Перейти к содержимому

Компактное проживание немцев

История переселения немцев Поволжья в Сибирь в годы Великой отечественной войны

Жанна Александровна Сержанова
Старший преподаватель СибГТУ
Красноярский край, г. Красноярск

Более двух веков назад предки российских немцев были приглашены Российским правительством для освоения необжитых окраин. В условиях компактного проживания и внутреннего самоуправления российские немцы сложились как народ со своей культурой, обычаями и традициями.

В 1941 году, клеветнически обвиненные в пособничестве германскому фашизму, российские немцы были депортированы из Поволжья и других европейских регионов страны в Сибирь и Казахстан. Накануне насильственной депортации по данным переписи на территории Красноярского края проживали 3962 немца. Принудительное переселение поволжских немцев в начале Великой Отечественной войны привело к резкому увеличению численности немецкого этноса в крае и уже к ноябрю 1941 г. в Красноярский регион прибыли 17307 семей в количестве 77359 человек. Столь массовая депортация способствовала расширению географии расселения немцев – они были размещены по 42 районам края [2, 4, 5].

Но, не успели российские немцы окклиматизироваться в условиях сибирской зимы, определиться с жильем и работой, как все трудоспособное население было мобилизовано в трудармию. Остались дома только старые, больные люди и малолетние дети. Были отозваны в тыл все военнослужащие немецкой национальности и также отправлены в трудармию, а, «по сути, концентрационные лагеря, где людей заставляли работать под надзором охраны. Делалось это во исполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г., обвинявшего советских немцев в пособничестве фашистам. В лагере надо было выполнять дневную норму, что мог только здоровый, сильный мужчина. Стоило ее не выполнить, как сразу же срезали пайку. Скудная еда не давала возможности восстановить силы после работы, а значит, с каждым днем оставалось все меньше шансов выжить. Люди таяли на глазах», - пишет В.Дизендорф [6].

Доказательством этому могут служить воспоминания российских немцев, испытавших на себе все тяготы и лишения военных лет. «Мужа забрали в трудармию в Решоты. Там они валили лес. Работа была очень тяжелой, кормили плохо. Муж опухал от голода. Я 37 раз пешком ходила к нему, носила передачу. Брала с собой вещи, привезенные с Волги и меняла их по дороге на продукты. Если бы я не приходила, вряд ли бы Андрей (муж) выжил. В Решотах осенью было 3000 заключенных - трудармейцев, а к весне осталось только 600. В последний раз пошла, променяв последнюю юбку. Вместо нее взяла в колхозе грубый, холщовый мешок и пошла в нем вместо юбки. Потом Андрей убежал, но за ним приехали. Я ходила просить за него в милицию. Плакала так, что промок весь перед платья», – вспомнив об этом Михель А.Я., снова заплакала. О событиях военных лет российские немцы всегда вспоминают со слезами на глазах, такое и вспоминать страшно, а позабыть нельзя.

За годы советской власти произошли значительные изменения в этническом самосознании российских немцев [7]. Дисперсное проживание в условиях специального режима ссылки негативно повлияло на численность, лингвистический и культурно-бытовой комплексы переселенных немцев, последствия этого режима прослеживаются и в современности. В результате этнической депортации и системы спецпоселений российские немцы оказались ограниченными в правах: их поставили на учет в спецкомендатуре, запретили без разрешения передвигаться в соседние деревни, города, заставили один раз в месяц являться на отметку, брали отпечатки пальцев. Они надолго потеряли возможность повышения квалификации в высших учебных заведениях и испытывали большие трудности при устройстве на работу, не служили в армии, не имели паспортов и, как следствие, не могли законно вступить в брак или зарегистрировать ребенка. С началом репрессий был наложен запрет на пользование родным языком, также с ликвидацией республики немцев Поволжья российские немцы потеряли всю материальную и социальную базу культурной жизни: лишились своих школ, церквей, газет, издательств. И самое главное, этнос оказался «разбросанным». Разорвались этнические, экономические, культурные, а также семейные связи. К.В. Фадеев считает, что ситуация усугублялась еще тем, что мужчины и женщины детородного возраста были разделены по половому признаку на протяжении более 10 лет, что нарушило процесс нормального воспроизводства этноса, образовав брешь между поколениями [3].

Только в декабре 1955 года по Указу Президиума Верховного Совета СССР были сняты ограничения в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении. Но права возращения на места, откуда они были выселены, немцы по-прежнему были лишены. И лишь в 1964 г. с советских немцев были сняты все обвинения. Они освобождались из-под административного надзора. В 1972 г. советским немцам было разрешено селиться в других районах страны и возвращаться в места их довоенного проживания. Но АССР немцев Поволжья так и не была восстановлена [3].

Именно дисперсное расселение сыграло основную и определяющую роль в трансформации этнического самосознания российских немцев в Сибири, спровоцировав их ассимиляцию [7], одним из признаков которой стал выбор немцами в качестве родного русского языка.

