Перейти к содержимому

Договор как сделка и договор как правоотношение

Понятие договора - сделки

Пункт 1 ст. 420 ГК рассматривает договор как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Указанное определение явно имеет в виду договор - сделку. Не случайно поэтому п. 2 той же статьи содержит отсылку к нормам о сделках: "К договорам применяются правила о двух- или многосторонних сделках".

Договоры в их качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов, не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора - сделки договорное правоотношение. При этом, как и в любом другом правоотношении, содержание договора составляют взаимные права и обязанности контрагентов.

Сделочная природа договора подчеркивалась во всех трех Гражданских кодексах России. Это обстоятельство послужило обоснованием структуры Кодекса. Имеется в виду, что, как уже отмечалось, все общее, что присуще сделкам как таковым, а значит, и договорам, содержится в объединенной главе 9 ГК о сделках. Это относится в основном к определению условий действительности сделок, а также к порядку и последствиям признания их недействительными.

Исключение составлял только ГК 22, который перенес в раздел об обязательствах последствия признания договоров недействительными, сохранив в общей части Кодекса лишь условия действительности сделок и тем самым договоров. При такой структуре законодателю оставались три возможности: либо оставить без регулирования последствия недействительности односторонних сделок, либо дублировать соответствующие нормы применительно к завещанию и иным односторонним сделкам, либо включить в регулирование односторонних сделок отсылки к договорам. Из этих трех вариантов ГК 22 выбрал первый, едва ли не наиболее сомнительный.

Этот явный недостаток структуры Кодекса был устранен в последующих аналогичных актах: в ГК 64 и в действующем Гражданском кодексе.

Новый Гражданский кодекс, по крайней мере дважды, стремится раскрыть содержание указанного понятия - "договор". Это сделано прежде всего в главе "Сделки". В силу п. 1 ст. 154 ГК договор представляет собой двух- или многостороннюю сделку, а п. 3 той же статьи предусматривает, что для заключения договора необходимо выражение воли двух сторон (двухсторонняя сделка) либо трех и более сторон (многосторонняя сделка). Ни та, ни другая норма не способна сама по себе определить сущность договора, поэтому возникает необходимость в приведенном выше п. 1 ст. 420 ГК.

Объемы обоих понятий - "договор" и "соглашение" - не всегда совпадают. Если договор - это соглашение, то не всякое соглашение представляет собой договор.

В литературе были высказаны не во всем совпадающие взгляды по вопросу о понятии соглашения как основания возникновения правоотношения. Так, например, с позиции И.Б. Новицкого, "выражаемая каждой из сторон воля соответствует одна другой так, что можно признать, что в сделке (имеется в виду ее разновидность - договор. - М.Б.) выражается согласованная воля сторон". И там же: "Договор - соглашение двух или более лиц (граждан или юридических лиц об установлении, изменении или прекращении)" .

Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. работа. С. 95.

В работах других авторов обращается внимание на то, что "договор - общий волевой акт его сторон" .

Договор в народном хозяйстве. Алма - Ата, 1987. С. 13.

Третьи полагают, что "соглашение включает и встречную волю, и тождественность", а также одновременно признают договор общим волевым актом .

См.: Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско - правовой договор. М.: Госюриздат, 1972. С. 85.

Наконец, положения четвертой по счету группы авторов исходили из того, что договор - "двухсторонняя или многосторонняя сделка, в которой права и обязанности возникают вследствие взаимосвязанных согласованных действий двух или нескольких лиц - субъектов гражданского права" .

Яковлев В.Ф. Гражданско - правовое регулирование имущественных отношений. Свердловск, 1972. С. 90.

Нетрудно заметить, что приведенные определения при всем их многообразии сводятся к двум вариантам. Сторонники одной точки зрения акцентируют внимание на сущности соглашения (совпадении воли сторон), а сторонники другой - на внешней форме, которую соглашение принимает (имеется в виду, главным образом, единый волевой акт).

Поскольку отмеченное в обоих вариантах действительно присуще соответствующему понятию, нет оснований противопоставлять указанные точки зрения.

В свое время Г.Ф. Шершеневич обращал внимание на то, что "содержание договора, или, как неправильно выражается наш закон, предмет договора. есть то юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц. Достижение этой цели предполагает прежде всего действительность договора, т.е. наличность всех условий, при которых государственная власть готова дать юридическую обеспеченность соглашению. Действительность договора обусловливается именно его содержанием" . Соответственно автор выделял такие непременные элементы содержания, как физическая возможность, юридическая дозволенность и нравственная допустимость.

Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Т. 2. С. 74 и сл.

Споры по соответствующим вопросам получили развитие в цивилистической литературе в послереволюционный период. Во всяком случае, и теперь в ней не наблюдается единства.

Среди последних по времени работ определенный интерес представляет "Понятие и классификация частноправовых договоров". Автор - В.Г. Ульянищев противопоставил одни другим нормы права французского (договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим или несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо - ст. 1101 ФГК) и германского (лицо, предложившее другому лицу заключить договор, связано этим предложением, за исключением случаев, когда оно оговорило, что предложение его не связывает - ст. 145 ГГУ). При этом В.Г. Ульянищев приходит к выводу, что "германский закон в большей степени отражает тенденцию, свойственную индустриальному обществу. . Тенденция эта проявляется в большем динамизме, в ускорении формирования и реализации правовых отношений в области экономики и хозяйствования в целом" .

Указ. соч. М.: Изд-во Российского университета дружбы народов, 1994. С. 8.

На наш взгляд, в данном случае подвергаются сравнительной оценке нормы, несопоставимые по самой их природе. Все дело в том, что определение, приведенное в ФГК, дает ответ на вопрос "Что есть договор?", а определение ГГУ - на вопрос "Как возникает договор?". Поэтому вряд ли справедливо считать, что германское право в принципе отвергает конструкцию "договор - соглашение". Недаром Л. Эннекцерус усматривал смысл понятия "договор" в ГГУ именно в том, что это "соглашение" (Einigung)" .

