Перейти к содержимому

Неустойка по договору страхования жизни и здоровья

Апелляционное определение Московского городского суда от 06 августа 2015 г. N 33-23912/15 (ключевые темы: страховая сумма - взыскание неустойки - защита прав потребителей - страховая премия - страховые взносы)

Апелляционное определение Московского городского суда от 06 августа 2015 г. N 33-23912/15

Судья: Шемякина Я.А.

06 августа 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Суминой Л.Н.,

судей Колосовой С.И., Федерякиной М.А., при секретаре Атаманове Р.С., рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по апелляционной жалобе истца *** Е.В. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 марта 2015 года, которым постановлено:

исковые *** Е.В. к ООО "Росгосстрах-Жизнь" о взыскании неустойки, морального вреда, штрафа, удовлетворить частично,

взыскать с ООО "Росгосстрах-Жизнь" в пользу *** Е.В. моральный вред в размере *** руб., штраф в размере *** руб.,

в удовлетворении остальной части исковых требований *** Е.В. к ООО "Росгосстрах-Жизнь" о взыскании неустойки, морального вреда, штрафа, отказать,

взыскать с ООО "Росгосстрах-Жизнь" в доход бюджета г. Москвы оплату государственной пошлины в размере ***,

*** Е.В. обратилась в суд с иском к ООО "Росгосстрах-Жизнь" о взыскании неустойки, морального вреда и штрафа, ссылаясь на тот факт, что ее супруг *** Н.В. 31 августа 2006 г. заключил договор страхования жизни, здоровья и трудоспособности, сроком действия с 01 сентября 2006 г. по 31 августа 2026 г., по программам дожитие застрахованного лица до срока или возраста, установленного договором страхования; смерть застрахованного лица по любой причине в период действия договора страхования; установление застрахованному лицу инвалидности, с ежемесячными страховыми взносами по ***, с назначением выгодоприобретателем на случай смерти застрахованного в размере 100% от страховой суммы истца *** Е.В. В связи со смертью *** года застрахованного лица 25 марта 2014г. выгодоприобретателем были поданы документы в ООО СК "РГС-Жизнь", отказавшего 13 апреля 2014 в страховой выплате со ссылкой на расторжение в одностороннем порядке указанного договора страхования с 01 августа 2013 года ввиду несвоевременной уплаты страховых взносов. Поскольку такой отказ является незаконным и необоснованным, с учётом уточнений истица просила суд признать незаконным расторжение ответчиком в одностороннем порядке договора страхования жизни, здоровья и трудоспособности "РГС-Семья" N ***, взыскать *** руб. страховой выплаты, *** неустойки и компенсацию морального вреда в размере *** руб. (л.д. 23).

Истец *** Е.В. в судебном заседании суда первой инстанции, не отрицая, что страховая компания выплатила ей *** страхового возмещения, уточнила иск, полагая необходимым взыскать *** руб. неустойки за период с 10.04.2014 года и до 10.02.2015 года, за 307 дней, штраф в размере 50% от взысканной судом денежной суммы и *** рублей компенсации морального вреда.

Представитель ответчика ООО "Росгосстрах-Жизнь" по доверенности Ганатовский Д.А. в суде просил суд учесть, что требование истца о страховой выплате ими исполнены, просил отказать в удовлетворении исковых требований в части взыскания штрафа и неустойки.

Судом постановлено приведённое выше решение, об отмене которого просит истец *** Е.В. по доводам апелляционной жалобы, которые сводятся к тому, что суд первой инстанции неправомерно отказал в удовлетворении требований о взыскании неустойки, поскольку не учёл, что заключённый между сторонами договор является договором личного, а не добровольного страхования имущества граждан, страховая выплата ответчиком осуществлена только после обращения истца в суд, через 10 месяцев после первоначального отказа в выплате страхового возмещения, а не добровольно, в связи с чем подлежит взысканию неустойка; также необоснованно судом применены положения ст.333 ГК РФ, на основании которой уменьшен подлежащий взысканию штраф до *** рублей, о чем представителем ответчика не заявлялось.

Проверив материалы дела, полагая возможным в силу ч.3 ст.167 ГПК РФ, рассмотреть дело в отсутствие не явившегося истца *** Е.В., извещённой о времени и месте разбирательства дела по правилам ст.113 ГПК РФ, с учетом того, что рассмотрение настоящего дела судебной коллегией для заблаговременного извещения участников процесса уже откладывалось, заслушав объяснения представителя ответчика ООО "Росгосстрах-Жизнь" по доверенности Ганатовского Д.А., возражавшего против удовлетворения приведенных выше доводов апелляционной жалобы истца, полагавшего решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы данной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

На основании представленных в материалы дела доказательств, доводов и возражений сторон, судом установлено, что 31 августа 2006 г. между *** Н.В. и ООО СК "Росгосстрах-Жизнь" был заключён договор страхования жизни, здоровья и трудоспособности "РГС-Семья" N ***, сроком действия договора был определен с 01 сентября 2006 г. по 31 августа 2026 г., по программам: дожитие застрахованного лица до срока или возраста, установленного договором страхования, смерть застрахованного лица по любой причине в период действия договора страхования, установление застрахованному лицу инвалидности, с выплатой ежемесячных страховых взносов по *** в месяц, с назначением выгодоприобретателем на случай смерти застрахованного в размере 100% от страховой суммы истца *** Е.В. (л.д.5-11); *** года *** Н.В. умер (л.д.12), в связи с чем *** Е.В. 25 марта 2014 г. обратилась с заявлением и необходимыми документами в ООО СК "РГС-Жизнь" для получения страхового возмещения; письмом от 10 апреля 2014 года в страховой выплате ООО СК "Росгосстрах-Жизнь" истцу было отказано на том основании, что указанный договор страхования с 01 августа 2013 года в одностороннем порядке расторгнут в связи с несвоевременной уплатой страхователем страховых взносов по договору (л.д.13); нашел подтверждение тот факт, что 13 июля 2013 г. и 10 декабря 2013 г. страхователем *** Н.В. имеющаяся у него задолженность по страховым взносам была погашена, в связи с чем оснований для одностороннего расторжения заключенного договора страхования у ООО СК "Росгосстрах-Жизнь" не имелось (л.д.14-15); согласно представленному ответчиком в материалы дела акту N 9263716 от 09 февраля 2015 г., ООО СК "РГС-Жизнь" перечислило истцу *** Е.В. страховую выплату в сумме *** (л.д.29).

