Перейти к содержимому

Кс алименты

Определение Конституционного Суда РФ от 26 октября 2017 г. № 2388-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шевченко Юрия Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 83, статьей 91 Семейного кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Ю.А. Шевченко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, были удовлетворены требования к гражданину Ю.А. Шевченко о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка в твердой денежной сумме.

Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, были удовлетворены требования к гражданину Ю.А. Шевченко о взыскании алиментов на содержание супруги.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Ю.А. Шевченко оспаривает конституционность примененных в его деле следующих положений Семейного кодекса Российской Федерации:

статьи 83, согласно которой при отсутствии соглашения родителей об уплате алиментов на несовершеннолетних детей и в случаях, если родитель, обязанный уплачивать алименты, имеет нерегулярный, меняющийся заработок и (или) иной доход, либо если этот родитель получает заработок и (или) иной доход полностью или частично в натуре или в иностранной валюте, либо если у него отсутствует заработок и (или) иной доход, а также в других случаях, если взыскание алиментов в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу родителя невозможно, затруднительно или существенно нарушает интересы одной из сторон, суд вправе определить размер алиментов, взыскиваемых ежемесячно, в твердой денежной сумме или одновременно в долях (в соответствии со статьей 81 данного Кодекса) и в твердой денежной сумме (пункт 1); размер твердой денежной суммы определяется судом исходя из максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств (пункт 2);

статьи 91, согласно которой при отсутствии соглашения между супругами (бывшими супругами) об уплате алиментов размер алиментов, взыскиваемых на супруга (бывшего супруга) в судебном порядке, определяется судом исходя из материального и семейного положения супругов (бывших супругов) и других заслуживающих внимания интересов сторон в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность их неоднозначного истолкования и произвольного применения при определении размера алиментов, взыскиваемых в твердой денежной сумме как в отношении ребенка, так и в отношении бывшей супруги, без учета того, что величина взысканных в совокупности алиментов значительно превышает доход плательщика алиментов, противоречат статьям 7, 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 20 (часть 1), 37 (части 1 и 2) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Положения пунктов 1 и 2 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающие правила взыскания алиментов на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, направлены на максимально возможное сохранение ребенку прежнего уровня его обеспечения при условии соблюдения баланса интересов несовершеннолетних детей и их родителей в рамках алиментных отношений (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2011 года № 1085-О-О, от 24 декабря 2013 года № 2078-О, от 29 сентября 2016 года № 2091-О и др.).

Статья 91 Семейного кодекса Российской Федерации, определяющая порядок определения размера алиментов, взыскиваемых на супругов и бывших супругов в судебном порядке, рассматриваемая в системной связи с пунктом 1 статьи 89, согласно которой обязанность по уплате алиментов на содержание супруга может быть возложена судом только на лиц, обладающих для этого необходимыми средствами, конкретизирует закрепленный в пункте 1 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации принцип построения семейных отношений на основе взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов и направлена на обеспечение сохранения необходимого уровня жизнеобеспечения как получателю, так и плательщику алиментов при условии соблюдения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2010 года № 546-О-О, от 26 мая 2016 года № 1154-О и др.).

Таким образом, оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе.

Разрешение же вопроса о том, имелись ли основания для возложения на Ю.А. Шевченко обязанности по уплате алиментов на содержание супруги, а также обоснован ли установленный судом размер таких алиментов, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шевченко Юрия Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Обзор документа

КС РФ отклонил доводы о том, что оспариваемые нормы позволяют взыскивать алименты в твердой сумме в отношении как ребенка, так и бывшей супруги, без учета того, что общая величина таких алиментов в совокупности значительно превышает доход того, кто должен их платить.

Как пояснил КС РФ, порядок определения размера алиментов, взыскиваемых на супругов, включая бывших, в судебном порядке, должен рассматриваться в системной связи с иными нормами СК РФ.

Так, согласно СК РФ обязанность по уплате алиментов на содержание супруга может быть возложена судом только на лиц, обладающих для этого необходимыми средствами.