Эннекцерус Л. Указ. соч. Т. 1. Полутом 1. С. 187.

Аналогичным образом и в литературе одни авторы делают упор на первой стороне вопроса, а другие - на второй .

И.М. Тютрюмов в книге "Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего сената и комментариями русских юристов, извлеченными из научных и практических трудов по гражданскому праву и судопроизводству" (СПб., 1911. С. 978 - 979) привел определение понятия договора восьми русских и немецких авторов. Сюда вошли определения, данные Ю. Бароном (Система римского гражданского права. Вып. III. Кн. IV. 1988. С. 12), Ф. Савиньи (Обязательственное право. 1876. С. 360), Г.Ф. Шершеневичем (Учебник русского гражданского права. 1907. С. 439 - 440), К. Победоносцевым (Курс гражданского права. 1896. С. 3), Г. Виндшейдом (Об обязательствах по римскому праву. 1875. С. 126 - 128), Д.Д. Гриммом (Лекции по догме римского права. 1909. С. 252), В. Голевинским (О происхождении и делении обязательств. С. 38), А.М. Гуляевым (Русское гражданское право. 1907. С. 229). И оказалось, что все эти авторы, без каких-либо исключений, усматривали смысл договора в том, что он представляет собой соглашение, и соответственно строили свои определения по указанной правовой конструкции.

В содержащихся в ГК определениях договора подчеркивается наряду с согласованием и другой квалифицирующий договор как сделку признак: ее направленность на возникновение взаимных прав и обязанностей (правоотношения). Если этот признак отсутствует, то и нет основания для отождествления соглашения с договором.

В некоторых случаях нормы ГК ограничиваются указанием на "соглашение сторон", не называя последнее договором . О таких соглашениях идет речь в п. 2 ст. 229 ГК (соглашение между нашедшим вещь и лицом, управомоченным на ее получение), в п. 2 ст. 231 ГК (соглашение об условиях возврата собственнику принадлежащего ему животного лицом, которое такое животное нашло), в п. 1 ст. 233 ГК (соглашение между собственником имущества, где клад был зарыт, и лицом, которое такой клад обнаружило), в ст. 240 ГК (соглашение о размере выкупной суммы бесхозяйственно содержимых культурных ценностей), в п. 5 ст. 244 ГК (соглашение об установлении долевой собственности между участниками совместной собственности), в п. 1 ст. 245 ГК (соглашение о размере долей участников общей собственности), а также в некоторых иных случаях, предусмотренных, в частности, в п. 1 ст. 247, 248, п. 3 ст. 252, п. 3 ст. 257 ГК (все эти статьи относятся к общей собственности), в п. 1 ст. 272 ГК, п. 3 ст. 274 ГК (последние две статьи связаны с правом на землю), в п. 1 ст. 414 ГК (соглашение сторон о замене первоначального обязательства между ними другим), в п. 2 ст. 417 ГК (соглашение о последствиях признания недействительным акта государственного органа), в п. 3 ст. 308 ГК (соглашение о возникновении обязательства для третьего лица). Соглашения по ряду вопросов составляют предмет регулирования и многих других статей, предшествующих главам, специально посвященным договорам (например, в ст. 312, п. 2 ст. 317, ст. ст. 331, 409, 414 ГК и др.).

В этом проявляется некоторое сходство со ст. ст. 1 - 201 Единообразного торгового кодекса США, который среди других используемых в нем понятий выделяет именно "соглашение". Под ним понимается фактически совершенная сделка сторон, "наличие которой вытекает из их заявлений или иных обязательств. Порождает ли соглашение правовые последствия, определяется предписаниями Кодекса или иных норм договорного права". При этом соглашение как сделка (agreement) противопоставляется договору (contract), который в той же статье Единообразного кодекса рассматривается как правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон в соответствии с Кодексом и иными подлежащими применению нормами права.

Употребляется тот же термин и применительно к договорным правоотношениям. Так, только в разделе III ГК можно назвать п. 1 ст. 424 - о цене, п. 1 ст. 450 - о расторжении и изменении договоров и др. Особенно часто упоминание о соглашении содержится в главах, посвященных отдельным видам договоров.

Независимо от места, в котором в ГК используется термин "соглашение", оно означает основание для возникновения, изменения или прекращения правоотношения, принимая форму сделки.

Для определения сущности этого понятия следует иметь в виду, что ст. 154 ГК проводит двучленное деление сделок: они могут быть либо односторонними либо двух(много)сторонними, т.е. договорами. Следовательно, сделка, совершенная в виде соглашения, тем самым может быть только договором.

С отмеченным обстоятельством связан ряд весьма важных последствий, и среди них то, что соглашение подчиняется требованиям о действительности сделок, правилам об оферте и акцепте, о моменте, когда соглашение должно быть признано достигнутым, и др.

Во всех таких ситуациях речь идет обычно об установлении, изменении и прекращении некоторых условий базового правоотношения. Это последнее само по себе может существовать и без соглашения в том его специальном значении, которое имеется в виду в указанных статьях.

Отмеченное обстоятельство имеет практический смысл. Дело в том, что ГК подробно регулирует с помощью не только диспозитивных, но и императивных норм порядок заключения договора между сторонами или, что то же самое, - порядок достижения согласия контрагентов по поводу заключения договора. Всего этого нет в приведенных случаях, когда речь идет просто о соглашении, которое может только изменить (дополнить, ограничить) или прекратить существо правоотношения, но не создать новое.

В ГК, однако, термин "соглашение" в ряде случаев используется в качестве синонима договора как такового и одновременно достигнутой в связи с развитием договора договоренности по тому или иному вопросу. Соответствующее более широкое значение вкладывается в понятие соглашения прежде всего нормами второй части ГК, посвященными договорам. Среди них, главным образом, речь идет об отдельных статьях главы о купле - продаже (п. 2 ст. 461, п. 1 ст. 465, п. 1 ст. 467, п. 2 ст. 500, п. 1 ст. 507, п. 2 ст. 544, п. 1 ст. 554 ГК).