Поскольку по смыслу ст. 15 Закона РФ от 07 июля 1992 года N 2300-1 (в ред. от 28 июля 2012 года) "О защите прав потребителей", п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" для взыскания компенсации морального вреда достаточным условием является установленный факт нарушения прав потребителя, а его размер определяется судом в каждом конкретном случае с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости, не зависит от размера возмещения имущественного вреда, осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков, в данном случае судом правильно был установлен факт нарушения прав истца, как потребителя, действиями ответчика, выразившимися в невыплате в установленные сроки в добровольном порядке страхового возмещения, у суда первой инстанции имелись основания для взыскания компенсации морального вреда, размер которого с учетом характера причиненных истцу нравственных страданий, степени вины ответчика, исходя из принципа разумности и справедливости, был определен в сумме *** рублей.

В связи с тем, что решение суда в данной части никем не обжалуется, предметом проверки суда апелляционной инстанции в силу ч.1 ст.327.1 ГПК РФ решение суда в указанной части не является.

Отказывая во взыскании неустойки в соответствии с ч. 5 ст. 28 Закона РФ от 07 июля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей", суд первой инстанции исходил из того, что нарушение сроков выплаты страхового возмещения представляет собой нарушение исполнения страховщиком денежного обязательства перед страхователем, за которое ст. 395 ГК РФ предусмотрена ответственность в виде уплаты страхового возмещения, в связи с чем по договору добровольного страхования на сумму страхового возмещения могут начисляться только проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, о взыскании которых истец в рамках заявленного спора не заявляла.

Судебная коллегия не может согласиться с такими выводами суда первой инстанции ввиду ошибочного толкования норм материального права.

Так, пунктами 1 и 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" разъяснено, что отношения по добровольному страхованию имущества граждан регулируются нормами главы 48 "Страхование" Гражданского кодекса Российской Федерации, Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и Законом Российской Федерации от 07 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" в части, не урегулированной специальными законами; на договоры добровольного страхования имущества граждан Закон о защите прав потребителей распространяется в случаях, когда страхование осуществляется исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" предусмотрена ответственность за нарушение сроков оказания услуги потребителю в виде уплаты неустойки, начисляемой за каждый день просрочки в размере трех процентов цены оказания услуги, а если цена оказания услуги договором об оказании услуг не определена, - общей цены заказа.

Исходя из положений п.13 вышеназванного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, под страховой услугой понимается финансовая услуга, оказываемая страховой организацией или обществом взаимного страхования в целях защиты интересов страхователей (выгодоприобретателей) при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков. Цена страховой услуги определяется размером страховой премии.

В соответствии с п.6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" (в редакции от 04 декабря 2000 г.) в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, если законом либо соглашением сторон предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства, то в подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Следовательно, в тех случаях, когда страхователь не ставит вопрос об ответственности за нарушение исполнения страховщиком обязательства по статье 395 ГК РФ, а заявляет требование о взыскании неустойки, предусмотренной статьей 28 Закона о защите прав потребителей, такое требование подлежит удовлетворению, а неустойка - исчислению в зависимости от размера страховой премии.

При этом, данная позиция не противоречит Обзору судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года, утвержденному Президиумом Верховного Суда РФ 05.02.2014 года, которым разъяснено, что на сумму страхового возмещения не может быть насчитана неустойка, предусмотренная п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку страховое возмещение не является ценой страховой услуги, так как приведенные разъяснения не исключают взыскание в пользу страхователя по договору добровольного имущественного страхования неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей", рассчитанной из цены услуги, каковой является страховая премия.

В данном случае разъяснения, содержащиеся в вышеуказанных Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ судом первой инстанции учтены не были, в связи с чем в этой части решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении требования о взыскании неустойки.

Как следует из искового заявления (л.д.204), из уточненного искового заявления (л.д.24-25), *** Е.В. просила взыскать неустойку на основании ч. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей", рассчитав ее из суммы страховой услуги - ***= *** ежемесячного взноса х 90 месяцев внесения взносов, за период с 10 апреля 2014 года, даты принятия решения об отказе в выплате страхового возмещения, по 10.02.2015 года, даты фактической выплаты, за 307 дней, тогда сумма неустойки составит *** = *** x 3% x307 дней.

Учитывая заявление представителя ответчика о применении положений ст. 333 ГК РФ для уменьшения размера заявленной ко взысканию неустойки, явно несоразмерной последствиям нарушения страховой компанией обязательств, принимая во внимание компенсационный характер данной неустойки, тот факт, что уменьшение размера неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является правом суда, направленным против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, а также период просрочки, размер страховой выплаты, конкретные обстоятельства настоящего дела, степень вины ответчика в нарушении срока исполнения обязательства по договору, последствия нарушения обязательства для истца, принцип разумности и справедливости, то, что в настоящее время полагающаяся выплата произведена в полном объеме, судебная коллегия считает, что неустойка в размере *** явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, в связи с чем ее надлежит уменьшить до *** рублей.

В связи с тем, что с ответчика в пользу истца взыскана неустойка, решение суда в части определения размера штрафа за неисполнение обязательств в добровольном порядке на основании ч.6 ст.13 Закона РФ "О защите прав потребителей" N 2300-1 от 07 февраля 1992 года, п. 45 Постановления Пленума ВС РФ "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" N 17 от 28 июня 2012 года в размере 50 % от взысканной денежной суммы, подлежит изменению и с учетом уточнений иска о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, составит *** руб. = *** рублей неустойки + *** руб. компенсации морального вреда.

Ввиду взыскания неустойки, надлежит изменить и сумму госпошлины, от уплаты которой ответчик не освобожден, и которая в силу ст. 333.19 НК РФ, составит *** руб., с учётом удовлетворения требований имущественного характера - *** руб. неустойки, и неимущественного характера - *** руб. компенсации морального вреда, и уплата которой в силу ч.2 ст.61.1 Бюджетного кодекса РФ подлежит в бюджет субъекта РФ - г. Москва.

