Перейти к содержимому

Ликвидация вооруженных конфликтов

Координация гуманитарной деятельности

Защита детей во время войны

Более чем в 30 странах свыше 250 тыс. детей в возрасте до 18 лет подвергаются жестокой эксплуатации в качестве солдат. Некоторым из них всего семь-восемь лет, причем среди них есть и мальчики и девочки. За последнее десятилетие в результате вооруженных конфликтов и гражданских войн погибли 2 млн. детей, еще 6 млн. получили серьезные ранения или стали инвалидами. Многие другие, кого война сделала сиротами или разлучила с родителями, пережили тяжкие эмоциональные потрясения в борьбе за выживание.

В своем выступлении на открытом заседании Совета Безопасности 17 июля 2008 года, посвященном обсуждению проблем детей в условиях вооруженного конфликта, Генеральный секретарь сформулировал коллективную волю следующим образом: «Обеспечение защиты детей в вооруженных конфликтах — это наиболее безошибочный способ проверки на качество для Организации Объединенных Наций и ее государств-членов. Это моральный призыв, и он заслуживает того, чтобы стоять над политическими интересами. Решение этой задачи требует новаторского и бесстрашного подхода и приверженности со стороны всех основных участников процесса».

Совет Безопасности призвал к наращиванию усилий по прекращению использования детей в качестве солдат и защиты детей в период вооруженных конфликтов. В мандат операций по поддержанию мира теперь включается задача защиты детей, а в состав ряда миссий по поддержанию мира, например в Демократической Республике Конго и Кот- д'Ивуаре, входят гражданские специалисты по защите детей.

Правовые нормы и стандарты

Система норм и стандартов по защите детей в период конфликта разрабатывалась в течение ряда лет. В нее входят:

Римский статут Международного уголовного суда, который квалифицирует призыв, вербовку или использование детей в возрасте до 15 лет в военных действиях как военное преступление;

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, который устанавливает возрастной предел в 18 лет для принудительного призыва и прямого участия в военных действиях и требует от государств- участников снижения минимального возраста для добровольной вербовки как минимум до 16 лет;

Шесть резолюций Совета Безопасности — 1261 (1999), 1314 (2000), 1379 (2001), 1460 (2003), 1539 (2004) и 1612 (2005) — о защите детей, затрагиваемых вооруженными конфликтами;

Конвенция 182 МОТ, которая определяет использование детей в качестве солдат как одну из наихудших форм детского труда и устанавливает 18 лет в качестве минимального возраста для принудительной вербовки;

Женевские конвенции и дополнительные протоколы к ним, которые гласят, что дети являются объектом особого уважения и защиты против любых форм наступления в ходе конфликта, а также что они должны быть обеспечены «необходимой заботой и помощью».

Специальный представитель Генерального секретаря по вопросу о положении детей в вооруженных конфликтах принимает меры по информированию мирового сообщества о влиянии конфликтов на детей и по мобилизации политического содействия правительствам и гражданскому обществу в усилении защиты детей. Он выступает главным сторонником таких мер, как укрепление механизмов контроля и информации о нарушениях прав детей в вооруженных конфликтах; включение вопроса о благополучии детей в повестку дня мирных переговоров; придание нуждам детей первоочередного значения в программах ликвидации последствий конфликтов.

Посещая зоны военных действий, Специальный представитель стремится выступать за принятие сторонами конкретных мер и добиваться серьезных обязательств от правительств и мятежников в отношении защиты и благополучия детей в конфликтных и постконфликтных ситуациях. Помимо этого, ЮНИСЕФ давно работает с правительствами и повстанческими движениями по проблеме демобилизации детей, используемых в качестве солдат, их воссоединения с семьями и содействия их социальной реинтеграции.

Аркадий Смолин, обозреватель РАПСИ

Международное одобрение ликвидации американскими спецназовцами "террориста номер один" Осамы бен Ладена высвечивает противоречие норм международного права и государственных законов ведущих стран.

В зависимости от формулировки международного консенсуса по вопросу правомерности этого убийства можно ожидать либо расширения возможностей государства на внесудебное насилие в национальных законах, либо дискредитации международного права.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров назвал операцию США по уничтожению бен Ладена оправданной с точки зрения международного права. Глава МИД напомнил, что после терактов 11 сентября 2001 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой признал право США на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН. Согласно этой статье любой акт агрессии, даже косвенной, на страну-члена ООН дает право на индивидуальную или коллективную самооборону.

"Каких-либо ограничений право на самооборону не предусматривает", - заявил Лавров.

Генсек ООН Пан Ги Мун, в свою очередь, назвал ликвидацию бен Ладена "переломным моментом в нашей общей глобальной войне против терроризма", добавив, что лично он "был очень доволен тем, что правосудие настигло одного из вдохновителей международного терроризма".

Принцип "самообороны"

Гораздо сложнее обстоит дело с внутренними американскими законами. В стране действует распоряжение 1976 года, которое запрещает совершение убийств спецслужбами США. Президенты Форд, Картер и Рейган последовательно усовершенствовали документ, запрещающий планировать и осуществлять политические убийства в любой форме.

