Перейти к содержимому

Ликвидация корпорации развития

Корпорация развития Республики Татарстан будет ликвидирована – СМИ

(Казань, 22 января, «Татар-информ»). Стало известно, что Корпорация развития Республики Татарстан будет ликвидирована. Единственный проект компании, «Смарт Сити Казань», заморожен, а привлеченные 950 млн. долларов не фигурируют в документах, пишут сегодня «Ведомости».

Официального распоряжения о ликвидации корпорации пока нет, но оно ожидается, рассказал источник в госструктуре республики. «Ждите выхода документа – он будет размещен на портале Правительства в установленном порядке», - сообщил изданию руководитель пресс-службы Президента РТ Андрей Кузьмин. Получить комментарии в Корпорации развития газете не удалось.

Как утверждает источник издания, на имя Президента Татарстана Рустама Минниханова было направлено письмо с предложением Правительства РТ о ликвидации компании с описанием ситуации по ее долгам. Год назад в отчете корпорации был указан долг в 824 тыс. рублей. «Корпорация не платит два месяца за аренду помещений и не выплачивает зарплату», - пояснил источник. В письме также сказано, что на ликвидацию нужны деньги. Кому точно будут выделять деньги, источник не знает: либо Агентству инвестиционного развития РТ, либо Министерству земельных и имущественных отношений РТ.

Отметим, у Корпорации развития есть только один проект – «Смарт Сити Казань», деловой город – спутник республиканской столицы. Проект в настоящее время заморожен, «пока не закончится Иннополис», сообщил источник, близкий к корпорации. Всего, по его словам, республика успела потратить на него 150 млн. рублей.

Корпорация развития была создана в 2012 году по инициативе АИР РТ для привлечения инвестиций и работы с внешними инвесторами. В «Смарт Сити Казань» на 650 га компания обещала через 20 лет создать 70 тыс. рабочих мест и привлечь 10 млрд. долларов инвестиций.

«Забыть как страшный сон». «Корпорации развития» грозит ликвидация

После того, как генсовет «Единой России» объявил о прекращении десятка партийных проектов, в числе которых оказался «Урал промышленный – Урал Полярный», оказалась под вопросом судьба созданной, в частности, для его реализации, «Корпорации развития». Структура находится в кризисном состоянии, ее сотрясают коррупционные скандалы. Спасти ее может возобновление реализации замороженных проектов, однако стоят они десятки миллиардов, а есть и крупные невыплаченные кредиты. О будущем «Корпорации развития» – в материале «УралПолит.Ru».

В поисках оптимального решения по корпорации члены ее наблюдательного совета провели совещание в Москве. Встреча не афишировалась, но ее подтвердили источник «ФедералПресс» и представители двух уральских губернаторов. Фоном для дискуссии остаются расследование в отношении бывшего гендиректора, критика невыполненных проектов и неэффективность структуры в целом.

По мнению представителя ХМАО в верхней палате парламента Юрия Важенина, корпорацию следует ликвидировать, а попытку реанимации проектов он сравнивает с самоубийством.

«Масштабы бедствия сейчас трудно оценить, думаю, со временем будет дан углубленный детальный отчет. Думаю, раз заведены уголовные дела и известны факты по тому же самому Маслову, наверное, там и не один миллиард потрачен неэффективно Сама программа «Урал Промышленный – Урал Полярный» с выходом на освоение Приполярного Урала была благая. К сожалению, так часто бывает, когда хорошее дело может быть загублено на корню недобросовестными исполнителями Думаю, что как страшный сон нужно забыть о «Корпорации развития», законсервировать и начать с нуля. Я не знаю, кто бы сегодня взялся «заносить хвосты», это надо быть не просто мужественным человеком, а скорее – самоубийцей», – отметил он.

А представитель ЛДПР в Госдуме от Тюменской матрешки Владимир Сысоев выступает за предварительное проведение проверки Счетной палаты. ЛДПР обсуждала эту инициативу сразу после ареста гендиректора Сергея Маслова. Однако в планы на 2017 год такая проверка не вошла. По мнению Сысоева, акционеры, а ими являются субъекты федерации в УрФО, должны создать свою счетную группу, которой предстоит на местах разбираться с тем, что из себя представляет на настоящий момент корпорация и ее «дочки».

Согласно уставу и действующему законодательству, решение о ликвидации корпорации выносит на обсуждение Наблюдательный совет. Он состоит из представителей регионов-акционеров, в основном связанных с управлением госимуществом, но в его составе работает и заместитель полномочного представителя президента России в УрФО Борис Кириллов. Рассматривать инициативу должно общее собрание акционеров – на нем необходимо присутствовие губернаторов регионов-акционеров: Владимира Якушева, Натальи Комаровой, Дмитрия Кобылкина. В случае, если решение будет принято, назначат ликвидационную комиссию, в которую в этом случае должны будут войти «представители комитета по управлению имуществом, или фонда имущества, или соответствующего органа местного самоуправления».

Таким образом, в комиссию по ликвидации может войти директор тюменского департамента имущественных отношений Андрей Киселев либо глава регионального фонда имущества Оксана Потапских, директор департамента по управлению госимуществом Югры Анатолий Уткин и директор ямальского департамента имущественных отношений Олеся Швагер.