Читайте так же:  Подоходный налог чернобыльцам

Особое место занимают среди соглашений, равно как и среди договоров, организационные соглашения (договоры). Имеются в виду соглашения (сделки), которые представляют собой разработанные самими сторонами локальные нормы. Об одном из таких соглашений идет речь в п. 2 ст. 784 ГК, которая отсылает по вопросам условий перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственности сторон к соглашению между этими последними. Такие соглашения не укладываются ни в рамки п. 1 ст. 420 ГК с ее определением договора, ни таким же образом в рамки ст. 153 ГК, которая содержит определение сделки.

При всех сделанных выше оговорках основной конститутивный признак соглашения - совпадение воли сторон - сохраняет свое значение. Совпадение, о котором идет речь, необходимо и тогда, когда в соглашении участвуют две стороны, и тогда, когда в нем насчитывается более широкий круг субъектов. Подобная ситуация может возникнуть, например, при общей собственности с тремя и более участниками. В последнем случае речь идет о единогласии всех участников независимо от того, предусмотрено ли это специально в законе (например, в п. 1 ст. 247 ГК), или законодатель ограничивается указанием на необходимость достижения соглашения между сторонами (например, в ст. 248 того же Кодекса).

ГК 94 и некоторые иные акты употребляют наряду с "договором" и "соглашением" также еще один термин - "согласие".

Согласие в отличие от соглашения само по себе не порождает обычных для юридического факта последствий: возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей. Его роль гораздо скромнее. Она проявлялась лишь в случаях, когда на этот счет есть прямое указание в ГК, в ином законе или в другом правовом акте либо договоре, и сводится к тому, что представляет собой непременное условие, при котором волеизъявление лица (для одной стороны) или совпадающее встречное изъявление воли других лиц (для договоров) способно создать правоотношение. Указанный смысл согласия выражен, например, весьма четко в п. 2 ст. 253 ГК: "Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом".

Из приведенной нормы вытекает, что сделку совершает один, а согласие дает другой (другие лица). Таким образом, согласие третьего лица - юридический факт, который служит лишь условием, при котором законодательство предоставляет определенному лицу возможность совершить сделку (заключить договор). При этом согласие в отличие от соглашения (договора) всегда рассматривается как одностороннее действие со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поскольку согласие на совершение сделки (договора) может иметь в одних случаях гражданско - правовую, а в других - административно - правовую основу, его может выразить лицо, которое обладает в установленных пределах соответственно субъективным правом (как это имеет место при продаже доли в общей собственности), специальной гражданской правоспособностью или административной компетенцией. В последнем случае речь идет о "согласии - разрешении". Примером может служить выдача компетентным органом лицензии на ведение определенных видов деятельности и заключение соответствующих договоров в рамках полученной лицензии (п. 1 ст. 49 и ст. 173 ГК). Или другой пример: - отсутствие согласия на постройку строения влечет за собой признание строительства самовольным со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе для судьбы заключенного по этому поводу договора (п. п. 1 и 2 ст. 222 ГК).

О необходимости согласия, представляющего собой либо сделку, либо административный акт, идет речь, в частности, в статьях о дееспособности несовершеннолетних (п. 1 ст. 26 и п. 1 ст. 27 ГК), ограниченно дееспособных по причине злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (п. 1 ст. 30 и п. 2 ст. 33 ГК), патронаже над дееспособными (п. 3 ст. 41 ГК), ликвидации юридических лиц (п. 2 ст. 63, п. 3 ст. 73, ст. 79), коммерческом представительстве (п. 2 ст. 184), распоряжении общей собственностью (п. 1 ст. 246 ГК), осуществлении права хозяйственного ведения и права оперативного управления (п. 2 ст. 295 и п. 1 ст. 297 ГК), залоге (п. 2 ст. 335 ГК), перемене лиц в обязательстве (п. 2 ст. 382 и п. 1 ст. 391 ГК) и др.

Тот же термин "согласие" используется в ряде статей второй части ГК. В них имеется в виду "согласие", которое необходимо получить стороне от ее контрагента для осуществления определенных действий. Так, например, договор купли - продажи со строго определенным сроком может быть исполнен до или после его наступления только с согласия покупателя (п. 2 ст. 457 ГК); только с согласия покупателя товар, обремененный правами третьего лица, может быть передан продавцом (п. 1 ст. 460 ГК); отношения абонента с субабонентом в договоре на снабжение через присоединенную сеть могут возникнуть только с согласия энергоснабжающей организации (ст. 545 ГК); для переоборудования наймодателем жилого дома, существенно изменяющего условия пользования сданным в аренду жилым помещением, необходимо получить согласие нанимателя (п. 3 ст. 681 ГК). Для расторжения договора найма жилого помещения нанимателю нужно получить согласие постоянно проживающих с ним лиц (п. 1 ст. 687 ГК). Для передачи стороной подрядного договора третьим лицам коммерческой тайны, сообщенной контрагентом, необходимо согласие контрагента (ст. 727 ГК). Только с согласия заказчика допускается оплата работы при заключении договора полностью или путем выдачи аванса (ст. 735 ГК), и только с согласия займодавца возможен досрочный возврат суммы займа, предоставленного под проценты (п. 2 ст. 810 ГК). Таким образом, согласие, в отличие от соглашения, может быть только элементом юридического состава.

Понятие договора. Термин "договор" употребляется в гражданском праве в различных значениях.
Только немногочисленные односторонние сделки не относятся к числу договоров.

сделки иначе именуются договорами. Термины сделка и договор имеют двоякое значение.
законодатель говорит о сделках (договорах) купли-продажи, подряда, аренды, перевозки и др.