В отношении бен Ладена этот запрет теоретически позволяет обойти концепция Гарольда Коха (главный юридический консультант по международному праву госдепартамента США): "согласно национальному законодательству использование военных действий для нанесения удара по конкретным враждебным лидерам в рамках самообороны или вооруженного конфликта законно и не может рассматриваться как "убийство".

Здесь мы снова сталкиваемся с узловым понятием "самооборона". Можно ли назвать государственной самообороной убийство человека, называющего себя лидером организации, об активности которой уже несколько лет нет никаких достоверных данных? А также, можно ли считать убийство бен Ладена, его жены и сына вынужденной мерой самообороны спецназовцев? Ведь отсутствие оружия у убитых в момент нападения подтвердил даже пресс-секретарь Белого дома Джей Карни.

Формальность употребления термина "самооборона" в данном случае косвенно подтвердил генпрокурор США Эрик Холдер. Он признался, что перед спецназовцами ставилась задача "застрелить или пленить" бен Ладена. По словам генпрокурора, у группы не было поводов полагать, что террорист собирался сдаться.

Единственным основанием для убийства бен Ладена в такой ситуации могло бы стать подозрение, что террорист может носить "пояс шахида". Впрочем, достоверность этой версии легко оценить, если принять во внимание, что главным аргументом в ее пользу были давние устные заверения самого бен Ладена ни за что не сдаться живым.

Принцип "войны"

Другие американские правовые эксперты обосновывают законность ликвидации бен Ладена тем фактом, что он находился в состоянии войны с США, которую сам объявил в 1998 году.

Джон Беллинджер III (в 2005-2009 ведущий юрист Госдепартамента США) ссылается на одобрение Конгресса от 2001 года на применение вооруженной силы против "Аль-Каиды".

"Использование администрацией права на использование силы при проведении этой операции, в соответствии с парламентским актом 2001 года, а также в соответствии с конституцией США, наиболее точно можно классифицировать как акт самообороны", - считает Джон Рэсдан, с 2002 по 2004 годы – замсоветника по юридическим вопросам ЦРУ.

Генпрокурор США объединил эти два основных правовых аргумента, назвав операцию по ликвидации бен Ладена: "проведенной в рамках самообороны" против "военной цели, являющейся таковой по закону".

Юридические сложности

На самом деле, ликвидация бeн Ладена избавила США от целого ряда правовых проблем, которые возникли бы при необходимости начать процесс над ним.

Еще до начала судебного процесса американцам пришлось бы обосновывать международно-правовую легитимность операции спецназа на территории суверенной страны.

"Эта спецоперация не была согласована с официальным Исламабадом и поэтому выходит за правовые рамки", - говорится в распространенном заявлении МИД Пакистана.

Пренебрежение и игнорирование американскими военными национального закона Пакистана является актом неуважения суверенитета, что запрещено международным правом.

Действия американских спецслужб могли бы обосновать документы, размещенные на портале WikiLeaks. В них говорится, что спецслужба Пакистана не раз предупреждали бен Ладена о приближении войск США, что являлось одной из главных причин неудач при попытке задержать террориста. Однако американские дипломаты и военные так и не подтвердили достоверность этих сведений.

Так же как и не опровергли заявление МИД Пакистана, в котором говорится, что с 2009 года вплоть до апреля этого года официальный Исламабад по каналам спецслужб делился с Вашингтоном информацией о месте нахождения бен Ладена.

Ответственность бен Ладена за террористические акты не была подтверждена ни в одном суде. Соответственно ему не был вынесен смертный приговор, который фактически привел в исполнение спецназовец своим контрольным выстрелом в глаз бен Ладена.

Таким образом, правомерность подобного убийства вызывает ряд вопросов. Ведь в самом факте признания бен Ладена "террористом номер один" были проигнорированы такие основополагающие правовые принципы как презумпция невиновности и право на справедливое судебное разбирательство.

Потребность в суде

Международное право в нынешнем виде начало формироваться после Второй мировой войны. Важнейшую роль в обретении им нынешних форм сыграл Нюрнбергский процесс. Во многом именно благодаря открытому и независимому суду над военными преступниками мировому сообществу удалось получить те знания о природе фашизма, которые позволяют успешно справляться с любыми попытками его реинкарнации. В то же время, российское общество и власти до сих пор не могут прийти к консенсусу в трактовке природы сталинизма, причиной чему может служить как раз отсутствие соответствующего судебного процесса. Кто знает, возможно, именно с этим связано процветание "правового нигилизма" в нашей стране.

Спорные действия американского спецназа лишили нас всех шанса победить международный терроризм правовым путем. Международное сообщество почему-то не желает учиться на опыте взаимоотношений Израиля и палестинских террористов, где проповедуемые США методы "война с терроризмом" приводили только к пропорциональному росту активности арабских экстремистов.

Читайте так же:  Договор о реализации товара с ип

Суд над бен Ладеном мог бы стать важнейшей площадкой для всестороннего обсуждения истоков и природы террористической болезни и методов ее излечения. Справедливый суд с соблюдением всех правовых процедур мог бы стать лучшей пропагандой ценностей цивилизованного мира для арабских стран.

