Перейти к содержимому

Казанков хищение как форма

Казанков хищение как форма

В зависимости от способа совершения преступления в УК РФ выделяются такие формы хищения, как кража (ст. 158), мошенничество (ст. 159), присвоение или растрата (ст. 160), грабеж (ст. 161), разбой (ст. 162). Особое место в УК занимает вымогательство (ст. 163), не относящееся к хищениям, но обладающее рядом одинаковых с ними признаков.

Названные формы хищений обладают своими особенностями, отличающими один состав хищения от другого. В связи с этим, большое значение приобретает точное установление юридических признаков каждой формы хищения - непременное условие правильной квалификации преступления.

Кража (ст.158 УК РФ) – тайное хищение чужого имущества.

Главный отличающий признак данной формы хищения – тайность его совершения. Тайность изъятия имущества, т.е. не обнаруживая контакта с лицом (может быть не тайным лишь для соучастников виновного, а также для лиц, от которых виновный не может ожидать противодействия изъятию). Изъятие должно быть осуществлено тайно как для собственника (владельца) имущества, так и иных посторонних лиц.

При краже, имущество не вверено виновному, т.е. он не имеет юридических правомочий по его распоряжению, управлению, доставке, хранению. От собственника не получено волеизъявления (хотя бы и обманным путем). При этом кража может иметь место при согласии на изъятие имущества, полученного от посторонних лиц (если виновный сознает это), владельца имущества, который не может отдавать отчета в своих действиях (малолетнего, лица с психическими расстройствами, лица в состоянии сильного опьянения). Как кражу следует рассматривать хищение имущества посредством “обманного” воздействия на автомат (компьютерную систему) или животное.

Мошенничество (ст.159 УК РФ) - хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Необходимо акцентировать внимание на том, что предметом мошенничества может быть не только имущество, но и право на него, отдельные правомочия по имуществу (например, виновный может завладеть правом пользования жильем). Упоминание об этом имеет значение для уточнения момента окончания преступления. Завладев правом на имущество, виновный тем самым завладевает и самим имуществом.

Подчеркнем, что при совершении мошенничества имущество не вверено виновному.

При мошенничестве происходит мнимая добровольность передачи имущества. Собственник или иной владелец имущества сам передает его (дает согласие на передачу) виновному или другому лицу, т.к. считает действия виновного правомерными либо хотя и неправомерными, но не связанными с преступным изъятием имущества.

Способом изъятия имущества выступает обман или злоупотребление доверием. Под обманом понимается умышленное сокрытие или искажение истины, т.е. сообщение в той или иной форме владельцу имущества недостоверных сведений (активный обман), или несообщение ему достоверных сведений, когда лицо сознает, что потерпевший действует под влиянием ошибки, а на получателе лежит обязанность по доведению соответствующих сведений (пассивный обман). В результате обмана у потерпевшего возникает заблуждение в определенных обстоятельствах (фактах), а в результате такого заблуждения он «добровольно» передает имущество виновному.

Присвоение или растрат - хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст.160 УК РФ).

При данной форме хищения, имущество вверено виновному. Вверенность имущества означает правомерное владение имуществом и (или) наделение в отношении имущества определенными правомочиями (на основе юридически значимого акта, который не направлен на переход права собственности на имущество), а также обязанностью по несению ответственности за сохранность имущества.

Способом хищения выступает использование имеющихся у виновного правомочий в отношении имущества для обращения его в свою пользу или пользу третьих лиц.

В данном составе объединены две формы преступного деяния - присвоение и растрата. Под присвоением понимается обособление чужого вверенного имущества и присоединение его к собственному (в том числе невозвращение в установленный срок, вынос за пределы хранилища, сокрытие в неизвестном собственнику месте). Но не образует хищения “временное позаимствование” какого-либо имущества, если виновный намерен его вернуть потерпевшему. Под растратой понимается хищение, в котором акт распоряжения совпадает с моментом выхода имущества из владения как собственника, так и самого виновного. Может быть осуществлено путем расходования (потребления) имущества с извлечением из него полезных свойств или путем отчуждения его третьим лицам.

Грабеж (ст.161 УК РФ), в отличие от кражи, это открытое хищение чужого имущества.

Грабеж, как форма хищения означает открытость изъятия имущества, т.е. обнаруживая контакт с иным лицом (кроме соучастников виновного), а именно владельцем имущества или посторонними лицами. Они должны присутствовать на месте грабежа, воспринимать факт изъятия имущества, сознавать значение действий виновного, а виновный должен сознавать указанные объективные обстоятельства.

Совершение грабежа может быть сопряжено с совершением насилия или угрозой насилия. Однако такое насилие не должно быть опасным для жизни и здоровья человека.

Разграничение насильственного грабежа с разбоем проводится по характеру примененного насилия (угрозы), т.к. при последнем должно быть опасным для жизни или здоровья.

Разбой (ст.162 УК РФ) - нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Главная особенность по сравнению со всеми иными формами хищения в том, что разбой сконструирован как усеченный состав, т.е. момент окончания перенесен на более раннюю стадию - покушения на хищение (если уже было нападение и угроза или насилие). Если в разбой перерастет иная форма хищения (кража или грабеж) деяние будет окончено с момента применения угрозы насилием или насилия, характерных для разбоя.

Не требуется таких признаков хищения как фактическое изъятие и (или) обращение имущества, причинения ущерба владельцу имущества. Но все иные признаки хищения (чужое имущество, безвозмездность, противоправность, корыстная цель) являются для разбоя обязательными, т.к. он совершается с целью хищения. Если же в результате разбойного нападения имущество фактически будет изъято, то квалификация содеянного не изменяется.