Следующий момент, который стоит принимать во внимание и где могут крыться сложности – урегулирование собственно имущественных и финансовых вопросов. Если акционерное общество на момент ликвидации не имеет кредитных обязательств, то по закону его имущество распределяется между акционерами. Однако обязательства у корпорации все же имеются. Для строительства ТЭС «Полярная» корпорация привлекла в свое время порядка 17 млрд рублей, 70 % из которых – кредит Чешского экспортного банка в виде проектного финансирования.

В то же время губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин крайне критически оценивал в последние годы и сам замороженный объект, и перспективы его реанимирования. По его словам, округ не имел прямой нужды в строительстве такой генерирующей мощности и был связан с будущей электрификацией железнодорожных путей до Сабетты в рамках Северного широтного хода.

«Позиция ЯНАО изначально была такой, что мы не видели экстренной потребности в этой электростанции. Она могла прийти после того, как мы построили железную дорогу. Но нас убедили, что ТЭС нужна. На тот момент Минэнерго подтвердило востребованность генерации в общей сети. Это было давно, мы начали стройку. Но сейчас новый министр говорит о том, что «Полярную» не видят в общей сети генерации, а нам строить на такое количество мегаватт не нужно», – подчеркивал Дмитрий Кобылкин в декабре 2015 года.

В случае, если у корпорации не хватит средств для выплат по кредитам, ее имущество может быть выставлено на торги. Новый гендиректор Сергей Новицкий уже принял участие во встрече с чешскими партнерами и сообщил на днях журналистам о том, что проговаривались вопросы возобновления строительства.

«Это была первая встреча после моего прихода на должность руководителя, и мы уже начинаем находить по этому вопросу взаимопонимание. Выбор ведь важный: или зарыть 12,5 миллиардов рублей в землю, или вложить еще и достроить этот объект, сдать его в эксплуатацию», – уточнил Сергей Новицкий.

Нормы ликвидации акционерных обществ предусматривают распределение средств, находящихся на счетах между кредиторами – на этом фоне заявление Сергея Новицкого о реанимации проекта «ТЭС Полярная» и «Полярный кварц» играет новыми красками: «Моя задача – постараться возобновить строительство тех объектов, которые были приостановлены. Поэтому провожу совещания, встречаюсь с инвесторами, контактирую с Российскими железными дорогами – учитывая, что я там работал, мне проще это делать. То есть время непростое, но я считаю, что, когда есть целеустремленная команда, которая направлена на решение дела, все должно получиться».

Эксперты в свою очередь считают, что инфраструктурные проекты, подобные Северному широтному ходу, реализовываться будут независимо от решений партии. Но воплощение их напрямую будет эффективнее, чем через посредника в виде «Корпорации развития».

«Сегодня ряд проектов, в том числе государственно-частного партнерства, реализуется на Ямале напрямую с федеральным инвестором. Это Северный широтный ход, дорога Бованенково – Сабетта. Такая схема, по понятным причинам, выгоднее РЖД – дорогу строит сразу тот, кто ее будет эксплуатировать. В этом смысле для Ямала вопрос посредников неактуален. С другой стороны – в связи с репутационными издержками компании и кадровой революцией внутри «Корпорации развития», говорить сегодня об их готовности эффективно вести крупные межрегиональные проекты, пожалуй, достаточно сложно», – считает политолог Кирилл Истомин.

Ликвидация корпорации развития

Мы вам перезвоним

На вопросы о том, как привлечь в Калининград новых инвесторов, как с ними работать и о многом другом ответил генеральный директор ОАО «Корпорация развития Калининградской области» Игорь ВАСИЛЬЕВ.

На протяжении последних 20 лет продолжается дискуссия по поводу экономической специализации Калининградской области. Вопрос вроде бы простой: что нужно развивать нашем регионе, на каких отраслях хозяйства сделать акцент, чтобы Калининград на равных участвовал в системе географического распределения труда. Как на российском рынке, так и на рынке международном. С другой стороны, не менее важно определить и те направления, которые не подходят области и на которых можно смело поставить крест, чтобы не тратить ресурсы понапрасну. Чтобы организовать этот процесс, и была создана

«Корпорация развития Калининградской области». «Комсомолка» встретилась с генеральным директором корпорации Игорем Васильевым.

О ЦЕЛЯХ И ЗАДАЧАХ

- Игорь Константинович, в чем главная идея создания корпорации?

- Правительство области, экспертное сообщество, предприниматели уже довольно давно говорят о необходимости стратегического подхода к решению задач развития региональной экономики. По данному вопросу ведутся активные дискуссии, вносятся поправки в действующее законодательство, идет работа над созданием серьезных программных документов. Но при этом ответ на вопрос, через какие именно механизмы будут претворяться в жизнь принятые решения, обычно оставляется за скобками. Поэтому решение о создании Корпорации, принятое губернатором области, является способом ликвидации разрыва, существующего на сегодняшний день между планами государства по экономическому развитию региона и реализацией этих планов на практике. Иными словами, Корпорация - это один из инструментов, предназначенных для реализации государственной экономической политики на территории Калининградской области. В первую очередь - государственной политики в сфере промышленности и инвестиций.