Вместо этого намеренное убийство бен Ладена позволяет жителям исламского мира оценивать "западное право" как лицемерие. От мусульман американские и европейские политики постоянно требуют уважать права человека, личную и государственную независимость, принципы правового государства. При этом сами американцы без всякого приговора суда убивают безоружного человека, а его труп уничтожают, нарушив исламские правовые нормы и не предоставив международному сообществу достоверных улик, кому принадлежал труп.

Кризис международного права

Ликвидация бен Ладена на долгие годы ставит крест в попытках преодоления недоверия в отношениях между исламским миром и Западом, о необходимости чего два года назад говорил президент США Барак Обама. Недоверие к "западному праву", очевидно, усилит влияние норм шариата в арабских странах – особенно, его радикальных ответвлений.

Избирательность применения международных правовых норм, расширение дозволенного внесудебного насилия в их рамках, вероятно, станет важным аргументом в новом витке террористической пропаганды. Самое неприятное в этой истории то, что международное сообщество не навязывает террористам свои правила игры (цивилизованные права и законы), а играет на "чужом поле", где единственным законом является насилие и убийство.

Если все ведущие страны официально признают ликвидацию бен Ладена абсолютно законной, логичным будет ожидать внедрения соответствующих правовых лакун, позволяющих до суда ликвидировать неугодных государству персонажей, и в национальных законодательствах. Если же консенсус по этому вопросу так и не будет достигнут, то употребление корпуса международного права, очевидно, станет окончательно номинальным.

Вооруженные конфликты как угроза обеспечения территориальной целостности государства

Вооруженные конфликты как угроза обеспечения территориальной целостности государства

В статье рассмотрены причины, условия, угрозы вооруженных конфликтов, влекущие нарушение территориальной целостности государств в современный период межгосударственных отношений. В виду прямого запрета применения силы в международных отношениях наблюдается тенденция развития внутригосударственных вооруженных конфликтов и вовлечение в него нескольких государств, международных организаций. На основе военно-политической обстановки в мире, анализа существующих угроз вооруженных конфликтов делается вывод о комплексности внешних и внутренних угроз безопасности Российской Федерации в среднесрочной перспективе, которые обусловлены борьбой мировых центров силы за получение доступа к сырьевым, энергетическим, научно-технологическим, человеческим и территориальным ресурсам, в том числе и на постсоветском пространстве.

Ключевые слова: международный вооруженный конфликт, немеждународный вооруженный конфликт, территориальная целостность, угрозы безопасности, поддержание мира.

Confrontations as threat of maintenance of territorial integrity of the state

In article the reasons, conditions, the threats of confrontations attracting infringement of territorial integrity of the states during the modern period of interstate relations are considered. In a kind of a direct interdiction of application of force in the international relations the tendency of development of interstate confrontations and involving in it of the several states, the international organisations is observed. On the basis of military-political conditions in the world, the analysis of existing threats of confrontations the conclusion about integrated approach of external and internal threats of safety of the Russian Federation in intermediate term prospect which are caused by struggle of the world centres of force for access reception to raw, power, scientifically-technological, human and territorial resources, including on the post-Soviet territory becomes.
Key words: the international confrontation, not international confrontation, territorial integrity, safety threats, maintenance of peace.

Вооруженные конфликты создают значительную угрозу человечеству вследствие возможного расширения количества участников в условиях глобализации, развития экологических катастроф, негативных гуманитарных последствий, связанных с ростом количества беженцев. Проблема вооруженных конфликтов является актуальной и занимает важное место в системе современных международных отношений. Сегодня на смену межгосударственным пришли внутренние конфликты, однако изменение характера конфликтов не означает снижения их международного воздействия. Вследствие процессов глобализации и тех проблем, которые скрывают в себе конфликты конца XX – начала XXI в., появление большого количества беженцев в других странах, а также привлечение в их урегулирование многих государств и международных организаций, внутригосударственные конфликты приобретают международный характер. Практика показывает, что особой чертой современных вооруженных конфликтов является усиление роли внешних сил и их влияние на течение конфликтов, в частности, стали благоприятными условиями для вмешательства в вооруженные конфликты международных организаций и отдельных государств.
Большинство вооруженных конфликтов в мире являются ощутимыми для России, в частности, это связано с активизацией миграции населения из районов конфликта за ее пределы, а также проблемы, связанные с эвакуацией российских граждан из зоны конфликта.

Россия принимает участие в международных миротворческих операциях, и поэтому изучение особенностей современных вооруженных конфликтов, роли и места международных организаций и отдельных государств в их урегулировании является важным вопросом.
Для ликвидации угроз вооруженных конфликтов в сфере обеспечения территориальной целостности Российской Федерации необходимо совершенствовать понятийный аппарат, прогнозировать и оптимизировать способы урегулирования вооруженных конфликтов, поскольку в последнее время вооруженные конфликты значительно изменяются по скорости возникновения, основаниям, силам и средствам.