Если при переселении в Сибирь в Х1Х в. и в начале ХХ века (1 этап, 2 этап) немцы селились компактно, образуя «языковой остров», то в результате насильственной депортации в 1941 г., этнические немцы стали проживать среди русскоязычного населения. В результате, «весьма губительным для сохранения немецкого языка оказалось влияние разделения и раздробленности …» [8]. Также отсутствие национальных школ, учреждений культуры отрицательно сказалось и сказывается на языковой компетенции немцев-билингвов.

Таким образом, число этнических немцев, владеющих диалектом, с каждым годом становится меньше. В 1970 г. назвали родным немецкий язык 58,8% немцев, 1979 г. – 44,6, а в 1989 – лишь 35,2% (27,4% в городе и 42,8% в деревне) [2]. Итак, происходит все более ускоряющаяся смена языка коммуникации в пользу русского языка. Важно отметить, что подавляющее большинство этнических немцев Красноярского края пользуется немецким языком очень редко и только в сфере внутрисемейного общения.

Примечательным является то, что раньше респонденты чаще общались на диалекте, чем в настоящее время. Так, например, раньше все представители старшего поколения этнических немцев использовали диалект в общении с семьей, сейчас немецкий язык используют. Если респонденты средней возрастной группы в детстве разговаривали на диалекте, то сейчас они не могут свободно выражать мысли на немецком языке. Наиболее веской причиной этого является, по их высказываниям, депортация, которая привела к тому, что российские немцы оказались в иноязычном окружении, и у них нет возможности общаться на диалекте. Не последнюю роль в данном вопросе играет тот факт, что долгое время немцев, проживающих на территории России, рассматривали как внутренних врагов. Они подвергались унижениям и оскорблениям со стороны этнически мажоритарных народов, а немецкий язык стал языком захватчиков, что впоследствии привело к тому, что они стали стесняться собственного языка, особенно это характерно для представителей средней возрастной группы. Престиж русского языка, который необходим для нормальной жизни в социуме (для обучения в школе, службы в армии, дальнейшей трудовой деятельности), а также смешанные браки – это причины, повлиявшие на предпочтение русского языка немецким диалектам [1].

Под воздействием русской культуры произошли изменения не только в языке российских немцев, но и в быту, обычаях и традициях. Так, например, наряду с немецкими народными праздниками этнические немцы отмечают и русские праздники, хозяйки-немки научились готовить щи, пельмени, печь блины. Шмидт отмечает, что именно в кухне российских немцев произошло больше заимствований, чем в других областях культуры и быта [9]. Взаимопроникновение культур можно отметить также и в погребально-поминальной обрядности.

Итак, результатом длительного контактирования немецкого и русского этносов на территории Красноярского края явился не только билингвизм, но и биокультурализм этнических немцев.

Масштабы ассимиляции огромны и в настоящее время сложно, сделать вывод о том, сохранился ли немецкий народ как этнос со своей культурой, традициями, обычаями, языком. Резкое увеличение межэтнических браков, смена фамилий, документов, удостоверяющих личность, и стремление к перемене национальности говорит о достаточно успешном ассимилирующем процессе. Правовые ограничения, установленные для российских немцев повышали их мотивацию к смене национальности, отказу от языка, культурных норм и ценностей. Но, все же российские немцы старшего поколения стремились и стремятся сохранить и передать последующим поколениям этнических немцев свою культуру, язык.

Тем не менее, нельзя не согласиться с мнением А.А.Шадта, что «жизнь в условиях этнической ссылки, давление инокультурных ценностей снизу и идеологических установок сверху привели к практически полной трансформации этнического самосознания российских немцев» [7]. В результате, проследить сохранение обычаев, традиций, языка у немцев Красноярского края можно только на индивидуальном/личном уровне.

Библиографический список

1. Афанасьева Н.А. Немцы в Сибири: история, язык, культура: Тезисы международной научной конференции. - Красноярск, 2004. – С. 129
2. Славина Л.Н. Немцы в Сибири: история, язык, культура: материалы международной научной конференции г. Красноярск, 13-16 октября 2004 г. Красноярск: 2005. – С. 76 - 83
3. Фадеев К.В. Немцы в Сибири: история, язык, культура: материалы международной научной конференции г. Красноярск, 13-16 октября 2004 г. Красноярск: 2005. – С. 87 - 92
4. Дятлова В.А. Немцы в Сибири: история, язык, культура: материалы международной научной конференции г. Красноярск, 13-16 октября 2004 г. Красноярск: 2005. – С. 35 - 45
5. Зберовская Е.Л. Немцы в Сибири: история, язык, культура: материалы международной научной конференции г. Красноярск, 13-16 октября 2004 г. Красноярск: 2005. – С. 46 - 50
6. Дизендорф В. Прощальный взлет. Судьбы российских немцев и наше национальное движение / книга 1. От национальной катастрофы к попытке возрождения. Москва: 1997. – С. 175-178
7. Шадт А.А. Немцы в Сибири: история, язык, культура: материалы международной научной конференции г. Красноярск, 13-16 октября 2004 г. Красноярск: 2005. – С. 126 - 134
8. Ю.А.Жлуктенко. Лингвистические аспекты двуязычия. Киев, «Вища школа», 1974. – С. 76
9. Шмидт В.В. Немцы в Сибири: история, язык, культура: Тезисы международной научной конференции. - Красноярск, 2004. – С. 120

