 отводилось под пастбище и культурный сенокос (засеянный клевером), ещё 15 — под овёс и пшеницу, которые должны были идти тоже на корм коровам и лошадям).

По бизнес-плану Марии Александровны, это имение могло давать в год до 2 тыс. рублей чистого дохода (только сыра предполагалось делать до 1 тонны в год).

Но русская реальность оказалась далека от немецких идеалов Ульяновых. Уже в июне местные крестьяне украли лошадь-тяжеловоза, а в июле — 2 коров. Расследование полиции не дало результатов, видимо, животные были съедены ворами.

В имении предполагалось использовать батраков, в основном местных малоземельных крестьян. Но те работали их рук вон плохо: если пахать они ещё кое-как могли, то ухаживать за немецкими коровами и датскими лошадьми — никак. В августе 1889 года, к примеру, две коровы заболели маститом (воспалением вымени). Сказалась и природная мягкость Владимира Ленина — там, где помогла бы только палка, он ограничивался словом.

В итоге Ульяновы вынуждены были нанять австрийского управляющего, а имение в год давало только около 400 рублей чистого дохода.

Впрочем, в течение 5 лет Владимир Ленин участвовал в жизни своего имения: выписывал семена клевера из Восточной Пруссии, хлопотал о доставке туков (так тогда называли химические удобрения).

В конце концов, через 5 лет имение было всё же продано некому Данилину. И как позже оказалось, Ульяновы оказались удивительно прозорливыми: в революцию 1905-06 года имение в Алакаевке было сожжено крестьянами, а помещик Данилин убит. Не пощадили крестьяне тогда имения ещё двух социалистов. Эксперимент Сибирикова провалился.

Ленин играет в шахматы на острове Капри, в гостях у Горького, 1908 год

Зато другое имение Ульяновых — в Кокушкине (доставшееся им от деда по материнской линии) — давало исправный доход (до 2000 рублей в год; следили за ним двоюродные брат и сестра Ленина — Ардашевы, а управляющим был чех Крушвиц).

Время от времени Владимиру Ленину приносила доход переводческая и литературная деятельность. Так, за свою книгу «Развитие капитализма в России», вышедшую в издательстве Водовозовой тиражом 2400 экземпляров, он получил 120 рублей и ещё впридачу бесплатно несколько немецких книг, необходимых ему для работы. Случались у Ленина и курьёзные работы. Так, в 1904 году в Женеву, где тогда проживал Ленин, из России приехал большевик Валентинов. Ленин устроил его работать носильщиком на вокзал. Валентинов плохо знал французский язык и не ориентировался в местной жизни, и тогда Ленин в течение 3-х дней толкал вместе с ним тележку, попутно обучая Валентинова. Наградой Владимиру Ильичу стали 3 швейцарских франка за работу носильщиком.

Другой такой необычный «заработок» — судебная тяжба во Франции. В декабре 1909 года он поехал на велосипеде в Жювизи-сюр-Орж, что в 15 километрах от Парижа, смотреть на полёт аэроплана. По дороге домой его сбил автомобиль. Ленин сильно ушибся, а велосипед превратился в металлолом. К счастью, нашлись свидетели аварии, и Ленин решился добиваться компенсации через суд. Желание добиться справедливости подогревало и марксистское чувство — водитель оказался виконтом. В итоге суд присудил виконта купить Ленину такой же, но новый велосипед, а также 115 франков моральной компенсации.

С образованием РСДРП, Ленин начинает получать деньги от партии. Точнее — от марксиста Александра Богданова, бывшего финансистом партии. Но получка была нерегулярной (обычно это были не очень большие деньги — 50-70 рублей в месяц) и, главное — Ленину часто приходилось отказываться от этих денег, если превалировали интересы партии — финансирование печати, помощь политэмигрантам, приезжавшим из России в Швейцарию без копейки денег.

Ленин на острове Капри, играет в шахматы с большевиком Богдановым

Но всё же основным доходом для Владимира Ленина стала семейная рента. Это был доход от имения в Кокушкине, а также от другой недвижимости, управляемой матерью. Как правило, она пересылала Владимиру 300-500 рублей 3-4 раза в год.