Читайте так же:  Судебные приставы г.павловск воронежская область

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328 , 329 , 330 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 марта 2015 года в части отказа в удовлетворении требований о взыскании неустойки за просрочку причитающейся выплаты отменить, в части взыскания штрафа и государственной пошлины изменить.

Резолютивную часть решения изложить в следующей реакции.

Иск *** Е.В. удовлетворить частично.

Взыскать с ООО "Росгосстрах-Жизнь" в пользу *** Е.В. *** руб. неустойки за просрочку страховой выплаты, *** руб. компенсации морального вреда и штраф в размере *** руб., а всего взыскать 82 500 рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с ООО "Росгосстрах-Жизнь" в доход бюджета г. Москвы государственную пошлину в размере *** рублей.

В остальной части решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 марта 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца *** Е.В. - без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

ВС освободил МВД от неустойки за полгода просрочки выплаты по договору страхования военных

Верховный суд РФ отменил решения судов трех инстанций, которые обязали МВД России выплатить неустойку за 6-месячную просрочку выполнения обязательств по договору обязательного государственного страхования жизни и здоровья.

Это следует из определения ВС. Наталья Мальцева проходила военную службу в МВД РФ с 1 сентября 1990 г. по 5 февраля 2016 г. В течение этого периода она получила хронические заболевания, поэтому 12 января 2016 г. была уволена из органов внутренних дел по состоянию здоровья.

14 марта 2016 г. женщина прошла медицинское освидетельствование в ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ярославской области», согласно которому ей была установлена III группа инвалидности в связи с заболеванием, полученным в период военной службы.

29 марта 2016 г. Мальцева обратилась в кадровую службу Следственного управления УМВД России по Ярославской области для получения страховой выплаты в компании «ВТБ Страхование» в рамках обязательного государственного страхования жизни и здоровья лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ в связи с полученными в период службы заболеваниями. При этом она предоставила все необходимые документы. Однако 11 апреля 2016 г. женщине были возвращены документы в связи с тем, что МВД России не заключило с «ВТБ Страхованием» соответствующий договор на 2016 г.

12 сентября 2016 г. МВД РФ заключило государственный контракт обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих РФ со страховой компанией «Арсеналъ». 20 сентября УМВД России по Ярославской области направило страховщику документы, необходимые для выплаты Наталье Мальцевой. 17 октября 2016 г. СК «Арсеналъ» перечислила на банковский счёт женщины страховую выплату в размере 584,3 тыс. р.

После этого Наталья Мальцева подала иск в Дзержинский районный суд с требованием взыскать с МВД РФ, УМВД РФ по Ярославской области и Минфина неустойку в размере 1 млн р. за период с 13 апреля 2016 г. по 16 октября 2016 г. (за нарушение установленного законом срока выплаты) и судебные расходы в виде стоимости оформления доверенности на представителя в размере 1 тыс. р.

9 ноября 2016 г. суд удовлетворил требования частично, взыскав с МВД РФ в пользу Натальи Мальцевой неустойку в размере 50 тыс. р., посчитав заявленную женщиной сумму не соответствующей последствиям нарушения обязательства. В удовлетворении остальной части иска ей было отказано.

УМВД РФ по Ярославской области подало апелляцию в Ярославский областной суд, однако решение первой инстанции было оставлено без изменения. Кассационная жалоба ведомства также была оставлена без удовлетворения, следует из постановления президиума Ярославского областного суда.

После этого МВД РФ и УМВД РФ по Ярославской области обратились в Верховный суд РФ с кассационной жалобой на решения судов первых трех инстанций, и она была удовлетворена. Согласно определению ВС, в материалах дела отсутствуют данные о том, что указанный государственный контракт заключен на условиях, ухудшающих положение застрахованного по сравнению с условиями, определенными законом.

Кроме того, закон устанавливает неустойку в размере 1% от страховой суммы за каждый день просрочки в случае, если страховщик необоснованно задерживает выплату. При этом нормативных положений, определяющих ответственность страхователя в виде неустойки в случае, если страхователь несвоевременно произвел необходимые мероприятия для заключения государственного контракта, закон не содержит, говорится в определении.

ВС отменил все решения и определения судов нижестоящих инстанций по этому делу и направил его на новое рассмотрение. 16 марта 2018 г. Дзержинский районный суд г. Ярославля вынес новое решение по делу, по которому требования Натальи Мальцевой были оставлены без удовлетворения.

Практика по спорам о взыскании страхового возмещения по договорам личного страхования (по риску "жизнь и здоровье")

Федеральные нормативные правовые акты:

Гражданский кодекс РФ

- ст. 15 "Возмещение убытков"

- ст. 927 "Добровольное и обязательное страхование"

- ст. 934 "Договор личного страхования"

- ст. 935 "Обязательное страхование"

- ст. 936 "Осуществление обязательного страхования"

- ст. 942 "Существенные условия договора страхования"

- ст. 943 "Определение условий договора страхования в правилах страхования"

- ст. 944 "Сведения, предоставляемые страхователем при заключении договора страхования"

- ст. 945 "Право страховщика на оценку страхового риска"

- ст. 957 "Начало действия договора страхования"

- ст. 961 "Уведомление страховщика о наступлении страхового случая"

- ст. 963 "Последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица"

- ст. 964 "Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы"

- ст. 966 "Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием"

- ст. 969 "Обязательное государственное страхование"

- ст. 151 "Компенсация морального вреда"

- ст. 182 "Представительство"

- ст. 200 "Начало течения срока исковой давности"

- ст. 203 "Перерыв течения срока исковой давности"

- ст. 310 "Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства"

- ст. 328 "Встречное исполнение обязательств"

- ст. 329 "Способы обеспечения исполнения обязательств"

- ст. 333 "Уменьшение неустойки"

- ст. 394 "Убытки и неустойка"

- ст. 395 "Ответственность за неисполнение денежного обязательства"

- ст. 421 "Свобода договора"

- ст. 422 "Договор и закон"

- ст. 430 "Договор в пользу третьего лица"

- ст. 431 "Толкование договора"

Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

- п. 3 ст. 3 "Цель и задачи организации страхового дела. Формы страхования"

- ст. 4 "Объекты страхования"

- ст. 9 "Страховой риск, страховой случай"

Федеральный закон от 28.03.1998 N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации"

- ст. 1 "Объекты обязательного государственного страхования"

- ст. 2 "Субъекты обязательного государственного страхования"

- ст. 4 "Страховые случаи"

- ст. 5 "Страховые суммы, выплачиваемые выгодоприобретателям. Страховая сумма, применяемая для расчета страховой премии"

- ст. 6 "Договор обязательного государственного страхования"

- ст. 11 "Порядок и условия выплаты страховых сумм"

Ст. ст. 5, 12 Федерального закона от 08.11.2011 N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей"

- ст. 13 "Ответственность изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за нарушение прав потребителей"

- ст. 15 "Компенсация морального вреда"

- ст. 16 "Недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя"

- ст. 28 "Последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг)"

Федеральная судебная практика:

К отношениям по личному и имущественному страхованию законодательство о защите прав потребителей применяется лишь в части, не урегулированной специальными нормами. Таким образом, к таким отношениям применяются только общие положения Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", а под действие специальных норм этого Закона названные правоотношения не подпадают.

(П. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей")

Отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц урегулированы специальным законом - Федеральным законом от 28.03.1998 N 52-ФЗ, поэтому положения ст. 395 ГК РФ и Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" к таким отношениям не применяются.

(П. 6 Обзора практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015)

Правоотношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц не являются правоотношениями, возникающими между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), они носят публично-правовой характер, поэтому на них не распространяется законодательство о защите прав потребителей.

(Определение Верховного Суда РФ от 18.05.2015 N 16-КГ15-4)

При определении надлежащего ответчика по иску застрахованного лица о взыскании страховой суммы на основании Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ необходимо исходить из положений ст. 5 данного Федерального закона и условий государственного контракта обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, определяющих застрахованных лиц и страховые случаи.

(П. 1 Обзора практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015)

У суда не имелось оснований взыскивать страховую сумму в возмещение вреда здоровью истца с Минфина России за счет средств казны РФ в связи с тем, что истец не получил страховое возмещение по причине банкротства и ликвидации страховщика (ОАО).

Отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним в обязательном государственном страховании лиц не являются отношениями, вытекающими из обязательств причинения вреда (ст. ст. 1069, 1071 ГК РФ), они регулируются специальным законом - Федеральным законом от 28.03.1998 N 52-ФЗ. Этот Закон не предусматривает замену страховой организации в случае признания ее банкротом на Минфин России как финансовый орган, уполномоченный в силу указанных норм ГК РФ выступать от имени казны РФ при причинении вреда гражданину в результате незаконных действий государственных органов.

Также Федеральный закон от 28.03.1998 N 52-ФЗ не определяет порядок осуществления соответствующих выплат в случае, если страховая компания, в которой были застрахованы жизнь и здоровье военнослужащих и приравненных к ним лиц, была ликвидирована до полного исполнения обязательств по заключенному с ней государственному контракту, предметом которого являлось обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц.

Суд отметил, что истец как лицо, не получившее страховое возмещение в установленном порядке, имеет право на определенную государством выплату в порядке, предусмотренном Распоряжением Правительства РФ от 09.06.2015 N 1063-р.

(Определение Верховного Суда РФ от 12.09.2016 N 78-КГ16-27)

Взыскание со страховой компании штрафа по п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 возможно только тогда, когда страхователь (выгодоприобретатель) или лицо, имеющее надлежащие полномочия в силу ст. 182 ГК РФ, обратились к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения, однако страховщик необоснованно отказал в его удовлетворении.

(Определение Верховного Суда РФ от 19.05.2015 N 18-КГ15-38)

По страховому случаю, наступившему до 1 января 2012 г., страховая сумма, выплачиваемая застрахованному лицу в соответствии с положениями п. п. 1 и 2 ст. 5 Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ, исчисляется исходя из установленной застрахованному лицу группы инвалидности и оклада месячного денежного содержания застрахованного лица, установленного ему на дату наступления страхового случая.

(П. 3 Обзора практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015)

Размер страховой суммы, подлежащей выплате застрахованному лицу по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, определяется в соответствии с положениями ст. 5 Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ в редакции, действующей на момент наступления страхового случая.

(П. 4 Обзора практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015)

Истцу до истечения одного года со дня его увольнения со службы в органах внутренних дел была установлена III группа инвалидности в связи с заболеванием, полученным в период службы, поэтому истец в силу норм Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ имеет право на страховую выплату в фиксированном размере, учитывая, что страховой случай наступил после 1 января 2012 г.

(Определение Верховного Суда РФ от 02.02.2015 N 31-КГ14-8)

Исходя из норм Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ, п. 1 ст. 200 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о взыскании страхового возмещения подлежит исчислению с момента отказа страховщиком в выплате страхового возмещения, а не с момента установления истцу инвалидности.

Читайте так же:  Наследование если в разводе

(Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2014 N 78-КГ14-9)

Если законом или соглашением сторон установлена неустойка за нарушение денежного обязательства, на которую распространяется правило абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ, то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ не применяются. В этом случае взысканию подлежит неустойка, установленная законом или соглашением сторон, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ (п. 4 ст. 395 ГК РФ).

(П. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств")

Убытки, причиненные заемщику вследствие задержки страховой выплаты, обеспечивающей исполнение кредитного обязательства, подлежат возмещению страховщиком в полном объеме.

(П. 4.3 "Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств" от 22.05.2013)

При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

(П. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей")

Практика Московского городского суда:

Правоотношения, вытекающие из договора личного страхования, носят договорный характер и по своей правовой природе не являются обязательствами из причинения вреда. Таким образом, обязательства по договору страхования жизни и здоровья не относятся к категории "обязательств до востребования".