Читайте так же:  Договор по мясу

ККИМК. Информационный вестник № 6. Методический семинар для исследователей, работающих по теме «Политические репрессии в СССР». 29 октября 2005. Красноярск 2006

"Российские немцы"

Появление немцев в России

Российские немцы, а также граждане (подданные) германских государств, жившие на территории России либо государств-предшественников, и их прямые потомки. В современной Германии выражение “российские немцы” (Russlanddeutsche), а также в просторечии “немецкие русские” (Deutschrussen) употребляется также по отношению к этническим немцам, репатриировавшимся в Германию из СССР, начиная с 1951 года, а после 1991 года — к репатриантам из постсоветских государств.

Первые появления немцев на Руси отмечаются в IX веке. К концу XII века в русских городах уже оседали немецкие купцы, ремесленники, воины, лекари и учёные. Первое письменное упоминание о существовании в Новгороде “немецкого двора” — места, где жили купцы и хранились товары, относится к 1199 году. Но основан он был, очевидно, раньше, поскольку о постройке в городе немецкой церкви Святого Петра, бывшей центром немецкого двора, сообщается уже в 1184 году.

Значительное число немцев переселилось в Московское государство в период правления великих князей Ивана III и Василия III — в XV—XVI вв. В период правления Ивана IV Грозного доля немцев в населении городов стала настолько существенной, что во многих из них появились кварталы компактного проживания немецкой диаспоры — так называемые Немецкие слободы, самая большая и известная из которых была в Москве.

В XVIII веке широко практиковалось приглашение в Россию иностранных учёных, деятелей искусства, и некоторые из них были немцами. Петр Великий, при котором начался процесс европеизации России, привлек много немцев в свое окружение. Его последователи также поручали немцам ответственные посты в дипломатии, управлении и в армии. Достаточно лишь поближе ознакомиться с именами выдающихся лиц того времени, чтобы убедиться, что немцы участвовали решительно во всех сферах общественной жизни России. Потомки этих людей зачастую оседали в России, в значительном числе случаев сохраняли немецкий язык в качестве основного, немецкое национальное самосознание, принадлежность к лютеранской или католической церкви, а также компактное проживание. Даже сама правящая династия Романовых, начиная с брака родителей Петра III — цесаревны Анны Петровны и герцога Гольштейн-Готторпского Карла Фридриха, активно смешивалась с немецкими правящими династиями, в результате многие Российские правители имели большую долю “немецкой крови”, а некоторые, в силу различных династических обстоятельств, даже были рождены в Германии.

В XVIII же веке по приглашению Екатерины II (манифест от 4 декабря 1762 года) началось переселение немецких крестьян (так называемых колонистов) на свободные земли Поволжья и позже Северного Причерноморья — многие из этих крестьянских семей оставались в местах своего первоначального компактного проживания на протяжении более чем полутора столетий, сохраняя немецкий язык (в законсервированном по сравнению с немецким языком Германии виде), веру (как правило, лютеранскую, католическую) и элементы национального менталитета.

Основную часть нынешнего немецкого населения России и стран СНГ составляют прежде всего потомки немецких крестьян-колонистов. История их формирования охватывает период с XVIII по XX вв. Основными местами расселения являлись среднее и нижнее Поволжье, северное Причерноморье, Закавказье, Волынь (северо-запад Украины), с конца XIX в. — Северный Кавказ и Сибирь. В силу их территориальной разобщенности и различных особенностей исторического и этнического развития в среде российских немцев сформировался ряд этнических (локальных) групп — поволжские немцы, украинские немцы (выходцы из Причерноморья, зачастую разделяющие себя по конфессиональному признаку на лютеран и католиков), волынские немцы, бессарабские немцы, кавказские немцы (или швабы, по месту своего проживания в южной Германии — Швабии) и меннониты (особая этноконфессиональная общность). Представители различных этнических групп немецкого населения долгое время имели и сохраняли особенности в языке, культуре, религии, быту — говорили на своих, зачастую значительно различающихся, диалектах, праздновали по особому народные и религиозные обряды и праздники — Рождество, Пасха, Троица, Праздник урожая, Праздник забоя скота и др.

Исходным пунктом миграции немецкого населения по территории России были также окончательно присоединенные к ней в XVIII веке прибалтийские земли, особенно Эстляндия и Лифляндия. Кроме того, большое количество немцев в XIX столетии переселилось на Волынь из Польши. Наконец, в 1920-е гг. немецкая диаспора в СССР пополнилась некоторым количеством немецких коммунистов, перебравшихся в единственное в мире социалистическое государство.

С 1870-х гг. иммиграция немцев в Россию в основном прекращается (особенно в связи с отменой в отношении колонистов льгот по отбыванию воинской повинности и охлаждением русско-германских отношений). Более того, большое количество российских немцев начинает эмигрировать из России, причём не в Германию, а главным образом в США. Всего до 1914 года из России в США переселилось до 200 тыс. этнических немцев. Они составили один из наиболее крупных потоков дореволюционной российской эмиграции.