Подобное регулирование конкретизирует закрепленный в СК РФ принцип построения семейных отношений на основе взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов. Оно направлено на обеспечение сохранения необходимого уровня жизнеобеспечения как получателю, так и плательщику алиментов при условии соблюдения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

КС разрешил судам уменьшать размер неустойки по алиментам

Конституционный суд рассмотрел в заседании без проведения слушания жалобу Романа Костяшкина, многодетного отца, который задолжал своему сыну по алиментам. Он пытался доказать, что суды должны оценивать финансовое положение должника и при необходимости уменьшать размер неустойки по алиментным обязательствам.

Как следует из материалов дела, заявитель в период с 1997 по 2014 год не полностью платил алименты на своего сына. Размер задолженности достиг 390 000 руб., из которых Костяшкин погасил почти половину. Суд по заявлению его бывшей взыскал с него почти 3,2 млн рублей – остатки долга и неустойку. Неустойка составила 0,5% в день от суммы долга, то есть примерно 183% годовых. Суд счел, что размер неустойки не может быть снижен, хотя в ст. 333 ГК закреплена норма, которая позволяет делать это, если размер неустойки «явно несоразмерен последствиям нарушения». Но есть одно "но": ее действие не распространяется на алиментные обязательства в соответствии со ст. 115 Семейного кодекса.

Читайте так же:  Налог на имущество физических лиц тверь 2019

Такую позицию, в частности, закрепил Верховный суд в обзоре практики за третий квартал 2012 года, запретив применение ст. 333 ГК в отношении алиментных обязательств. Костяшкин счел эти положения и позицию ВС неконституционными. По его мнению, они противоречат ч. 3 ст. 17 основного закона, согласно которой реализация прав и свобод человека и гражданина не должна нарушать права и свободы других лиц. Ситуацию он описал на своем примере, помимо ребенка, которого воспитывает бывшая супруга, у него есть еще трое детей. Взыскание неустойки в таком размере, по его мнению, повлечет ухудшение материального положения и скажется на возможности содержания других его детей, за которых он также несет ответственность.

В связи с этим, как считает заявитель, суды при рассмотрении таких дел должны иметь возможность учитывать обстоятельства жизни плательщиков алиментов и корректировать размер неустойки в зависимости от обстоятельств. Конституционный суд с его доводами согласился и пришел к выводу, что оспариваемые нормы не запрещают суду оценивать обоснованность размера неустойки и ее соразмерность долгу по алиментам. Положения ГК и СК были признаны конституционными, но КС разъяснил, как следует применять их на практике. Так, совокупность норм не дает судам оснований делать выводы о запрете уменьшения неустойки по алиментным обязательствам. У судов есть право снижать неустойку по алиментам "при наличии заслуживающих внимания обстоятельств".

В итоге Конституционный суд высказал мнение, что судьи при рассмотрении дела Костяшкина не проявили должного внимания к обстоятельствам и распорядился пересмотреть его. Ознакомиться с текстом Постановления от 06.10.2016 можно здесь.

Конституционный суд внес ясность в спорный вопрос о выплате алиментов
с доходов от продажи недвижимости

Конституционный суд, выпуская Определение по делу Владимира Гниломедова, и не предполагал, что столкнется с удручающим недопониманием своих правовых позиций.

История, случившаяся с заявителем в Конституционный суд Владимиром Гниломедовым из Волгоградской области, до запятой понятна людям, чью жизнь переехало разводом и разделом совместно нажитого имущества. Он развелся со своей супругой в 2007 году и принялся платить алименты (25% с зарплаты) своей дочери Олесе. А в 2009-м они с бывшей женой решили распорядиться нажитым во время брака садовым домиком и земельным участком: Гниломедов продал свою половину экс-супруге за полмиллиона рублей, а она обратилась к приставам с просьбой взыскать 25% от этой суммы в качестве алиментных обязательств.