Читайте так же:  Приказ минфина россии 33н от 10.03.2019

- Не проще ли было возложить полномочия новой структуры на одно из агентств регионального правительства?

- Знаете, один и тот же субъект не может одновременно формировать экономическую повестку дня, формулировать цели и задачи и эффективно добиваться их достижения в установленные сроки. В этой ситуации Корпорация становится одним из институтов регионального развития, который принимает на себя, в том числе, ответственность за реализацию ключевых элементов экономической политики государства на территории Калининградской области.

- Как в настоящее время в нашей области обстоит дело с инвестиционным климатом? Как строится работа с действующими и потенциальными инвесторами?

- Любая оценка носит субъективный характер, поэтому мне бы не хотелось сегодня оценивать качество инвестиционного климата, существующего в области. Гораздо важнее то, что сегодня мы видим реальные механизмы, с помощью которых его можно существенно улучшить. Мы готовы дополнить существующий алгоритм работы с инвесторами несколькими очень важными блоками, которые в нем пока отсутствуют. И тем самым сделать область более привлекательной с точки зрения размещения здесь российских и зарубежных инвестиций.

ЧТО НУЖНО ИНВЕСТОРУ

- Есть алгоритмы улучшения инвестиционного климата, которые успешно применяются на Западе и в некоторых регионах России.

- В любой точке земного шара инвестор заинтересован в максимально быстром запуске проекта и хочет получить гарантии того, что в обозримый период времени на территории его присутствия не произойдет смены существующих политических и экономических условий. Потому что самое сложное в инвестиционном анализе - это работа с неопределенностями. И чем выше уровень этих неопределенностей, тем больше затраты инвестора на реализацию проекта. Таким образом, главная задача - доказать возможному инвестору, что уровень рисков на территории региона ниже, чем у соседей.

Это можно делать разными способами, применяя различные инструменты. Одним из таких инструментов является создание на отдельных территориях специальных экономических режимов. Можно привести примеры. С 2007 года на территории трех польских воеводств создана и действует Поморская специальная экономическая зона. Минимальный объем инвестиций для получения статуса резидента - всего 100 тыс. евро. При этом резидентам зоны предоставляется возможность получения налоговых возвратов в размере до 60% от суммы уплаченных ими налогов. Работа с инвесторами на территории СЭЗ ведется через систему индустриальных парков, которые представляют собой крупные земельные участки с подведенными к ним коммуникациями. Использование такого механизма позволяет инвестору в течение 6 месяцев пройти путь от подписания инвестиционного соглашения до запуска серийного производства. Сегодня общая сумма привлеченных инвестиций оценивается в 1,7 млрд. евро. Цифры впечатляют.

- Что-то подобное создано и в России. Не так ли?

- Еще один пример - Калужская область. Руководство региона решило привлечь крупных инвесторов, предложив им для размещения производств юридически оформленные и инфраструктурно подготовленные земельные участки. В итоге к ним пришел «Фольксваген», который впоследствии потянул за собой большое количество смежников и поставщиков. В результате в течение 10 лет на территории области с нуля был создан абсолютно новый для нее автомобильный кластер, который сегодня производит комплектующие не только для «Фольксвагена», но и для других российских автосборочных предприятий, включая ВАЗ и «Автофрамос». Скорость возведения объектов, правда, там пока не столь высокая, как в Польше, но вполне сопоставимая: крупнейший сборочный завод Samsung, расположенный на территории индустриального парка «Ворсино», был запущен в течение всего 12 месяцев.

- Мы пойдем по пути поляков или калужан?

- У нас нет задачи сделать «кальку» с калужской, польской или иной модели. Мы нацелены на то, чтобы реализовать в нашей области собственный управленческий проект, используя при этом лучшие практики, существующие на сегодняшний день.

ПРОМЗОНЫ И ТЕХНОПАРКИ

- Корпорация планирует развивать в области новые индустриальные парки. Что сделано в этом направлении?

- Сейчас мы проводим работу по инвентаризации существующих земельных участков. Это непросто, поскольку мы столкнулись с тем, что сегодня у муниципальных властей нет точного понимания того, что происходит с той или иной территорией с точки зрения прав собственности на землю и возможностей подключения к коммуникациям. Поэтому ежедневно приходится заниматься довольно-таки рутинной работой и буквально по крупицам собирать информацию по каждому рассматриваемому участку. Пока я готов сказать, что с большой долей вероятности пилотный индустриальный парк будет расположен в радиусе 40 километров от Калининграда. При этом приморское направление мы по понятным причинам не рассматриваем. Площадь интересующего нас участка мы оцениваем в 250- 300 га. При этом не исключено появление альтернативных площадок и в иных районах.

- Какие отрасли промышленности там будут развиваться?

- Это зависит от интереса к нашему проекту со стороны потенциальных инвесторов. Рабочий бизнес-план предполагает создание универсальной площадки, ориентированной на размещение производств в сфере информационных технологий, машиностроения (прежде всего, автомобилестроения),предприятий янтарно-ювелирного кластера. Иными словами это те отрасли, которые перечислены в стратегии социально-экономического развития Калининградской области. При этом одновременно мы заявляем о нашей готовности рассмотреть возможность создания специализированной площадки под запросы отдельно взятого инвестора. При условии, что это будет действительно крупный промышленный проект.