Проявляется в форме нападения, т.е. внезапного для потерпевшего активного агрессивного воздействия виновного (вне насилия не имеет места).

При данной форме хищения имеется специальная цель - хищение чужого имущества. Цель на совершение хищения должна возникнуть до начала применения насилия.

Наряду с формами хищения, необходимо выделять и виды хищения.

В зависимости от объекта хищения это может быть хищения движимого имущества и хищение недвижимого имущества.

В зависимости от последствий для собственника похищенного имущества: хищение причиняющее значительный ущерб, хищения причиняющее крупный ущерб.

Отдельно необходимо остановиться на таком виде хищения как мелкое хищение.

Согласно примечанию к ст 7.27 КоАП РФ [1] х ищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает один минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации.

Приведем пример из практики:

«В июле 1998 г. Козловским районным судом Чувашии Р. осуждена к лишению свободы по пп. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за то, что в течение четырех дней совершила кражи у пяти граждан двух часов и пяти куриц. При этом стоимость похищенного у каждого из потерпевших не превысила 70 руб., одни часы стоимостью 40 руб. украдены путем незаконного проникновения в квартиру. Сумма похищенного составила 230 руб.

Алатырский районный суд Чувашии освободил ее от отбывания наказания, квалифицировав каждый из указанных эпизодов в отдельности как мелкое хищение. Не было оснований и для квалификации содеянного как продолжаемого преступления, поскольку имущество похищено у разных собственников» [2] .

Сам факт, что мелкое хищение не является преступлением, а образует состав правонарушения, говорит и о степени наказания лица совершившего мелкое хищение. Мелкое хищение чужого имущества путем кражи… при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 158… - влечет наложение административного штрафа в размере до трехкратной стоимости похищенного имущества, но не менее одного минимального размера оплаты труда.

[1] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 7 января 2002 г. - №1. - Ст.1.

[2] Вырастайкин В. Мелкое хищение – не мелочь // Российская юстиция. – 2000. - №7. - с.45.

Разбой как форма хищения чужого имущества : Уголовно-правовой аспект Казанков Владимир Юрьевич

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Казанков Владимир Юрьевич. Разбой как форма хищения чужого имущества : Уголовно-правовой аспект : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.08.- Ростов-на-Дону, 2006.- 198 с.: ил. РГБ ОД, 61 06-12/1559

Содержание к диссертации

Глава 1. Разбой как вид преступного посягательства против собственности и его законодательное регулирование в истории уголовного права России . 13

1. Общая характеристика разбоя как разновидности хищения чужой собственности 13

2. Историко-правовой анализ разбоя в российском законодательстве 20

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика разбоя . 38

1. Объективные признаки разбоя 38

2. Субъективные признаки разбоя. 63

3. Виды наказания за совершение разбоя, их эффективность и соотношение с санкциями за совершение других преступлений 80

Глава 3. Квалификация разбоя в теории уголовного права, следственной и судебной практике . 98

1. Отграничение разбоя от смеяшых составов преступлений (ч.1 ст. 162 УК РФ) 98

2. Квалифицирующие признаки разбоя (ч. 2 ст. 162 УК РФ) 122

3. Особо квалифицирующие признаки разбоя (ч. Зич. 4 ст. 162 УК РФ). 143

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования. Криминогенная ситуации в России по-прежнему остается чрезвычайно сложной. Это хорошо видно по структуре корыстной преступности. Так, по данным МВД РФ среди всех преступлений, зарегистрированных в Российской Федерации в 2005 г., более половины (55,7 %) составляют хищения чужого имущества. Среди преступлений против собственности наиболее тяжким является разбой, за совершение которого по ч. 4 ст. 162 Ж РФ предусмотрено лишение свободы на срок до 15 лет. Численность совершаемых разбоев остается значительной. Так, в 2002 г. в России было совершено 47052 разбойных нападений, в 2003 г. -48673, в 2004 г. - 55448, в 2005 г.- 63671. На Северном Кавказе ситуация также напряженная. Так, в Ростовской области в 2002 г. было совершено 1061 разбоев, в 2003 г. - 1160, в 2004 г. - ИЗО, в 2005 г.- 1345. Есть основания полагать, что и в обозримом будущем положение вряд ли изменится к лучшему. Свою специфику в преступления против собственности внесли происшедшие в последние годы изменения в социально-экономических отношениях в России. В этом смысле разбойные нападения характеризуются тем, что чаще при их совершении используется огнестрельное оружие, заметен рост разбоев, совершаемых при соучастии в разных формах, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшим. Наряду с этим исследуемое нами общественно опасное деяние против собственности, как показывает практика, характеризуются высокой латентностью, отличается тенденцией «омолаживания». Такое положение свидетельствует о том, что принимаемые меры по предупреждению, пресечению, расследованию и наказанию виновных в совершении разбойных нападений не приносят положительного результата.

Все это обусловливает необходимость дополнительного изучения состояния законодательного регулирования состава данного преступления и ответственности за его совершение, совершенствования соответствующей правоприменительной практики. В этой связи следует отметить, что.УК РФ 1996 г. суще-

ственно видоизменил регулирование вопросов, связанных с хищением собственности. Так, в отличие от предшествующего уголовного закона все формы собственности имеют равный правовой статус, что вытекает из ст. 8 Конституции Российской Федерации (например, в УК РСФСР 1960 г. регулировался разбой с целью завладения отдельно государственной собственности - ст. 91 и отдельно личной собственности граждан - ст. 146). В действующем уголовном законе отношение законодателя к данной группе преступлений видно из расположения главы 21 Уголовного кодекса РФ, которая расположена сразу за разделом о преступлениях против личности. Согласно современному представлению о системе социальных ценностей право собственности расценивается как важнейшее из социальных благ личности, следовательно, посягательства на это благо являются, в широком смысле, также посягательствами на личность. А в случае с разбоем эти две социальные ценности терпят ущерб одновременно.