По мнению суда, учитывая нормы п. 2 ст. 966, ст. ст. 200, 203 ГК РФ, истец обратился в суд с иском о взыскании недоплаты страховой суммы и процентов в пределах срока исковой давности. Суду следовало выяснить, когда именно истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права, связанного с выплатой страхового возмещения, когда и в каком размере страховщик произвел истцу выплату страхового возмещения в счет подлежащей к выплате страховой суммы. Суд не выяснил, может ли выплата страховой компанией страхового возмещения в счет установленной договором страхования страховой суммы в пользу выгодоприобретателя-банка с последующим перечислением части этой денежной суммы в пользу выгодоприобретателя-истца быть признана в качестве действий обязанного лица, свидетельствующих о признании долга, которые прерывают течение срока исковой давности (ст. 203 ГК РФ).

(Постановление Президиума Московского городского суда от 03.06.2011 по делу N 44г-102/11)

Если наступление страхового случая находится в прямой причинной связи с алкогольным опьянением застрахованного лица, отказ страховщика в выплате страхового возмещения является правомерным.

Суд установил, что погибший супруг истицы проходил службу в должности инспектора батальона ДПС и был застрахован на основании государственного контракта обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих внутренних войск МВД России, граждан, призванных на военные сборы во внутренние войска МВД России, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ.

Супруг истицы умер вследствие получения телесных повреждений в результате дорожно-транспортного происшествия. Согласно заключению по результатам служебной проверки смерть признана наступившей в период прохождения службы, не связанной с выполнением служебных обязанностей. Из заключения специалиста центра экспертных исследований следует, что между ДТП и алкогольной интоксикацией застрахованного лица имеется прямая причинно-следственная связь. Суд пояснил, что совершение супругом истицы ДТП с последующим наступлением его смерти находится в прямой причинной связи с алкогольным опьянением. Следовательно, страховая компания законно отказалась выплатить истице страховое возмещение.

(Определение Московского городского суда от 22.06.2016 N 4г-6774/2016)

Действующее законодательство не предусматривает страхование уволенных военнослужащих; бывшие военнослужащие являются застрахованными в течение года с момента увольнения на условиях того контракта, который действовал на момент их увольнения со службы.

(Определение Московского городского суда от 10.04.2015 N 4г/6-2876/15)

Суд отказался удовлетворить иск о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда, поскольку смерть застрахованного лица являлась следствием заболевания, а не результатом несчастного случая.

Умерший работал на основании трудового договора в должности командира воздушного судна в ООО, которое заключило со страховой компанией договор страхования, по условиям которого жизнь и здоровье умершего были застрахованы от несчастных случаев. В соответствии с договором страховщик принял на себя обязательства за обусловленную договором плату, уплачиваемую страхователем, произвести страховую выплату в случае причинения вреда жизни или здоровью застрахованного лица в результате несчастного случая. При исполнении служебных обязанностей (выполнении задания на полет) застрахованное лицо умерло вследствие заболевания. Согласно договору страхования смерть вследствие заболевания не является страховым случаем; страхование на случай смерти в результате заболевания предусматривает другой страховой тариф и размер страховой премии, уплачиваемой страхователем. Соответственно, в силу ст. ст. 942, 943 ГК РФ, ст. 132 ВК РФ, Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" оснований для выплаты истице страхового возмещения по договору страхования не имеется. Кроме того, суд обратил внимание на отсутствие доказательств того, что истица является выгодоприобретателем по договору страхования.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 16.05.2016 по делу N 33-18724/2016)

Страховщик правомерно отказался выплатить выгодоприобретателю (истцу) страховую выплату, поскольку указанное истцом событие (установление II группы инвалидности) в соответствии с правилами страхования является исключением из страховых случаев.

Истец в рамках кредитных договоров был подключен банком к программе страхования жизни и здоровья держателей банковских карт; условия, на основании которых были заключены договоры страхования, определены в правилах страхования жизни и здоровья держателей банковских карт.

В соответствии с правилами страхования не является страховым случаем постоянная утрата трудоспособности застрахованного лица, если она произошла в результате заболеваний, о которых застрахованное лицо было осведомлено, либо по поводу которых лечилось или получало врачебные консультации в течение 12 месяцев, непосредственно предшествующих дате начала периода непрерывного страхования. Из справки МСЭ следует, что инвалидность истца установлена в связи с заболеванием "Хроническая ишемическая болезнь сердца. Гипертоническая болезнь". Как показывают медицинские документы, истец был осведомлен об этих заболеваниях с 2004 г., получал по поводу них лечение, врачебные консультации, проходил обследования, следовательно, оснований для взыскания страхового возмещения не имеется.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 22.04.2016 по делу N 33-14724/2016)

Суд взыскал со страховой компании в пользу истца страховое возмещение и компенсацию морального вреда, поскольку страховой случай, предусмотренный договором страхования, наступил, подтвержден справкой об инвалидности; доказательства того, что ухудшение состояния здоровья и установление инвалидности произошли вследствие умысла самого истца, не представлены.

Из полиса комплексного ипотечного страхования следует, что страховым случаем является в том числе утрата трудоспособности страхователя, застрахованного лица с присвоением I или II группы инвалидности. Обстоятельств, предусмотренных положениями ст. 964 ГК РФ в качестве основания для отказа в выплате страхового возмещения, в рассматриваемом деле не имеется.

Суд пояснил, что законодатель юридически отделяет событие, которым должен быть признан страховой случай по договору личного страхования (ст. ст. 927, 934 ГК РФ и ст. 9 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1), от собственно действий лиц, участвующих в страховом обязательстве на стороне страхователя, не допуская освобождение страховщика от страховой выплаты при любой степени виновности этих лиц, кроме умысла (ст. 963 ГК РФ). Действия страхователя могут влиять на обстоятельства наступления страхового случая или на увеличение вероятности или последствий страхового случая, но не являются самим страховым случаем (его составной частью), в связи с чем могут служить основанием к ограничению страховой ответственности страховщика только в случаях, прямо регламентированных законом.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 12.02.2016 по делу N 33-3057/2016)

По условиям договора страхования выгодоприобретателем является банк, который заявил о своем намерении получить страховое возмещение, обратился к ответчику (страховщику) с заявлением о наступлении страхового случая, получил страховую выплату, следовательно, у истца не возникло право на получение страхового возмещения и в удовлетворении иска о выплате истцу страховой суммы отказано.