- За счет каких источников предполагается финансировать работы по обустройству промышленных площадок? О каких суммах может идти речь?

- В первую очередь мы рассчитываем на привлечение внешнего финансирования со стороны государственных институтов развития, а также российских и зарубежных банков. Отдельные проекты (такие, как строительство технопарка) могут быть частично профинансированы в рамках существующих федеральных программ. Есть еще международные программы сотрудничества, за счет участия в которых можно получить определенные средства. С другой стороны, в процессе реализации проекта мы не можем полностью отказаться от использования бюджетных средств. Инвестиции в инфраструктуру во всем мире традиционно являются задачей государства, которое тем самым создает основу для будущего роста экономики.

По нашим расчетам приблизительная себестоимость инфраструктурной подготовки 1 квадратного метра территории будущего индустриального парка составляет 600 рублей. Таким образом, нетрудно подсчитать примерный бюджет проекта по созданию площадки площадью 250 га. Насколько мне известно, расходы на подобные цели в областном бюджете на сегодняшний день не предусмотрены. Таким образом, правильно будет сказать, что наши проекты будут иметь смешанный тип финансирования.

- Не получится ли так, что деньги на инфраструктуру будут потрачены, а инвесторы не придут? Есть ли какие-то гарантии?

- Безусловно, как и в любом проекте в нашей работе имеются определенные риски. Но они не связаны с ответом на вопрос, придут ли инвесторы. Они в первую очередь касаются итоговой стоимости подготовленных участков и как следствие - сроков окупаемости проекта. Поэтому одной из наших задач является минимизация затрат на инфраструктурную подготовку площадок и снижение стоимости входной планки для будущих резидентов. Работа по проектированию и строительству инфраструктуры идет параллельно с переговорами с потенциальными резидентами. Изучение опыта российских регионов и зарубежная практика показывают, что на продукт, который мы собираемся предложить рынку, существует устойчивый спрос. А это значит, что мы движемся в правильном направлении.

Пинаев готовит бунт в Нижнем Тагиле

Деньги с космодрома «Восточный» нашли в Тюмени

Бюджет ЯНАО пустили на серые налоговые схемы

Заказ Собянина втянул УВЗ в международный конфликт

Ликвидаторы «Корпорации развития» пришли за 2 миллиардами. В госкомпании ищут деньги бенефициаров «Мостостроя-12»

Эксперты оценили риски вокруг актива ХМАО, ЯНАО и Тюмени

Банкротство «Корпорации развития» (КР) приобретает все более реалистичные очертания, заключают эксперты, указывая на новые финансовые скандалы, в эпицентре которых оказалась компания. В ближайшее время КР в рамках банкротного дела, судя по всему, получит претензии на сумму порядка 2 миллиардов рублей по долгам, связанным с возведением мостового перехода через реку Надым в ЯНАО. Аналогичный иск уже получила «дочка» госкомпании «УралСтройТехнологии». При этом наблюдатели говорят о неготовности регионов-акционеров и дальше финансировать «провалы управленцев КР, о недостатке средств даже на содержание офиса и недоверии к менеджменту, от ошибок которого было принято решение застраховаться в АО «АльфаСтрахование». К прочему, инсайдеры указывают на возможные связи бывшего руководства госкомпании со скандально известным бизнесменом «мостостроителем» Александром Забарским, долги перед структурой которого и стали основанием для обращения в суд с иском о банкротстве. Пока кредиторы последнего пытаются найти уже, вероятно, выведенные средства, новые собственники активов идут в суды, где всплывают имена менеджеров корпорации – Новицкого и Черняева. А сами претензии, судя по всему, закончатся для КР определенно – «прекращением хозяйственной и прочей деятельности».

АО «Корпорация развития» (КР, акционеры – ЯНАО, Тюменская область, ХМАО-Югра) оказалось в эпицентре новых финансовых скандалов на миллиарды рублей. Инициированное в отношении компании банкротное дело обрастает интересом крупных кредиторов, а судебные разбирательства по ее долгам – новыми заявлениями о выводе средств и фиктивных документах. Арбитражным судом Свердловской области принято к рассмотрению заявление ООО «Корпорация Северо-Запад» (Тюмень, учредитель, согласно данным ЕГРЮЛ, Сергей Ромазанов) о признании госкомпании несостоятельной.

Объем претензий в материалах суда на данный момент не указан, но с высокой долей вероятности он составит порядка 2 млрд рублей.

Читайте так же:  Образец приказ о создании экспертной группы

Бизнесмен Александр Забарский и экс-глава Удмуртской Республики Александр Соловьев

Фото пресс-службы главы Удумртии

Право требования указанной суммы от «Корпорации развития» и ее «дочки» ООО «УралСтройТехнологии» тюменская компания получила по договору цессии со скандально известным «Мостостроем-12» (учредитель – «СП Фоника», подконтрольное Александру Забарскому и Сергею Полевикову). Как подробно сообщала «Правда УрФО», еще одним правопреемником требований, но на меньшую сумму – 69 миллионов, стала московская компания «Бруно финанс», которая первая и обратилась в арбитраж с заявлением о банкротстве КР.