Однако предусмотренные законодательством требования к заключению договора охватывают и иные аспекты понятия "договор". Например, когда речь идет об условиях действительности договора, имеется в виду договор как сделка (юридический факт); ответ на вопрос.

2. Понятие договора поставки. Договором поставки признается такой договор купли-продажи, по которому продавец (поставщик), осуществляющий
щее значение имеют не разовые сделки по передаче товаров, а долгосрочные договорные связи между поставщиками и покупателями.

§ 7.1.5. Внешнеторговый договор купли-продажи. Понятие внешнеторгового договора. Внешнеторговый договор (контракт) — это

Понятие договора: договор - сделка и договор - соглашение

В главе 9 Гражданского кодекса РФ, посвященной сделкам, договоры трактуются как двух- или многосторонние сделки (п. 1 ст. 154 ГК).

Сделками признаются действия граждан или юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК).

Между тем определение договора приведено и в главе 27 ГК - «Понятие и условия договора». Пункт 1 статьи 420 названной главы определяет договор как соглашение двух или более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Как видно из определений, договор как двухсторонняя (многосторонняя) сделка и договор как соглашение по тому, как они определены в Гражданском кодексе, имеют общую направленность: установить, изменить или прекратить гражданские права и обязанности.

Так какому же из определений отдать предпочтение, например, при заключении договора: договору — сделке или договору — соглашению?

Ответ на этот вопрос вытекает из анализа других правовых норм о сделках и договорах.

Пунктом 2 статьи 420 ГК предписывается применять к договору правила о двух- и многосторонних сделках, содержащихся в главе 9 ГК.

Сразу отметим, что для заключения договора этих правил недостаточно. Нормами главы кодекса о сделках регулируются понятие, виды и формы сделок (ст. ст. 153-165 ГК), а также условия и последствия признания их недействительными (ст.ст. 166-181 ГК). Ни определения соглашения, о котором идет речь в пункте 1 статьи 420 ГК, ни его содержания, а также условий достижения сторонами соглашения правила главы 9 ГК не раскрывают.

Между тем согласно пункту 3 статьи 154 ГК, в отличие от односторонней сделки, для для совершения которой достаточно выражение воли одной стороны, чтобы заключить договор, необходима согласованная воля двух или более сторон, которая, согласно пункту 1 статьи 420 ГК, выражается ими в их соглашении.

Содержание соглашения раскрывается в статье 432 ГК. К нему относятся все существенные условия договора, включая его предмет, условия, вытекающие из закона и иных правовых актов, а также условия, которые стороны требуют включить в договор.

Безусловно, заключая любой договор (как разновидность сделки), следует руководствоваться нормами главы 9 ГК для соблюдения соответствия положений договора условиям действительности сделок.

Например, безупречно составленный договор с точки зрения общих положений о нем (главы 27, 28 ГК) будет недействительным (ничтожным) на основании положений главы кодекса о сделках, если субъектом заключения такого договора выступит недееспособное или малолетнее лицо (ст.ст. 171,172 ГК).

С другой стороны, если контрагенты договора при его заключении будут руководствоваться исключительно нормами главы 9 кодекса о сделках и проигнорируют общие положения положения глав 28 кодекса о договоре, не прописав нем, например, его существенные условия, такой договор с точки зрения закона будет являться незаключенным (п. 1 ст. 432 ГК).

Поэтому, возвращаясь к вопросу о приоритете понятия «договор», можно резюмировать: в статьях 153 и 420 Гражданского кодекса речь идет об одном и том же предмете — договоре. Оба определения понятия договора в названных правовых нормах являются по-своему верными, не противоречащими друг другу, но не исчерпывающими, поскольку характеризуют лишь отдельные стороны договора: пункт 1 статьи 154 ГК — как двух- и многостороннюю сделку, пункт 1 статьи 420 ГК - как соглашение.

Таким образом, главы кодекса о сделках и договорах должны применяться к договору во взаимосвязи: при заключении договора необходимо учитывать как нормы главы кодекса о договорах - сделках, где определяются условия их действительности, так и общие положения о договоре, которые содержатся в главах 27, 28 кодекса и регулируют понятие и условия договора как соглашения, а также порядок его заключения.

Для характеристики гражданско — правового договора традиционно применяются и другие его определения: договор — юридический факт, договор — обязательственное правоотношение, договор — документ. О них пойдет речь на следующих страницах.

Договор и правоотношение. Договор и обязательство

Как известно, правоотношение — это общественное отношение, урегулированное нормами права.

Данное определение не имеет ни законодательного, ни иного нормативно-правового закрепления, однако является общепризнанным и вытекающим из основ теории права. Исходя из такого определения, договор безусловно представляет собой правоотношение двух или более лиц, урегулированное, в частности, нормами ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Таким образом, обязательство очевидно представляет собой правоотношение.

Раздел IV Особенной части ГК РФ, называющийся "Отдельные виды обязательств", состоит в том числе из глав (из 30 глав договорам посвящено 25), посвященных отдельным договорам. Ознакомление с его нормами позволяет сделать вывод о том, что в данном разделе регулируются определенные (наиболее распространенные и значимые) случаи общественных отношений (например, отношения по передаче вещи в собственность за плату, вещи в пользование, отношения по выполнению работ, оказанию услуг и т.п.), к каждому из которых ГК РФ создает конструкцию специального договора.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что договор является разновидностью обязательства. Так, обязательства по действующему гражданско-правовому законодательству подразделяются:

  • 1) на договоры (или договорные обязательства) — гл. 30—55 и 58 второй части ГК РФ;
  • 2) обязательства из односторонних действий:
    • — обязательства из односторонних правомерных публичных действий (публичное обещание награды, публичный конкурс) — гл. 56—57 ГК РФ;
    • — обязательства из причинения вреда — гл. 59 ГК РФ;
    • — обязательства из неосновательного обогащения — гл. 60 ГК РФ.