Суд установил, что во исполнение условий кредитного договора между гражданином и страховой компанией заключен комбинированный договор ипотечного страхования жизни и здоровья, застрахованными лицами по договору являются гражданин и истец, выгодоприобретателем - банк. До окончания срока действия договора страхования гражданин умер; страховая компания заключила с истцом дополнительное соглашение к договору страхования, согласно которому страхователем по договору является истец, и выплатила банку (выгодоприобретателю) по его заявлению о наступлении страхового случая страховую выплату в размере задолженности гражданина по кредитному договору на момент его смерти. Страховщик произвел страховую выплату выгодоприобретателю по платежному поручению, выгодоприобретатель не оспаривает размер выплаченного страхового возмещения.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 16.10.2015 по делу N 33-29986/2015)

Согласно справке банка на дату установления истцу первой группы инвалидности его задолженность по кредитному договору была погашена, что по условиям договора личного страхования жизни и здоровья влечет прекращение договорных отношений, следовательно, основания для удовлетворения иска о взыскании со страховой компании страхового возмещения в пользу истца отсутствуют.

При рассмотрении дела суд выяснил, что период действия кредитного договора и договора страхования истцу была установлена вторая группа инвалидности и страховщик, не признав это событие страховым случаем, отказал истцу в выплате страхового возмещения. Суд посчитал такой отказ правомерным, поскольку основанием для установления истцу инвалидности второй группы послужила болезнь двигательного нейрона шейно-грудного отдела; согласно Международной статистической классификации болезней, травм и причин смерти десятого пересмотра болезнь двигательного нейрона относится к болезням нервной системы; в силу договора страхования страховым случаем не признается установление второй группы инвалидности, происшедшее вследствие заболеваний центральной или периферической нервной системы. На дату установления истцу первой группы инвалидности договор страхования был прекращен, поскольку на указанную дату задолженность истца по кредитному договору отсутствовала. Суд отклонил довод истца о том, что он вправе получить денежные средства от страховой компании в соответствии с п. 4 ст. 430 ГК РФ, поскольку банк (выгодоприобретатель по договору страхования) отказался от права требования к страховой компании по выплате страхового возмещения. Согласно договору страхования его действие прекращается в отношении отдельного застрахованного лица в случае погашения им задолженности по кредитному договору, значит, учитывая установленные судом обстоятельства, диспозитивная норма п. 4 ст. 430 ГК РФ не может применяться при рассмотрении данного дела.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 12.10.2015 по делу N 33-37493/2015)

У страховой компании не возникла обязанность по выплате истцу (застрахованному лицу) страхового возмещения, поскольку в соответствии с заключенным сторонами договором страхования жизни и здоровья указанное истцом событие не является страховым случаем.

Отказывая истцу в удовлетворении требований о взыскании страхового возмещения и неустойки, суд руководствовался ст. ст. 4, 6 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела" и ст. ст. 934, 943 ГК РФ. Истец ссылался на то, что договор страхования от 5 апреля заключен на условиях недействующих правил страхования от 6 сентября, тогда как в заявлении-анкете он просил заключить договор на условиях действующих правил страхования от 22 марта, согласно последним страховым событием считается получение страхователем инвалидности в результате любого заболевания. Суд установил, что договор между истцом и ответчиком был заключен на основании правил страхования от 6 сентября, действующих на момент заключения договора. Приказом генерального директора страховой компании правила страхования от 22 марта введены в действие с 8 апреля, то есть после заключения сторонами договора страхования. Вновь введенные правила страхования не распространяются на условия договора страхования от 5 апреля, а наличие в бланке заявления страхователя ссылки на правила страхования, не введенные в действие, не имеет правового значения.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 10.09.2015 по делу N 33-32671/2015)

Коротко о важном:

- о выплате страхового возмещения.

- о признании конкретного события страховым случаем;

- о выплате неустойки за просрочку выплаты или невыплату (выплату не в полном объеме) страхового возмещения;

- о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами;

- о компенсации морального вреда;

- о взыскании убытков (в том числе денежных средств, выплаченных в счет погашения задолженности по кредитному договору).

- Учитывая нормы п. п. 1, 2 ст. 934 ГК РФ и имеющуюся судебную практику, иск о выплате страхового возмещения может предъявить застрахованное лицо: сам страхователь (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.02.2016 по делу N 33-3057/2016) или другое лицо, указанное в договоре в качестве выгодоприобретателя (например, Определение Московского городского суда от 22.06.2016 N 4г-6774/2016), а также наследники застрахованного лица в случае его смерти (например, Определение Московского городского суда от 07.07.2014 N 4г/8-6709, Апелляционные определения Московского городского суда от 26.08.2015 по делу N 33-13572/2015, от 18.06.2015 по делу N 33-20874).

Следует учитывать, что страхователь по договору личного страхования не является надлежащим истцом в том случае, когда выгодоприобретателем по договору страхования указано другое лицо (в частности, по договорам кредитного страхования) (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 16.10.2015 по делу N 33-29986/2015, от 08.10.2013 по делу N 11-33589/13). Если иск подает наследник умершего застрахованного лица, суд может признать наследника лицом, не имеющим права на получение страхового возмещения, если в договоре личного страхования указан другой выгодоприобретатель (например, банк, ранее выдавший застрахованном лицу кредит) (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 22.04.2015 по делу N 33-14557).

- В качестве ответчика в спорах, связанных с выплатой страхового возмещения по договорам личного страхования, выступает страховщик, поскольку в соответствии с условиями договора страхования именно страховщик берет на себя обязанность возместить страхователю понесенные им убытки при наступлении страхового случая (ст. 929 ГК РФ) (например, Определение Московского городского суда от 06.11.2014 N 4г/8-11017).

Следует обратить внимание, что в спорах о взыскании страхового возмещения в рамках Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации" надлежащим ответчиком в споре является страховая компания, с которой заключен государственный контракт на момент возникновения права на получение страховой выплаты (например, Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2014 N 78-КГ14-9, Апелляционные определения Московского городского суда от 10.06.2014 по делу N 33-14579, от 04.06.2014 по делу N 33-20279, от 20.05.2013 по делу N 11-13024, от 22.04.2014 по делу N 33-9918).