Миллиардная задолженность «Корпорации развития» и «УралСтройТехнологий» перед ООО «Мостострой-12» за работы по возведению моста через реку Надым, в свою очередь, была подтверждена несколькими инстанциями. Как сообщало издание, после провала в арбитраже Московского округа юристы госкомпании подали жалобу в Верховный суд РФ, но верховники в конце 2017 года отказали заявителям в рассмотрении претензий на коллегии по экономическим спорам.

Добавим, иск о банкротстве получила и «дочка» КР – «УралСтройТехнологии». Заявителем выступила все та же «Корпорация Северо-Запад». По информации картотеки арбитражных дел, сумма заявленных претензий превысила 2 млрд рублей. Согласно данным «Контур.Фокус», на конец 2016 года собственный капитал ООО «УралСтройТехнологии» имел отрицательное значение. Активы организации за год уменьшились на 604,9 млн рублей. При этом кредиторская задолженность составляла порядка 1 миллиарда рублей.

Отметим, что «Корпорация Северо-Запад» (ранее «Экспател Северо-Запад») представляет особый интерес в разбирательствах, как и обстоятельства приобретения прав требования на 2 миллиарда. Как сообщала «Правда УрФО», еще в 2017 году тюменскую структуру связывали с крупной компанией, работающей на телекоммуникационном рынке, ООО «Экспател» бизнесмена Игоря Юзефовича, которое фактически взялось спасать один из активов Забарского и Полевикова – ООО «Тюменьстальмост». Тогда в ООО «Экспател» связи с тюменской структурой не отрицали, впрочем, сегодня в московской компании отказались комментировать инициированные судебные разбирательства и дальнейшее развитие событий по спорам.

Примечательными являются и обстоятельства получения «Корпорацией Северо-Запад» прав требований к «Корпорации развития» и ООО «УралСтройТехнологии». Так, ООО «Аренда Техники» в Арбитражном суде Тюменской области попыталось признать вышеописанный договор цессии между «Экспател Северо-Запад» и «Мостостроем-12» недействительным. Как вскрыли судебные разбирательства, право требования на 2 млрд было получено тюменской структурой всего за 162 млн рублей. По мнению компании «Аренда Техники», договор являлся ничтожным и совершался для «причинения вреда правам кредиторов, поскольку заключение договора является действиями бенефициаров «Мостостроя-12» по выводу наиболее ликвидных активов».

Впрочем, цессионарию в первой инстанции удалось доказать отсутствие связи с Забарским. Как указывается в материалах дела, «Мостострой-12» аффилирован с «СП Фоника» и ООО «Тюменьстальмост имени Тюменского комсомола».

При этом глава «Экспател Северо-Запад» Батор Гендунов также являлся руководителем ООО «Тюменьстальмост имени Тюменского комсомола», но эта организация не относилась к активам Забарского, хотя и носит аналогичное название. Как сообщало издание, структура, вероятно, была создана новым инвестором для перевода на нее активов банкротящегося «Тюменьстальмоста». На данный момент ее учредителем, согласно данным системы «Контур.Фокус», является Игорь Юзефович – глава и учредитель ООО «Экспател».

Но как следует из документов Девятого арбитражного апелляционного суда, представитель ООО «Мостострой-12» и вовсе уверял, что Забарский не подписывал договор уступки права требования. Якобы даже заявлялось о намерении провести почерковедческую экспертизу.

Впрочем, собеседники издания, знакомые с бизнесом Забарского и Полевикова, полагают, что подобные заявления «могли делаться исключительно с целью затянуть судебные разбирательства». Интервьюеры указывают, что кредиторы не раз обвиняли бизнесменов в подобных попытках. В частности, об этом открыто говорил Сбербанк, параллельно указывая на вероятный вывод средств из активов.

«Правда УрФО» сообщала о сомнительных операциях в компаниях, входивших в группу «Фоника». Так, банкротство вышеупомянутого «Тюменьстальмоста» показало, что самым весомым его вложением были векселя ООО «АрктикСтройМост» на общую сумму 1, 27 млрд рублей. Однако найти эти бумаги никто не мог, ставя под сомнение их фактическое существование.

«Числящиеся по бухгалтерскому учету простые векселя на общую сумму 1,270 миллиарда рублей и связанные с ними документы руководителем – ликвидатором должника Забарским, несмотря на специальный запрос, врученный ему лично, конкурсному управляющему не переданы до настоящего времени. По объяснениям бухгалтерии, оригиналов этих векселей на предприятии никогда не видели, они были поставлены на учет по электронным копиям, поступившим из московского офиса, в связи с чем в настоящее время взыскание долга по векселям невозможно, даже в форме включения в реестр требований кредиторов ООО «АрктикСтройМост», – пояснила тогда изданию конкурсный управляющий актива.

Ранее в публичной повестке обсуждался и вопрос о миллиардных претензиях Сбербанка к ООО «Монпансье», которое также, по мнению кредиторов, вполне может быть связано с Забарским и Полевиковым. Спор тогда шел из-за торгово-развлекательного центра «Монпансье» в Санкт-Петербурге. В ходе разбирательств Сбербанк и вовсе обвинил бенефициаров бизнеса в мошенничестве.

