Перейти к содержимому

Цифровая собственность что это

Цифровая трансформация: интеллектуальная собственность и блокчейн-технологии

Цифровая трансформация: интеллектуальная собственность и блокчейн-технологии 23.04.2018 14:11

Актуальность обсуждаемых на конференции тем пришли раскрыть около 800 участников.

Организаторами Конференции выступили Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент), Агентство интеллектуальной собственности «Симонов и партнеры», Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и представители БРИКС.

Участники конференции осветили все подводные камни и слабые стороны цифровой трансформации, по средствам вопросов:

- Как с помощью блокчейн-технологий депонировать объекты авторского права, защищать права авторов и интересы правообладателей?

- Что такое «умный» патентный офис? Проекты технологических платформ для управления интеллектуальной собственностью. Оборот прав, учёт патентов, транзакций и пошлин

- Какие возможности дают новые способы защиты информации и прав интеллектуальной собственности?

- Возможности блокчейн-технологий, технологий больших данных, искусственного интеллекта на примере конкретных кейсов

- Как технология блокчейн и смарт-контракты смогут защитить от контрафакта, брэндсквотинга и киберсквоттинга?

- Как собирать и использовать большие данные (BIGDATA) для выбора стратегии патентования, подачи заявок на патенты, промышленные образцы и товарные знаки? Новые технологии управления

Компания МЕГАР выступила в секции «Развитие технологических платформ по сбору и анализу больших объемов данных (BIGDATA), искусственный интеллект» c докладом "BigData в госсекторе: откуда у государства Большие данные и как их использовать?", в котором рассказала о своем опыте управления большими данными на примере федеральной информационной системы ГИС ГМП.

Все озвученные на конференции вопросы находятся под пристальным вниманием всего мирового сообщества. Многие иностранные юрисдикции уже работают над внесением соответствующих изменений своего законодательства.

Так, Государственная дума Российской Федерации уже рассмотрела законопроект «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», по поручению Президента России, где предлагается ввести в гражданское законодательство несколько ключевых понятий, включая «цифровое право» и «цифровые деньги», а также устранить пробелы в праве, касающиеся «самоисполняемых сделок» (смарт-контрактов). В целом же законопроект призван заложить основу для возможности нормативно-правового регулирования рынка криптовалют, смарт-контрактов и сферы Big Data, обеспечить защиту прав держателей цифровых активов, а также создать базис для возможности налогообложения цифровых денег.

Библиотека Интернет Индустрии I2R.ru

Малобюджетные сайты.

Продвижение веб-сайта.

Контент и авторское право.

Объекты интеллектуальной собственности в цифровой форме

Автор: Сергей Атанасов
студия "LOVATA Group"

За последние десять лет информационное общество получило неожиданно широкомасштабное развитие, что породило новые социальные, экономические и правовые проблемы. Новые технологии оказали беспрецедентное влияние на научные исследования, обучение, доступ к культуре и информации. В числе жизненно важных проблем, поставленных перед нами обществом, которое мы привыкаем называть информационным, - создание сбалансированных и всесторонних правовых рамок, разработанных с учетом изменений в экономической и социокультурной модели при одновременном сохранении фундаментальных прав и свобод в цифровой среде. Одним из краеугольных, а возможно, и основополагающих элементов этой системы является авторское право. В цифровую эру содержание в значительной степени состоит из произведений, претендующих на охрану по авторскому праву.

Однако преобразование произведений в цифровой формат и их обращение в сетях типа Интернет означает, что имеется возможность быстро сделать дешевые и высококачественные копии и разослать их множеству других лиц по всему миру, не обращая внимания на границы. Более того, оцифрованные произведения легко изменить и даже фальсифицировать, а это свидетельствует о наличии огромной потенциальной угрозы неимущественным правам авторов. Учитывая эти факты, неудивительно, что одной из областей, к которой в первую очередь приковано внимание мирового сообщества, является авторское право.

Cтало возможным как переведение уже существовавших произведений в цифровую форму, так и создание произведений в цифровом формате, т.е. форму, представляющую собой в простейшем случае огромную последовательность чисел (0 и 1) в двоичной системе исчисления. Несмотря на то, что данное явление может рассматриваться, как естественный ход научно-технического прогресса, создание глобальных коммуникационных сетей и массовое распространение персональных компьютеров, и широкого распространения цифровой формы породили для устоявшейся системы авторского права более сложные проблемы, чем те с которыми приходилось сталкиваться на протяжении всей истории его существования. Это связано с тем, что существующее право интеллектуальной собственности ориентировано в основном на аналоговый мир, в то время как цифровая форма имеет ряд основополагающих особенностей:

  • Цифровая форма может быть получена практически для любого объекта авторского права или смежных прав;
  • Цифровая форма может быть преобразована в аналоговую, воспринимаемую человеком;
  • Копирование объектов авторских и смежных прав в цифровой форме требует существенно меньших экономических затрат;
  • Копирование объектов авторских и смежных прав в цифровой форме осуществляется без потери качества оригинала или даже копии оригинала произведения;

Цифровая форма объектов авторских и смежных прав является оптимальной для передачи в электронных сетях, что делает возможным существование объектов авторских и смежных прав в цифровой форме не только на стационарных носителях, но и на локальных или сетевых устройствах.