Читайте так же:  Как оформить коробки для хранения

Однако имеется точка зрения, согласно которой при наступлении страхового случая до истечения одного года после увольнения истца со службы (ст. 4 Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ) обязанность выплатить истцу страховое возмещение возникает у страховой компании, с которой был заключен государственный контракт на момент увольнения истца (например, Определения Московского городского суда от 10.04.2015 N 4г/6-2876/15, от 25.08.2014 N 4г/8-8716, Апелляционные определения Московского городского суда от 16.06.2015 по делу N 33-20700/2015, от 22.12.2014 по делу N 33-44768, от 30.09.2014 по делу N 33-25406). Соответственно, именно эта страховая компания является надлежащим ответчиком по таким искам (например, Определения Верховного Суда РФ от 12.09.2016 N 78-КГ16-27, от 02.02.2015 N 31-КГ14-8). Действующее законодательство не предусматривает обязательное страхование лиц, указанных в Федеральном законе от 28.03.1998 N 52-ФЗ, если они уволены со службы. Такие лица не могут быть застрахованы после своего увольнения, а являются застрахованными в течение одного года с момента увольнения на условиях того контракта, который действовал на момент их увольнения (например, Определение Московского городского суда от 10.04.2015 N 4г/6-2876/15, Апелляционное определение Московского городского суда от 28.08.2014 по делу N 33-31222/14).

По данному вопросу в п. 1 Обзора практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015, разъяснено следующее. Определяя надлежащего ответчика по иску застрахованного лица о взыскании страховой суммы на основании Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ, необходимо исходить из положений ст. 5 этого Закона и условий государственного контракта обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, которые определяют застрахованных лиц и страховые случаи.

- Срок исковой давности по делам о взыскании страхового возмещения по договору личного страхования в силу п. 2 ст. 966 ГК РФ составляет три года. Течение срока исковой давности начинается с момента окончания срока, установленного для производства страховой выплаты. Если же в договоре этот срок не установлен, то действует правило, предусмотренное п. 2 ст. 200 ГК РФ. При этом в судебной практике нет единого мнения о том, с какого момента следует исчислять этот срок. Разъяснения высших судебных инстанций по этому вопросу отсутствуют, при этом разъяснения по вопросу исчисления срока исковой давности по спорам, вытекающим из правоотношений по имущественному страхованию (ст. 966 ГК РФ), имеются (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан"). Таким образом, в судебной практике отсутствует единый подход к определению момента, с которого начинает течь срок исковой давности по спорам из договоров личного страхования. Согласно одной точке зрения срок исковой давности по требованиям о взыскании страхового возмещения по договору личного страхования подлежит исчислению с момента отказа страховщиком в выплате страхового возмещения (например, Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2014 N 78-КГ14-9, Определение Московского городского суда от 07.10.2013 N 4г/6-9065). В соответствии с другой позицией срок исковой давности должен исчисляться с момента наступления страхового случая, т.е. с момента причинения вреда жизни или здоровью страхователя (застрахованного лица): с момента смерти, установления инвалидности, получения телесного повреждения и т.п. (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 10.04.2014 по делу N 33-9473, от 20.03.2014 по делу N 33-8555, от 20.06.2012 по делу N 11-10968). Кроме того, имеется мнение, что в случае смерти страхователя (застрахованного лица) срок исковой давности для предъявления наследниками умершего требования к страховой компании о выплате страхового возмещения начинает течь не с момента смерти наследодателя, а после принятия наследства умершего. То есть в такой ситуации наследники могут предъявить иск к страховой компании в течение трех лет, начиная с момента истечения шести месяцев со дня смерти наследодателя (п. 1 ст. 1154, ст. 1113 ГК РФ) (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 26.04.2013 по делу N 11-17287).

- Рассматриваемый вид правоотношений не предполагает урегулирование возникшего спора в досудебном порядке. Ни Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", ни Федеральный закон от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела", ни Федеральный закон от 28.03.1998 N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации" такой обязанности сторон не предусматривают.

- Необходимо обратить внимание, что страхование жизни, здоровья, а также трудоспособности в силу действующего законодательства является допустимым способом обеспечения возврата кредита (ст. ст. 421, 329 ГК РФ) и осуществляется к выгоде заемщика (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 08.04.2016 по делу N 33-11947/2016, от 08.02.2016 по делу N 33-4398/2016). Поскольку основным источником доходов заемщика для погашения кредита является его заработная плата, получение которой напрямую зависит от здоровья заемщика, его трудоспособности, страхование соответствующих рисков связано с обеспечением возвратности кредита. В связи с этим банк может определять такие условия выдачи кредита и предусматривать такие виды обеспечения, при которых риски невозврата кредита будут минимальны и которые гарантировали бы отсутствие убытков, связанных с непогашением ссудной задолженности (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 22.04.2016 по делу N 33-14724/2016). Так, если в кредитный договор с гражданином включаются положения о присоединении к участникам программы по организации страхования клиентов, это не нарушает права потребителя при условии, что заемщик имел возможность заключить кредитный договор с банком без страхования указанных рисков (Апелляционное определение Московского городского суда от 08.04.2016 по делу N 33-11947/2016). Если заключение истцом договора страхования было его добровольным волеизъявлением и не являлось обязательным условием выдачи банком кредита, суд может сделать вывод, что услуга страхования не была навязана банком, и отказать истцу в удовлетворении иска (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.01.2016 по делу N 33-1477/2016).

Однако, когда банк требует от заемщика заключить договор личного страхования в конкретной названной банком страховой компании и навязывает условия страхования при заключении кредитного договора, подобные действия могут быть признаны незаконными (п. 4.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013). В таких случаях целесообразно обращаться в суд с иском о признании условий кредитного договора о страховании недействительным (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 08.04.2016 по делу N 33-11947/2016).

- Наиболее часто споры вытекают именно из договоров кредитного страхования, то есть из договоров страхования, заключенных во исполнение кредитных обязательств (например, Определение Московского городского суда от 30.04.2015 N 4г/6-1809/15, 2-356/2014, Апелляционное определение Московского городского суда от 22.04.2015 по делу N 33-13311/2015). Страховые компании нередко выступают со встречными исковыми требованиями, в том числе: 1) о признании договора страхования и дополнительных соглашений к нему недействительными и применении последствий их недействительности; 2) о признании договора страхования ничтожной сделкой. Причиной тому, как правило, служит непредставление страхователем до заключения договора страхования сведений о состоянии здоровья или о диагностированных заболеваниях (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 12.02.2016 по делу N 33-3057/2016, от 08.10.2013 по делу N 11-33589/13).