Читайте так же:  Натяжные потолки доплата за

Однако несмотря на определенное улучшение нормативно-правового регулирования составов хищения чужого имущества как преступных посягательств против собственности и разъяснения суда высшей инстанции, в следственной и судебной практике возникает немало спорных вопросов, связанных, в частности, с отграничением разбоя от смежных составов преступлений, и прежде всего от грабежа и вымогательства, применением квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков разбоя, что также требует научного осмысления. Нередко ученые, органы предварительного следствия, прокуратуры и суда по-разному трактуют законодательные положения и тем более их применение к конкретным ситуациям. Достаточно сказать, например, что нет единого мнения о содержании объективной стороны разбоя и, в первую очередь, понятии «нападение». Разноречиво толкуется вопрос, связанный с квалификацией разбойного нападения, в процессе которого причиняется тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего. Имеются вопросы по соотношению санкций за основной, квалифицированный и особо квалифицированный составы разбоя, и к тому, что составляет предмет разбоя

и т.д. Особенно актуально эти вопросы встали в связи с изменениями в уголовном законодательстве (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г.), в том числе по составу разбоя - ряд законодательных новелл вызывает неоднозначные оценки.

По мнению диссертанта, все это вызывает необходимость дополнительного уголовно-правового анализа проблемы борьбы с разбоем как видом преступного посягательства против собственности, определения и уточнения ряда правовых понятий, уяснения особенностей квалификации разбоя и его разграничения с другими социально однородными деяниями. Указанные обстоятельства во многом обусловили обращение диссертанта к выбору темы диссертационного исследования, его практическую и научную актуальность.

Степень разработанности темы исследования. Общетеоретические подходы в изучении различных аспектов хищения собственности отражены в научных трудах таких правоведов, как Н.А. Беляев, Г.И. Волков, Л.Д. Гаухман, А.И. Гуров, И.М. Гальперин, П.С. Дагель, СИ. Дементьев, А.И. Долгова, С.А. Елисеев, И.И. Карпец, В.Е. Квашис, С.Г. Келина, Г.А. Кригер, Г.Л. Кригер, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, В.В. Лунеев, А.А. Малиновский, В.Д. Мень-шагин, Г.М. Миньковский, А.С. Михлин, А.В. Наумов, А.А. Пионтковский, А.Н. Тарбагаев, П.А. Фефелов, М.Д. Шаргородский и др. Изложенные в этих работах научные воззрения послужили концептуальной и методологической основой диссертационного исследования.

Различные аспекты разбоя нашли отражение в ряде достаточно объемных и фундаментальных работ как прошлого, так и настоящего времени, посвященных уголовно-правовым аспектам преступлений против собственности, среди которых следует выделить труды А.С. Кардавы, А.И. Бойцова, В.А. Владимирова, Л.Д. Гаухмана, В.В. Мальцева, Б.В. Волженкина, СМ. Кочои, Э.С Тенчова, Р. Д. Шарапова, П.С. Яни, Н.А. Лопашенко и др.

Вопросы уголовно-правового регулирования разбоя стали предметом ряда диссертационных исследований, среди которых кандидатские диссерта-

ции К.М. Гурбанязовой, A.M. Ивахненко, А.Х. Юнусова, В.И. Коваленко, И.Г. Барсуковой и др.

Вместе с тем в научной юридической литературе отсутствуют монографические работы по комплексному исследованию уголовно-правовых аспектов разбоя как вида преступного посягательства против собственности, в которых учитывались бы социально-экономические реалии в современной России, которые, как известно, претерпели кардинальные изменения, а также научные работы, обобщающие соответствующую следственную и судебную практику последних лет, где наличествует немало противоречий, что снижает эффективность принимаемых мер борьбы с разбойными нападениями. Недостаточное освещение, на взгляд автора, находят также историко-правовые вопросы развития разбоя как состава преступления в российском законодательстве. Явно недостаточно освещены вопросы соотношения умысла и неосторожности в процессе применения насилия при разбое и ряд других вопросов. В настоящей диссертации предпринята попытка определенным образом восполнить этот и указанные выше пробелы.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является выявление уголовно-правовых особенностей разбоя как разновидности хищения чужого имущества и разработка на этой основе предложений по совершенствованию уголовного законодательства, правоприменительной практики следственных и судебных органов, а также рекомендаций по совершенствованию уголовного закона как одного из средств повышения эффективности борьбы с разбойными нападениями.

Указанная цель определила следующие основные задачи исследования:

дать общую характеристику разбою как разновидности хищения чужого имущества;

показать место этого общественно опасного деяния в системе преступлений против собственности;

исследовать историко-правовые аспекты состава разбоя и ответственности за его совершение на различных этапах развития российского права;

осуществить анализ объективных и субъективных признаков разбоя;

- рассмотреть квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки
разбоя и особенности их применения в следственной и судебной практике;

- разработать предложения по совершенствованию уголовно-правовых по
ложений, регулирующих конструкцию состава разбоя и ответственности за его
совершение и рекомендации по совершенствованию следственной и судебной
практики при расследовании разбоев.