Значение и последствия последнего обстоятельства стали особенно очевидны с внедрением глобальной коммуникационной сети Интернет, с его неисчерпаемыми возможностями передачи и размещения информации и объектов авторского и смежных прав, доступностью множеству пользователей независимо от месторасположения. Указанное обстоятельство, а также тот факт, что большинство государств и мировое сообщество рассматривают глобальную информационную инфраструктуру в качестве одного из средств для экономического, культурного и социального развития, становится очевидным потребность в достижении баланса между новыми техническим возможностями, упрощающими доступ и функционирование информации, в том числе и объектов авторского права и смежных прав в сети и правовыми гарантиями их создателям и иным правообладателям.

К основным объектам авторского права в контексте компьютерных технологий (цифровых форм представления произведений) применительно к литературным, музыкальным, аудиовизуальным и другим произведениям творческого труда, компьютерных программ.

Как известно, авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения. Иначе говоря, любой продукт творчества независимо от того насколько он корректен, этичен и вообще интересен окружающим, а также каким образом он выражен создателем, попадает под действие и защиту авторского права. Авторское право распространяется как па обнародованные произведения, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме: письменной, устной, звуко- или видеозаписи (например, механической, магнитном, цифровой, оптической), изображения (например, рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр) и любых других формах выражения.

Помимо широко известных объектов авторского права (литературные, музыкальные, аудиовиальные, фотографические (и аналогичные) произведения, программы для ЭВМ, произведения живописи, скульптуры, графики и дизайна), к объектам авторского права также относятся производные произведения (переводы, обработки, аннотации, рефераты, резюме, обзоры и другие переработки произведении пауки, литературы и искусства) и различные творческие составные произведения (в том числе различные сборники (энциклопедии и антологии). При этом необходимо напомнить, что авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты, что впрочем, не мешает защищать эти объекты посредством, например, патентного права, а также не являются объектами авторского права официальные документы (и их официальные переводы), государственные символы и знаки, произведения народного творчества и сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер. Последнее, пожалуй, является наиболее тонкой категорией, поскольку грань между сообщением и творческим изложением сообщения иногда очень расплывчата. Но я не буду раскрывать подробно изъятия из авторского права, поскольку речь о них пойдет ниже.

В последние годы в области интеллектуальной собственности появились новые объекты и субъекты прав. Возникли новые права, относящиеся к авторскому праву, - от прав, признаваемых за производителями фонограмм и видеографических записей, до специальных прав на базы данных. Эти новые права свидетельствуют о тревожащих переменах в области прав интеллектуальной собственности, начиная с системы, призванной охранять творческие произведения, и заканчивая системой, склонной охранять инвестиции. Так, производители фонограммы или первой копии кинофильма получили право, близкое к авторскому праву, потому что они сделали вложения в кинопроизводство или изготовление записи. Радиостанциям предоставлены сходные права по той причине, что вещание требует инвестирования. И именно капиталовложениями, неразрывно связанными со сбором информации, обусловлено признание права интеллектуальной собственности за производителями баз данных.

Эти перемены противоречат самим основам права интеллектуальной собственности и - особенно - авторского права, призванного охранять интеллектуального произведения, имея в виду содействие прогрессу в науках и искусстве. Подобные права и особое право производителей баз данных отходят от этих фундаментальных основ, поскольку открыто признается, что основанием для их существования является желание обеспечить через монопольное право отдачу от инвестиций.

В Европе создание нового монопольного права на базы данных опирается на Европейскую директиву 96/9/EC 1996 г., по которой охрана авторского права, распространяющаяся на оригинальную структуру базы данных, дополняется охраной собственно содержания. Фактически, особое право позволяет создателю базы данных запретить поиск и повторное использование входящих в нее материалов в течение 15 лет. Единственным критерием предоставления охраны является необходимость существенных количественных и качественных инвестиций в получение, проверку или представление содержания базы данных. Таким образом, в рамках особого права "размещение финансовых ресурсов и/или затраты времени, усилий и энергии" заменяет подразумеваемый в авторском праве критерий оригинальности. Следовательно, просто собранной в одном месте информации достаточно, чтобы придать базе данных характер монополии в рамках права интеллектуальной собственности. Судебным и арбитражным органам придется определиться с критерием существенных инвестиций. В любом случае сюда следует включать наем персонала для подготовки базы данных и сбора данных.