В современной зарубежной и отечественной научной литературе изучение проблемы вооруженных конфликтов является сравнительно новой научной проблемой. К числу известных зарубежных ученых, которые анализируют причины вооруженных конфликтов и способы их предотвращения, относятся: Сб. Бжезинский, Дж. Джоулвен, Г. Киссинджер, Дж. Кеннан, Дж. Мак-Конэлла, Дж. Робертсон, С. Хантингтон и др.
В 90-х годах XX в. сформировалось отдельное направление научных исследований по изучению вооруженных конфликтов, в частности, возникли некоторые научные центры: Общество исследователей проблем мира и конфликтов при гамбургском университете (Германия), центр исследования мира и конфликтов при Копенгагенском университете (Дания), центр исследования социальных конфликтов (Нидерланды) и др.

Профессор А.В. Кудашкин, рассматривая дискуссионные вопросы, связанные с теоретико-правовым понятием «военная организация государства», обращает внимание на отсутствие в праве однозначного порядка применения военной организации государства для подавления деятельности незаконных вооруженных формирований. Очень своевременным видится указание на необходимость проведения научных исследований относительно режима специальной операции для защиты конституционного строя и обеспечения территориальной целостности Российской Федерации .

Современные ученые обращают значительное внимание на изучение особенностей типологии конфликтов, развития вооруженных конфликтов, путей их урегулирования, однако недостаточно внимания уделяют именно проблеме глобализации и интернационализации современных вооруженных конфликтов, влекущих непоправимые последствия для территориальной целостности государств.
Исследователи современных вооруженных конфликтов подчеркивают, что пик конфликтности приходится на 90-е годы ХХ в. (конфликты в бывшей Югославии, Ираке, странах Африки и т.п.).
Категория «вооруженный конфликт» в международных отношениях впервые применяется в Женевских конвенциях 1949 г. Вместе с термином «война», в частности, употребляется понятие «международный вооруженный конфликт» и «немеждународный вооруженный конфликт» . Различия между «войной» и «вооруженным конфликтом» достаточно условные, в частности, считается, что понятие «вооруженный конфликт» обширнее и охватывает понятие «война». Однако не каждый вооруженный конфликт можно называть войной, так между ними существует существенное отличие, в частности, война имеет такие признаки, как:
акт объявления войны;
расторжение дипломатических отношений между воюющими государствами, что является следствием объявления войны;
аннулирование двусторонних договоров, особенно политических.

Понятие «война» употребляется для обозначения вооруженного противостояния между двумя или несколькими суверенными государствами.
Во время гражданской войны, когда народ или нация борются за независимость, применяют термин «вооруженный конфликт». Война вызывает изменения всего общества, в частности, государственные институты начинают выполнять специфические функции, обусловленные войной. Во время вооруженного конфликта не происходит коренного изменения всего государственного механизма в военный порядок.

Вооруженный конфликт представляет собой вооруженную борьбу между государствами или между государством и антиправительственными военными формированиями .
Вместе с категорией «вооруженный конфликт» употребляются понятия «военная схватка», «военный инцидент». Военная схватка или военный инцидент, в который обычно привлечены небольшие группы людей, нередко происходят в результате недоразумений, случайного столкновения, тогда как вооруженный конфликт является следствием агрессивной политики любых военно-политических сил, которые провоцируют военное столкновение для достижения своих целей.
Вооруженные конфликты разделяют на региональные и локальные. Региональный вооруженный конфликт вызревает на основе исторических, территориальных, экономических, политических, межэтнических и других противоречий между соседними государствами или различными социально-политическими группировками внутри страны. Начинается он, как правило, внезапно, без официального объявления о начале военных действий, ведется небольшими военными силами и средствами, его политические цели ограничены, а продолжительность небольшая.

Уход от решения региональных проблем приводит к обострению ситуации в регионе и перерастанию регионального конфликта в локальную войну. Опасность вооруженных конфликтов заключается в том, что они часто приобретают затяжной характер (Ближний Восток, Югославия, Абхазия, Южная Осетия, Чечня и др.), имеют тенденцию к расширению состава участников, интернационализации масштабов и перерастания в войну с более широкими политическими целями.
Военные события на Ближнем Востоке, в бывшей Югославии и некоторых других регионах со всей очевидностью показывают, что вооруженные конфликты создают угрозу применения оружия массового уничтожения с непредсказуемыми военными, социально-экономическими и экологическими последствиями.
Конфликты нового поколения – это конфликты на основе сепаратизма, национализма, повстанческих движений, которые являются выразительно асимметричными, что значительно усложняет, а иногда и исключает возможность их быстрого и устойчивого решения. Затяжной характер большинства современных конфликтов является их характерной чертой.
Основной чертой развития международной конфликтности последних десятилетий является устойчивое закрепление тенденции в постоянное присутствие вооруженного насилия, что подтверждается данными большинства существующих исследований по развитию конфликтов .
Анализируя современные вооруженные конфликты, можно выделить такие основные их характеристики, как:

  1. Усиление интернационализации вооруженных конфликтов;
  2. Привлечение мирного населения к вооруженной борьбе;
  3. Использование широкого спектра вооружений, в частности, новейших технологий;
  4. Трансформация методов управления конфликтами, что предопределяет резкие переходы от эскалации конфликта до его деэскалации.
Читайте так же:  Трудовой кодекс рф 115 статья