Другой неожиданный источник ренты пришёл со стороны родителей жены Ленина — Надежды Константиновны Крупской. Семья Крупской не была богата: отец отставной офицер, мать, Елизавета Васильевна — автор книжек для детей. Сама Елизавета Васильевна находилась на иждивении Ленина и Крупской, проживая с ними в эмиграции. Но в конце 1913 года умирает сестра Елизаветы Васильевны, и оставляет той наследство почти в 7 тыс. рублей. Однако около 3 тыс. рублей из этой суммы было истрачено на операцию Надежды Крупской — та страдала базедовой болезнью, и её оперировал в Берне профессор Кохер (кстати, лауреат Нобелевской премии по медицине 1909 года). Отступая от темы, скажем, что операция хоть полностью и не излечила Надежду Константиновну, но болезнь прогрессировать перестала.

Надо отдать должное, из оставшихся 4 тыс. рублей от наследства Ленин в конце 1915 года отдал 1 тыс. рублей на возобновление издания газеты «Социал-демократ».

Самый тяжёлый период в жизни Ленина — 1916 год: в июле этого года умирает его мать, управление рентой переходит к сестре Анне, но война резко сократила поступления от найма принадлежащего им имущества. В конце 1916 года Владимир Ленин и Надежда Крупская со свинины и говядины переходят на конину, новая одежда не покупается, приобретаются самые дешёвые писчие принадлежности. Партия была практически разгромлена в России, поступления средств от неё политэмигрантам прекратились.

Продержаться это трудное время Ленину и Крупской помогла помощь с неожиданной стороны — от эстонского националиста Александра Кескуэлы. С октября 1916 года по февраль 1917 года он перечисляет им примерно по 100 рублей в месяц. Позднее, антибольшевики утверждали, что через Кескуэлу деньги передавал бизнесмен Парвус, член левого крыла германской социал-демократии, а через Парвуса — немецкий Генштаб (основанием служило то, что Кескуэла был приятелем немецкого посланника в Берне барона Гисберта фон Ромберга).

Ленин в 1914 году, под австро-венгерским Краковом

Ну, а с февраля 1917 года Ленин снова получает бесперебойное финансирование, но это уже была плата не за дауншифтинг, а за государственную работу.

Его уж нет, а те, кто вживе, А те, кого оставил он, Страну в бушующем разливе Должны заковывать в бетон. Для них не скажешь: «Ленин умер!» Их смерть к тоске не привела.

И каждый с улыбкой угрюмой Смотрел мне в лицо и в глаза, А я, отягченный думой, Не мог ничего сказать. Дрожали, качались ступени, Но помню Под звон головы: "Скажи, Кто такое Ленин?" Я тихо ответил: "Он - вы".

Необыкновенный народный вождь, вождь исключительно благодаря своему интеллекту.

Ленин (Владимир Ильич Ульянов aka Зеэв Элияhович Бланк, евр. рас. ולדימיר לנין ,1870 — 1924 живее всех живых!) — вождь пролетариата, создатель совка, чуваше-калмыко-русский шведо-немце-еврей, эпический тролль в кепке, гриб. Для одних — «самый человечный человек», для других — «холодная машина революции».

Значимость™ ленинского троллинга труднопреувеличиваема и многогранна, но в наши дни выражается преимущественно в форме острейших анальных болей у разнокалиберных отклонутиков либерастической, монархической и фашистской политических ориентаций, выражающихся в отчаяных попытках имеющиеся стопятсот стихов о Ленине заменить своими, но с рифмами на «пидор». И этот троллинг, взращённый на личности Гриба, его мнимых и реальных словах и деяниях — и есть «Великое Ленинское Наследие»™. Хе-хе… Еврейской крови в Ильиче — не более восьмой, что даже по законам Третьего Рейха не делает его жыдом, а психически нормальным людям неинтересно вовсе.