Читайте так же:  Ученический договор с практикантом

Кроме того, следует заметить, что это вновь созданное право, позволяющее его обладателям контролировать и, следовательно, запрещать доступ к самой информации, по существу, предоставляется как бессрочное право, поскольку начальный 15-летний период охраны, начинающийся с даты производства, возобновляется каждый раз, когда в базе данных происходит значительное изменение. Поэтому, достаточно регулярно обновлять базу данных, чтобы продлевать срок охраны на последующие 15 лет.

Принятие закона об охране баз данных за пределами авторского права или через специальное право, как это имеет место в Европе, либо через другой механизм, предназначенный для охраны содержания базы данных, вызвало волну возмущения. В отношении этого нового вида права интеллектуальной собственности можно выделить два основных подхода: с одной стороны, могут возражать, что критерием охраны служит экономическое вложение, а не интеллектуальная деятельность, а с другой стороны, могут не соглашаться с тем, что право на базы данных позволяет de facto присваивать собственно содержание информации, что может стать препятствием в распространении информации и в доступе к ней.

Оба этих следствия охраны базы данных пагубны главным образом для образовательных и научных отраслей развивающихся стран, поскольку на практике они влекут за собой создание экономических барьеров ко всякому доступу к информации.

Производители баз данных могут применить законные санкции против любого присвоения осуществляемой ими работы по сбору и систематизации данных. Если базы данных содержат в себе оригинальность выбора и структурирования содержания, они, конечно, охраняются авторским правом в соответствии с Европейской директивой 1996 г., Договором ВОИС по авторскому праву и Соглашением ТРИПС.

Кроме того, общее право предлагает определенные средства возмещения через закон, защищающий от недобросовестной конкуренции. Вопрос об использовании закона о недобросовестной конкуренции как системы охраны баз данных обсуждался при разработке Европейской директивы 1996 г. Оригинальная идея фактически заключалась в том, чтобы использовать закон о недобросовестной конкуренции для пресечения присваивания усилий и инвестиций со стороны создателя базы данных. Это решение основывается на теории паразитической конкуренции, которая рассматривает как недобросовестный тот факт, что конкуренты могут избавить себя от денежных хлопот, дословно скопировав произведение другого человека и получив тем самым незаконное преимущество в конкурентной борьбе. Достоинство такого выбора заключается в том, что он ограничивает возможности законных действий в случаях буквального и систематического копирования результатов труда создателя базы данных и, кроме того, дает право предпринимать законные действия только против конкурентов (в отличие от пользователей). Таким образом, эта система избегает риска монополизации информации.

Интеллектуальная собственность в цифровой экономике

А.Н. Козырев. Тезисы к круглому столу 20.06.2017

Цифровая экономика это не только блокчейн и криптовалюты, о которых так много говорят в последнее время, но и цифровые продукты — все, что поддается оцифровке или изначально производится в цифровой форме. Первым таким продуктом был сигнал, передаваемый в цифровой форме по каналам связи без искажений (бит в бит). А потому зарождение цифровой экономики логично связать с теоремой Котельникова-Шеннона. Дополнительным основанием для этого служит тот факт, что и сегодня цифровая экономика основаны на математике, прежде всего, на алгоритмах и криптографии. Как это ни парадоксально звучит, именно с возможностью передачи сигнала без искажения, связаны и проблемы с охраной авторских прав в интернете, и надежны на успешное решение этих проблем, как, впрочем, и многих других проблем.

На алгоритмах и криптографии основаны «умные контракты», а также активно обсуждаемые в последнее время идеи об управлении правами интеллектуальной собственности на основе блокчейн. Самым известным и самым обсуждаемым проектом здесь, безусловно, является проект IPCHAIN. Впервые идея такого проекта[1] была озвучена в конце 2016 года, а потом обсуждалась на различных форумах, неизменно вызывая большой интерес. Однако формат обсуждения с жестким регламентом не позволял углубиться в проблемы, которые придется решать. Именно им предполагается посвятить круглый стол. Ниже эти проблемы обозначены, но отнюдь не решены.

Авторские и смежные права

Легкость копирования оцифрованных произведений постоянно растет по мере совершенствования технических средств. Авторское право всегда отвечало на это ужесточением норм. Самый яркий пример — Digital Millennium Copyright Act, где появилось сразу несколько немыслимых ранее для авторского права запретов, в том числе, на ввоз в США некоторых технических средств. Говорящее название этого закона прями связывает его с цифровой эпохой и, разумеется, с цифровой экономикой. Но, если в 90-е годы, когда принимался этот закон, речь шла в основном о копировании на диски, то сегодня это уже не актуально. Главное — передача через интернет клонов цифрового продукта — та самая передача сигнала (бит в бит), о которой говорилось выше.