Конфликты очень трудно прогнозировать как с точки зрения их возникновения, развития и распространения, так и с точки зрения последствий для конфликтующих сторон. Это может происходить по причине проблем взаимодействия правительственных и неправительственных структур по урегулированию конфликта, отводя ведущую роль многовекторной дипломатии.
Особого внимания заслуживает и процесс трансформации миротворчества, так за последние десятилетия расширяются способы миротворческой деятельности. Большинство современных миротворческих операций – это реакция на внутренние, а не на международные конфликты, где миротворчество рассматривается как операция по принуждению к миру . В научных исследованиях миротворческие операции относятся к военным санкциям в международных отношениях, в число которых включаются также такие санкции, как разоружение и роспуск вооруженных формирований, уничтожение военного потенциала, ликвидация милитаристских организаций и др.
США под эгидой НАТО смогли существенно расширить свое пространство безопасности, а НАТО претендует на роль международных миротворческих сил, как это предусмотрено уставом ООН еще во время создания этой организации. Несмотря на высокий авторитет, ООН сегодня не является эффективной организацией в вопросе урегулирования вооруженных конфликтов, иногда вмешательство НАТО в вооруженные конфликты предшествовало решениям ООН.
С 90-х годов ХХ в. выделяют два основных подхода к урегулированию вооруженных конфликтов. Первый подход – с ориентацией на традиционное миротворчество, теоретические и практические основы которой заложила ООН, и признанием ее главенствующей роли в этой сфере. Второй – военно-силовой, основанный на принуждении к миру, причем в отдельных случаях с нарушением действующих норм и принципов международного права» .
Влияние на конфликт для его мирного завершения осуществляется благодаря:

  1. Превентивной дипломатии;
  2. Поддержке мира;
  3. Сохранению мира;
  4. Восстановлению мира.

Превентивная дипломатия используется для того, чтобы не дать конфликту перейти в вооруженную стадию. Она предусматривает деятельность, связанную с «восстановлением доверия» между конфликтными сторонами; работу миссий гражданских наблюдателей по установлению фактов нарушения мира; обмен информацией .
В 90-х гг. ХХ в. в мире состоялось более 118 вооруженных конфликтов, которые охватили 80 стран. Почти 100 конфликтов из 118 – это внутригосударственные конфликты, однако в условиях глобализации эти войны затрагивают интересы многих стран и переходят в категорию транснациональных конфликтов. Треть этих конфликтов продолжается больше двадцати лет .
По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в середине 90-х гг. XX в. более 70 % вооруженных конфликтов на всей планете были межэтническими. В конце 2004 г. в мире насчитывалось от 15 до 28 вооруженных конфликтов, участники которых боролись за независимость или, наоборот, за территориальную целостность государства. .
По меньшей мере 70 - 80 движений, что считают себя национально-освободительными, теоретически могут перейти в вооруженную борьбу за независимость. Среди них несколько европейских народов, например каталонцы в Испании, фламандцы и валлоны в Бельгии, венгры в бывшей Югославии, шотландцы в Великобритании и т.п.
Чаще всего угрозы удается избегать политическими методами, предоставляя подобным движениям больше автономии. Примерно четверть сепаратистских движений переходит в вооруженную борьбу.
С точки зрения территориального распределения, на современном этапе больше всего вооруженных конфликтов существует в Африке и в Азии. В этих регионах политическая нестабильность приводит к чрезмерной концентрации оружия, создаются благоприятные условия для деятельности организованной преступности, что, в конце концов, оказывает отрицательное влияние на экономическое развитие этих регионов. Проблему обостряют и старые (замороженные) конфликты, которые периодически вспыхивают, несмотря на заключенные соглашения о перемирии. Подобные ситуации сегодня наблюдаем в Анголе, Косово, Демократической Республике Конго.
Основными факторами перерастания конфликтов в вооруженные ученые называют структурные факторы (структура общества, уровень экономического развития и его региональная сбалансированность) и процедурные факторы (политика, которая проводится участниками конфликта).
Особенности конфликтов и кризисов нового поколения внесли существенные коррективы в деятельность международных межправительственных организаций.
Зная историю возникновения вооруженных конфликтов, их природу, фазы и виды, можно спрогнозировать возникновение новых конфликтов. Самым важным для дальнейших научных исследований является изучение воздействия политических сил различных государств на развитие вооруженных конфликтов, исследования проблемы наемничества (деятельность частных военных компаний) как одной из составляющих вооруженных конфликтов современности.
Характер военно-политической обстановки в мире позволяет сделать вывод, что угрозы безопасности Российской Федерации в среднесрочной перспективе носят комплексный характер и обусловлены борьбой мировых центров силы за получение доступа к сырьевым, энергетическим, научно-технологическим, человеческим и территориальным ресурсам, в том числе и на постсоветском пространстве.
Наиболее полно весь спектр угроз Российской Федерации получил отражение в Посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 г., федеральных законах «Об обороне», «О безопасности». Военная сфера и угрозы в ней отражены в Военной доктрине Российской Федерации.
В настоящее время и в краткосрочной перспективе для уверенного, спокойного решения вопросов мирной жизни, Россия должна найти убедительные ответы на угрозы в сфере национальной безопасности. На фоне активного переустройства мира появилось множество новых проблем, с которыми реально сталкивается наша страна. Эти угрозы менее предсказуемы, чем прежние, и уровень их опасности в полной мере до конца не осознан. В целом очевидна тенденция к расширению в мире конфликтного пространства и, что крайне опасно, его распространению на зону наших жизненно важных интересов.
Так, весьма значительной для инициирования вооруженного конфликта остается террористическая угроза, причем существенной подпиткой для террористов, источником их вооружения и полем для практического применения сил остаются локальные конфликты, зачастую на этнической почве, к которой нередко добавляется межконфессиональное противостояние, которое искусственно нагнетается и навязывается миру экстремистами самых разных мастей.