Практический смысл разграничения обязательств и договоров проявляется в ситуациях, когда субъект правоотношения не совпадает со стороной договора. В качестве классического примера приводятся, как правило, отношения представительства. Сущность представительства как процесса деятельности представителя заключается в совершении им сделок, в том числе заключении договоров, от имени другого лица (представляемого), что означает возникновение, изменение или прекращение соответствующих правоотношений (прав и обязанностей), в том числе обязательственных, именно у представляемого (п. 1 ст. 182 ГК РФ). Участником договора выступает представитель, а участником (субъектом) правоотношений (в том числе кредитором или должником) становится представляемый.

Читайте так же:  Взаимозачет госпошлины в суде

Обязательство соотносится с договором как одно из возможных следствий с одной из возможных причин. В этом смысле данные понятия предстают перед нами как находящиеся в теснейшей функциональной связи друг с другом.

Таким образом, слово "договор" было бы целесообразно употреблять для обозначения трех следующих понятий:

  • 1) юридический факт-действие — основание возникновения прав и обязанностей;
  • 2) возникшее правоотношение — система взаимодействия участников договора (признание подобного значения за терминами "сделка" и "договор" поможет разъяснить смысл многих юридических конструкций, в частности таких, как условия договора, подписание договора, оформление договора);
  • 3) внешняя форма выражения этих правил (документ). Данный аспект будет подробно описан ниже.

Схематично соотношение рассмотренных понятий можно представить на рис. 2.1.

С учетом отмеченного договор может оказаться:

  • 1) недействительным(т.е. не соответствовать требованиям § 2 гл. 9 ГК РФ, так как договор может быть рассмотрен как сделка);
  • 2) неподписанным (подписанным ненадлежащим субъектом (недееспособным, несовершеннолетним, с выходом за пределы полномочий и т.д.), с использованием недостоверной электронной подписи и т.д.);
  • 3) незаключённым (в договоре не согласованы или согласованы недостаточно корректно — четко, понятно и однозначно толкуемо — существенные условия).

Вся информация, приведенная выше, в практическом плане закладывает предпосылки к избежанию риска возникновения этих проблем с договором, о чем далее будет рассказано более подробно.

Отмеченная родовидовая связь понятий договора, сделки и обязательства определяет и способ правового регулирования соответствующих правоотношений.

Специальное правовое регулирование договоров всегда имеет приоритет над общим. Данное правило вытекает из основ теории права, и, хотя

Рис. 2.1. Соотношение понятий "договор", "обязательство", "сделка, "правоотношение"

Понятие договора и его место в системе обязательственных правоотношений

Договор является идеальной формой активности участников гражданского оборота. Важно подчеркнуть, что, несмотря на изменение его социально-экономического содержания, в ходе истории общества сама по себе конструкция договора как порождение юридической техники остается в своей основе весьма устойчивой.

Изучением договора занимались известные дореволюционные и современные цивилисты. Но и по сей день в юридической науке не сложилось единого подхода к определению договора. Например, профессор О.С. Иоффе под договором понимал соглашение двух или нескольких лиц о возникновении, изменении или прекращении гражданских правоотношений. Однако он указывал, что иногда под договором понимается само обязательство, возникающее из такого соглашения, а в некоторых случаях этот термин обозначает документ, фиксирующий акт возникновения обязательства по воле всех его участников [1] .

Профессор Егоров Н.Д. отмечает, что под договором понимают и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения. И далее указывает, что по смыслу определения, содержащегося в пункте 1 статьи 420 ГК РФ, договор является юридическим фактом, лежащим в основе обязательственного правоотношения[2].

  • Во-первых, под договором понимается соглашение, достигаемое участниками гражданского оборота о возникновении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. В этом смысле договор представляет разновидность сделок, которые являются видом юридических фактов. В соответствии со статьей 153 ГК РФ договоры относятся к той разновидности юридических фактов, которая именуется сделками, а значит, представляют собой действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
  • Во-вторых, гражданско-правовой договор означает то правоотношение, которое возникает между сторонами в связи с заключением ими договора. В данном случае, говоря о договоре, имеют ввиду гражданско-правовые обязательства, вытекающие из достигнутого сторонами соглашения. В таком случае в литературе используется термин «договор-правоотношение».
  • В-третьих, договором обозначают документ, которым оформляются взаимоотношения сторон, связанных соответствующим соглашением. Такой документ выступает в качестве доказательства, удостоверяющего факт заключения договора, а также фиксирует содержание договора.

Действующее гражданское законодательство использует термин «договор» во всех трех значениях. И ни в доктрине, ни в правоприменительной практике не возникает особых затруднений при определении значения используемого термина. Вместе с тем нельзя недооценивать необходимость разграничения трех понятий, которые означаются термином «договор». Так, к договору-сделке применяются общие нормы об условиях действительности таких договоров, составе сделки, основаниях и последствиях недействительности таких сделок и т.п. Если же речь идет о договоре-правоотношении, то к нему применяются общие нормы об обязательствах. К отношениям по поводу договора-документа применимы нормы о форме и реквизитах документа.

Понятие договора как обязательственного правоотношения непосредственно вытекает из статьи 307 ГК РФ, в которой дается общее легальное понятие обязательств, включая и обязательство как договорное правоотношение: «Обязательства возникают из договора. ». Нормы приведенной статьи ГК РФ материализуются в многочисленных положениях гражданского законодательства, посвященных исполнению и прекращению договоров.

Подобное понимание сложилось исторически во многом благодаря структуре нормативных актов советского периода: в них нормы о договорах не обосабливались в отдельный раздел, а включались в раздел «Обязательственное право». В действующем ГК общие нормы о договорах хотя и обособлены, но продолжают оставаться в структуре раздела 3 «Общая часть обязательственного права». В целом из 47 легальных дефиниций договоров в части второй ГК РФ 36 строятся через указание на обязанности одной или обеих сторон договора. Таким образом, если рассматривать «обязанность» и «обязательство» как синонимы, то отождествление институтов договора и обязательства представляется вполне логичным.