«Компания «Монпансье» была «продана» за периметр группы – Людмиле Добровольской. Эти изменения произошли в нарушение интересов кредиторов и без согласия банка. Считаем данные действия мошенническим. Найти решения с бенефициарами актива Людмилой Добровольской и Александром Забарским не удалось, все наши предложения по урегулированию ситуации остались без ответа», – официально заявляли в Западно-Сибирском банке Сбербанка.

Кроме того были озвучены миллиардные претензии и к «СП Фоника» со стороны ФНС, которая также выявила целый перечень сомнительных сделок.

Тогда собеседники издания говорили, что если прибавить к миллиардному ущербу бюджету тот факт, что компании Полевикова и Забарского фигурируют в истории с уголовным делом в отношении бывшего главы Удмуртской Республики Александра Соловьева, «то перспективы бенефициаров выглядят весьма однозначно».

Напомним, Полевиков Сергей являлся гендиректором и учредителем ООО «Региональная инвестиционная компания» (РИК). ООО «РИК» было концессионером в проекте по возведению скандально известных мостовых переходов через реки Каму и Буй, а ООО «Мостострой-12» – подрядчиком. Именно эти проекты легли в основу уголовного дела в отношении бывшего главы республики. По данным СКР, в 2014-2016 годах высокопоставленный чиновник получил от представителей компаний, осуществляющих строительство мостовых переходов, взятки на сумму 139 млн рублей, а также в виде доли в коммерческой организации.

Осведомленные инсайдеры при этом говорят о якобы «близких товарищеских отношениях Александра Забарского с уже бывшим генеральным директором АО «Корпорация развития» Сергеем Новицким». «Если учесть, что Новицкий длительное время отвечал за строительство в корпорации, можно представить, на каких интересах базировались эти отношения», – делится рассуждениями источник, вспоминая при этом «курьезную историю», когда КР якобы по ошибке перевела 150 млн рублей на счет «Мостостроя-12».

Экс-гендиректор «Корпорации развития» Сергей Новицкий в центре

Резюмируя, собеседники издания высказывают суждение, что из сложившейся череды конфликтов «Корпорации развития», вероятно, уже не выйти. Источники издания напоминают, что нового руководителя госкомпании Сергея Черняева (сменил Новицкого) внутри самой структуры характеризовали не иначе как «финального менеджера», после работы которого компания, вероятнее всего, прекратит свое существование.

Акционеры КР открыто отказывались продолжать финансирование общества, высказывая сомнение в целесообразности его существования. При этом финсредств, выделенных ранее на реализацию проектов в рамках шестистороннего соглашения с «Транснефтью», «скорее всего, не хватало даже для полного финансирования строительства социальных объектов».

Кроме того, наблюдатели замечали, что вместо урегулирования крупных финансовых конфликтов, с которыми столкнулась КР, Черняев, кого считают подконтрольным главе экономдепартамента ХМАО Павлу Сидорову, занимался специфическими «кадровыми перестановками». После череды увольнений специалистов из компании Черняев объявил новый набор.

К примеру, в корпорации была трудоустроена некая Оксана Табаченко, которая в начале 2000-х была членом президиума Федерации шахмат Югры и президентом городской общественной организации «Ханты-Мансийская федерация танцевального спорта». Позже Табаченко работала в думе Ханты-Мансийска. При этом инсайдеры подчеркивали, что «представители акционеров не согласовали ее на должность заместителя директора или советника. А в полпредстве и вовсе оказались не в курсе».

«Все говорит о том, что решение о судьбе КР, судя по всему, уже принято, и не в пользу компании. Думаю, ближайший суд по банкротному делу окончательно расставит многие точки. Корпорации конец, а Черняев – на выход», – резюмирует собеседник издания.

«Правда УрФО» продолжит следить за развитием событий.

Корпорации развития как основа региональных стартапов

Насколько распространен в регионах России такой институт развития как региональные корпорации развития (РКР)? Какие основные принципы заложены в основу их функционирования? Можно ли сегодня оценить скоординированность и взаимосвязь их деятельности? Как отдельные РКР отстаивают свои интересы через специализированные ассоциации?

В настоящее время региональные корпорации развития (РКР) являются одним из наиболее значимых институтов развития на уровне субъектов федерации в России. Как правило, они представляют собой государственную структуру, созданную с целью поиска и привлечения инвесторов, а также сопровождения и координации инвестиционных проектов, важных для развития территории. В конечном счете, именно региональное развитие, основанное на конструктивном взаимодействии власти и бизнеса, и является главной задачей подобного рода организаций.

На сегодняшний день в Российской Федерации существует 46 корпораций развития: 43 – региональные и 3 – межрегиональные (таблица 1, рисунок 1). Делать какие-либо однозначные заключения об эффективности их функционирования преждевременно, поскольку, во-первых, в разных регионах «стаж» их работы варьируется от десятилетий до нескольких лет. Кроме того, независимо от упомянутого выше стажа имеются примеры как достаточно успешных начинаний, так и полностью провальных. Например, в отношении некоторых корпораций в настоящий момент решается вопрос об их ликвидации. Давайте разберемся, какие основные тенденции можно выявить в их функционировании.