Серьезные опасности связаны и с распространением оружия массового поражения. В случае если такое оружие попадет в руки террористов, а они к этому стремятся, последствия будут просто катастрофическими.
Российская Федерация однозначно выступает за укрепление режима нераспространения без каких либо изъятий, на основе международного права. Известно, что силовые методы редко приносят искомый результат, а их последствия подчас становятся страшнее изначальной угрозы.
Значимым направлением международной политики на протяжении десятилетий является разоружение. И наша страна внесла огромный вклад в поддержание стратегической стабильности в мире. Между тем на фоне такой острейшей угрозы, как международный терроризм, ключевые вопросы разоружения фактически выпали из глобальной повестки, в то время как говорить о конце гонки вооружений преждевременно. Более того, маховик гонки вооружений сегодня раскручивается, и она сама реально выходит на новый технологический уровень, угрожая появлением целого арсенала так называемых «дестабилизирующих» видов оружия.

До сих пор не обеспечены гарантии невывода оружия, в том числе и ядерного, в космос. Существует потенциальная угроза создания и распространения ядерных зарядов малой мощности. Кроме того, в средствах массовой информации, в экспертных кругах уже обсуждаются планы использования межконтинентальных баллистических ракет с неядерными боеголовками. Пуск такой ракеты может спровоцировать неадекватную реакцию со стороны ядерных держав, включая полномасштабный ответный удар с использованием стратегических ядерных сил. При этом далеко не все в мире смогли уйти от стереотипов блокового мышления и предрассудков, доставшихся нам от эпохи глобальной конфронтации. Не смогли, несмотря на то, что в мире произошли кардинальные изменения. И это тоже серьезно мешает находить адекватные и солидарные ответы на общие проблемы.
Угрозы национальной безопасности Российской Федерации в международной сфере проявляются через попытки других государств противодействовать укреплению России как одного из центров многополярного мира. Это находит свое отражение в действиях, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, в том числе с использованием межэтнических, религиозных и других внутренних противоречий, а также в территориальных притязаниях со ссылками в отдельных случаях отсутствие четкого договорно-правового оформления государственных границ.