Методология и методика исследования. При проведении диссертационного исследования его методология основывалась на принципах диалектического материализма как всеобщего метода познания. В ходе исследования использовались частно-научные методы: историко-правовой - применительно к изучению исторического опыта регламентации разбоя; формальнологический, заключающийся в детальном анализе указанных в законе признаков состава разбоя; сравнительное правоведение, включающее анализ зарубежного законодательства в вопросах регулирования разбоя и ответственности за его совершение; статистический, включающий сбор и анализ статистических данных о совершении разбоя; документальный метод -выборочное изучение уголовных дел по квалификации разбоя и смежных с ним составов преступлений; метод экспертной оценки - исследование проблем квалификации разбоя путем опроса работников правоохранительных органов.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, другие нормативно-правовые акты, связанные с регулированием отношений собственности и ее защитой от преступных посягательств. При подготовке диссертации изучена дореволюционная научная литература по проблемам уголовного права, законодательство дореволюционного и советского периодов. В ходе исследования изучены и использованы материалы следственной и опубликованной судебной практики, постановления Пленума и определения судебных коллегий по уголовным делам Верховного Суда РФ, областного суда Ростовской области, районных судов г. Ростова-на-Дону, а также следственная и судебная практика судов Южного федерального округа и других регионов России.

Эмпирическая база создавалась посредством изучения статистических данных, исследованием уголовных дел и приговоров районных и областного суда по обвинению в разбойных нападениях. Было изучено 150 уголовных дел, а также интервьюировано 90 сотрудников правоохранительных органов.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступления против собственности в форме разбоя. Предмет исследования представляют законодательные положения о разбое как разновидности хищения чужого имущества, соответствующие научные взгляды, следственная и судебная практика квалификации разбоя, назначения наказания за его совершение.

Достоверность результатов исследования определяется методологией и методикой, а также репрезентативностью эмпирического материала.

Научная новизна диссертации. В диссертации поставлены и решены исследовательские задачи, которые еще не были предметом специальных научных изысканий. В частности, автором показано место разбоя в Особенной части УК РФ, проанализированы и предложены новые дефиниции ключевых понятий, характеризующих разбой как разновидность преступного посягательства против собственности, в том числе понятия «нападение», «корыстный мотив» и др. Выявлены противоречия в судебной практике по применению признаков основного состава разбоя, его отграничения от грабежа, вымогательства и других составов смежных преступлений, квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков разбоя и предложены пути их разрешения по вопросам незаконного проникновения в жилище, причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, соотношения умышленной и неосторожной вины в процессе разбойного нападения и ряду других вопросов. Проанализировано соотношение санкций по всем четырем частям ст. 162 УК РФ, выявлена их противоречивость, предложены соответствующие рекомендации законодателю. Новизна работы определяется также тем обстоятельством, что она является одной из первых диссертаций, где анализируются введенные законом от 8 декабря

2003 г. довольно существенные законодательные изменения по составу разбоя. Новизной отличаются и результаты исследования, наиболее важные из которых выносятся на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

Понятие «нападение» применительно к разбою необходимо раскрыть законодательно в виде примечания к ст. 162 УК РФ следующего содержания: «Примечание: под нападением в настоящей статье следует понимать неожиданные для потерпевшего и активные умышленные насильственные действия, опасные для жизни или здоровья, либо угрозу такими действиями».

Часть 1 статьи 162 УК, имея в виду объективную сторону разбоя, целесообразно изложить в следующей редакции: «Нападение с целью хищения чужого имущества -. ». Имеющиеся в действующем УК РФ дополнения к этой диспозиции («совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия») являются излишними, поскольку охватываются понятием нападения.

3. Понятие корысти как мотива должно быть одинаковым для всех составов преступлений, при этом данный мотив не должен быть обязательным признаком имущественных преступлений - таковые могут совершаться и по иным мотивам. При этом корысть следует включить в перечень обстоятельств, отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ), причем целесообразнее применить формулировку «по мотиву корысти», а не «из корыстных побуждений». В имущественных преступлениях, в том числе в составе разбоя, мотив корысти должен иметь статус квалифицирующего признака, для чего необходимо соответственно дополнить ч. 2 ст. 162 УК РФ квалифицирующим признаком - «по мотиву корысти». Дефиницию мотива корысти целесообразно закрепить в уголовном законе следующим образом: «Под мотивом корысти следует понимать явное стремление виновного получить имущественную и иного рода личную выгоду в результате совершения преступления».

4. Если, намереваясь совершить хищение чужого имущества, лицо применяет насилие, опасное для жизни и здоровья по неосторожности, то в дан-

ном случае нужно ставить вопрос о совокупности преступлений в виде грабежа и неосторожного причинения вреда здоровью.

Введение в организм потерпевшего опасных для жизни и здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ с целью приведения его таким способом в беспомощное состояние и завладения имуществом не должно квалифицироваться как разбой, а необходимо оценивать как совокупность преступлений в виде кражи или грабежа и причинения вреда здоровью, поскольку в этом случае отсутствует нападение, за исключением случаев насильственного совершения таких действий.

Разбой, совершенный в подъезде жилого дома, оборудованного входной дверью и запирающим устройством, ограничивающим доступ посторонних лиц, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. ст. 162 УК РФ, поскольку это пространство должно охватываться понятием «жилище». Валено учитывать и то обстоятельство, что довольно часто жильцы смежных квартир огораживают часть лестничной площадки, образуя своеобразные тамбуры, которые в подъезде жилого дома используется функционально как жилище. Кроме того, в подъезде меньше людей, поэтому виновный получает возможность совершить преступление более скрытно и тем самым повышается его общественная опасность.

7. Поскольку признак «причинение тяжкого вреда здоровью» введен в
состав разбоя как особо квалифицирующий (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ), то зна
чит, что соответствующее деяние также введено в состав разбойного нападе
ния. Таким образом, в случае, когда при разбойном нападении виновный при
чиняет потерпевшему тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности
его смерть, эти действия следует квалифицировать как одно деяние, преду
смотренное п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. В случае, когда в процессе разбойного
нападения совершается причинение смерти по неосторожности, то деяние сле
дует квалифицировать по совокупности преступлений без ссылки на особо
квалифицирующий признак разбоя в виде причинения тяжкого вреда здоро
вью.