Так заявитель оказался в КС. Отказ суда рассмотреть это дело заявителя, разумеется, огорчил. Однако КС вынес по этому делу такое решение, которое называют "квазипозитивным определением". То есть оспариваемая норма, подпункт "о" пункта 2 "Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей" не признана неконституционной, но ей дано четкое толкование.

За разъяснением правовой позиции КС "РГ" обратилась к начальнику управления конституционных основ частного права КС РФ Андрею Рыбалову. Рыбалов пояснил, что после изучения жалобы КС не усмотрел неопределенности в понятии "доходы, полученные по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством" для целей определения размера алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в судебном порядке. Значит, нет и противоречия Конституции.

- В своем Определении КС РФ выразил правовую позицию по затронутому вопросу. Алименты подлежат удержанию лишь из тех доходов, которые лица получают при заключении договоров, реализующих принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для незапрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1, Конституции РФ). Не могут облагаться алиментами доходы, полученные гражданином вне связи с осуществлением им экономической деятельности - в частности, при разовых сделках по продаже недвижимости (квартиры, земельного участка, садового домика и пр.), - объяснил Андрей Рыбалов.

Таким образом, уточняет начальник управления, "данное Определение КС защищает права лиц, продающих жилье, от обременения полученных сумм алиментами".

- Почему вы говорите, что я выиграл? Мы поняли как раз наоборот, что КС не видит никаких непоняток в этих нормах, - заявил Владимир Гниломедов "РГ", - Мне просто интересна дальнейшая моя жизнь, потому что я собираюсь сейчас квартиру продать и купить новую, у меня ребенок родился, мальчику восемь месяцев. Я своему ребенку и больше денег дал бы, но мне что теперь, все через дарение делать?

И уж совсем не для юристов, Андрей Рыбалов добавляет "данное Определение КС РФ защищает права лиц, продающих жилье, от обременения полученных сумм алиментами. Об этом свидетельствует и то, что оно имеет признаки так называемого "квазипозитивного определения" - называется "по жалобе", а не "об отказе", и в первом пункте резолютивной части содержится формула "не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" итогового решения в виде постановления".

Таким образом, если б Гниломедов теперь обратился в суд, имея на руках это определение, то вправе был бы требовать отмены ранее принятых решений, пусть даже фактическая сторона его вопроса уже лично не волнует его.

Но есть в этом деле и другой аспект: суды общей юрисдикции в российской глубинке почему-то любят делать вид, что им определения КС не указ, хотя по закону они имеют такую же обязательную силу, как и постановления. И хотя в самом суде отказались комментировать, что будет, если определение по делу Гниломедова не будет принято во внимание, но юристы в частном порядке объяснили "РГ", что достаточно одного отказа - и тогда судьи Конституционного суда могут рассмотреть этот вопрос уже в открытом заседании, и вынести постановление, пресекающее в корне ошибочную правоприменительную практику.

При разрешении вопросов о возможности уменьшения неустойки за несвоевременную уплату алиментов суд обязан оценить обоснованность ее размера с учетом всех имеющихся обстоятельств

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Положение пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ, предусматривающее ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, равно как и положение пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ, позволяющее суду при разрешении судебного спора уменьшить неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства, - исходя из цели обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных правоотношений, лежащего в основе правового регулирования принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, - не исключают обязанности суда оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. фактически ее соразмерность задолженности алиментообязанного лица, в том числе с учетом исключительных обстоятельств, затрагивающих права и законные интересы других членов семьи (включая оценку реальных доходов алиментообязанного лица в период образования задолженности, поскольку именно реальными доходами определяются материальные возможности такого лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении).

Между тем сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что суды общей юрисдикции при разрешении вопросов о возможности уменьшения судом неустойки за несвоевременную уплату алиментов в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения алиментных обязательств на основании положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ исходят из того, что указанные законоположения не предполагают право суда уменьшить неустойку, подлежащую уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, что не в полной мере отвечает конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса интересов не только тех сторон алиментных правоотношений, обязательство по содержанию которых установлено по решению суда, но и других участников семейных правоотношений (несовершеннолетних, нуждающихся, нетрудоспособных), которые также имеют право на получение содержания от должника, и, следовательно, ослабляет гарантии защиты их конституционных прав и свобод, а потому может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона.