По состоянию на 1913 год в Российской империи жило около 2 400 000 немцев.

Во время Первой мировой войны, несмотря на то, что в царской армии служило около 300 000 немцев, ненависть ко всему немецкому достигла нового апогея. В общественных местах не разрешалось говорить по-немецки, проповедь на немецком языке была запрещена, общественные собрания немцев (более 3-х человек) объявили нелегальными и так далее. В Москве эта травля привела к немецкому погрому 27 мая 1915 года. Особенно большим ударом были так называемые Законы о ликвидации землевладения и землепользования от 2 февраля и 13 декабря 1915 года. Эти законы требовали экспроприации "недвижимого имущества у всех немцев, живущих в полосе шириной 150 км восточнее западной границы России и у Черного моря, и насильственного выселения немцев из этой зоны. Осуществить их удалось только на Волыни. Ровно 200 000 полностью разоренных во-лынских немцев отправились в Сибирь. Многие из них погибли в пути, длившемся несколько месяцев.
Упомянутые законы должны были вступить в силу во всех областях до Урала. Из-за Февральской буржуазной революции 1917 года действием этих законов оказались охвачены "только" немцы Волыни.

В первые десятилетия Советской власти возрождение национальной идентичности российских немцев приветствовалось, что привело в 1918 г. к образованию одной из первых национально-территориальных автономий на территории Советской России — Трудовой коммуны Автономной области Немцев Поволжья, в 1924 г. переоформленной в Автономную Советскую Социалистическую республику немцев Поволжья со столицей в городе Покровск (позже Энгельс).

В 1924 году Съезд Советов принял Конституцию автономной республики.

Уже в первом десятилетии в Поволжской Республике с небывалым размахом началось развитие промышленности и механизации сельского хозяйства. По темпам внедрения современных методов производства Республика немцев Поволжья занимала ведущее место в СССР. Из года в год повышалась урожайность полей.

Вместе с экономическим ростом и изменениями в структуре народного хозяйства республики начался и культурный подъем. Республика немцев Поволжья, которую официальные публикации часто называли "сталинским цветущим садом", была первой советской республикой, ликвидировавшей неграмотность. Здесь насчитывалось 11 техникумов, 5 высших учебных заведений, 3 рабочих факультета, 20 Домов культуры, существовали Немецкий Национальный и Детский театры. В республике издавалось более двадцати местных и пять областных газет. Только за период между 1933 и 1935 годами вышло 555 наименований немецких книг общим числом около трех миллионов экземпляров.

Республика обладала всеми признаками национального образования (две трети жителей были немцы), это был центр, где готовили специалистов для немецких национальных групп в других областях СССР. Повсюду в Советском Союзе, где были замкнутые немецкие поселения, за ними признавались права культурной и административной автономии (преподавание в школах на немецком языке, немецкий язык в органах управления и в судопроизводстве).

Трудолюбие и достижения российских немцев были общепризнанными и упоминались с похвалой. Проблем в отношении добрососедства с другими национальными группами не было.

По мере обострения отношений между СССР и Германией ухудшалось и отношение к советским немцам. В 1935—1936 гг. более десяти тысяч немцев было выселено из приграничной зоны на Украине в Казахстан. В 1937—1938 гг. НКВД была проведена так называемая “немецкая операция”. Согласно приказу народного комиссара внутренних дел СССР от 25 июля 1937 года, все немцы, работавшие на предприятиях оборонной промышленности (или имеющих оборонные цеха) должны были быть арестованы. С 30 июля начались аресты и увольнения, а с осени 1937 началась массовая операция. Всего было арестовано 65—68 тыс. человек, осуждено 55.005. С наибольшей силой она затронула приграничные зоны и окружение столичных городов; сама АССР пострадала непропорционально слабо. Согласно директиве наркома обороны СССР 200ш все немцы, в числе представителей всех национальностей, не входящих в состав Советского Союза, были уволены из армии (часть впоследствии восстановлена). В конце 1930-х гг. за пределами АССР НП были закрыты все национально-территориальные образования — немецкие национальные сельсоветы и районы, а школы с преподаванием на родном немецком языке переведены на русский.

По данным переписи 1939 года на территории СССР насчитывалось 1427,3 тыс. немцев. Из этого количества в РСФСР проживало 862,5 тыс. (включая Крым), на Украине — 392,5 тыс. (в том числе в Одесской области — 91,5 тыс., в Запорожской — 89,4 тыс., в Сталинской — 47,2 тыс., в Николаевской — 41,7 тыс.), в Казахстане — 92,6 тыс., в Закавказье — 44,1 тыс., в республиках Средней Азии — 27,2 тыс. и в Белоруссии — 8,4 тыс. Из числа немцев РСФСР 42,5 % (366,7 тыс. чел.) было сосредоточено в пределах АССР Немцев Поволжья (немцы составляли 60,5 % её населения), а всего в Поволжском регионе проживало 451,6 тыс. немцев. Также крупные территориальные группировки немцев расселялись на Северном Кавказе (127,1 тыс.), в Западной Сибири (101,4 тыс.) и в Крыму (51,3 тыс.). Таким образом, на территории СССР в послевоенных границах (без Калининградской области) насчитывалось 1782,9 тыс. немцев.