8. Представляется целесообразным изменить санкцию за совершение особо квалифицированного разбоя. Максимальный размер санкции должен составлять двадцать лет лишения свободы - здесь добавочные пять лет (санкция по ч. 4 ст. 162 УК РФ - 15 лет) складываются из максимальных двух лет лишения свободы, которые предусмотрены за основной состав кражи (это «имущественная» составляющая) и трех лет за «дерзость», повышенную общественную опасность разбоя, ответственность за который складывается из ответственности за насилие и ответственности за хищение плюс ответственность за соединение этих двух общественно опасных деяний.

Читайте так же:  Заявление на розыск должника-организации

Теоретическая значимость результатов исследования. Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что она вносит определенный вклад в развитие теории уголовного права, поскольку восполняет пробел относительно комплексного подхода к уголовно-правовым проблемам разбоя и его предупреждения. Важными представляются выводы и предложения, которые могут быть использованы наукой уголовного права в процессе дальнейшего исследования проблем противодействия преступным посягательствам против собственности.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностями его использования при подготовке предложений по совершенствованию уголовного законодательства, а также руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по указанной категории уголовных дел. Наряду с этим результаты исследования могут быть использованы в правоприменительной практике следственных и судебных органов, в профилактической деятельности органов внутренних дел, а также в учебном процессе - при преподавании соответствующих разделов курсов по уголовному праву и криминологии.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры уголовного права РЮИ МВД России. Основные положения диссертации доводились автором до научной общественности в выступлениях диссертанта на конференциях адъюнктов

и соискателей, научных теоретических и практических семинарах по данной проблеме.

Концепция и отдельные вопросы, отражающие суть диссертационного исследования, содержатся в опубликованных работах общим объемом 1,2 печатных листа.

Структура и содержание диссертационного исследования определены его целями и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 8 параграфов, заключения и списка литературы. Объем и оформление диссертационного исследования отвечают требованиям ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Общая характеристика разбоя как разновидности хищения чужой собственности

Разбой в уголовно-правовой и криминологической литературе относится к категории корыстных преступлений (вместе с тем, как мы отмечали, его характерной чертой является нападение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, сопряженное с изъятием чужого имущества). В последние годы доля корыстных преступлений в структуре всей преступности в России составляет порядка 55-60 %. Этот показатель остается в целом стабильным1. Что касается осужденных за корыстные преступления, то, по данным специальной переписи осужденных, за преступления против собственности отбыва-ют наказание те же 60 % от общего числа всех осужденных . В статистике разных стран, как правило, нет выделения группы корыстных преступлений. Это объясняется прежде всего тем, что реально по корыстным побуждениям могут совершаться преступления, посягающие на самые разные объекты: против собственности, личности, государства, правосудия, здоровья населения, экологии, управления и т. д. Причем эта мотивация в ряде случаев не является единственной при одной и той же уголовно-правовой квалификации. Однако ни в одной стране мира нет учета преступлений по мотивации3. Если коснуться сравнительно недавней истории, то в СССР и в России после введения единого учета преступлений в 1961 году корыстные и некоторые другие мотивы находили определенное отражение в документах первичного учета. В третьем издании «Инструкции о едином учете преступлений» (от 14 декабря 1994 г.) пе- речень мотивов существенно расширен. В статкарточках о результатах расследования преступления и на лицо, совершившее преступление, дан большой перечень (21 наименование) мотивов и целей преступлений. Как и прежде, он начинается с корыстных побуждений . Следует отметить, что в четырех обзорах ООН о тенденциях преступности (1970-1990 гг.) из всех корыстных преступлений отслеживались грабежи, кражи, мошенничество.