В этих условиях бороться с несанкционированным копированием и распространением цифрового контента становится сложно и дорого. Среди предлагаемых решений можно найти:

1. Запрет наиболее эффективных технологий копирования и распространения цифровых продуктов.

2. «Глобальную лицензию», т.е. разрешение беспрепятственного распространения цифрового контента в интернете и обложении сбором всего бизнеса, извлекающего из этого выгоду, включая не только продавцов гаджетов, но и провайдеров.

3. Использование технологии блокчейн, когда продукты распространяются свободно, но в зашифрованном виде, а ключ получает только легальный покупатель.

Каждое из этих предложений имеет свой букет недостатков. Запрет наиболее эффективных технологий — тот же луддизм, его история показывает, что стоять на пути технического прогресса контрпродуктивно. Однако российский законодатель пока уверенно движется именно по этому пути. «Глобальная лицензия» тянет за собой шлейф злоупотреблений, так как собранные деньги надо как-то распределять. А как? Наконец, третий путь — шифрование и ключи в первом приближении очень похоже на разрешение скачать продукт только после оплаты. Разница, разумеется, есть. Блокчейн — не только шифрование и ключи, но и возможность узнать, кто именно допустил «утечку» продукта. В некотором смысле продукты перестают быть клонами, каждому клону можно добавить индивидуальную метку. Но как только появится технология, позволяющая эту метку стирать, все вернется на круги своя. И все же луч надежды здесь есть, есть, что обсуждать.

Вторая проблема, предположительно, решаемая с помощью блокчейн, связана с коллективным управлением авторскими и смежными правами. Здесь тоже упор делается на прозрачность трансакций. Но это касается только тех авторов или иных правообладателей, кто поручил управление своими правами обществу (ОКУП) соответствующего профиля. А как быть с правами тех, кто никому управлять ими не поручал. Из блокчейн для членов ОКУП они выпадают. Следовательно, аккредитованные ОКУП продолжат собирать лицензионные платежи си за них. А как? Опять по числу стульев в ресторанах? Или сбор с «болванок»? А как потом делить собранные деньги? Вопросов много, а ответов пока мало, если они вообще есть.

Возможно, надо резко сократить номенклатуру охраняемого контента, реально обеспечивая защиту только зарегистрированным произведениям, когда авторы явно выразили свою позицию.

Промышленная собственность

Разумеется, о средствах индивидуализации речь не идет. Ограничимся патентами и ноу хау-хау, причем патентами только на изобретения и только такими ноу-хау, которые можно полностью описать, а потом зашифровать и передать по каналам связи. Спрашивается, что здесь можно улучшить с помощью технологии блокчейн?

Как человек, немного разбирающийся в этих делах, могу сразу указать ряд препятствий. Во-первых, патентные системы всех стран подчиняются ряду общих для всех правил, закрепленных в международных конвенциях, прежде всего, в Парижской конвенции. Во-вторых, есть уже накопленный массив запатентованных изобретений. Менять можно некоторые детали, но не принципы работы патентной системы, а лучше вообще ничего в ней не менять, а вписываться в существующие нормы. Они не без причин появились, а в результате огромной работы не самых глупых людей.

А теперь вопрос: что предлагается передавать на основе умного контракта? Если описание изобретения, то теряется суть патента — раскрытие формулы изобретения в обмен на легальную монополию. А если не описание изобретения, тогда что? Ответ у инициаторов IPCHAIN, возможно, есть. Но его хотелось бы услышать.

Читайте так же:  Пенсия с 2019 года работающим пенсионерам последние новости

С передачей ноу-хау, на первый взгляд, дело обстоит лучше. Информация, составляющая суть ноу-хау, шифруется, добросовестному покупателю выдается ключ. Но не все так просто. Покупатель (лицензиат) должен быть уверен в работоспособности приобретаемого ноу-хау. Если там все зашифровано, как эту уверенность можно обеспечить, не расшифровывая содержание?

Кроме того, существует «золотое правило патентования» — устройство патентуй, технологию охраняй как ноу-хау. Устройство рано или поздно попадет в руки конкурента, он поймет, как оно устроено, а это — добросовестное получение сведений, составляющих ноу-хау. Значит надо патентовать, Зато технологию можно использовать, не допуская посторонних наблюдателей. Получается, что и в том и другом случае блокчейн как-то не встраивается.