В этой связи Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ, поскольку эти положения не препятствуют суду при наличии заслуживающих внимания обстоятельств уменьшить неустойку при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства по уплате алиментов.

Читайте так же:  Амнистия за лишение прав 2019

Неустойка по алиментам не устояла в КС РФ

Конституционный Суд РФ опубликовал постановление №23-П/2017 по делу о проверке конституционности положений п. 2 ст. 115 Семейного кодекса РФ «Ответственность за несвоевременную уплату алиментов» и п. 1 ст. 333 Гражданского кодекса РФ «Уменьшение неустойки». Поводом для обращения послужили следующие обстоятельства.

В 1997 г. суд выдал судебный приказ о взыскании алиментов с гражданина на его несовершеннолетнего ребенка в размере 25% его заработка. В связи с ненадлежащим исполнением возложенной судом обязанности и образованием задолженности по алиментам в размере почти 217 тыс. руб. достигший совершеннолетия сын заявителя обратился в суд с требованием о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов в размере около 3,25 млн руб.

В удовлетворении иска было отказано в связи с тем, что в 2014 г. из актовой записи о рождении ребенка были исключены сведения об отцовстве ответчика. Однако суд апелляционной инстанции это решение отменил и вынес новое, удовлетворив исковые требования. Суд, ссылаясь на разъяснения Президиума ВС РФ, изложенные в «Обзоре судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей» от 13 мая 2015 г., исходил из того, что решение о взыскании алиментов должно было исполняться надлежащим образом до вступления в силу решения суда об исключении отцовства в отношении ребенка.

Кроме того, суд апелляционной инстанции со ссылкой на Обзор судебной практики ВС РФ за третий квартал 2012 г. указал, что особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 ГК РФ к возникающей в соответствии с п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за ненадлежащее исполнение обязанности по уплате алиментов и, соответственно, уменьшение размера неустойки не допускается.

В своей жалобе гражданин указал, что оспариваемые им положения законодательства противоречат Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они исключают право суда при рассмотрении конкретного спора уменьшить размер неустойки, начисленной за просрочку уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, если она явно несоразмерна последствиям нарушения данного обязательства, что в совокупности с тяжелым материальным положением должника приводит к нарушению баланса прав и законных интересов всех несовершеннолетних детей, находящихся на иждивении должника.

Изучив материалы дела, КС РФ напомнил, что в соответствии с Семейным кодексом РФ при определении размера алиментов, взыскиваемых с родителя на несовершеннолетних детей, изменении их размера либо освобождении от их уплаты суд принимает во внимание материальное и семейное положение сторон, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства или интересы сторон. Это может быть нетрудоспособность членов семьи, которым по закону сторона обязана доставлять содержание, наступление инвалидности либо наличие заболевания, препятствующего продолжению прежней работы, поступление ребенка на работу либо занятие им предпринимательской деятельностью. Суд также вправе по иску лица, обязанного уплачивать алименты, освободить его полностью или частично от уплаты задолженности, если установит, что неуплата связана с болезнью этого лица или с другими уважительными причинами и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность.

Подобный подход, как отметил КС РФ в Определении от 29 сентября 2016 г. № 2091-О, направлен на максимально возможное сохранение прежнего уровня обеспечения ребенка при условии соблюдения баланса интересов несовершеннолетних детей и их родителей в рамках алиментных отношений.

Также КС РФ отметил, что согласно ст. 2 СК РФ семейное законодательство устанавливает порядок осуществления и защиты семейных прав, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи – супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными). А ст. 4 Кодекса поясняет, что к этим имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. При этом в силу п. 1 ст. 7 СК РФ граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений, в том числе правом на их защиту, если иное не установлено Кодексом. Осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан.