Что касается разбоя, что в уголовной статистике многих стран, и соответственно ООН, в отличие от России, это преступление отдельно не учитывается, поскольку разбой и грабеж во многих странах представляет собой состав одного общественно опасного деяния, переводимого на русский язык либо как разбой, либо как грабеж, а также как «отягощенная кража». Так, в УК ФРГ2 речь идет о разбое ( 249-252), при этом российскому грабежу соответствует германский разбой без отягчающих обстоятельств. В уголовном законе Испании и разбой, и грабеж (по российским понятиям) являются кражей с приме-нением разной степени насилия (глава вторая раздела XIII УК Испании). Поэтому в международной статистике интересующее нас преступное посягательство против собственности в виде разбоя проходит как грабеж и понимается шире. Тем не менее эта статистика дает представление о мировой тенденции в распространенности этого рода преступлений. По данным первого обзора ООН (1970-1975 гг.), в мире регистрировалось 46,1 грабежей (разбоев) на 100 тысяч населения, при этом в развивающихся странах доля разбоев больше и составляет 58,1 грабежей (разбоев), а в развитых странах - 38,3 грабежей (разбоев). Однако следует иметь в виду, что в указанный период наблюдался довольно интенсивный рост этого вида преступности, который в целом составил 179 %. Больше всего рост приходится на развитые страны (322 %), что намного превышает количественный рост в развивающихся странах грабежей (разбоев) (42,2 %)4. Это чрезвычайно интересный факт, но подробное исследование данного явления выходит за рамки предмета настоящей работы. По регионам различия коэффициента грабежей (разбоев) еще более существенные. Так, в азиатском регионе он составляет 100,2 грабежей (разбоев) на сто тысяч населения, в западноевропейском и североамериканском регионе - 26,9 грабежей (разбоев), в североафриканском и ближневосточном регионах данный показатель составлял 13 грабежей (разбоев). В то время СССР не представлял соответствующих данных, а по внутренней статистике указанный коэффициент составлял 17,2 разбоев (без грабежей) на сто тысяч населения1. Если прибавить грабежи, то показатель будет сопоставимым с западноевропейским. Данные второго обзора ООН (1975-1980 гг.) свидетельствуют о продолжающемся значительном росте распространенности грабежей (разбоев) в 30 странах при сокращении только в 18 странах. В развитых странах коэффициент (число разбоев на 100 000 населения) увеличился до 68, а в развивающихся - до 80. Данный показатель по СССР в указанный период составлял (только по разбоям) 21,72. В третьем обзоре ООН (1980-1985 гг.) тенденция роста грабежей (разбоев) была продолжена. Их доля в структуре учтенной преступности увеличилась с 5 до 6 %, а коэффициент грабежей (разбоев) возрос до 120. При этом в обзоре нет данных о регионах, поскольку многие государства, признавая важность сравнительного анализа, возражали против каких-либо цифровых классификаций. В СССР коэффициент грабежей и разбоев возрос до 34,6, что, как видно, в целом значительно меньше общемирового показателя3. Четвертый обзор ООН (1986-1990 гг.) подтвердил тенденцию роста числа грабежей (разбоев). В целом количество этих преступлений возросло на 63 %. Общий итог этих явлений российский криминолог В.В. Лунеев сформулировал следующим образом: «При всей несхожести уголовно-правовых, статистических и организационных условий в разных странах есть основания для общего вывода: примитивные насильственные формы изъятия чужого имущества растут во всем мире, включая индустриально развитые демократические страны, в числе которых США, как обычно, занимает одно из первых мест»4. Мы можем добавить, что наша страна не является исключением, хотя здесь свои особенности, о которых речь пойдет ниже. В последние годы общая тенденция роста насильственных форм хищения продолжается, хотя темпы этого роста замедлились.

Историко-правовой анализ разбоя в российском законодательстве

Разбой как целенаправленно сконструированный состав преступления появился сравнительно давно. При этом составы преступлений в виде разбоя и наказаний за них уже с первых нормативно-правовых актов отличаются определенной сложностью. Так, в договоре Руси с Византией 911 г. устанавливалась ответственность за насильственное присвоение чужой вещи, виновного здесь ждало наказание в виде штрафа, равного тройной стоимости похищенной вещи . В следующем правовом акте - Русской Правде состав преступного посягательства в виде разбоя приобретает новые, более сложные формы. В целом же, как известно, Русская Правда содержала нормы гражданского, уголовного и процессуального характера. Термин «преступление» хотя и был известен в эпоху Русской правды, но в самом сборнике не употреблялся, а под его понятием употреблялось слово «обида» - деяние, оцениваемое только по количеству вреда, нанесенного частному лицу против его имущественных или личных прав. При этом разбой еще не отграничивался от грабежа. В этой связи известный российский правовед периода империи И.Я. Фойницкий отмечал, что если разбой как совокупное нападение целой шайки виновных на мирных жителей для разбития и расхищения их имущества с самого начала правовой истории был запрещен под страхом уголовного наказания, в то время как грабеж как самоуправное насильственное отнятие имущества «один-на-один» долгое время еще оставался лишь гражданским, а не уголовным правонарушением - «гражданской направдой».

В период Русской правды разбой был возможен только как умышленное преступление. Это следует из того, что уже в ранний период Русской Правды видны явные признаки уголовного вменения. В Русской Правде усматривается, что преступником может быть только лицо, обладающее свободной волей и сознанием. Злодеяния, совершаемые холопами, не считались преступлениями и не влекли на преступника уголовных наказаний. О возрасте субъекта в Русской Правде ничего не говорилось. Это касалось и разбоя. О том, что разбой уже в то время считался тяжким преступлением, свидетельствует содержание ст. 7 Пространной редакции Русской Правды, где указывается, что «будет ли стал на разбои без всякоя свады (то есть без ссоры - авт.), то за разбойника люди не платять, но выдадять и всего с женою и с детми на поток и на раз-грабление» . А поток и на разграбление, как известно, были по Русской Правде наиболее суровым наказанием. В Псковской судной грамоте предусматривались следующие имущественные преступления - простая татьба, квалифицированная или неоднократная татьба, кража церковного имущества, поджог, конокрадство, грабеж1. Данный документ не раскрывает содержания разбоя, при этом мы не встретили в литературе объяснений такого положения. Не имея целью специально изучать данный вопрос, мы можем предположить, исходя из смысла ст. 24-27 ПСГ, что разбой по-прежнему еще не отграничивался от грабежа.

Судебник 1497 г. законодательно закреплял распространение юрисдикции великого князя на всю территорию централизованного российского государства. Большинство его норм носит гражданско-процессуальный и уголовно-процессуальный характер. Однако есть и уголовно-правовые материальные нормы, хотя их сравнительно немного. Для примера можно привести норму, которая имеет свое название - "О татех указ" (ст. 39). Здесь указывается: "А доведут на кого татбу, или разбой, или душегубство, или иное какое лихое дело, а будет ведомый лихой, и ему того велети казнити смертной казнью, а ис-цево доправити их его статка, а что ся у статка останеть, ино то наместнику и его тиуну имати себе. А не будет у которого у лихого статка, чем исцово заплатить, и ему того лихого исцю вь его гибели не выдати, велети его казнити смертной казнью". Как видно, Судебнику известен разбой как вид преступного посягательства, однако его диспозиция здесь не раскрывается. По своей тяжести разбой относился к «лихому делу», то есть наиболее тяжкому преступлению. Соответственно лица, их совершившие, именовались "лихими" людьми. Заметим также, что ответственность за совершение большинства преступлений предполагала дополнительное наказание в виде денежных выплат. Причем выплаты предназначались как в пользу государства, так и в пользу потерпевшей стороны, то есть они состояли из штрафа (или конфискации имущества виновного) как дополнительного наказания и выплат в рамках гражданско-правовых отношений, которым, собственно, посвящено большинство норм судебника.