Блокчейн и комбинаторный взрыв

И еще одна проблема — неизбежность комбинаторного взрыва при масштабировании блокчейн. Комбинаторный взрыв лучше всего характеризую шахматы. По оценкам Клода Шеннона число все возможных шахматных партий равно 10120, для сравнения, число атомов в изученной вселенной — 1080. Интуиция здесь жестоко обманывает человека. А потому нельзя думать, что мощные компьютеры решат все проблемы. Предел ближе, чем кажется.

Даже относительно простые контракты при продаже компьютерных игр предусматривают несколько случаев, когда решение надо принимать не заранее, а исходя из конкретных обстоятельств. Это создает все условия для комбинаторного взрыва и большие проблемы для «умных» контрактов. Очень может быть, что и тут возможности технологии блокчейн сильно преувеличены. Недооценивать их тоже было бы ошибкой. Надо изучать и обсуждать.

Цифровая собственность что это

В статье Почему сегодняшних правообладателей проклянут потомки была сказана одна хорошая фраза:
В обоснование требований используются тезисы о частной собственности, как основе современного общества, подчеркивается ее священный характер

Т.е., копирайтеры давят на то, что интеллектуальная собственность — это та-же самая частная.
Но с другой стороны — как что — они сразу в кусты и орут, что это совершенно разные вещи!

Попробуем проанализировать, имеет-ли хоть какое-то отношение интеллектуальная собственность к частной?!

Вот, к примеру, мы покупаем велосипед и какую-нибудь песню, как это есть и как хочется копирайтерам:

«Да как вы можете сравнивать! Это совсем разные вещи! Вот фермер растит морковь, а у него урожай попёрли!»
Ладно, давайте на морковке разберёмся:

«Ааа! САМДУРАК, ТЫНИЧЕГОНЕПОНИМАЕШЬ, НАСАМОМДЕЛЕЭТООДНОИТОЖЕ ПРОСТО ТЫНИЧЕГОНЕПОНИМАЕШЬ И ПРИМЕРЫ НЕУДАЧНЫЕ И ВООБЩЕ СПОРИТЬ Я НЕ БУДУ, ТАК КАК САМДУРАК И ТЫНИЧЕГОНЕПОНИМАЕШЬ!» — заявляет копираст и сваливает…

Резюме?
Ребят, какое после вышесказанного нужно резюме?!

Эксперты: единая цифровая платформа поможет развитию интеллектуальной собственности в РФ

СВЕТЛОГОРСК /Калининградская область/, 12 апреля. / ТАСС/. Внедрение единой цифровой платформы на базе блокчейн поможет развитию сферы интеллектуальной собственности в России. К такому мнению пришли участники международного стратегического форума по интеллектуальной собственности IPQuorum-2018, который завершился в четверг в Калининградской области.

"Это первая в РФ платформа, которая объединяет весь функционал, который нужен правообладателям для того, чтобы создавать, защищать, использовать и монетизировать свой контент", - отметила замгендиректора Национального реестра интеллектуальной собственности Валерия Брусникина. На сегодняшний день Министерство культуры, Роспатент и Министерство образования и науки РФ уже заключили соглашения об использовании отечественной платформы, основанной на технологии блокчейн.

Президент Ассоциации IPChain, генеральный секретарь Евразийской конфедерации обществ правообладателей (ЕАКОП) Андрей Кричевский в свою очередь подчеркнул, что платформа поможет крупным игрокам сферы интеллектуальной собственности объединиться и создать единую сеть, предусматривающую возможность обмена данными, защиты информации, что в дальнейшем поможет сэкономить время на заключении договоров.

"Сейчас складываются новые технологические условия, и нужно формировать свой уклад, свою систему. IPChain соответствует сегодняшним запросам рынка с учетом ближайшей перспективы, что подтверждается выводами не только российских, но и зарубежных экспертов и участников мирового рынка", - сказал Кричевский.

Важность создания такой платформы отметил и губернатор Калининградской области Антон Алиханов. По его мнению, она позволит бизнесу в регионах, особенно в экспортно ориентированных, выходить на глобальные рынки.

Совершенствование законодательства

При этом эксперты отмечают, что развитие сферы интеллектуальной собственности невозможно без совершенствования российского законодательства. В частности, как рассказал журналистам председатель правления Фонда "Сколково" Игорь Дроздов, уже свыше 50 законопроектов будут разработаны в ближайшие два года в рамках программы "Цифровая экономика", порядка половины из них внесут на рассмотрение в Госдуму уже в этом году.

В качестве приоритетного Дроздов выделил формирование законодательства об обороте данных и вопросы идентификации при совершении сделок. По мнению председателя правления Фонда, решение этих первоочередных задач позволит "избавиться от бумажного оборота во взаимоотношениях с юридическим лицом и хозяйствующим объектом".