Читайте так же:  Налог на имущество с 1 сентября

1. Учредители и акционеры РКР

Создание большинства региональных корпораций развития было инициировано Правительством того субъекта Российской Федерации, где они расположены, которое и выступило в роли их единственного учредителя и акционера. Однако это не всегда так. В отдельных регионах корпорации развития являются не только государственной собственностью. В некоторых случаях учредителями и акционерами выступают крупные коммерческие компании, расположенные на территории субъекта. Например, согласно выписке из ЕГРЮЛ в Вологодской области единственным учредителем АО «Корпорация развития» является АО КБ «Северный Кредит» – один из ведущих банковских игроков в Вологодской области (согласно данным, представленным на портале Banki.ru, на февраль 2016 года он находится на 3 месте в рейтинге банков Вологодской области по ключевым показателям деятельности).

В других случаях корпорации развития могут являться совместной собственностью федеральных, региональных или муниципальных органов власти. Например, в Орловской области на текущий момент 73,2% акций корпорации находится в собственности государства (в лице Орловской области), а 26,8% – в муниципальной собственности (в лице муниципального образования «Мценский район»). Учредителями ОАО «Корпорация развития Самарской области», созданного в 2008 году, выступили субъект РФ в лице Правительства Самарской области и государство в лице Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», которые и являются акционерами общества. Тем самым корпорация является государственной собственностью, но в ее структуре можно выделить федеральную собственность и собственность субъекта РФ.

Корпорации развития в Смоленской области или Республики Саха (Якутия) являются примерами государственно-частного партнерства, где реализация инвестиционных программ региона основана на партнерском взаимодействии властей и частного капитала.

Несмотря на то, что деятельность межрегиональных корпораций (АО «Корпорация развития Северного Кавказа», АО «Корпорация развития Дальнего Востока») ориентирована на развитие регионов, их учредителями чаще выступают федеральные органы власти. Это легко объяснимо, поскольку в данном случае федеральные власти играют роль координатора комплексного развития не просто отдельного региона, а целого федерального округа. Но и здесь возможны варианты. Например, учредителями и акционерами АО «Корпорация развития» выступают региональные органы власти нескольких субъектов федерации Уральского федерального округа (Ямало-Ненецкого АО, Ханты-Мансийского АО – Югра, Тюменской, Челябинской и Свердловской областей).

2. Организационно-правовая форма РКР

Из таблицы 1 видно, что большинство корпораций развития являются акционерными обществами. Исключения составляют корпорации развития в Забайкальском крае, Республике Мордовия, Смоленской области, Ставропольском крае. В двух из них корпорации являются государственными унитарными предприятиями (ГУП «Корпорация развития» Забайкальского края, ГУП СК «Корпорация развития Ставропольского края»). Две другие корпорации – общества с ограниченной ответственностью (ООО). По сравнению с другими организационно-правовыми формами акционерные общества обладает главным преимуществом – возможностью привлечения дополнительных финансовых ресурсов (за счет проведения дополнительной эмиссии акций). Это позволяет привлекать внешние инвестиции и делать организацию более конкурентоспособной. Несмотря на то, что анализ работы созданных корпораций развития показал, что указанное преимущество, как правило, пока не находит практического применения, его наличие (особенно в условиях кризиса) делает их более гибкими и адаптивными к возникающим ситуациям.

3. Ассоциации и объединения РКР

Как только стали образовываться корпорации развития, появилась потребность в их объединении. Не будем рассуждать о преимуществах и недостатках различного рода ассоциаций, отметим только, что их главная функция – продвижение совместных интересов членов объединения. На сегодняшний день в России существует несколько Ассоциаций, в которых представлено членство РКР (таблица 2). Попробуем разобраться, что они собой представляют.

Одной из первых организаций, сделавших попытку объединить РКР, стала «Национальная ассоциация агентств инвестиций и развития» (далее – Ассоциация), образованная в 2006 году Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) и Некоммерческим партнерством «Национальное агентство прямых инвестиций». Насколько им это удалось – судить трудно, поскольку несмотря на наличие страницы Ассоциации на портале РСПП, получить информацию о её деятельности достаточно проблематично. В представленной на портале презентации об Ассоциации по состоянию на 2015 год сказано, что наличие заявленных членов составляет 24. В более ранней презентации (2013 года) перечислен перечень 24 потенциальных членов ассоциации, предварительно подтвердивших намерения о сотрудничестве, в число которых входят корпорации развития Камчатского края, Среднего Урала, Рязанской, Вологодской, Калининградской, Липецкой, Тамбовской областей и др. Кроме того, в Протоколе общего собрания членов Ассоциации от 23.07.2013 указаны двое из трех членов Некоммерческой организации «Национальная Ассоциация агентств инвестиций и развития»: РСПП и Общероссийская общественная организация «Российский союз промышленников и предпринимателей». Таким образом, остается только догадываться о составе и количестве членов Ассоциации, впрочем, как и об эффективности ее деятельности, информация о которой также отсутствует на сайте. Собственный сайт у Ассоциации отсутствует.