Соответственно, положение п. 2 ст. 115 СК РФ, предусматривающее ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, равно как и положение п. 1 ст. 333 ГК РФ, позволяющее суду при разрешении судебного спора уменьшить неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства, – исходя из цели обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных правоотношений, лежащего в основе правового регулирования принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, – не исключают обязанности суда оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. фактически ее соразмерность задолженности алиментнообязанного лица. При этом должны учитываться исключительные обстоятельства, затрагивающие права и законные интересы других членов семьи, включая оценку реальных доходов алиментнообязанного в период образования задолженности, поскольку именно ими определяются материальные возможности по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении.

«Между тем сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что суды общей юрисдикции при разрешении вопросов о возможности уменьшения судом неустойки за несвоевременную уплату алиментов в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения алиментных обязательств на основании положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации исходят из того, что указанные законоположения не предполагают право суда уменьшить неустойку, подлежащую уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда», – указал КС РФ. Это, по его мнению, не в полной мере отвечает конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса интересов всех участников семейных правоотношений, в том числе тех, которые также имеют право на получение содержания от должника, и, следовательно, ослабляет гарантии защиты их конституционных прав и свобод, а потому может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона.

КС РФ сделал вывод, что в связи с исполнением судебного решения о взыскании законной неустойки в пользу совершеннолетнего сына в размере, исчисленном судом без учета положения п. 1 ст. 333 ГК РФ, могут быть ущемлены права и законные интересы троих несовершеннолетних детей заявителя, поскольку при рассмотрении спора суд не учел ни уровень материальных возможностей должника, ни наличие других членов его семьи.

КС РФ заключил, что оспариваемые положения согласуются с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, поясняющей принцип недопустимости такого осуществления прав и свобод человека и гражданина, которым нарушаются права и свободы других лиц. Также указано, что по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и с учетом правовых позиций КС РФ эти положения не дают оснований для вывода об отсутствии у суда права при наличии заслуживающих внимания обстоятельств разрешать вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, в случае ее явной несоразмерности имеющейся задолженности.

Суд постановил, что выявленный в данном постановлении конституционно-правовой смысл п. 2 ст. 115 СК РФ и п. 1 ст. 333 ГК РФ является общеобязательным и исключает иное их толкование в правоприменительной практике. В этой связи судебные акты по делу заявителя подлежат пересмотру с учетом высказанной Конституционным Судом позиции.

Как отметила адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина, КС РФ ранее неоднократно отказывал в принятии такого рода жалоб к рассмотрению. «Думаю, что в деле заявителя был явно нарушен баланс интересов (оспаривание отцовства, большой размер неустойки, трое детей на иждивении заявителя), вследствие чего жалоба и была принята к производству КС РФ», – считает адвокат.

Она также отметила, что КС РФ подчеркнул: неустойка, взыскиваемая по п. 2 ст. 115 СК РФ, призвана гарантировать защиту прав несовершеннолетних детей, но, несмотря на это, не согласился с позицией ВС РФ, согласно которой «особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 ГПК РФ к возникающей в соответствии с п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение».

Адвокат уточнила, что возможность уменьшения судами неустойки, взыскиваемой по п. 2 ст. 115 СК РФ, не будет нарушать прав несовершеннолетних детей: «Буквальное толкование постановления исключает уменьшение неустойки по алиментным обязательствам по всем подобным делам».

Читайте так же:  Мартиросян адвокат

Адвокат АБ «Хазов, Кашкин и партнеры» Евгений Тарасов пояснил, что постановление КС РФ восстанавливает баланс интересов участников алиментных правоотношений. «Выявленный судом конституционно-правовой смысл ст. 115 СК РФ во взаимосвязи с п. 1 ст. 333 ГК РФ о возможности снижения размера неустойки по алиментному обязательству является справедливым, обоснованным юридически и отвечает Конституции РФ», – отметил адвокат.