Читайте так же:  Образец приказ о создании экспертной группы

Период Второй мировой войны ознаменовался коренной трансформацией ареала расселения немцев на территории СССР.

Первый крупный миграционный поток немцев охватил территории, включённые в состав СССР в 1939—1940 гг. Ещё до советизации Прибалтики правительства Эстонии и Латвии заключили соглашения с Германией, предоставлявшие балтийским немцам право на отъезд в Рейх. После установления Советской власти в этих государствах действие данного соглашения было подтверждено и распространено также на Литву и другие территории, вошедшие в состав СССР после заключения Пакта Молотова — Риббентропа. Общее число переселившихся даже превысило расчётную оценку предвоенной численности немцев на присоединённых к СССР территориях. По всей видимости, это превышение достигнуто за счёт членов смешанных семей, а также германизированных представителей автохтонного населения присоединённых территорий. Таким образом, события 1939—1940 гг. привели к практически полному исчезновению весьма многочисленной немецкой диаспоры из западных районов СССР.

В Германии немецкие репатрианты были расселены в основном на западно-польских землях, захваченных Рейхом в результате войны 1939 года.

После издания Указа Президиума Верховного Совета СССР “О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья” от 28 августа 1941 г. была произведена тотальная депортация немцев из АССР. Для этой цели заранее (по воспоминаниям жителей АССР НП, ещё 26 августа) на территорию АССР НП были введены войска НКВД. Немцам было отдано распоряжение в течение недели подготовиться к переселению и с ограниченным количеством своего имущества прибыть в пункты сбора. Немецкие жители республики были вывезены в отдаленные районы Сибири, Казахстана и Средней Азии. В сентябре 1941 года многие военнообязанные лица немецкой национальности были отправлены с фронта в тыловые части. В последующие месяцы депортация коснулась почти всего немецкого населения, проживающего на территории Европейской России и Закавказья, не занятых Вермахтом.

Переселение немцев производилось постепенно и завершилось к маю 1942 года. Всего в годы войны было переселено до 950 тыс. немцев.

С начала 1942 года мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет, у которых дети старше 3 лет, были мобилизованы в так называемые рабочие колонны, позже получившие название трудармии. Постановление ГКО СССР от 10 января 1942 года обязывало НКО мобилизовать для работы на лесозаготовках, промышленном и железнодорожном строительстве 120 тыс. немцев-мужчин в возрасте от 17 до 50 лет из числа выселенных в Новосибирскую и Омскую области, Красноярский и Алтайский края и Казахскую ССР. Постановление ГКО СССР от 14 февраля 1942 года значительно расширило список территорий, с которых немцы подлежали мобилизации. Наконец, постановлением ГКО от 7 октября 1942 года мобилизация была распространена и на немцев в возрасте от 15 до 16 и от 51 до 55 лет, также этим постановлением мобилизовывались и все женщины-немки в возрасте от 16 до 45 лет (кроме беременных и имеющих детей в возрасте до 3 лет). Трудармия была расформирована только в 1947 году. Выжившим немцам разрешалось вернуться в места выселения: Урал, Сибирь, Казахстан, где находились их родственники. До 1956 года подавляющее большинство немцев в местах своего проживания находились на спецпоселении и вынуждены были отмечаться ежемесячно в комендатуре. Исключением из этого являлись в основном немцы, проживавшие до 1941 года в азиатской части СССР (кроме Закавказья) и не подвергавшиеся выселению. В 1946—1951 эти немцы по месту своего жительства были взяты на учёт спецпоселений (они составили т. н. подконтингент “местные” в спецпоселенческой статистике), однако в реальности большая часть немцев — старожилов Урала, Сибири и Казахстана смогла избежать постановки на учёт спецкомендатур.

Третий крупный поток немецкой эмиграции охватил территории, оккупированные Вермахтом в 1941 году. В преддверии отступления с захваченных советских территорий, оккупанты в 1942—1944 гг. постепенно вывезли на Запад всё проживавшее там немецкое население. Всего убыло до 350 тыс. человек. Из этого количества, однако, лишь около половины смогли достичь Германии. Около 170 тыс. переселенцев из Румынии и Югославии были возвращены в СССР и в 1945 г. отправлены на спецпоселение.

Наконец, последний, четвёртый поток эмиграции затронул Калининградскую область, присоединённую к СССР в 1945 г. Всего, таким образом, в 1939-47 гг. из СССР убыло до 1,7 млн немцев, в подавляющем большинстве — с территорий, вошедших в состав Советского Союза в 1939-45 гг.

С 1945 года существование немцев в Советском Союзе замалчивалось. О них не писалось ни в газетах, ни в журналах, ни в книгах, не говорилось в выступлениях и радиопередачах. Не было переписки с родственниками на Западе.