Читайте так же:  Приказ мвд рф 280 дсп от

Детство, отрочество, юность

Внести свет ярости, а не мести

Родился в 1870 году в Симбирске. Происходил из почти дворянской семьи: дворянство Илье Ульянову было пожаловано по выслуге лет и достижении ранга действительного статского советника, а не унаследовано. Ради правды надо добавить, что дворянство Ульянова-старшего имело право передаваться по наследству, и юридически Ленин — потомственный дворянин, чем обязан всецело отцу, который был сыном крепостного и пришел к небывалому успеху по нормальным меркам. Будучи де факто из «среднего класса», небедной семьи, Володя учился в гимназии, где был… ботаником. Учился отлично, но омегой не был. Учёба давалась легко, среди соучеников пользовался уважением, но никаких революционных идей не имел начисто. Был спокойный, замкнутый, с другими не общался. Приписанные слова Маяковского: «мы пойдем другим путем» — сказать не мог, ибо вообще не знал о деятельности старшего брата. Казнь брата стала шоком для всей семьи и личной трагедией, родившей Ленина-политика.

Володя поступил на юрфак Казанского университета, откуда через три месяца был исключён за участие в протестах против нового устава и отправлен домой, к родителям. Через четыре года таки получил экстерном диплом юрфака уже СПбГУ и смог устроиться на работу помощником присяжного поверенного, отчего люто-бешено невзлюбил всех адвокатов мира, высказываясь о них так: «Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает» [1] . Впоследствии работал журналистом.

До повешения брата Володя был умным, тщательным и дисциплинированным мальчиком, состоящим в обществе Сергия Радонежского (sic!), после — как с цепи сорвался. Убедившись на примере брата (о котором ниже), как опасно покушаться на правящих царей, решил «пойти другим путём» и организовать rеволюцию. Мануалом послужили труды Маркса и компаньона. Володя задрачивал их огромное количество часов способом работы с конкретным материалом сельскохозяйственной отрасли, результатом чего позже стала книжка с названием «Развитии капитализма в России». По его выкладкам получалось, что рабочий класс бунтовать и бастовать будет, как это и раньше было, но без людей, сознательно выражающих эти идеи, революция скатится в треш, угар и содомию контрреволюции: «Больше зарплаты и поднять на вилы вот конкретно этого» — поскольку население России, которую мы потеряем, было неграмотное, необразованное, то и формы протеста будут уже не как в Германии с оркестром и флажками. А задача состоит в том, чтобы внести свет и разум в эту поднявшуюся человекозвериную массу. За такие взгляды Володя быстро получил путевку в Шушенское, где бесплатно и незаконно занимался адвокатской практикой среди неспособных правильно заполнить бланк.

Базой для продвижения этой идеи Володя Ульянов избрал маленькую, уютную и никому не известную Российскую социал-демократическую рабочую партию, которую к тому же расколол на своих большевиков и чужих меньшевиков. Злые языки утверждают, что очень уж хотелось поиметь собственную партию с кассой и политическими проститутками, однако собственной сектой, в отличие от современных троцкистов, дело отнюдь не ограничилось.

В дальнейшем Володя Ульянов стал известен как писатель Николай Ленин, и кличка сия позже прилипла намертво. Под одной из версий, «Николай Ленин» — имя одного из его сторонников, отдавших ему паспорт для миграции из России. Закрепилась она за ним потому, что, когда в 1900 году он принял активное участвие в создании первой революционной газеты «Искра», которую тогда мало кто читал, ибо 70% населения были неграмотны, а царская охранка не спала. Свои статьи первые несколько лет (например, «Что делать?» 1902 года) он для конспирации подписывал именем «Н. Ленин». Когда же надобность скрываться отпала, он, чтобы сохранить авторство старых статей за собой, стал подписываться «В. Ульянов (Ленин)». В 1903 году поучаствовал на втором съезде РСДРП, где со счетом 6:1 (по количеству принципиальных вопросов) победил соратников и де факто создал новую радикальную партию — большевиков.