Он добавил, что не согласен с позицией ВС РФ об особом характере неустойки по ст. 115 СК РФ и невозможности применения ч. 1 ст. 333 ГК РФ. По его мнению, ВС РФ подошел к этому вопросу без должной внимательности: «Статья 114 СК РФ предусматривает возможность снижения задолженности по алиментам с учетом заслуживающих внимания обстоятельств. Так почему при этом невозможно снижение неустойки? Конечно, оно не должно быть произвольным и обязательным в каждом случае, на что обратил внимание КС РФ, указывая на необходимость всестороннего изучения конкретных обстоятельств».

По мнению Евгения Тарасова, постановление Конституционного Суда является революционным в том смысле, что КС РФ изложил позицию, прямо противоположную позиции ВС РФ и складывающейся на его основе судебной практике. «Судебная практика теперь пойдет по новому пути, и задача ВС РФ – проанализировать новое положение и не просто исключить спорное разъяснение из Обзора, но и показать, как правильно применять п. 1 ст. 333 ГК РФ в алиментных обязательствах», – заключил адвокат.

КС разрешил судам снижать неустойки за неуплату алиментов

Жалобу подал житель Владимирской области, у которого ребенок от первого брака через суд потребовал 3,2 млн рублей

Конституционный суд РФ разрешил судам уменьшать сумму неустойки за просроченную выплату алименты, если сумма несоразмерна задолженности, сообщается на сайте КС.

С жалобой в суд обратился житель Владимирской области, который нерегулярно платил алименты и задолжал 217 тысяч рублей. Его ребенок, достигнув совершеннолетия подал на отца в суд, сумма неустойки с 1997 по 2016 годы составила 3,2 млн рублей.

Заявитель пожаловался на статьи 115 Семейного и 333 Гражданского кодекса, которые определяют ответственность за неуплату алиментов. Он также отметил, что суд не принял во внимание его обстоятельства — мужчина воспитывает троих детей от второго брака.

КС постановил, что упомянутые в иске статьи соответствуют Конституции, однако отметил, что суды имеют право снижать величину неустойки при наличии обстоятельств, заслуживающих внимания.

Комментарии (0)


    Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.

Актуальные вопросы

Жизнь уже не будет прежней. Какие законы вступают в силу с января

Инженер человеческих душ. Судостроитель Владимиров, изменивший театр

Новогодние стахановцы. Дед Мороз — о работе в праздники

2019 АО «Аргументы и Факты» Генеральный директор Руслан Новиков. Главный редактор еженедельника «Аргументы и Факты» Игорь Черняк. Директор по развитию цифрового направления и новым медиа АиФ.ru Денис Халаимов. Шеф-редактор сайта АиФ.ru Владимир Шушкин.

КС разберется в тонкостях взыскания алиментов

Конституционному суду РФ (КС РФ) предстоит изучить правила начисления неустойки за невыплату алиментов в срок. По сложившейся практике суд не вправе уменьшить ее размер, даже если она в десятки раз превышает сумму непосредственного долга. Но это правило может ущемлять права других детей, настаивает истец, обратившийся в КС. Опрошенные «Известиями» юристы такие аргументы считают безосновательными.

Оспорить нормы, регламентирующие правила взыскания алиментов и санкции за просрочку, пытается россиянин Роман Костяшкин, следует из информации КС о принятых к рассмотрению дел. С 1997 по 2014 год он не полностью платил алименты на своего сына. В результате размер задолженности достиг 390 тыс. рублей, из которых Костяшкин погасил почти половину. Позднее суд, в который обратилась бывшая супруга истца, взыскал с него почти 3,2 млн рублей — остатки долга и неустойку.

Неустойка составила 0,5% в день от суммы долга — в год это около 183%. Суд счел, что снизить ее размер нельзя — в Гражданском кодексе РФ (ст. 333) есть норма, которая позволяет делать это, если размер неустойки «явно несоразмерен последствиям нарушения», но она не распространяется на алименты (ст. 115 Семейного кодекса РФ). Такой подход Верховный суд зафиксировал еще в 2012 году в обзоре судебной практики.