Поскольку после 1955 г. немцы так и не получили разрешения вернуться на места довоенного проживания, сложившаяся в результате депортации картина расселения немцев по территории СССР в основном сохранилась до конца советского периода без существенных изменений. По данным переписи 1989 года в Советском Союзе насчитывалось 2038,6 тыс. немцев. Основная масса диаспоры была расселена примерно в тех же районах, в каких немцы были водворены в период депортаций

Немцы и постсоветская Россия

После посещения СССР в 1955 г. первым канцлером Германии Конрадом Аденауэром и подписанием ряда межправительственных соглашений Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1955 года с советских немцев был снят режим спецпоселения и начался процесс переселения немцев в ФРГ, ГДР и Австрию. Первоначально он шёл под лозунгом воссоединения разорванных в годы войны семей. В это время выезжало от нескольких сотен до нескольких тысяч человек в год.

Однако эта реабилитация осталась формальностью. Когда на XX съезде КПСС 1956 года были исправлены допущенные ошибки по отношению к некоторым малым народностям, российских немцев обошли молчанием, их оправдание стояло только на бумаге. То малое, что было обещано в Указе 1964 года, на местах исполнялось либо с проволочками, либо неполностью, либо не исполнялось совсем. Требование немцев о восстановлении их автономной республики интерпретировалось как национализм. Политическая реабилитация поволжских немцев (и тем самым практически всех немцев в Советском Союзе), возможно, была запланирована Хрущевым как встречный жест по отношению к Федеративной Республике Германия. Решение о реабилитации было опубликовано в СССР лишь после его смещения (в январе 1965). Российские немцы узнали о своей реабилитации из газеты "Нойес Дойчланд", выходившей в Восточной Германии, и выразили протест, что Указ не был опубликован в советской прессе.

Было бы неверно считать, что немцы длительное время пассивно выжидали, сложа руки, а затем вдруг, сломя голову, ринулись выезжать. Попытки противодействовать ассимиляции предпринимались и раньше. После реабилитации 1964 года началось движение за восстановление немецкой автономии. Составлялись петиции советскому правительству, собирались подписи, отправлялись делегации в московский Кремль. Первая делегация численностью в 13 человек, собрала в 1965 году 660 подписей с требованием автономии (что по мнению участников переговоров со стороны правительства было недостаточным). Вторая делегация, выехавшая в советскую столицу через полгода, представила уже 4498 подписей. Она состояла из 35 членов, среди них немцы Поволжья и Причерноморья, проживавшие теперь в Сибири, Казахстане, Средней Азии. Эта делегация представляла один миллион немцев. Среди требований было возвращение на Волгу, облегчение в сфере культуры, соответствующее представительство в Верховном Совете. Но и попытки третьей делегации немцев, которая была на приеме в Кремле в 1967 году, остались безрезультатными. Делегацию приняли, но требования остались невыполненными. Мнение Председателя Президиума Верховного Совета СССР А. Микояна, который принял делегацию немцев 7 июня 1965 года, было следующим: "…Мы не можем теперь восстановить республику. Это связано с большими трудностями. Нам нужны немцы на казахстанской целине, на угольных разработках Караганды. Не все возможно исправить, что произошло в истории. Вы являетесь советскими гражданами, имеете право на газеты, школы. В данной ситуации мы не можем осуществить восстановление автономной республики, так как это связанно с огромными экономическими затратами, но в удовлетворении культурных потребностей мы пойдем вам навстречу. " Однако все это осталось на уровне общих обещаний.
Немецкие школы, образование которых (в Казахстане) указом 1957 года при достаточном количестве школьников и "пожеланию родителей" было одобрено, так и не были организованы. В городах имелись некоторые школы, где в одной или двух группах предлагалось преподавание немецкого языка как родного (2-3 часа в неделю помимо обычной программы обучения). Острая нехватка преподавательского состава, учебных пособий приводили к тому, что зачастую немецкий язык как предмет был изъят из учебного плана. Молодые немецкие учителя, обученные для преподавания немецкого как родного, направлялись в русские школы преподавателями немецкого языка как иностранного. В связи с этим количество немецких детей, изучающих немецкий язык как родной, было с самого начала небольшим (из-за недостаточной мотивации). В последующие годы оно даже снизилось. Дети российских немцев говорили уже тогда на своем диалекте, который передавался родителями, если они вообще могли говорить по-немецки. Начиная с 1965 года в издательствах "Прогресс" (Москва) и "Казахстан" (Алма-Ата) вышло несколько десятков книг на немецком языке, которые с одной стороны не пользовались спросом по причине политизированного содержания, или же в других случаях очень быстро расходились из-за небольшого тиража. Даже книги из ГДР имелись только в ограниченном количестве. Ввоз печатных изданий из ФРГ был запрещен.
Неудивительно поэтому, что даже "свои собственные" газеты: еженедельник "Нойес Лебен" (Москва), "Фройндшафт" (Целиноград) и "Роте Фане" (Славгород), были немцам недоступны для чтения. Но проблемы были не только языкового характера. Идеологически перегруженное содержание этих газет, которое было зачастую переводом из "Правды", также не вызывало большого интереса у немецкого населения. Хотя в определенном отношении эта литература была показательна: на страницах, посвященных проблемам немцев, внимательный читатель просматривал потрясающее признание истинного положения "равноправных" немцев СССР: речь шла исключительно о колхозниках, доярках, трактористах, животноводах, очень редко о квалифицированных специалистах, еще меньше - о людях с высшим образованием. Это было доказательством того, что несмотря на хвалёное равноправие, немцы СССР деградировали до народа, состоящего исключительно из рабочих и крестьян. Лишь 3% немцев могли получить место в высшем учебном заведении. Под разными предлогами юноши и девушки немецкого происхождения не зачислялись в ВУЗы.