Как рассказал ТАСС замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин, эффективному регулированию цифровой экономики поможет создание инфокоммуникационного кодекса. Он сможет заменить законы "О связи", "Об информации, информационных технологиях и защите информации" и "О персональных данных". По его мнению, своеобразие цифровой экономики заключается в том, что регулирование должно носить не детально прописанный мелочный характер, а рамочный характер. "Мы считаем, что в идеале надо идти по следующему пути: законов должно быть немного, они должны быть рамочными, и они не должны меняться часто", - сказал он.

Борьба с пиратским контентом

До сих пор, по словам экспертов, в сфере интеллектуальной собственности остро стоит и проблема пиратства в интернете, однако, как заверил Волин, за последние пять лет количество россиян, предпочитающих легальные онлайн-кинотеатры низкокачественному бесплатному продукту, увеличилось в два раза - до 40 млн человек. При этом половина из них использует сервисы, которые живут за счет капитализации через рекламу, просматриваемую пользователями.

Заместитель министра культуры РФ Александр Журавский, рассматривая проблему пиратства и нелегального контента в России, также заметил, что интернет-пользователи в ближайшей перспективе не будут нести какой-либо ответственности за его использование.

Эксперты и участники рынка интеллектуальной собственности в свою очередь считают, что в России нужно распространить закон о блокировке сайтов с нелегальными фильмами и музыкой на мобильные приложения.

Условия для региональных брендов

Мнение о том, что российские регионы не только готовы, но и должны в скором времени выйти на международный рынок с продукцией под собственным брендом, высказал председатель комитета Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Иван Близнец. Продвижению региональных брендов будут способствовать и новые технологии, и поправки в Гражданский кодекс, а также сокращение сроков рассмотрения заявок от производителей для регистрации региональных брендов по наименованию места происхождения товара (НМПТ).

Как рассказала ТАСС заместитель руководителя аппарата комитета Совфеда по науке, образованию и культуре Марина Яковлева, России необходим специальный орган, который мог бы помочь регионам в формировании и продвижении региональных брендов.

"Мы идем на то, чтобы в правовое поле ввести новые объекты интеллектуальной собственности с географическим указанием. По такому пути пошел Евросоюз, мы тоже идем по этому же направлению", - рассказала она, отметив, что это поможет, например, таким брендам, как калининградский янтарь.

Подводя итоги форума, президент Ассоциации IPChain Андрей Кричевский предложил участникам сформировать рабочую группу и в ближайшее время выдвинуть предложения по мерам господдержки индустрии интеллектуальной собственности, сформировать план мероприятий и план устранения барьеров для развития.

Международный стратегический форум IPQuorum 2018 собрал в Светлогорске свыше 1000 экспертов из более чем 30 стран для обсуждения проблем интеллектуальной собственности и развития цифровых технологий. С 11 по 12 апреля на форуме работали 12 тематических сессий, для структурирования дискуссий было организовано семь хабов.

Форум прошел под эгидой Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО. Организаторами выступили российская Ассоциация по защите интеллектуальной собственности IPChain и Евразийская конфедерация обществ правообладателей (ЕАКОП), управляющие различными категориями интеллектуальных прав в странах - членах ЕАЭС, СНГ, БРИКС. Информационное агентство ТАСС выступает генеральным информационным партнером форума.

Встречайте по уму

Кредитование под залог интеллектуальной собственности - это у нас пока чуть ли не экзотика. Насколько оно реально в нынешних условиях?

Сергей Матвеев: Я бы сказал, это неизбежно. Давайте посмотрим на соотношение доли интеллектуальной стоимости и доли ее "материального воплощения" в общей стоимости промышленных товаров. Например, для современного смартфона первая превышает вторую более чем в четыре раза. Цена программного обеспечения, технологических и конструкторских решений, дизайна и товарных знаков - все это дорого, а производство на порядок дешевле. Мы все недавно читали новость о том, что капитализация Apple превысила 1 триллион долларов. И образуют эту цену уж точно не офисные здания и не производственные мощности.

В современных индустриях, в первую очередь цифровых, интеллектуальная собственность - главная ценность. Это касается не только смартфонов - без них было бы непривычно, но прожить можно. Смещение стоимостных параметров происходит и в жизненно важных отраслях, таких как, например, фармацевтика. Да, развернуть производство лекарственного препарата - дело недешевое. Но разработать сам препарат - это еще дороже. То же самое происходит в агробизнесе, производстве функциональных продуктов питания, в строительстве и транспорте. То же происходит везде, во всех отраслях - разнится только скорость, с которой "весы" смещаются в пользу интеллектуальной составляющей.