Однако судебная практика пошла по иному пути. В одном из Постановлений ФАС[3] изложена следующая позиция по делу: «При новации долга в заемное обязательство требования о реальности займа не соблюдаются, поскольку непосредственно передачи денежных средств не происходит, долг, подлежащий новации (например, из договора поставки, купли-продажи и т.п.) уже имеется. Довод заявителя жалобы основан на смешении понятий «договор займа» и «заемные правоотношения». Первый является сделкой, а второй – обязательствами, которые могут возникнуть как на основании договора займа, так и на основании иных юридических фактов, предусмотренных законом. Одним из таких фактов является соглашение о новации долга в заемное обязательство, поэтому соблюдения реального характера займа в этом случае не требуется.

Заем в настоящем случае возник как результат новации долга в заемное обязательство. Содержание возражений заемщика о безденежности должно в таком случае сводиться к доказыванию недействительности самого соглашения о новации, сам по себе факт новации как основание возникновения заемного правоотношения не может являться причиной безденежности займа. ».

О соотношении понятий договора и обязательства высказывался К.П. Победоносцев: «Главная, хотя и не исключительная цель договора в гражданском праве есть установление обязательства, права на действие лица, и право это, возникая, становится твердым и определенным. Договорное отношение преходящее: достигнута специальная цель, для которой оно возникло, – исполнено обязательство, – и действие его прекратилось. » Но «большая часть гражданских процессов возникают ныне из обязательств по договорам. »[4]. Т.е., с одной стороны автор определенно дифференцирует понятие договоров и обязательств, рассматривая второе в качестве цели первого, а с другой рассматривает договор в качестве уточняющей характеристики уже имеющегося обязательства.

Профессор Иоффе О.С. прямо указывал на то, что обязательства и договоры понятия несинонимичные: «Вместе с тем понятие договора не следует смешивать с понятием обязательства. Обязательства могут возникать не только из договоров, но и из планово-административных актов, односторонних сделок, неправомерных действий и т.д., т. е. носить как договорный, так и недоговорный характер. Договорным же признается лишь такое обязательство, которое возникает на основе соглашения его участников»[5].

Судебная практика также придерживается позиции о различии понятий договора и обязательства. Довод истца о прекращении обязательств договором об отступном был признан судом несостоятельным, так как этим договором были прекращены лишь обязательства по уплате первого взноса, а не всего договора страхования. Доводы кассационной жалобы о тождественности понятий «договор» и «обязательство», в связи с чем заявитель считает договор страхования прекратившимся в результате заключения соглашения об отступном, являются несостоятельными, поскольку сделаны без учета норм гражданского законодательства. Договор может представлять собой совокупность обязательств, каждое из которых может быть заменено или прекращено по соглашению сторон отдельно от остальных обязательств заключенного договора, в том числе в порядке статьи 490 ГК РФ[6].

Итак, можно сделать вывод, что под гражданско-правовым договором понимается соглашение двух или более сторон, в результате которого устанавливается юридическая связь между его участниками, направленная на выполнение действий, ведущих к достижению целей участников договора, удовлетворению их интересов, а именно на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Автор: ст. юрист Елена Добронравова

[1] Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 26.

[2] Гражданское право. Том 1: Учебник / под ред. А.П. Сергеева и Ю.К Толстого. М., 2002. С. 486.

[3] Постановление Федерального Арбитражного Суда Московского округа от 27.01.2011 № КГ-А40/16915-10 по делу № А40-55181/10-10-412 // СПС «Консультант Плюс»

[4] Победоносцев К.П. Курс гражданского права: в 3-х т. Т.3. М., 2003. С. 3, 5

[5] Иоффе О.С. Указ. соч. С. 26

[6] Постановление Кассационной инстанции Федерального Арбитражного Суда Московского округа по проверке законности и обоснованности решений (определений, постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную силу от 13.07.2004 г. № КГ-А40/5584-04) // СПС «Консультант Плюс».

Понятия о договоре

Применение договоров на протяжении уже нескольких тысяч лет объясняется помимо прочего тем, что речь идет о гибкой правовой форме, в которую могут облекаться различные по характеру общественные отношения. Основное назначение договора сводится к регулированию в рамках закона поведения людей путем указания на пределы их возможного и должного поведения, а равно последствия нарушения соответствующих требований.

В свое время по поводу относительной значимости закона и договора были высказаны три точки зрения. Сторонники «волевой теории» полагали, что договор как волевой акт контрагентов – первоисточник, а закон лишь восполняет или ограничивает их волю. Те, кто представлял теорию приоритета закона, исходили из того, что договор обладает лишь производным от закона правовым эффектом. Наконец, сторонники третьей, «эмпирической теории» считали, что воля сторон сознательно направлена лишь на определенный экономический эффект; при этом последствия договора мыслятся как такие средства для его осуществления, о которых стороны могут и не иметь и, более того, действительно часто не имеют ясного представления.

Регулирующая роль договора сближает его с законом и нормативными актами. Условия договора отличаются от правовой нормы главным образом двумя принципиальными особенностями. Первая связана с происхождением правил поведения: договор выражает волю сторон, а правовой акт – волю издавшего его органа. Вторая различает пределы действия того и другого правила поведения: договор непосредственно рассчитан на регулирование поведения только его сторон – для тех, кто не является сторонами, он может создать права, но не обязанности; в то же время правовой или иной нормативный акт порождает в принципе общее для всех и каждого правило (любое ограничение круга лиц, на которых распространяется нормативный акт, им же определяется). Отмеченные две особенности отличают именно гражданско-правовой договор. В договоре, в котором указанные особенности отсутствуют, имеются в виду различные виды публично-правовых договоров, – грань, отграничивающая его от нормативного акта, стирается. И все же во всех случаях в публичном договоре в конечном счете определяющее значение имеет воля сторон.