Читайте так же:  Заявление о ознакомлении с материалами проверки

70-е и 80-е годы
Несмотря на частичную реабилитацию 1964 года, немцы должны были оставаться в местах ссылки. Еще в 80-е годы над ними довлело наследие германо-советской войны 1941/45 годов. Им было нелегко отстаивать себя в стране, где слово "немец" - один из смягченных вариантов пресловутого "проклятого немца" - стало воплощением зла и синонимом к слову "фашист". Поэтому тема немцев долгое время лишь краем затрагивалась в советской публицистике. Газеты на немецком языке, как "Нойес Лебен" и "Фройнд-пгафт" (сегодня "Дойче Альгемайне Цайтунг"), и немногие передачи на немецком языке по радио и телевидению не могли решиться критиковать политику государства и партии.

Ситуация изменилась после внесения изменений в закон СССР “О въезде и выезде” в 1986 г. Массовая эмиграция немцев с территории бывшего СССР в Германию началась с 1987 года.

В 1990-х гг. во многих крупных городах России и в местах компактного проживания российских немцев созданы Центры немецкой культуры, образованы два немецких национальных района (с центрами Гальбштадт в Алтайском крае и Азово в Омской области), реализована немецко-российская программа “Нойдорф-Стрельна” по созданию коттеджного поселка российских немцев в пригороде Санкт-Петербурга — районе Нойдорф в Стрельне, образована Федеральная национально-культурная автономия “Российские немцы”.

В начале 90-х годов XX века было организовано “Немецкое общество Санкт-Петербуга”, возобновлено издание газеты на немецком языке “St.Petrsburgishe Zeitung”. По инициативе Совета общества в январе 1998 года на Левашовском мемориальном кладбище, как дань памяти не только невинным жертвам репрессий, погибших в годах коммунистического эксперимента, но и всем немцам, верой и правдой служивших России, был установлен памятник “Немцам России”. Существует мнение, что это — единственный памятник российским немцам на территории РФ.

По совместной инициативе консулата ФРГ,евангелическо-лютеранской церкви и мэрии Санкт-Петербурга в восстановленной Петрикирхе была открыта постоянная выставка “Немцы Санкт-Петербурга” (St.Petersburger Deutschen).

Правительство ФРГ чувствовало себя на основании своей Конституции (статья 116) обязанным вступиться за российских немцев. Германский Бундестаг неоднократно призывал правительство ФРГ к выполнению статьи 116, но у руководителей ФРГ были связаны руки, потому что советское правительство расценивало каждую попытку помощи российским немцам как вмешательство во внутренние дела страны. Ситуация изменилась лишь осенью 1990 года в связи с подписанием договора о добрососедских отношениях, партнерстве и сотрудничестве между ФРГ и СССР.

Немцы начинают возвращаться в Россию

По последним данным, в Россию ежегодно возвращаются тысячи немцев. Российское правительство также среагировало на это: 3 сентября была подписана Программа по социально-экономическому и культурно-этническому развитию общин российских немцев, которая должна содействовать скорому возвращению эмигрировавших немцев в области, где ранее находились их поселения (в Поволжье и Западной Сибири). Из бюджета на нее выделяется 2,8043 млрд. руб., рассчитана она на 2008–2012 годы. В программном документе отмечается, что к эмиграции из стран СНГ привело “отсутствие систематического подхода к проблеме российских немцев как преследуемого народа”.

“Наконец-то граждане России получили реальную возможность возвращения. Ведь Германия приняла их не так, как они ожидали, и многие чувствуют себя обманутыми правительством и не принятыми в обществе”.

По Конституции ФРГ, каждый человек, являющийся немцем по национальности, может приобрести германское гражданство. 21 декабря 1992 года был принят закон об устранении последствий войны, по которому был определен статус “позднего переселенца”. Так стали называть этнических немцев, которые “испытали так называемую послевоенную судьбу”. Согласно статье 4, “для заявителей из стран бывшего СССР действует законное предположение о страданиях, перенесенных в результате последствий войны”. Причем только наши соотечественники не должны доказывать, что после 1992 года они испытывали на себе последствия войны на территории России и СНГ.

Переселение немцев из бывшего СССР в Германию началось с 1988 года. Сначала хаотично, а после вступления в силу 1 июля 1990 года закона о приеме переселенцев – после подачи официального заявления в Федеральное административное ведомство. С 1991 по 2006 год переехало более двух миллионов русскоязычных немцев. Согласно закону о воссоединении семей, препятствий не чинится и их родственникам. C 1995 года они в основном и переселяются в Германию. Такова информация Федерального ведомства по миграции и беженцам.