Читайте так же:  Жалоба соседей в жск

Даже народные промыслы, где все завязано на вековые традиции и ручной труд, и те обретают другую структуру цены: итоговую стоимость их продуктов теперь определяют наименования мест происхождения, географические указания. Мы запоздали с пониманием значимости интеллектуальной составляющей - законопроект, который вводит в российское правовое поле географические указания, одобрен Госдумой на прошлой неделе. Теперь нам предстоит долгий путь к капитализации и большая работа. Речь идет не о "раскрученных" вологодском масле или тульских пряниках. Нужно искать и поддерживать то, что сегодня совсем не на слуху. Возьмите хотя бы поморские промыслы с их удивительной росписью, которая уж точно представит страну не хуже, чем матрешки.

Мы здесь не первооткрыватели - хитрые Медичи еще два с половиной столетия назад сообразили, что может быть важно для экономики, и издали указ о регионах истинного виноделия. В итоге весьма серьезный бренд кьянти и сегодня создает немалую прибавочную стоимость для производителей, да и для всей экономики Италии.

Если же речь идет об индустриях, связанных со сферой знаний и эмоций, а это все виды искусств и развлечений - музыка, кинематограф, компьютерные игры, образовательные услуги, - то здесь практически вся себестоимость продукта образуется только за счет интеллектуальной собственности, поскольку транзакционные издержки, связанные с доставкой или воспроизведением цифровых копий, например фильма, ничтожно малы.

Банки из денег делают деньги, давая возможность расти бизнесу. И если этот бизнес современный, технологичный, востребованный, с внятными перспективами развития и потенциалом работы на глобальном рынке, то главное, что у него есть и под что его можно кредитовать, - это интеллектуальная собственность.

У современной компании традиционной, материальной собственности зачастую нет, бывает, что нет даже офисов в привычном понимании. И, кстати, многие регионы, да и федеральный центр активно поддерживают именно такую модель ведения бизнеса. Москва, например, сегодня предоставляет уникальные возможности, создав технологические парки, коворкинг-зоны. Вот и получается, что мы одной рукой инвестируем в инфраструктуру, которая позволяет создавать современные компании, не владеющие обременительной недвижимостью, а другой - лишаем их кредитных ресурсов, потому что им нечего предъявить банку, ведь у них нет ни земли, ни заводов, даже офисы - и те съемные.

Если не открыть таким компаниям доступ к финансовым ресурсам, то нет особого смысла говорить о научно-технологическом развитии, о реализации национальных целей, об увеличении несырьевого экспорта.

Банки готовы работать с таким объектом залога?

Сергей Матвеев: Безусловно. Да и какой у них выход? Жизнь не остановишь - если не будут кредитовать банки, то современные компании найдут деньги в других местах. И уже находят - неслучайно мы видим резкий всплеск востребованности краудфандинговых моделей. Как яркие примеры небанковских источников финансирования можно назвать Kickstarter или проект Альфа-банка "Альфа-поток".

Причина отсутствия кредитов под залог интеллектуальной собственности вовсе не в недоверии банков к такому предмету залога, а в нормативных барьерах. При выдаче кредитов банки должны резервировать определенные средства в зависимости от степени риска. Такой резерв можно уменьшить, если возникает залог, например, недвижимое или движимое имущество. А интеллектуальной собственности в перечне объектов, за счет которых можно уменьшить резерв на возможные потери по ссудам и другим задолженностям, просто нет. Получается, что банк должен резервировать средства в объеме 100% при выдаче кредита вполне устойчивой компании.

Возникает странное противоречие. Мы хотим новой, технологической экономики, научно-технологического прорыва, но важнейший инструмент реализации этих целей - банковская система - находится в состоянии принудительной блокировки. Если снять это ограничение на определенных условиях - например, при наличии независимой рыночной оценки, банки найдут решение для кредитования технологической и творческой сферы.

Антон Шульга, партнер компании "Делойт", СНГ:

Практика оценки таких активов в России существует. В 2015 году в силу вступил федеральный стандарт "Оценка нематериальных активов и интеллектуальной собственности (ФСО № 11)", который регламентирует нормативы оценки таких активов.

Большой практический вклад в этом направлении внесла корпорация "Роснано", чья деятельность изначально предполагала работу с большим количеством результатов интеллектуальной деятельности.

Компания "Делойт", СНГ, в частности, помогала создать общую методологию оценки интеллектуальной собственности, рекомендованную для использования оценщиками, работающими на "Роснано".

Перед выдачей кредита необходима профессиональная оценка тех прав, которые предполагается передать в залог? Достаточно ли развит институт такой оценки?