Первая революция

Во время русско-японской войны сразу сказал, что страна прогнила настолько, что япошек ниасилит. После поражения в войне, архинеудачного подноса Петиции и расстрела верноподданнической манифестации началась война между господами и охуевшим от такого расклада норотом. По приказу царя в Москве и Питере против разбушевавшегося быдла были применены артиллерия, кавалерия и прочие вундервафли. Сам Гриб в те зловещие годы отметился лишь призывами отомстить за мозги рабочих на мостовой, а петроградским Советом рулил Лейба, да и экстерминатус тогда творили не большевики, хотя именно они впервые сделали что-то организованное на Красной Пресне. На всём протяжении ветки Казанской железной дороги карательный отряд царского режима действовал в соответствии с официальным приказом: «арестованных не иметь и действовать беспощадно. Каждый дом, из которого будет произведен выстрел, уничтожать огнем или артиллериею» — и вырезал почти всё население окрестных станций, чем в каком-то смысле вошёл в историю как железнодорожный маньяк. Ленин не успел к горячему пирогу, немного повякал, поездил, понял, что ниасилит.

Дальше было хуже. Николай II хитро разрешил небыдлу размышлять о Роиссе-матушке, организовав Государственную думу. Для тех, кто размышлять не хотел, то есть для большевиков и эсеров, был издан указ об ужесточении ношения огнестрела, существенно усложнивший весёлые пострелушки из-за угла по заебавшим чиновникам. Реальная судебная практика выглядела так: обнаруженный браунинг => расстрел на месте => запись об оказанном сопротивлении в протокол. Итог — революционное движение пошло на спад. Выбрали Государственную Думу, но потом взяли её и распустили, потому что она получилась неправильная. Собрали вторую Думу, которая получилась более подходящая, но тоже недостаточно хорошая, и её тоже распустили. Третья получилась уже вполне годная, потому что выборы были с крайне жёстким распределением как по имущественному, так и сословному цензу. Она, разумеется, никакие реформы не пропускала в принципе, и сразу стала никому не нужна. В январе 1908 Ленин съебался за границу, где, как когда-то в Шушенском, читал Пушкина и задрачивал Гегеля том за томом.

Первая империалистическая

Не могу представить себе другого человека, который, стоя так высоко над людьми, умел бы сохранить себя от соблазна честолюбия и не утратил бы живого интереса к простым людям.

Владимир Ильич Ленин, как известно, по образованию юрист. Начинал учёбу в Казанском университете, а диплом получил после сдачи экстерном экзаменов на юрфаке Петербургского университета. Многие руководители России имеют диплом этого вуза, поэтому всё неслучайно.

Ленин как революционер мог и не состояться, в юности у него были другие планы, но сама Система вытолкнула его в революцию. Серьёзный сдвиг в сознании произошёл, когда был казнён его старший брат Саша за несостоявшееся цареубийство, несмотря на мольбы и ходатайства матери. Тогда Ленин произнёс свою сакраментальную фразу: «Мы пойдём другим путём». Не будем строго придираться к достоверности этого факта, факта произнесения фразы, главное, эта фраза гранитом высечена в истории. Я, кстати, думаю, что не Ленин её не произносил, и это уже позднейшая выдумка ленинских биографов.

Когда Ленин пошёл учиться в Казанский университет, возникло первое столкновение с Системой. Весной 1887 г. был казнён Саша, а осенью поступать на учёбу. Университетские начальство воспротивилось принимать брата «цареубийцы», и только письменное ходатайство директора симбирской гимназии и аттестат с отличием помогли поступлению. Но Ленин был под подозрением, и во время первых же студенческих волнений в университете, студенты протестовали против нового устава, Ленин был отчислен, а сходка студентов разогнана при помощи полиции. Когда задержанного Ленина везли в экипаже в участок, полицейский кучер будто бы посетовал: ну, куда вы, молодой человек, лезете? Это же стена. И Ленин ответил: «Стена, да гнилая, ткни — и развалится!»

После отбытия ссылки в Кокушкино, Ленин хотел продолжить учёбу, но теперь запрет был уже абсолютный. Написал ходатайство с просьбой выпустить за границу, чтобы учиться там, но в департаменте полиции ему отказали. Лишь через несколько месяцев Ленину разрешили сдать экзамены экстерном Петербурге.