Некоторые переселенцы устраиваются в Германии просто шикарно. У них есть хорошая работа и благополучные семьи. Порой их достаток позволяет покупать шикарные виллы в самых роскошных районах и ездить на лучших автомобилях. Однако доля таких судеб в общем числе мала.

Денег не хватает, и даже продукты питания приходится покупать в специальном фонде для бедных.

По оценкам Ведомства по миграции, социальная неустроенность и вырванность из привычной среды заставляют наших соотечественников в Германии создавать свои микросоциумы, оставаясь недоступными усилиям социальных работников интегрировать их в общегерманскую социальную структуру.

Кроме того, среди иммигрантов самая большая безработица. В фирмах у своих же переселенцев, где наши соотечественники прививают российские правила и порядки, оклады намного ниже принятых по стране, а права трудящихся не соблюдаются.

Федеральное правительство с самого начала серьезно отнеслось к проблемам переселенцев, выделяя им жилье, социальную помощь, бесплатные курсы языка. Однако, несмотря на все старания правительства, большинство наших граждан с германским паспортом интегрироваться не спешат. Они образуют свои клубы по интересам, свои группы, ищут друзей в среде переселенцев, идентифицируют себя с российской культурой и смотрят российское телевидение.

Разница в менталитете ведет к обособленности поздних переселенцев. К этому следует добавить незнание языка.

Уже сама необходимость интеграции этнических немцев в немецкий же социум подтверждает, что стратегия федерального правительства по возвращению якобы немцев на якобы родину провалилась. Ведь происхождение у наших немцев почти всегда смешанное, язык не знает почти никто, учить его многие даже отказываются, о немецкой культуре представление имеют весьма отдаленное.

Вопрос о гражданстве – самый неясный во всей истории переселения в Германию граждан бывшего СССР. Все они до сих пор – вопреки Конституции ФРГ – обладают гражданством РФ. Кто и почему разрешил выходцам с постсоветского пространства иметь два гражданства – не афишируется. Юристы и политики предпочитают не затрагивать эту тему. Почему такие привилегии посыпались на бывших идеологических врагов, удивляются и многие коренные немцы, не имеющие права, переехав к супругам за границу, получить двойное гражданство.

Родственные связи на самом деле существуют. Но это ничего не меняет в двухвековой принадлежности к другой – в основном русской – культуре, и пропасть между разбавленными этнически немцами из бывшего СССР и гражданами ФРГ отчетлива и непреодолима.

Отсюда и отсутствие взаимопонимания, разделение на “мы” и “они”, взаимные обиды, сведение счетов. За немцев поздних переселенцев из стран СНГ мало кто принимает. Поэтому и чувствуют они себя чужими, и редко находят себя в новом социуме, и остаются в своих компаниях со своей, ставшей и оставшейся русской, душой. Неприкаянность в немецком обществе заставляет их сопротивляться. Вызывает обиду, стремление к агрессивному противостоянию культуре, которая так и осталась чужой, и к стране, так и не ставшей своей, хотя на нее была сделана ставка не меньшая, чем жизнь.

В Саратове в начале 90-х местные жители с восторгом аплодировали Борису Ельцину, предложившему выделить под российско-немецкую автономию военный полигон Капустин Яр.

Два немецких национальных района: Гальбштадт в Алтайском крае и Азово под Омском - маленькие Германии в Сибири. Туда немцы действительно едут.

Если бы была получше ситуация с жильем и работой, ехали бы еще активнее. Те, кто вернулся в Россию, рассказывают, что в транспортных фирмах, помогающих возвращенцам, клиенты записываются в очередь на выезд за полгода! Таких компаний - уже десятки по всей Германии.

По переписи 2002 года в России проживало 597 212 немцев.

Сколько сейчас в России возвращенцев из Германии и сколько еще хотят снова стать жителями России - этого не знает никто.

За последние пять лет в ФРГ эмигрировали 102 тысячи 799 этнических немцев из России. С каждым годом уезжают все меньше. В 2003 году Россию покинули 39,5 тысячи человек. В 2007-м, по данным германского посольства в Москве, уехали лишь 4 тысячи “поздних переселенцев”.

Знал Петр, чего так не хватало его подданным. И, возможно, мечтал, чтобы все русские стали чуть-чуть немцами, а немцы - русскими душой. И. ведь сбылись царские мечты-переселенцам в русляндии жить вольготнее, чем в неметчине.

Много чего случилось со времен Петра. Воевали вместе против Наполеона, а потом друг друга убивали яростно. Но когда улеглись страсти, просеялись русские немцы через мелкое российское сито. Утек песок, и остались в России одни самородки. Теперь только бы сберечь это добро, завещанное предками, а при случае и приумножить. И это не пустые мечты, учитывая, что история движется по спирали. Первые немцы переселялись к нам, как на землю обетованную, спасаясь от западной нищеты, тесноты и бесконечных междоусобиц. Все может еще повториться! Будущее христианской Европы с ее истощенными почвами, не имеющей природных ресурсов и азартно заселяемой иноверцами с мусульманского Востока и из Северной Африки, весьма предсказуемо.