Костяшкин счел эти положения неконституционными. По его мнению, они противоречат ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой реализация прав и свобод человека и гражданина не должна нарушать права и свободы других лиц. Таким образом, полагает истец, должен соблюдаться «разумный баланс частно-правовых сторон». Он ссылается на то, что порой в семейно-правовых отношениях возникают ситуации, когда избыточные имущественные претензии одной стороны фактически могут причинить вред другой. Костяшкин поясняет это на своем примере: помимо ребенка, которого воспитывает бывшая супруга, у него есть еще трое детей. В результате могут пострадать интересы последних, так как взыскание неустойки повлечет ухудшение материального положения истца и, как следствие, скажется на возможности содержания других его детей, за которое он также несет ответственность.

В связи с этим Роман Костяшкин полагает, что суды должны иметь право учитывать чрезвычайные обстоятельства в жизни тех, кто платит алименты, а также корректировать ответственность за нарушение срока их перечисления.

Конституционный суд РФ принял жалобу к рассмотрению. Однако юристы скептически оценивают ее судебные перспективы. Так, управляющий партнер юркомпании «Дунаева, Пономарев и партнеры», член Ассоциации юристов России Анна Дунаева считает, что заявитель использует правильный аргумент о балансе частно-правовых интересов — любая ответственность должна быть соразмерной последствиям нарушенного обязательства.

— Вместе с тем у должника в случае изменения его финансового положения всегда есть возможность обратиться в суд за пересмотром размера алиментов, исходя, к примеру, из нового — пониженного — размера заработной платы, — сказала она «Известиям».

Но чаще должники предпочитают не платить, злоупотребляя несовершенствами системы исполнения решений судов, отметила Анна Дунаева. Она предположила, что жалоба Костяшкина останется без удовлетворения. Оставить размер предусмотренной Семейным кодексом неустойки неснижаемым — по ее мнению, отличный способ дополнительной мотивации для своевременной оплаты алиментов. Даже если эта неустойка будет превышать сумму задолженности.

Юрист адвокатского бюро «Линия права» Фаррух Саримсоков в беседе с «Известиями» напомнил, что сейчас размер неустойки (почти 183% годовых) в некоторых случаях может быть несоразмерен последствиям нарушенного обязательства. Проблемная ситуация может возникнуть и в случае закрепления ее размера в соглашении об алиментах, так как стороны могут определить его произвольно. По словам эксперта, чрезвычайно высокий размер неустойки, установленной соглашением (например, 2% за день просрочки, то есть 730% годовых), при отсутствии механизмов его снижения может создать еще более несправедливые ситуации, буквально вгоняя «алиментщика» в кабалу и, скорее всего, нарушая интересы других его детей.

— В этом ключе обременительная и явно несправедливая долговая нагрузка может дестимулировать должника к исполнению обязательств, и в какой-то момент он может просто смириться с неудобствами (исполнительное производство, уголовное преследование), не имея шансов на погашение самого долга, — предположил юрист. — С этой точки зрения возможность снижения алиментной неустойки, напротив, может способствовать увеличению общей доли исполненных алиментных обязательств добросовестными лицами, которые в какой-то момент допустили просрочку.

Однако, отметил он, если снижать неустойку так же, как это допускается применительно к обычным гражданско-правовым нарушениям, это может привести и к негативному эффекту: для неплательщиков исчезнет стимул вовремя платить.

Адвокат Иван Емельянов также не видит перспектив для удовлетворения жалобы.

— Нарушение прав детей всегда будет выше и не поддается измерению в цифрах. Ведь неполучение ими положенных средств к существованию может иметь последствия самые разные, вплоть до невозможности правильно питаться или получить квалифицированную медицинскую помощь, — сказал он «Известиям».

По его словам, фиксированный размер алиментов и наложение неустойки в случае просрочки является социальной гарантией, направленной на защиту интересов такого незащищенного слоя общества, как дети. Также Емельянов обратил внимание на то, что суд вправе снизить неустойку только в случае, если она несоразмерна наступившим последствиям.