Будучи одним из блестящих умов своего времени, Ленин за полтора года самостоятельно изучил полный университетский курс. Он был единственным, кто из всех 33 экзаменовавшихся вместе с ним по всем предметам получил высшую оценку — «весьма удовлетворительно».

Получив диплом юриста, ещё надо было найти работу. И здесь пришлось преодолеть многочисленные бюрократические барьеры, чтобы через несколько месяцев с трудом получить место помощника присяжного поверенного в Самаре, т.е. помощника адвоката. Но Ленин и самостоятельно вёл дела. Всего их было около тридцати. Одним из первых было дело о защите двух крестьян, Опарина и Сахарова, укравших из сундука купца несколько платков. Ленину удалось максимально смягчить наказание. Подзащитными Ленина были люди обездоленные, неимущие, которых нужда и голод принудили украсть что-нибудь у кулаков или купцов, у них не нашлось денег на дорогого адвоката и им был предоставлен бесплатный адвокат.

В самарский период своей биографии работал присяжным поверенным Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Советским историкам хорошо известен случай с купцом Арефьевым, который самовольно монополизировал перевоз через Волгу от Сызрани. Всех других перевозчиков догоняли и возвращали люди купца. Узнав об этой ситуации, Владимир Ульянов обратился с жалобой в суд, обвинив купца в самоуправстве. И несмотря на всевозможные проволочки и ухищрения, которые использовал Арефьев, с третьего раза выиграл дело, добившись ареста купца на месяц.

Примечательно дело о богохульстве. Крестьянин, портной по профессии В. Ф. Муленков, 34 лет, как гласят материалы дела, в публичном месте (в бакалейной лавке) «ругал поматерно бога, богородицу, святую троицу, затем государя императора и его наследника, говоря, что государь неправильно распоряжается». Муленков обвинялся по ст. 180 Уложения о наказаниях. В протоколе судебного разбирательства записано: «защитником подсудимого был помощник присяжного поверенного Ульянов, избранный самим подсудимым». Муленкову дали всего 1 год тюрьмы, и чтобы понять много это или мало в 1893 г. и помог ли ему адвокат, можно сопоставить с делом «пусси райот» 2012 г., которые получили «двушку».

Читайте так же:  Москва транспортный налог 2019 ставки

После Самары Ленин ещё некоторое время занимался адвокатской практикой в Петербурге, где, в основном, защищал рабочих. И в ссылке в Шушенском Ленин нелегально консультировал крестьян по правовым вопросам.

Уже находясь в политической эмиграции в Европе, Ленин неоднократно применял своё юридическое образование для помощи партийным товарищам. Так, в 1907 г. женевская полиция арестовала Н. А. Семашко, по запросу царского правительства о якобы причастности Семашко к Тифлисскому ограблению банка, но Ленин развернул бурную деятельность, привлёк к этому делу знаменитого адвоката Цгаргена, и запрос об экстрадиции был отклонён. А ведь Семашко грозила на родине смертная казнь. Это лишь один пример. А вообще Ленин если не лично занимался политическими делами своих соратников, то внимательно курировал их. В 1910 г. Ленин судился с Каутским, присвоившим часть партийных денег социал-демократов.

Иван Сахаров, крестьянин из села Березовый Гай, тот самый, который по молодости попал под суд в Самаре, и его защищал Ленин, в рассказе о встрече с Лениным сказал: «Владимир Ильич Ленин был защитником не только нас, двух крестьян. Он весь народ защитил, поднял его на борьбу за свое законное право, за своё законное счастье».

Помощник присяжного поверенного Владимир Ульянов

Помощник присяжного поверенного Владимир Ульянов

В советское время о трудовой деятельности Ульянова практически не писали. Упоминалось, что В. Ульянов сдал экстерном экзамены в Петербургский университет и получил диплом юриста, но и только. Подразумевалось, что кроме как революцией вождь мирового пролетариата в своей жизни больше ничем не занимался.