Сергей Матвеев: Я бы выделил два аспекта оценки. Во-первых, это оценка своего рода "стабильности" самого права собственности - ведь никто не мешает оспорить права, подтвержденные выданным патентом, или оспорить, действительно ли патентообладатель таковым является. И те, и другие случаи встречаются не так уж редко, а по мере увеличения объемов рынка их количество, скорее всего, будет возрастать. Поэтому объект залога требует и высочайшего качества патентной экспертизы, и прозрачности истории создания объекта, фиксации прав и обременений в отношении него. Если речь идет об объекте, который охраняется в режиме авторского права, то здесь банку важно убедиться, не содержит ли он фрагментов, авторство которых может быть оспорено. Важно получить дополнительные гарантии, подтверждающие оригинальность и правосубъектность, - банк не должен оказаться в ситуации, когда объект окажется банальным плагиатом.

Качество экспертизы новизны, промышленной применимости, изобретательского уровня играет ключевую роль для развития института залога. Кстати, именно поэтому в пакет "Цифровой экономики" включено предложение, позволяющее снять ограничения и развивать конкурентный рынок профессиональной патентной экспертизы.

Во-вторых, необходима оценка возможной стоимости прав на использование такого объекта. Здесь, с одной стороны, есть утвержденные методики Минэкономразвития, учитывающие, как и кем могут быть введены в оборот права на объекты. С другой - существуют серьезные перспективы развития цифровых технологий оценки, основанные на использовании "больших данных", - ведь в современном мире все, что происходит с объектом залога или с аналогичными объектами, так или иначе фиксируется в электронных системах.

Предложенные поправки в законодательство необходимы, чтобы открыть путь для появления и развития новых сегментов услуг и новых сервисов. На этом пути нас ждет много интересного. Применение цифровых технологий в сфере интеллектуальной собственности, например, технологии распределенных реестров (я говорю об IPChain), гарантирует прозрачность. Такая прозрачность сама по себе снижает риски.

Александр Сухотин, генеральный директор РАО:

Российское авторское общество имеет достаточно подробную информацию, собранную в течение длительного времени, об использовании, о востребованности различных произведений и, естественно, об объемах выплат правообладателям. Сейчас мы переходим к модели автоматического сбора такой информации.

Естественно, мы заинтересованы, чтобы авторы, музыкальные студии получали кредитование под новые проекты, под создание и вывод на рынок новой творческой продукции. Соответственно, статистика РАО будет использована для подтверждения "устойчивости доходов" и, как следствие, снижения оценки рисков при выдаче кредитов банками. Что касается консолидации информации об использовании интеллектуальной собственности, достоверности такой информации, то эта задача решается за счет применения общего распределенного реестра IPChain, в котором, кстати, может находиться информация и о залогах, что позволит избежать получения кредитов под одни и те же объекты.

Что еще существенного привнесли инициативы ФИС в план мероприятий по нормативному регулированию программы "Цифровая экономика"?

Сергей Матвеев: Нами предложено пять взаимоувязанных инициатив, соответствующих стратегическим задачам развития сферы интеллектуальной собственности. Это прежде всего устранение барьеров кредитования и барьеров развития рынка профессиональной патентной экспертизы. Это продление объявленной Правительством РФ в нынешнем году "налоговой амнистии" на образование нематериальных активов: сегодня компании могут сформировать нематериальные активы с нулевой ставкой налога на прибыль. Нами также предложено вернуться к теме применения повышенного коэффициента при списании затрат на приобретение интеллектуальных прав у первого правообладателя.

Наконец, это и возможность ввоза на территорию России продукции, произведенной за рубежом из-за отсутствия у нас в стране локальных производств. Для ряда высокотехнологичных товаров это насущная необходимость. Производственная база иногда "отстает" от инженерной - это нормально, и это не повод "замораживать" перспективные разработки и ждать строительства и запуска заводов. Естественно, что мы предложили распространять такую норму лишь на продукцию, в которой доля интеллектуальной собственности превышает затраты на ее производство. Я думаю, что здесь есть еще и важный геополитический аспект. Возьмем ту же Apple: где бы ни изготавливалась продукция компании, по доле основной стоимости - интеллектуальной - она считается созданной в США. Так же и любой автомобиль BMW независимо от страны производства считается продуктом немецкого автопрома. Поэтому предлагаемая норма оставит продукт российским в силу того, что интеллектуальная собственность, воплощенная в нем, принадлежит российским компаниям.

Дмитрий Тер-Степанов, директор по направлению "Нормативное регулирование" АНО "Цифровая экономика":

Результатом инновационной деятельности является получение патента, и кроме патентов у компаний-инноваторов зачастую никаких активов больше нет. Но им, как и всем остальным, требуется финансирование, которое сложно получить, так как без залога банки кредитуют дорого и неохотно.

Если же в залог можно будет сдавать права на интеллектуальную собственность, то это даст их владельцам необходимые средства для дальнейшего развития.