Договор служит идеальной формой активности участников гражданского оборота. Важно подчеркнуть, что, несмотря на изменение его социально – экономического содержания, в ходе истории общества сама по себе конструкция договора как порождение юридической техники остается в своей основе весьма устойчивой.

Читайте так же:  Приказ 844 от 27.12.2019

С течением времени вместе с развитием системы общественных отношений, опосредствуемых договорами, расширился состав возможных участников: наряду с физическими лицами (гражданами) в этой роли стали выступать коллективные образования, признанные самостоятельными субъектами гражданского права – юридическими лицами. Все более многообразными становились предусмотренные в законодательстве типы договоров, усложнялись комбинации элементов, используемых при конструировании договорного правоотношения, и др. А договоры остаются договорами…

Конструкция договора применяется в различных отраслях права: международном, публичном, административном и др. И все же наиболее широко используется она в гражданском праве.

Что же представляют собой гражданско-правовые договоры?

Существовавший в римском праве взгляд на договоры (contractus) позволял рассматривать их с трех точек зрения: как основание возникновения правоотношения, как само правоотношение, возникшее из этого основания, и, наконец, как форму, которую соответствующее правоотношение принимает.

Любопытное разъяснение смысла слова «договор» содержится в Словаре В.И. Даля. Договор, указано в нем, – это «уговор, взаимное соглашение». «На деловом языке, – отмечается там же, – договором называются предварительные условия или частное обязательство, а совершенное на законном основании – контрактом, условия его – кондициями; сдачу крепости на договоре называют капитуляциями» (Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. I. М., 1955. С. 450).

Указанное многозначное представление о договоре с определенными изменениями практически реализовано в ГК РФ и в гражданских кодексах других стран.

В ст. 1528 Свода законов гражданских (т. X. Ч. I) подчеркивалось, что «договор составляется по взаимному согласию договаривающихся лиц. Предметом его могут быть или имущества, или действия, цель его должна быть не противна законам, благочинию, общественному порядку». Единообразный Торговый кодекс США считает договором «правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон в соответствии с настоящим Законом и иными подлежащими применению нормами права». Здесь же (ст. ст. 1–201) приводится определение «соглашения»: «…фактически совершенная сделка сторон, наличие которой вытекает из их заявлений или иных обстоятельств…».

Гражданский кодекс Нидерландов признает, что договором является «многосторонняя сделка, в которой одна или несколько сторон принимают на себя обязательства по отношению одной или нескольких других сторон» (ст. 213 Книги 6).

Одно из немногих исключений составляет Германское гражданское уложение в том смысле, что оно оперирует понятием «договор» как раз и навсегда данным и не нуждающимся в разъяснении. По сути, первое упоминание о договоре содержится в ст. 126, посвященной письменной форме, установленной законом (до этого в ст. 108 о договоре идет речь в связи с определением границ дееспособности несовершеннолетних).

В советской и постсоветской юридической литературе приведенное многопонятийное представление о договоре весьма последовательно развито в работах ряда авторов. Особенно четко это выражено в исследованиях О.С. Иоффе. Признавая договор соглашением двух или нескольких лиц о возникновении, изменении или прекращении гражданских правоотношений, О.С. Иоффе вместе с тем отмечал: «Иногда под договором понимается самое обязательство, возникающее из такого соглашения, а в некоторых случаях этот термин обозначает документ, фиксирующий акт возникновения обязательства по воле всех его участников».

Можно привести и другой пример высказываемых в литературе взглядов: «Договор как юридический факт служит основанием возникновения договора как правоотношения или договорного правоотношения… Договор как юридический факт и как правоотношение – это самостоятельные аспекты договора, различные стороны в его развитии».

Аналогичную позицию занимает и Н.Д. Егоров. «Под договором, – подчеркивает он, – понимают и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения».

Вместе с тем в литературе иногда отождествляется различное представление о договоре.

Так, в учебнике 1993 г. отмечается: «Договор обычно трактуется как двух– или многосторонняя сделка. Но сведение договора только к сделке едва ли верно. Сделка представляет собой действие, направленное на установление, изменение, прекращение прав или обязанностей (ст. 41 Гражданского кодекса). Договор не только устанавливает права и обязанности, но и предусматривает совершение субъектами предметных действий, содержание которых закрепляется в соглашении. Договор определяет, что конкретно должно быть сделано и какие юридические требования предъявляются сторонами к совершению действий. Следовательно, роль и функции договора значительно шире, нежели у традиционно понимаемой сделки».

Как нам кажется, автор (Б.И. Пугинский) все же не учитывает, что речь идет не о разных функциях одного явления, а о разных явлениях. Они объединены единым термином – «договор», но отличаются содержанием.

Еще одна точка зрения на рассматриваемый вопрос была высказана Р.О. Халфиной. Она выступала одновременно и против утверждения, будто договор – взаимная сделка, и против того, что договор – согласие сторон, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения. Сама Р.О. Халфина полагала, что в понятие договора помимо согласования воли двух или нескольких лиц «должны быть включены их взаимные гражданские права и обязанности». При этом обращено внимание на то, что «права и обязанности, принимаемые на себя каждой из сторон, как правило, различны, но они должны быть взаимно согласованы, должны в своей совокупности дать единый правовой результат».

Представляется, что сама по себе идея сочетания в договоре прав и обязанностей не может вызывать возражений. Однако все это следует относить не к договору – сделке, а к договору – правоотношению. При том в любом правоотношении, – договорном и недоговорном, независимо от того, какой именно юридический факт послужил основанием для его возникновения, права и обязанности должны корреспондировать друг другу. Это необходимо уже по той причине, что иначе правоотношение как таковое вообще не может существовать. Следовательно, предлагаемый признак своей роли в выделении договорной конструкции как таковой, очевидно, сыграть не может.

Противником многопонятийного представления о договоре, но уже по другим причинам являлся и О.А. Красавчиков. Он полагал, что «в нашем гражданском законодательстве, а равно в науке права при употреблении термина „договор“ смешиваются два разных понятия: договора как юридического факта и как формы существования правоотношения».