В эпоху разоблачения коммунистических мифов озвучивалась точка зрения, что как юрист Ленин был мягко говоря не очень и проваливал почти каждое дело, попавшее к нему в руки. В некоторых публикациях утверждалось, что Ульянов вообще никакого диплома не получал. Попробуем взглянуть на В. Ульянова без политического предубеждения, просто как на историческую фигуру и попытаемся найти истину.

Поступивший в 1887 году в Казанский университет Владимир Ульянов через три месяца был исключен за участие в студенческих беспорядках. Однако молодой человек не собирался оставаться неучем. В Петербург на имя министра просвещения ушло прошение от проживавшей в Самаре М. Ульяновой с просьбой допустить ее сына к экзаменам экстерном в испытательной комиссии при одном из университетов. Прошение было удовлетворено.

В 1891 году экзамены экстерном по курсу юридического факультета Императорского С-Петербургского университета сдавали 33 человека. (Как видите, Ульянов не был исключением.) 8 получили высшие оценки по всем предметам и им был присужден диплом I степени. Среди этих 8 значился и В. Ульянов. В январе 1892 года он вернулся в Самару, чтобы начать здесь свою юридическую карьеру. Начать ее предстояло с должности помощника присяжного поверенного.

Помощник присяжного поверенного В. Ульянов

Присяжный поверенный – это адвокат. Чтобы записаться в присяжные поверенные, нужно было иметь не менее 5 лет судебной практики. Приобретали ее служа помощниками у адвокатов. Место такого помощника и искал новоиспеченный юрист Ульянов. Взять к себе в помощники молодого человека, брата повешенного государственного преступника не побоялся самарский адвокат Хардин.

Судебным уставом предполагалось, что помощники будут выполнять отдельные поручения, готовить материалы к процессам и пр, но жизнь внесла свои коррективы. В стране дико не хватало адвокатов. В Самаре было всего 17 поверенных и несколько помощников и все были завалены делами выше крыши. Поэтому если адвокат обнаруживал, что помощник способен на большее, чем носить за ним бумаги, он отпускал того в свободное плавание, перепоручая подручному вести мелкие и незначительные дела.

Через 2 месяца общения со своим помощником Хардин счел, что его подопечный вполне готов самостоятельно вести дело и 5 марта Ульянов принял «боевое крещение».

Дело о богохульстве

Первым подзащитным Ульянова был крестьянин Муленков, обвиняемый в «богохульстве» и оскорблении «государя императора и его наследника». В бакалейной лавке тот, будучи в нетрезвом состоянии, «матерно обругал бога, пресвятую богородицу и пресвятую троицу, а затем государя императора и его наследника».

Как вы думаете, что грозило мужику за его пьяную болтовню? 15 суток? А от 6 до 8 лет каторжных работ не хотите? А «хула с умыслом совершенная» - это уже 15 лет каторги (ст. 176 Уложения о наказаниях).

Самарские адвокаты не рвали друг у друга из рук это дело, никто не стремился стать защитником богохульника и оскорбителя государя императора. Абсолютно «тухлое» дело. Взялся Ульянов. Результат был впечатляющим: при «чудной» перспективе нескольких лет каторги приговор суда «1 год тюрьмы» можно было считать несомненным успехом молодого адвоката. Но настоящей победой каждый адвокат считает оправдание своего подзащитного. И такие победы у Ульянова были.

Дело №272 отставного солдата Красноселова

В первых числах июля 1892г. в полицейскую часть поступило заявление от торговца капустой мещанина Сурошникова, что во время отлучки его с супругой из дома из незапертой комнаты были украдены 113 рублей кредитными билетами: один в 100 руб, один в 10 и один в 3. (В конце XIX века в патриархальной Самаре еще не прижилась привычка уходя из дома обязательно запирать двери.) 113 рублей по тем временам были солидной суммой.

Спустя несколько дней в эту же часть поступил донос от повара кухмистерской (недорогая столовая), что у отставного солдата Красноселова появились большие деньги, «каковых у него отродясь не бывало». Полицейские ищейки сразу сделали стойку: Красноселов уже был судим за кражи и только недавно вышел из самарской тюрьмы. Его арестовали, привели в участок, обыскали и (опа, есть!) – в портянке нашли 100-рублевую купюру (катеньку).