Исходным моментом в оценке уровня угроз в военной сфере для России является то, что значение военной силы в системе международных отношений за последнее время не уменьшилось. Более того, военно-политическая обстановка не исключает возможности возникновения вблизи границ России крупных вооруженных конфликтов, затрагивающих интересы безопасности России, или возникновения прямой военной угрозы безопасности России.
Существуют постоянные базовые национальные интересы для каждого государства. К ним можно отнести: государственный суверенитет, территориальную целостность, социально-политическую стабильность общества, конституционный строй, стратегическую стабильность в системе мирового сообщества, свободный доступ к жизненно важным экономико-стратегическим зонам и коммуникациям и другие.
Национальные, в том числе базовые, интересы могут быть подвержены воздействию разнообразного спектра угроз, которые формируются в результате того или иного развития военно-политической обстановки и могут проявляться в политической, военно-политической и силовой формах. Можно говорить о том, что в современной международной обстановке существует три типа угроз, нейтрализация которых в той или иной степени является функцией Вооруженных Сил Российской Федерации: внешние, внутренние и трансграничные.
К основным внешним угрозам следует отнести:
развертывание группировок сил и средств, имеющих целью военное нападение на Россию или ее союзников;
территориальные претензии к Российской Федерации, угроза политического или силового отторжения от России отдельных территорий;
осуществление государствами или общественно-политическими структурами программ по созданию оружия массового поражения;
вмешательство во внутренние дела России со стороны иностранных государств или организаций, поддерживаемых иностранными государствами;
демонстрация военной силы вблизи границ России, проведение учений с провокационными целями;
наличие вблизи границ России или границ ее союзников очагов вооруженных конфликтов, угрожающих их безопасности;
нестабильность, слабость государственных институтов в приграничных странах;
наращивание группировок войск, ведущее к нарушению сложившегося баланса сил вблизи границ России или границ ее союзников и прилегающих к их территории морских водах;
расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности России или ее союзников;
деятельность международных исламских радикальных группировок, усиление позиций исламского экстремизма вблизи российских границ;
ввод иностранных войск (без согласия Российской Федерации и санкции Совета Безопасности ООН) на территории сопредельных и дружественных Российский Федерации государств;
вооруженные провокации, включая нападения на военные объекты России, расположенные на территории зарубежных государств, а также на объекты и сооружения на государственной границе Российской Федерации или границах ее союзников;
действия, препятствующие работе российских органов государственного и военного управления, обеспечение функционирования стратегических ядерных сил, предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны, контроля космического пространства и обеспечения боевой устойчивости войск;
действия, затрудняющие доступ России к стратегически важным транспортным коммуникациям;
дискриминация, подавление прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации в зарубежных государствах;
распространение технологий двойного назначения и компонентов дли изготовления ядерного и других видов оружия массового поражения.
К основным внутренним угрозам следует отнести:
попытки насильственного изменения конституционного строя: планирование, подготовка и осуществление действий по нарушению и дезорганизации функционирования органов государственной власти и управления, нападения на государственные, народно-хозяйственные, военные объекты, объекты жизнеобеспечения и информационной инфраструктуры;
создание, оснащение, подготовка и функционирование незаконных вооруженных формирований;
незаконное распространение (оборот) на территории Российской Федерации оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и т.д.;
широкомасштабная деятельность организованной преступности, угрожающая политической стабильности в масштабах субъекта Российской Федерации;
деятельность сепаратистских и радикальных религиозно-националистических движений в Российской Федерации.
Характеристика трансграничной организованной преступности в пограничной сфере дана в работах И.В. Щеблыкиной .
К особому понятию «трансграничные угрозы» относятся политические, военно-политические или силовые угрозы интересам и безопасности Российской Федерации, которые сочетают в себе черты внутренних и внешних угроз и, будучи по форме проявления внутренними, по своей сути (по источникам возникновения и стимуляции, возможным участникам и т.д.) являются внешними.
Значение трансграничных угроз для безопасности России и для российского военного планирования будет иметь тенденцию к росту. К числу таких угроз можно отнести:
создание, оснащение, обеспечение и подготовка на территории других государств вооруженных формирований и групп в целях их переброски для действий на территории России или территориях ее союзников;
деятельность, которая прямо или косвенно поддерживает границы подрывных сепаратистских, национальных или религиозных группировок, направленная на подрыв конституционного строя России, создание угрозы территориальной целостности России и безопасности ее граждан;
трансграничная преступность, включающая контрабандную и иную противозаконную деятельность в масштабах, угрожающих военно-политической безопасности Российской Федерации или стабильности на территории ее союзников;
ведение враждебных по отношению к Российской Федерации и ее союзникам информационных (информационно-технических, информационно-психологических и т.д.) действий;
международный терроризм в случае, если деятельность международных террористов непосредственно затрагивает безопасность России;
деятельность наркобизнеса, создающая угрозу транспортировки наркотиков на территорию России, или использование ее территории как транзитной территории для транспортировки наркотиков в другие страны.
Нейтрализация внешних угроз, а также участие в нейтрализации внутренних и трансграничных угроз является задачей Вооруженных Сил и осуществляется совместно с другими силовыми структурами, а также с соответствующими органами стран-союзников России.
Действия по прекращению такого количества угроз осуществляются с учетом положений международного и гуманитарного права, исходя из интересов национальной безопасности России и российского законодательства. На сегодняшний день уровень военной опасности для безопасности России можно расценить как относительно невысокий.
Ни одна из существующих конфликтных ситуаций силового плана не создает прямой военной угрозы безопасности России. В то же время, с учетом изменений геополитической обстановки в мире, приходится констатировать, что обеспечение безопасности России только за счет политических возможностей (членство в международных организациях, партнерские отношения, возможности влияния) становится невозможным.
Российское военное планирование в области строительства и применения Вооруженных Сил Российской Федерации в первой половине XXI в. будет определяться также существованием ряда факторов неопределенности. Под фактором неопределенности понимается ситуация, конфликт или процесс политического или военно-политического свойства, развитие которого может существенно изменить геополитическую обстановку в приоритетном для интересов России регионе или создать прямую угрозу безопасности и территориальной целостности России. Однако сам характер факторов неопределенности исключает возможность формулирования однозначного прогноза их развития. Данное обстоятельство превращает факторы неопределенности в особую категорию военного планирования для российских вооруженных сил.