Судебник 1550 года расширяет круг регулируемых центральной властью вопросов, более четко формируется социальная направленность наказания. Регламентация охватывает большую сферу уголовно-правовых имущественных отношений. В понятие субъекта преступления вводится абсолютно новое понятие «ведомо лихой человек». На основе этого практика выработала своеобразную форму судебного процесса - «облихование». «Облихование» порождало особый субъект - «лихого человека», его появление в деле придавало особую значимость данному составу преступления. Если подозреваемого обвиняли в том, что он «ведомо лихой человек», то этого было достаточно для применения к нему пытки. К «лихим», т.е. особо опасным делам относились: разбой, грабеж, поджог, убийство, особые виды кражи (татьбы), заговор и мятеж. Но не требовалось доказывать, что совершены определенные, конкретные преступления, достаточно было установить на основании опроса «лучших» людей, что обвиняемый был «ведомо лихим человеком». К «лучшим» людям относились боярские дети, дворяне, представители верхушки посада или крестьянской общины. Наказания за одни и те же преступления разнились, одни были для «лихих людей», другие для не «облихованных». В этом Судебнике впервые наблюдается попытка законодателя отграничить разбой от грабежа. Так, согласно ст. 25 Судебника, «а который ищеа взыщет бою и грабежу, и ответчик скажет: бил, а не грабил, и ответчика в бою обвинити и бесчестие на нем взята; а в пене, посмотря по человеку, что государь укажет; а в грабеже суд и правда, а во всем не обвинити; а скажет, что грабил, а не бил, и на том грабеж доправити, что скажет грабил; а в пене, посмотря по человеку, что государь укажет; а в бою суд и правда». Хотя, как видно, законодатель еще только нащупывает критерии такого отграничения.

Читайте так же:  Надбавка за стаж работы в районах крайнего севера 50

Объективные признаки разбоя

Как и любое другое преступление, разбой причиняет определенный вред обществу, государству, конкретным людям или, иными словами, данное общественно опасное деяние имеет свой совершенно конкретный объект. Разбой посягает одновременно на два объекта, о чем ниже будет сказано подробнее. Сейчас же представляется необходимым затронуть некоторые теоретические аспекты объекта. Прежде всего отметим признанное в литературе положение о том, что вред, ущерб охраняемому уголовным законом объекту может быть причинен не любыми, а только определенными действиями, характер которых определяется свойствами самого объекта.

В действующем УК РФ, как известно, закреплен примерный перечень общественных отношений, защищаемых уголовным законом (ст. 2 УК РФ), при этом, перечисляя их по степени значимости в системе социальных ценностей, законодатель признал приоритетное значение прав человека и гражданина по сравнению с общественными отношениями, охраняющими институт собственности либо интересы государства, как это было в предыдущем УК РСФСР 1960 г. На основании того уголовного закона, который был разделен только на главы, в свое время теоретически была обоснована общепризнанная трехступенчатая классификация объектов преступления (общий, родовой и непосредственный) . Однако структура УК 1996 г. с делением Особенной час- ти не только на главы, но и на разделы предполагает четырехступенчатую классификацию объектов1, не получившей в свое время общего признания в теории уголовного права. При этом общим объектом преступлений является совокупность всех общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств. Такая позиция была длительное время общепринятой в теории уголовного права. В последние годы она уточняется, в частности, указывается, что «объектом преступления следует признать те блага, на которые посягает преступное деяние и которые охраняются уголовным за-коном» . Под родовым объектом понимается группа однородных, взаимосвязанных общественных отношений, которым свойственны общие или тождественные признаки и которые в силу этого охраняются единым комплексом уголовно-правовых норм. Критерием выделения глав в разделе является видовой объект преступления, который выделяется внутри родового объекта и соотносится с родовым как вид с родом. Наконец, непосредственный объект - это конкретное общественное отношение, на которое посягает преступление и которое в силу этого специально ставится под охрану закона.