Вызвали торговца капустой: «Твоя катенька?» Сурошников моментально сориентировался: если купюру признать, то ему ее отдадут. «Конечно моя, она самая! И бродяга этот ко мне два раза заходил, капусту покупал. Кто как не он?» Ну что еще надо? Приговор суда: 2 года и 9 месяцев тюрьмы. На этом все могло бы и кончится. Но молодой начинающий адвокат решил биться до конца, подал кассационную жалобу в сенат и добился пересуда.

По его настоянию пригласили заключенных самарской тюрьмы, которые показали, что Красноселов, находясь в тюрьме, лудил котелки, чайники, миски для арестованных и действительно зарабатывал, и деньги у него были. Вердикт присяжных: «невиновен».

Защитник по «казенным делам»

Кого защищал Ульянов: 1 чиновник, 4 чернорабочих, 3 батрака, 6 мастеровых, 10 крестьян. Все это были люди из низов, неимущие, которых защищал адвокат, назначаемый судом. Такие дела назывались «казенными», присяжные ими откровенно тяготились, и скидывали своим помощникам: «На, практикуйся. Выиграешь – молодец, завалишь – не велика потеря».

Ульянов стал «казенным защитником» и быстро приобрел известность, которая проникла даже в арестантские. Рапортом от 15 апреля 1892 года адвокат Гиршфельд просил освободить его от дела, поскольку обвиняемые Уждин, Зайцев, Красильников «выразили желание иметь своим защитником пом. прис. поверенного В. Ульянова».

Потянулись к способному юристу и денежные клиенты. Пожелал иметь себе защитником молодого адвоката купец первой гильдии Красиков, но Ульянов отказался вести его тяжбу, назвав купца «заведомым вором». Этакую бы принципиальность да нынешним стряпчим, готовым за высокие гонорары защищать интересы откровенных негодяев!

Подающий надежды молодой юрист

Всего за полтора года Ульянов провел в Самаре 16 судебных дел: 14 уголовных, 2 гражданских. В пяти случаях он добился полного оправдания своих подзащитных, в одном добился примирения сторон, для восьми обвиняемых добился смягчения наказания, для четверых изменения квалификации обвинения на более мягкую статью и оба гражданских дела решил в пользу своих клиентов. Вполне возможно, что были и другие дела, сведений о которых не сохранилось, точно известно, что по крайне мере в еще двух гражданских делах Ульянов принимал самое деятельное участие.

Даже для опытного адвоката каждый третий подзащитный оправдан – это очень высокий результат. В остальных Ульянов добивался смягчения наказания, так в деле Языкова вместо грозившей тому тюрьмы адвокат добился штрафа в 100 рублей. Разница весьма весомая.

Хардин утверждал, что из Ульянова выйдет выдающийся адвокат, пророчил ему большое будущее и настоятельно советовал ехать в столицу.

В августе 1893 года Ульянов выехал в Петербург. В кармане у него лежало рекомендательное письмо Хардина к известному петербургскому присяжному поверенному Волькенштейну с просьбой посодействовать в судьбе молодого юриста Ульянова.

Кого и как защищал помощник присяжного поверенного Ульянов в Петербурге неизвестно – архивы С-Петербургского окружного суда сгорели в феврале 1917 года, но адвокатской практикой он занимался безусловно – Ульянов числился в списках помощников присяжных поверенных до 1895 года. Наверняка он вел все те же «казенные дела» по назначению суда за небольшие казенные гонорары.

В декабре 1895 года карьера молодого адвоката оборвалась. Он был арестован, год содержался в тюрьме и в 1897 году выслан в с. Шушенское. Началась новая жизнь – профессионального революционера, в которой Ульянов добился поразительных успехов (кто скажет, что это не так?). Хотя иногда думается, может, было бы лучше, если б молодой человек полностью посвятил себя исключительно адвокатуре? Но история, как говорится, не имеет сослагательного наклонения.

Тема Tiny Framework Войти