Читайте так же:  Разные шины штраф

В качестве факторов неопределенности выделяются:
1) снижение роли Совета Безопасности ООН, формальное и фактическое лишение ее прерогатив по санкционированию применения военной силы в мире. Расширение практики применения военной силы в политических или экономических целях на основании национального решения существенно уменьшит значение и эффективность политических инструментов разрешения кризисных ситуаций и значительно снизит порог применения вооруженных сил. Это может потребовать от России серьезной корректировки планов военного строительства и развертывания войск. Таким образом, сохранение за Советом Безопасности ООН полномочий по санкционированию применения военной силы в мире рассматривается в качестве важнейшего инструмента сохранения международной стабильности;
2) возможность возврата ядерного оружия и его основных свойств в качестве реального военного инструмента. Отмечены попытки вернуть ядерное оружие и спектр допустимых военных инструментов за счет реализации в новых образцах ядерных вооружений современных научно-технических разработках, превращающих ядерное оружие в относительно «чистое», применение которого не имеет столь значительных негативных последствий, как применение более ранних видов ядерного оружия. Проведение в ряде стран подобных научных исследований, разработок и принятие политических решений о возможности их расширенного финансирования рассматриваются в Минобороны России как фактор, способный серьезно изменить мировую и региональную стабильность. Фактически ставится вопрос о возможности точечного применения ядерного вооружения в региональных конфликтах против военных и гражданских целей, для уничтожения крупных группировок вооруженных сил и объектов гражданской инфраструктуры. Снижение порога применения ядерного оружия на оперативно-тактическом и тактическом уровнях, девальвирует значение обычных вооруженных сил и вооружений, превращает угрозу применения ядерного оружия из политической в военно-политическую.

Анализ существующих угроз национальной безопасности России, с учетом имеющихся факторов неопределенности, показывает степень изменений возможностей развития вооружённых конфликтов, произошедших в мире за последнее десятилетие. Очевидно, что наряду с изменениями в области военно-политических форм и методов, существенно модифицировался характер непосредственно военного, боевого противостояния, учет которых необходим при оценке перспектив обеспечении национальной безопасности в России.
Обеспечение территориальной целостности Российской Федерации напрямую зависит от готовности Вооруженных Сил Российской Федерации отразить возможную агрессию. Вооруженные конфликты, возникающие в непосредственной близости к государственной границе Российской Федерации, имеют цель дестабилизировать ситуацию в приграничных районах России, вовлечь ее в вооруженный конфликт, создать условия гуманитарной катастрофы, нарушить процесс социально-экономического развития.
Считаем, что первостепенной задачей обеспечения территориальной целостности Российской Федерации является скорейшая локализация, возникающих вооруженных конфликтов в мире и в непосредственной близости к ее государственной границе. Пресечение терроризма, сепаратизма, экстремизма, деятельности радикальных движений, которые могут спровоцировать возникновение вооруженных конфликтов на территории Российской Федерации, есть основная задача органов федеральной службы безопасности, направленная на обеспечение территориальной целостности государства. Современная скорость развития вооруженных конфликтов и последствия для территориальной целостности государств, предупреждают нас о направлении имеющихся сил и средств на гарантированное предотвращение военных действий на территории России или в непосредственной близости. Готовность и эффективная деятельность Вооруженных Сил Российской Федерации являются военной гарантией обеспечения территориальной целостности государства.

Библиографический список:

  1. Возжеников, А.В.Общая теория национальной безопасности [Текст] : учебник / А.В. Возжеников, Н.В. Кривельская, И.К. Макаренко и др. / под общ. ред. А.А. Прохожева. М.: Изд-во РАГС, 2002.
  2. Глобальные вызовы, угрозы и опасности современности. Приоритеты политики обеспечения национальной безопасности России [Текст] / под общ. ред. А.В. Возженикова. М. : Изд-во РАГС, 2008.
  3. Корякин В.М. Невоенные санкции против России : монография. [Текст] М.: «Юрлитинформ», 2015.
  4. Кудашкин, А.В. Военная организация государства: понятие, структура, правовое положение, проблемы институционализации [Электронный ресурс] // ЭНИ «Военное право». – 2015. – Вып. 1.– С. 4-11. – Режим доступа: http://www.voennoepravo.ru/files/01-2015.pdf (дата обращения: 12.01.2015).
  5. Кулик, Е. Запрещенные методы ведения войны и их применение в современных вооруженных конфликтах [Текст] // Альманах международного права. – 2009. – №. 1. – С. 162 - 169.
  6. Ладыненко, А.П. Виды вооруженных конфликтов и применимое к ним право [Текст] // Альманах международного права. – 2009. – №. 1. – С. 136 - 150.
  7. Скулаков, Р.М. Гуманитарная интервенция и миротворческая операция как инструменты предотвращения вооружённых конфликтов (о некоторых современных военных проблемах международного права) [Электронный ресурс] // ЭНИ «Военное право». – 2015. – Вып. № 1. – С. 124-132. – Режим доступа: http://www.voennoepravo.ru/files/01-2015.pdf (дата обращения: 12.05.2015).
  8. Щеблыкина, И.В. Криминологические особенности механизма транснациональной преступной деятельности в пограничной сфере // Преступность в изменяющемся мире и проблемы оптимизации борьбы с ними [Текст] / под ред. А.И. Долговой. – М. : Российская криминологическая ассоциация, 2006. – С. 74-83.
  9. Щеблыкина, И.В. Некоторые проблемы обеспечения национальной безопасности и противодействия транснациональной организованной преступности в пограничной сфере Российской Федерации [Текст] / И. В. Щеблыкина // Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение. – 2013. – № 11. – С. 121-125.

Скулаков Р.М., кандидат юридических наук, доцент,
старший научный сотрудник Вневедомственного научно-
исследовательского института безопасности и сыска (ВНИИ ИБиС),

Другие новости и статьи

Запись создана: Вторник, 9 Октябрь 2018 в 6:10 и находится в рубриках Новости.