Более продуктивен, на наш взгляд, опыт работы Ассоциации индустриальных парков (АИП), созданной в 2010 году с целью объединения усилий индустриальных парков по повышению инвестиционной привлекательности и качества управления индустриальными площадками России. Помимо непосредственно индустриальных парков в Ассоциацию входят и РКР (на текущий момент 11 корпораций). Итогом 5-летней работы стало создание Национального стандарта ГОСТ Р 56301-2014 «Индустриальные парки. Требования», в котором официально были определены требования к индустриальным паркам и их функционированию, а также запуск Системы добровольной сертификации на соответствие индустриальных парков разработанному стандарту; разработка и реализация механизма возмещения затрат, понесенных субъектами РФ на создание индустриальных парков; проведение аналитических исследований, направленных на изучение лучших отечественных и зарубежных практик работы индустриальных парков, а также оказание консультационной помощи членам Ассоциации по вопросам создания индустриальных парков и локализации производства. Согласно данным, представленным на официальном сайте Ассоциации, в 2015 году члены АИП получили 1,2 млрд рублей государственных субсидий и 6,5 млрд рублей кредитных средств по программе Сбербанка России; на территории индустриальных парков – членов Ассоциации было размещено 520 промышленных производств с общей суммой инвестиций 124 млрд рублей.

В последующие годы на различных площадках активно обсуждалось создание Ассоциации институтов развития. Например, инициатива ее создания, высказанная на XII Международном инвестиционном форуме «Сочи-2013», была поддержана РСПП и автономной некоммерческой организацией «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов». Было решено создать подобную Ассоциацию на основе «Национальной ассоциации агентств инвестиций и развития», о которой мы говорили ранее. Предполагалась, что деятельность Ассоциации должна быть направлена на выявление и распространение лучших практик работы институтов развития, разработку соответствующих стандартов, оказание содействия развитию механизмов государственно-частного партнерства в сфере привлечения инвестиций. В конце 2013 года на встрече руководителей региональных институтов развития было принято решение об образовании организационного комитета по созданию Ассоциации. Однако ее дальнейшая судьба остается достаточно неопределенной. В Интернет-пространстве мелькает информация о создании Ассоциации институтов развития (www.dif2013.ru), о первом общем собрании Ассоциации (рспп.рф/photo/set/385), но ни сведений о ней в Едином государственном реестре юридических лиц, ни собственного сайта, ни информации о ее дальнейшей деятельности автору обнаружить не удалось. Согласитесь, для организации, стремящейся объединить воедино региональные институты развития, расположенные в разных уголках нашей необъятной России, подобная ситуация выглядит достаточно «информационно закрытой».

Очередная попытка объединить инвестиционные площадки страны с целью привлечения российских и иностранных инвестиций в российскую экономику и координации взаимодействия власти и бизнеса была предпринята в 2014 году автономной некоммерческой организацией «Национальное инвестиционное агентство» совместно с некоммерческим партнерством изучения и содействия решению проблем современной экономики «Национальный совет по развитию инвестиционного климата». На сегодняшний день Ассоциация объединяет 25 региональных инвестиционных агентств, из которых 8 – это РКР. Что сделано за прошедшее время? Судя по информации, представленной на сайте организации, деятельность Ассоциация направлена на реализацию представительских и организационных функций: участие в различных международных форумах и конференциях, а также организация и проведение межрегиональных мероприятий внутри России. Однако судить о количестве заключенных при содействии Ассоциации контрактов или о сумме привлеченных инвестиций, что, на наш взгляд, является одним из самых важных показателей эффективности деятельности подобного рода организаций, по имеющейся информации не представляется возможным. Справедливости ради отметим, что сама Ассоциация позиционирует себя как площадку «для взаимодействия и обмена опытом между региональными агентствами Российской Федерации, координации деятельности по привлечению инвестиций между федеральным центром и регионами, а также интеграции региональных агентств в международное инвестиционное сообщество». Очевидно, что с заявленными целями Ассоциация справляется, но все-таки конечная цель любой подобного рода деятельности, на наш взгляд, заключается в привлечении инвестиций в экономику региона (страны). Именно с этих позиций хотелось бы иметь дополнительную информацию о результатах работы Ассоциации.

Говоря о координаторах деятельности корпораций развития, нельзя не упомянуть про Агентство стратегических инициатив (АСИ), которое разработало Региональный инвестиционный стандарт, включающий в себя лучшие инвестиционные практики, используемые наиболее успешными регионами. С 2013 года проводится его масштабное внедрение во всех регионах страны. Большинство региональных корпораций развития также осуществляет свою деятельность в соответствии с требованиями, определенными стандартом, направленным на создание благоприятных условий для ведения бизнеса в регионах.

Резюмируя вышесказанное, хотелось бы отметить, что несмотря на то, что работа по консолидации усилий региональных инвестиционных агентств проводится уже не один год, говорить о значимых результатах еще пока преждевременно. Следовательно, успехи отдельных РКР являются, скорее, результатом исключительно их собственной работы, успешно скоординированной с деятельностью региональных властей, бизнеса и иных инвестиционных площадок.