При этом непосредственный объект по содержанию совпадает с видовым объектом, отличаясь от него как часть целого по объему. Такая классификация в последнее время подвергается сомнению, например, некоторые авторы полагают под объектом преступления понимать только людей4, однако принципиальных новых подходов к решению проблемы объекта преступления не предлагается (например, предложение считать в качестве объекта преступления только человека, а не общественные отношения, несмотря на кажущуюся новизну, таковой, на наш взгляд, не содержат, поскольку совершенно очевидным является то обстоятельство, что любое правонарушение в конечном итоге приносит ущерб конкретным людям). Исходя из этой посылки, мы можем рассматривать родовой объект разбоя как установленный порядок функционирования экономики в целом. Видовой объект, как мы отмечали, является частью родового объекта. Как правило, последний образован несколькими видовыми объектами. Они служат классификации посягательств на однородные общественные отношения и имеют преимущественно научное значение. Применительно к нашему исследованию в основу выделения глав положен видовой объект, который соотносится с родовым объектом как часть с целым или, иначе говоря, как вид с родом1. Для правильной квалификации совершенного деяния наиболее существенное значение имеет максимально точное установление непосредственного объекта, который в отличие от родового и видового объекта не определяется в зависимости от названия раздела или главы. Это, в свою очередь, связано с исследованием элементов общественных отношений, а именно субъектов общественных отношений, фактических отношений между субъектами предпринимательства, а также объекта этих отношений. В литературе встречается мнение о том, что общественные отношения представляют собой деятельность его участников или определенное положение людей по отношению друг к другу, или то и другое одновременно2. В нашем случае общественные отношения выступают выразителями определенных социальных связей между субъектами экономических отношений по поводу собственности, которые складываются в процессе видоизменений правомочий собственников. При рассмотрении социальной связи как элемента общественных отношений следует иметь в виду, что она характеризуется конкретной деятельностью и осуществляется внутри самого общественного отношения, являясь основным связующим звеном между субъектом и объектом отношений собственности. В контексте этого разбой предполагает противоправную деятельность по изъятию чужого имущества с одновременным причинением вреда здоровью, опасного для жизни. Что касается видового объекта, то здесь на первый план выходит категория «собственность». Собственность представляет собой принадлежность средств и продуктов производства определенным лицам (как физическим, так и юридическим). Право собственности как право конкретных субъектов на определенные объекты (имущество) сводится к трем правомочиям: право владения - предоставляемая законом возможность фактического обладания вещью и удержания ее в собственном владении; право пользования - основанная на законе возможность эксплуатации имущества или иных форм собственности, извлечения из него полезных свойств и/или получения от него плодов и доходов; право распоряжения - предоставленная собственнику возможность по своему усмотрению и в своих интересах совершать действия, определяющие юридическую судьбу имущества. Эти правомочия тесно взаимосвязаны и лишь только в комплексе составляют юридическое содержание права собственности.

Отграничение разбоя от смеяшых составов преступлений (ч.1 ст. 162 УК РФ)

В уголовно-правовой литературе как современности, так и прошлых периодов истории нашей страны достаточно много внимания уделялось и уделяется теоретическим вопросам квалификации преступлений, в том числе применительно к преступлениям против собственности1. Это обстоятельство избавляет нас от необходимости подробно останавливаться на многих вопросах, связанных с теоретическим обоснованием вопросов квалификации разбойных нападений. Однако на некоторых аспектах, которые в контексте исследуемой проблематики приобретают, на наш взгляд, важное значение, мы все же будем останавливаться и, как правило, это будет осуществляться при рассмотрении конкретных ситуаций из следственной и судебной практики, учитывая и то обстоятельство, что в правоприменительной практике при квалификации преступного посягательства против собственности в форме разбоя встречается еще много спорных вопросов.

Первая группа дискуссионных вопросов связана с проблемой отграничения разбоя от смежных составов преступлений, что предполагает детальное рассмотрение и сопоставление диспозиции основного состава разбоя (ч. 1 ст. 162 УК РФ) с диспозициями составов других преступлений как против жизни и здоровья личности, так и против собственности. Другая группа вопросов увязана с особенностями квалификации сложных деяний, в числе которых присутствуют и признаки разбойного нападения, а именно причинение вреда здоровью и хищение чужого имущества.

Наиболее близко состав разбоя как преступного посягательства против собственности схож с составом грабежа (ст. 161,162 УК РФ). Во всех работах, чьи авторы касаются этого вопроса, и во многих судебных решениях указывается на то положение, что разбой отличается от грабежа (имеется в виду квалифицированный состав грабежа) интенсивностью насилия, которое применяется при совершении этих преступлений, что со всей очевидностью вытекает из анализа диспозиций, содержащихся в ст. 161 и 162 УК РФ. Под насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое насилие, которое причинило здоровью потерпевшего тяжкий вред или вред средней тяжести, либо легкий вред, вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Таковым признается и насилие, которое причинило потерпевшему легкий вред без расстройства здоровья либо не причинило вреда, однако в момент причинения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего1. Применительно к периоду до принятия Уголовного кодекса 1996 г. согласно решению Президиума Верховного Суда РФ от 28 декабря 1994 г. имелось в виду, что «под насилием, опасным для лсизни и здоровья, о котором говорится в ст. 146 Ж РСФСР, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого телесного повреждения, менее тялского телесного повреледения, а также легкого телесного повреждения с кратковременным расстройством здоровья»1. Заметим, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966 г. № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» (с изм. и доп. от 23 декабря 1970 г., 27 июля 1983 г., 4 мая 1990 г., в редакции от 21 декабря 1993 г., с изм. и доп. от 25 октября 1996 г.) формулировка была несколько иная: «по ч. 1 ст. 146 УК РСФСР (при отсутствии отягчающих разбой обстоятельств) следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, которое причинило потерпевшему легкое телесное повреяедение без расстройства здоровья либо не причинило вреда его здоровью, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего» . В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о кралсе, грабель и разбое» от 27 декабря 2002 г. под насилием, опасным для лшзни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

В следственной и судебной практике определенные сложности вызывает выявление грани, отделяющей насилие, опасное для жизни и здоровья, и насилие, не опасное для жизни и здоровья; соответственно по этому признаку проходит отграничение разбоя от грабежа. В одном из определений судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 1995 г. («Действия лица, не повлекшие расстройства здоровья потерпевшего и не создавшие реальную опасность для его жизни и здоровья при нападении на него с целью завладения имуществом, квалифицируются как грабеж»)1 указывается на следующий пример. Московским районным народным судом Нижнего Новгорода В. осужден по ч. 1 ст. 146 УК РСФСР за разбой. Как указано в приговоре, 17 марта 1994 г. около 22 час. В. в нетрезвом состоянии в подъезде дома напал на К. с целью завладения его имуществом. Схватил его за воротник верхней одежды и ударил головой о лестницу, залез в его карман, в котором находились деньги. Однако К. оказал сопротивление В. Тот бросился бежать, но был задержан потерпевшим и передан работникам милиции. К. причинены легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.