Развивая это положение, О.А. Красавчиков приходил к выводу: «Не вызывает сомнения, что подобное разночтение одного и того же термина не может не привести к различным недоразумениям и затруднениям теоретического и практического порядка».

Все же автор не показал, в чем именно состоят «трудности», о которых идет речь. Во всяком случае законодатель не согласился с этой рекомендацией и при принятии ГК 64, а также действующего ГК, следуя общепризнанной практике, сохранил единый термин – «договор».

Договор в его первом значении – основания возникновения прав и обязанностей – составляет ступень в классификации юридических фактов. Соответственно он должен отвечать основополагающим признакам этих последних (имеется в виду способность порождать права и обязанности). С указанной точки зрения договор может быть поставлен в один ряд с односторонними сделками, с деликтами, административными актами, юридическими поступками и др.

Договоры относятся к той разновидности юридических фактов, которая именуется сделками, а значит, представляют собой действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 Гражданского кодекса).

Отмечая конструктивное значение сделок, В.Ф. Яковлев справедливо подчеркивал: «Наделение субъектов права инициативой находит свое выражение в нормах объективного права, которыми придается правообразующая сила таким действиям субъектов гражданского права, как сделки».

Среди других сделок договор выделяется только одним признаком: он представляет собой двух– или многостороннюю сделку, т. е. соглашение двух или более лиц. В этом качестве договор противостоит односторонним сделкам, примерами которых могут быть, в частности, и эмиссия ценных бумаг, и завещание, и разнарядка покупателя или поставщика. Все эти сделки относятся к числу односторонних, поскольку для их совершения в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (п. 2 ст. 154 Гражданского кодекса).

В римском праве представление о договоре как об основании возникновения, изменения или прекращения правоотношений включало два его непременных признака: во-первых, соглашение (conventio, consensus) и, во-вторых, особое основание соглашения в виде определенной цели (causa). По поводу последнего К.А. Митюков отмечал: «Договор, как и всякая сознательная перемена имущественных правоотношений, всегда совершается с известной юридической целью. Эта цель, для которой договор служит средством, и есть материальное его основание. Она определяет юридический характер договора. Основание договора может состоять в намерении сделать дарение или принять на себя обязанность за действие другого, или обеспечить существующее обязательство, вообще в желании достигнуть какой-либо юридической цели. Без этого желания и мотива нельзя представить серьезной воли вступить в обязательство. С другой стороны, договор не имеет никакой силы, если в основании его лежит цель, запрещенная законом, например дарение между супругами».

Договоры в качестве основания возникновения прав и обязанностей (в дальнейшем – «договоры – сделки») занимают неодинаковое положение в действующих в разных странах гражданских кодексах. В одних из них нормы, регулирующие соглашение, с одной стороны, и основание его возникновения – «договор-сделку» – с другой, включены в разделы, посвященные договорам как таковым. В других на договоры распространяются общие нормы Кодекса о сделках с тем, что в разделе, посвященном положениям о договоре, на долю договоров – сделок остаются лишь правила, которые определяют порядок формирования необходимого согласия сторон.

О.С. Иоффе, являвшийся, как уже отмечалось, последовательным сторонником множественности значений «договор», обращал внимание на то, что для всестороннего ознакомления с его сущностью договор «должен быть изучен и как юридический факт, и как правоотношение». В полном соответствии с приведенным утверждением он отмечал: «Встречающиеся иногда попытки определить содержание договора указанием как на его условия, так и на вытекающие из него права и обязанности ошибочны и объясняются смешением договора как юридического факта с самим договорным обязательством».

Всякий раз, когда стороны заключают договор, они должны согласовать его условия, которые определяют права и обязанности контрагентов. Однако, наряду с этим, в силу заключенного ими договора они оказываются связанными также правами и обязанностями, которые предусмотрены в законе. В частности, имеются в виду такие права и обязанности, которые предусмотрены нормами, включенными в общую часть ГК, в общую часть обязательственного права, в главы, посвященные соответствующему договору.

Например, у продавца и покупателя есть право требовать от контрагента, нарушившего свое обязательство, полного возмещения причиненных убытков (ст. 393 Гражданского кодекса). Покупатель, не исполнивший обязанность по оплате, помимо цены товара, должен также платить проценты, а равно возмещать понесенные убытки, не покрытые процентами (ст. 395 Гражданского кодекса). Точно так же с указанного момента – заключения договора – контрагенты оказываются связанными правами и обязанностями, которые включены в главу, посвященную купле-продаже (гл. 30 Гражданского кодекса).

Вместе с тем с помощью договора в ряде случаев установлены определенные границы обязательности закона.

Так, п. 3 ст. 1085 Гражданского кодекса, предусмотрев общий порядок подсчета объема и размера возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, вместе с тем допускает его увеличение договором. Более общая норма на этот счет содержится в ст. 1064 (п. 1) ГК. Имеется в виду, что как законом, так и договором может быть установлена обязанность причинителя выплатить потерпевшему компенсацию сверх возмещения вреда.

В заключение следует отметить, что договор в его качестве сделки порождает определенные права и обязанности сторон. Однако подлинное содержание юридической связи сторон этим не исчерпывается. Безусловным элементом служит весь массив императивных гражданско-правовых норм. К этому следует добавить, что при отсутствии других указаний в конкретном договоре стороны признаются согласившимися подчинить свои отношения нормам диспозитивным, а также квазинормативным регуляторам в виде деловых обыкновений, сложившейся между сторонами практики.

В своем определении договоров, отдавая дань теории приоритета закона, Ю.А. Тихомиров указал на то, что закон является «отцом договора». Но продолжая это сравнение, можно отметить, что «мать договора» – соглашение. Именно соглашение порождает все возможные последствия в договоре, включая применение и нормативных и квазинормативных регуляторов.