- Следует учитывать, что с 01.06.2016 данная категория споров может рассматриваться судом в порядке упрощенного производства по правилам гл. 21.1 ГПК РФ (Федеральный закон от 02.03.2016 N 45-ФЗ). Рассмотрение спора в порядке упрощенного производства возможно, если цена иска не превышает 100 тыс. руб. и отсутствуют обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела в упрощенном порядке, указанные в ч. 4 ст. 232.2 ГПК РФ.

- Обращаем внимание, что с 01.01.2017 исковое заявление может быть подано в суд как на бумажном носителе, так и в электронном виде - в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, - посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в сети Интернет (ч. 1.1 ст. 3 ГПК РФ в ред. Федерального закона от 23.06.2016 N 220-ФЗ).

- В случае когда в выплате страхового возмещения отказано ввиду непредставления сведений о наличии заболеваний, о которых застрахованное лицо было осведомлено, по поводу которых лечилось или получало врачебные консультации, непосредственно предшествующих дате начала страхования, следует указать, что законом предусмотрены иные специальные правовые последствия несообщения страховщику сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая, чем отказ в выплате страхового возмещения, - ст. 944 ГК РФ (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.02.2016 по делу N 33-3057/2016).

В частности, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения, то страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК РФ (п. 3 ст. 944 ГК РФ). При наличии юридически действующего договора страхования предусмотренных законом оснований для отказа в выплате страхового возмещения в подобной ситуации не имеется (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 12.02.2016 по делу N 33-3057/2016, от 04.06.2015 по делу N 33-16115/2015). Закон прямо не предусматривает возможность освободить страховщика от страховой ответственности в случае утраты трудоспособности с установлением инвалидности застрахованного лица в силу самого факта неосведомленности страховщика о наличии у застрахованного какого-либо заболевания (ст. ст. 963, 964 ГК РФ) (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.02.2016 по делу N 33-3057/2016).

- В силу положений п. 2 ст. 945 ГК РФ страховщик наделен правом при заключении договора личного страхования провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья. Если страховщик надлежащим образом не воспользовался своим правом на оценку страхового риска, не предлагал пройти медицинское освидетельствование, не проявил при заключении договора страхования должную степень добросовестности и осмотрительности, то ответственность за ненадлежащую оценку степени страхового риска не может быть возложена на застрахованное лицо или выгодоприобретателя (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 04.06.2015 по делу N 33-16115/2015).

- Виновность застрахованного в наступлении страхового события является наиболее часто используемым основанием для отказа страховщика от исполнения обязательств (ст. 963 ГК РФ). Наиболее часто встречающимися основаниями для одностороннего отказа, не предусмотренными действующим законодательством, являются: 1) совершение застрахованным уголовного преступления, находящегося в прямой причинно-следственной связи с событием, обладающим признаком страхового случая (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 04.12.2013 по делу N 11-39396/2013); 2) употребление застрахованным алкоголя, токсических веществ, а также наркотических, сильнодействующих и психотропных веществ (например, Определение Московского городского суда от 22.06.2016 N 4г-6774/2016, Апелляционные определения Московского городского суда от 08.04.2013 по делу N 11-11027/2013, от 04.10.2012 по делу N 11-3143). Однако нахождение застрахованного лица в состоянии алкогольного опьянения не является самостоятельным основанием для отказа в выплате страхового возмещения, предусмотренным гражданским законодательством (ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ). Кроме того, отсутствие связи между состоянием опьянения и наличием умысла застрахованного лица в наступлении страхового случая является основанием для признания такого отказа в выплате страхового возмещения не соответствующим действующему законодательству (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 08.04.2013 по делу N 11-11027/2013).

- При предъявлении требования о взыскании штрафа за необоснованную задержку страховщиком выплаты страхового возмещения следует иметь в виду, что законодатель при определении основания для взыскания штрафа исходил из критерия недобросовестности страховщика и необоснованности отказа в удовлетворении требований застрахованного лица (например, Определение Верховного Суда РФ от 20.04.2015 N 16-КГ14-40, Апелляционное определение Московского городского суда от 22.12.2014 по делу N 33-44768). Штраф - это мера ответственности за нарушение страховщиком обязанности по своевременной выплате страхового возмещения (например, Определение Московского городского суда от 10.04.2015 N 4г/6-2876/15). Таким образом, если ответчик выплатил сумму страхового возмещения в сроки, установленные законом, но в меньшем размере и спор идет исключительно о размере суммы страхового возмещения, то такие действия нельзя расценить как отказ ответчика от удовлетворения требований истца. Соответственно, оснований для взыскания штрафа при отсутствии доказательств необоснованной задержки выплаты страховой суммы ответчиком не имеется (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 10.12.2013 по делу N 11-40842/2013).

- Если заявлено требование о взыскании с ответчика штрафа по п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1, истец должен доказать, что к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения обращалось надлежащее лицо, которому было необоснованно отказано в удовлетворении заявления (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 28.10.2014 по делу N 33-36345/14). Таким лицом может быть страхователь (выгодоприобретатель) по договору личного страхования, а также лицо, имеющее надлежащие полномочия в силу ст. 182 ГК РФ.

Если с заявлением обратился не сам страхователь, а лицо, которое не являлось страхователем (выгодоприобретателем), а также не имело нотариально заверенной копии документа, подтверждающего родственную связь с застрахованным лицом, и нотариальной доверенности на получение страховых выплат, то взыскать штраф по указанной норме невозможно (Определение Верховного Суда РФ от 19.05.2015 N 18-КГ15-38). Из содержания п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 следует, что закон не ставит присуждение штрафа в зависимость от обращения страхователя с указанием определенной суммы к страховщику (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.02.2016 по делу N 33-***/2016).

Для принятия решения в пользу истца необходимо доказать обстоятельства, указанные в таблице: