Перейти к содержимому

Претензия бгу

Прокуратура признала поборы со студентов БГУ на катке незаконными

На катке Бурятского государственного университета многолюдно. Но ступить на его лед просто так нельзя – требуют специальную бумагу. Студентам – чтобы покататься, съемочной группе – чтобы поснимать

Попасть на каток БГУ оказалось делом довольно сложным. Видимо, в свете последних событий университет теперь закрытое учреждение и вход сюда посторонним воспрещен. Потому снимаем не внутри, а снаружи.

Выясняем – круги нарезают студенты третьего курса. Занятия по практической физкультуре у них – раз в две недели. Вход строго по абонементам. Платным.

- Цена зависит от того, какой курс. Мы третий курс, поэтому абонемент стоит 350 рублей, а 1-2 курс стоил 500 рублей.

- 300 рублей – это нормально же, раньше 500 было, - говорят студенты.

Однако такое положение дел ненормальным считает прокуратура. То, что студенты не имеют возможности пользоваться коньками бесплатно, называют нарушением.

- Указанное является нарушением права гражданина на образование, поскольку законом предусмотрено право обучающегося на бесплатное использование средств обучения, к каковым относятся и коньки, - комментирует старший помощник прокурора Советского района Улан-Удэ Мария Юрьева.

На кафедре физвоспитания БГУ говорят, что вовсе не планировали наживаться на студентах. Абонемент – это просто возмещение затрат. И то частичное.

- Каток заливается, они же затраты тоже несут, соответственно символическая сумма идет, - говорит старший преподаватель кафедры физического воспитания БГУ Раджана Доржиева.

Впрочем, введение платных абонементов – не единственная претензия прокуратуры к БГУ. Вопросы вызывает и промежуточная аттестация, которую студент, пропустивший занятия все по той же физкультуре, проходит тоже платно.

- Разработана смета, установлена плата, разработан график, где три преподавателя физкультуры принимают эти отработки, - рассказывает старший помощник прокурора Советского района Улан-Удэ Мария Юрьева.

- Такого не было. Я не знаю. Но, по крайней мере, сейчас, когда они пропускают занятия, они приходят вне своих занятий с другими студентами и ту же нагрузку выполняют с другими группами, - утверждает Раджана Доржиева.

Так или иначе, прокуратура Советского района вынесла предписания об устранении нарушений. Администрация БГУ получила их еще несколько дней назад, но исполнять не торопится. На каток университета вход по-прежнему закрыт для тех, у кого нет абонемента, ну, или какого другого официального разрешения, сообщает ТРК "Ариг Ус".

В Министерстве транспорта, а также в ​Минобрнауки раскритиковали инициативу ​Госавтоинспекции (ГИБДД) ввести единый экзамен по вождению, объединив «площадку» и «город». Об этом пишет газета «Коммерсантъ» со ссылкой на начальника управления Агентства автомобильного транспорта (Росавтотранса) Николая Виблого.

Минтранс, по словам Виблого, направил в МВД письмо за подписью первого замминистра транспорта Иннокентия Алафинова. В письме указывается, что инициатива ГИБДД не поддерживается, а предложение объединить «площадку» и «город» в некоторых случаях вызывает «опасения». Минтрансу неясно, как во время единого экзамена можно будет проверить навыки будущего водителя грузовика, например умение трогаться на подъеме, парковку автомобиля параллельно тротуару, а также сцепление и расцепление прицепа с тягачом. «Имеются риски нанесения вреда здоровью, имуществу других участников движения», — приводит газета выдержку из письма.

Предложение ГИБДД отменять результаты экзаменов из-за ошибок экзаменаторов в ведомстве также не поддержали. А вот идею разрешить принимать экзамены на автомагистралях, наоборот, одобрили.

В Минобрнауки обратили внимание на то, что ГИБДД предлагает ввести в ПДД новый термин «обучающий вождению», это педагог, «соответствующий профстандартам и квалификационным требованиям». В случае если объединенный экзамен сдается на автомобиле автошколы, то обучающий вождению находится в салоне машины, что противоречит приказу Минтруда.

По информации газеты, предложения ГИБДД поддержали московские автошколы, а против высказались федеральные и региональные организации (например, ДОСААФ и Федерация автошкол Татарстана). Источник газеты в ГИБДД добавил, что проект закона откорректируют, после чего «многие опасения, высказанные Минтрансом, будут сняты».

«В частности, рассматривается вариант, при котором для категорий C и D экзамен на площадке останется. Но окончательное решение на этот счет еще не принято», — сказал собеседник газеты.

Интеллигентная месть

Читатель может задаться вопросом: а кому вообще интересны мелкие, прямо скажем, дрязги ученых конкурирущих вузов на предмет заимствований или не заимствований научных статей, которые мало кто читает? Что за нездоровый ажиотаж творится вокруг банального по сути вопроса? На самом деле ларчик открывается весьма просто. Дело молодого ученого БГУ является лишь катализатором долгоиграющего процесса кампании по дискредитации сегодняшнего ректора Николая Мошкина со стороны бывшего руководства вуза. Еще той команды, которая бессменно правила вузом без малого четверть века и оставившая его не в лучшем состоянии.

Напомним, в январе 2015 года завершилось 22-летнее правление ректора БГУ Степана Калмыкова. И если в первые годы своей работы молодой тогда ректор сделал немало для становления регионального вуза, то с годами стали нарастать, мягко скажем, застойные явления. Которые выражались, в том числе, в масштабных финансовых нарушениях. И, насколько можно судить, имея мандат депутата Народного Хурала и возможность решать вопросы обучения нужных детей нужных родителей в вузе, Степан Калмыков снискал положение уважаемого в Бурятии гражданина и стал недосягаемым для правоохранительных и судебных органов.

Тем не менее информация о масштабных нарушениях в вузе дошла до учредителя – Министерства образования РФ, и приказом министра в конце 2015 года Степан Калмыков был освобожден от занимаемой должности.

Вскоре выяснилось, что еще в марте 2008 года в нарушение федерального закона об образовании и устава учреждения, без согласия учредителя Степан Калмыков приватизировал дом, расположенный на земельном участке по улице Партизанской, 33а, блок 1 в Улан-Удэ. А после того как Калмыков ушел с должности, он попытался приватизировать и земельный участок под домом.

Однако Министерство образования и науки РФ добилось в судах признании права собственности дома за Российской Федерацией и истребовании имущества из чужого незаконного владения. В сентябре 2016 года судебные приставы-исполнители передали дом в оперативное управление БГУ. Таким образом, и земельный участок, и расположенный на нем жилой дом возвращены от Калмыкова в собственность государства.

Помимо дома всплыли и другие факты незаконного распоряжения федеральным имуществом.

Так, 26 ноября 2015 года университет подал иск в Арбитражный суд Бурятии по факту незаконной продажи незавершенного строительством объекта, расположенного на земельном участке, находящемся на праве постоянного (бессрочного) пользования БГУ, по улице Корабельной, 32.

Однако суд, указав, что срок исковой давности прошел, тем не менее согласился с доводом БГУ и установил, что спорное имущество на момент заключения договора купли-продажи от 23 июня 2008 года находилось в ФГБОУ ВО «БГУ» на праве оперативного управления, и распоряжение спорным объектом было возможно только при наличии согласия собственника в лице Министерства образования и науки РФ.

Нет фонда – нет проблем

После ухода с поста ректора Степан Калмыков поспешил ликвидировать через суд и так называемый «общественный благотворительный фонд БГУ». Учредителем фонда был он сам и ряд частных лиц. Основной формой деятельности был «добровольный» сбор денег со студентов.

Как жаловались тогда студенты, отказаться от предложения раскошелиться было нереально. Попробуй не дай – как потом учиться? Соответственно, выяснить, сколько десятков миллионов студенческих денег перекочевало из их карманов на зарплату Калмыкову и другим лицам, сегодня уже нереально – следствие не захотело в этом разбираться. Нет фонда – нет и дела.

Помимо Калмыкова вопросы у нового руководства вуза возникли и к представителям его команды. Так, в нарушение устава, без решения Ученого совета вуза в 2012 году был создан так называемый Центр космических услуг, который возглавил доктор наук Валерий Архинчеев. Центр должен был «использовать результаты космической деятельности в интересах социально-экономического развития Республики Бурятия». А работа структуры – строиться на основе финансового самообеспечения.

Однако центр Архинчеева за 2012–2015 годы заработал на космосе всего 22 тысячи рублей. И при этом умудрился потратить на зарплату тому же Архинчееву и другим два миллиона 554 тысяч рублей! Кому нужен такой «космос»? Осенью 2015 года в Центре космических услуг выявлена недостача товарно-материальных ценностей более чем на 250 тысяч рублей, а в декабре того же года СО УМВД по Улан-Удэ возбудило уголовное дело по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ по факту хищения оборудования университета. Но далеко копать полицейские также не стали. Ученый совет вуза вскоре ликвидировал эту бесполезную и дорогостоящую «присоску».

Земляк в помощь

Вскоре к защите дел Калмыкова присоединились и его земляк, известный коммунист Мархаев (оба – уроженцы Боханского района Иркутской области). В марте 2016 года член Совета Федераций Вячеслав Мархаев направил в адрес ректора запрос на предоставление сведений хозяйственного и иного характера. Поскольку Мархаев по должности не имеет никакого отношения к Бурятии, представляя интересы чужого региона, то его вежливо отправили в правильном направлении: Вы, господин сенатор обратились не по адресу.

Читайте так же:  Погашение ипотеки за счет программы молодая семья

Обиженный Мархаев, в свою очередь, обратился с жалобой на действия ректора в контролирующие ведомства. Однако точку в деле в июне того же года поставил Советский райсуд Улан-Удэ. В ходе рассмотрения дела установлено, что запрос сенатором у ректора БГУ сведений и документов был осуществлен без правовых на то оснований. Суд пришел к выводу, что данное заявление в Совет Федерации не поступало, не было надлежаще зарегистрировано, а направление запроса Мархаевым в БГУ вообще не входило в его компетенцию! Таким образом, все эти довольно неуклюжие действия лица, являющегося представителем федеральной, законодательной власти, можно расценивать как элемент давления на новое руководство БГУ.

Тем не менее Мархаев все же добился в Минобразования РФ выдачи ему списка и копий опубликованных научных и учебно-методических работ ректора БГУ Николая Мошкина и лиц, у которых он являлся научным руководителем или научным консультантом. Эти же документы в последующем использованы группой заявителей (Архинчеев и др.) с целью лишить Николая Мошкина ученого звания. Этого им сделать не удалось, и тогда, чтобы бросить тень на ректора, нашли более легкую цель – молодого ученого-экономиста Даши Цыренова.

Попал под раздачу

Те, кто когда-либо писал простейшую дипломную работу, знают, что в подобных работах невозможно уйти от повторений и сходства. Тем более когда речь идет о научных работах, как, например, исследование экономического неравенства в разных регионах, которым и занимался ученый Цыренов. Например, в этой теме невозможно обойтись без использования и разворачивания на страницах своей работы коэффициента Джини.

Для тех, кто не знает, это количественный показатель степени неравенства распределения доходов среди групп населения. Заменить другими словами вычисления этого коэффициента невозможно, так же как и придумать новую таблицу умножения! Есть доходы, есть расходы, аналоги этих и других слов, словосочетаний и предложений придумывать не только сложно, но и бессмысленно. Всегда найдется элемент совпадений и «неоригинальности».

Другой вопрос, что не всегда учеными делаются ссылки на монографии тех трудов, которые ранее были использованы в работах. И с этим у многих ученых есть проблемы, что тут скрывать, причем не только в Бурятии и России, но и во всем мире.

Так вот, воспользовавшись этим, доцент ВСГУТУ Светлана Михайлова с прошлого года пыталась доказать плагиат в научных статьях, над которыми работал Даши Цыренов, и пошла судиться с молодым ученым. Между прочим, выступила против своего же бывшего студента, которому она в свое время читала лекции и которому открыла дверь в мир экономических наук.

В начале 2018 года Октябрьский райсуд Улан-Удэ отказал ей в иске, признав научные работы Даши Цыренова, согласно проведенной независимой лингвистической экспертизе, оригинальными и авторскими. Казалось бы, в процессе пора поставить точку. Однако Верховный суд РБ отменил решение первой инстанции, причем на процессе отметал практически все ходатайства стороны Цыренова и принимал заявления Михайловой! Странное понимание судопроизводства.

– Мы категорически не согласны с вынесенным решением Верховного суда РБ, у нас имеются веские основания для обжалования данного решения, и мы обязательно воспользуемся данным правом, – сообщила Маргарита Галицына, представитель Даши Цыренова в судах.

Таким образом, один из ярких представителей молодой научной поросли Бурятии «попал ногами в жир» исключительно не из-за ценности или бесценности его научных изысканий. Гвардия почитателей бывшего ректора Степана Калмыкова воспользовалась удобным случаем лишь для сведения счетов с действующим ректором БГУ.

Конечно, на войне все средства хороши, но печально то, что из-за конфликта «отцов» страдают «дети». Будем надеяться, что произошедшая неприятность не отобьет желания у Даши и подобных ему молодых людей заниматься наукой, пытаться сеять доброе и разумное, несмотря на все происки недоброжелателей.

Кстати, любопытный факт: Даши Цыренов – выпускник еравнинской школы, не раз отмечал, что его жизненные и научные успехи во многом состоялись благодаря поддержке родной школы. Поэтому с 2010 года, как только встал на ноги, он учредил в родной школе собственную премию «Лучший ученик» среди одиннадцатиклассников. Ребята, делающие успехи в учебе и общественной жизни, ежемесячно получали две тысячи рублей, которые молодой ученый платил им из собственного кармана.

В биографии правдоруба Михайловой тоже есть любопытный факт. Светлана Сергеевна (в девичестве Мункуева) в период с октября 1999 года по январь 2008-го работала в БГУ в должности ассистента кафедры экономики. В тот период ее работы на основании заявлений студентов второго курса социально-психологического факультета БГУ в отношении Мункуевой было возбуждено уголовное дело № 10-2001-1284 по ч. 1 ст. 290 УК РФ «Получение взятки». То уголовное дело прекращено, нам неизвестны основания прекращения. Вероятно, студенты тогда отказались от своих претензий к преподавателю, будем надеяться, что все они благополучно окончили вуз.

БГУ организует школу на Байкале

Бурятский государственный университет проводит во время зимних каникул образовательный проект «Зимний университет БГУ - школа на Байкале»

Проект направлен на обучение школьников 8-11 классов. «Зимний университет БГУ» по-новому представит учащимся привычные образовательные направления и поможет ребятам определиться с научными интересами. Направления - физика-математика и английский язык.

Обучение пройдет с 5 по 11 января в детском санаторно-оздоровительном лагере «Байкальский бор», сообщает пресс-служба правительства РБ.

Экс-ректор БГУ Михаил Винокуров: Налоговые претензии Иркутска сейчас не обоснованы

Бывший ректор Байкальского государственного университета экономики и права (теперь — БГУ), доктор экономических наук Михаил Винокуров высказал мнение по поводу предложенных мэром Иркутска Дмитрием Бердниковым законодательных инициатив, направленных на увеличение нормативов налоговых отчислений в бюджеты городских округов. Ученый считает, что пересмотр законодательства приведет к полнейшему беспорядку. Кроме того, профессор уверен: сейчас нет никаких причин кроить бюджет в пользу областного центра.

Что касается перераспределения налоговых поступлений между областным и городским бюджетом, я имею в виду город Иркутск, то здесь надо сказать, что если затевать сейчас такое перераспределение, то надо трогать всю налоговую систему — не только областную, но и всероссийскую.

Так уж сложилось (это, конечно, не очень хорошая практика), когда у нас бюджет более высокого уровня наполняются в первую очередь, а потом бюджеты регионов. Это общий дискуссионный вопрос, и он требует разрешения, чтобы его рассмотрела Государственная дума. Я считаю, что здесь приоритет должен быть отдан именно региональным и муниципальным бюджетам. Но пока практика такова, и, если в отдельных территориях сейчас начать пересматривать по требованию отдельных личностей, мы просто получим сумятицу. Поэтому я считаю, что данные претензии города сейчас не обоснованы. Это с точки зрения общего порядка.

Во-вторых, дело в том, что в Иркутске зарегистрированы многие предприятия, которые действуют на территории области в отдельных муниципальных образованиях. Но так как юридическая регистрация офиса в Иркутске, то и налоговые поступления остаются в Иркутске. И получается обман: вроде как Иркутск зарабатывает больше. Это общая тенденция во всей стране, когда нефтяники добывают, условно, нефть в Западной Сибири, а офисы крупнейших нефтяных компаний, как правило, зарегистрированы в Москве. То же самое и в области. Поэтому говорить, что Иркутск в большей доле зарабатывает, я считаю, мягко говоря, не обоснованно. Это просто несовершенство методики налогообложения в России.

Позиции, что менять систему распределения налогов в пользу бюджетов городских округов сейчас несправедливо, придерживаются многие мэры территорий. Так, одни из них считают предложение Дмитрия Бердникова «мелкобуржуазным интересом», другие — ущемляющей муниципальные районы инициативой.

мэр Бодайбинского района

"Мы сами нашим финансовым управлением провели анализ ситуации и категорически против такого законопроекта. Я с уважением отношусь к администрации города Иркутска, к жителям города Иркутска, но, на мой взгляд, это мелкобуржуазные, если можно так выразиться, интересы, которые преследует администрация областного центра, это не государственный подход. Иркутская область очень большая и необходимо создавать равные условия на всей территории региона. Такое перераспределение в пользу Иркутска нанесет очень большой вред другим населенным пунктам Иркутской области. Если проводить аналогию, то мы можем тоже вернуться к возврату налога на добычу полезных ископаемых, Бодайбинский район дает порядка 2 млрд рублей данного налога, мы можем на какую-то сумму законно претендовать. Но зная сложности с бюджетом Иркутской области, сложности в других территориях, на какие средства будут жить там. Люди, которые поддерживают этот закон, вносят разбалансированность областного бюджета, если его примут, то проблемы в регионе усилятся.

мэр Тайшетского района

Читайте так же:  За что могут лишить прав в 2019

«Наши все пожелания на счет инициативы Иркутска отражены в ответе Ассоциации муниципальных образований. Мнение Тайшетского района отрицательное на этот счет. Потому что мы теряем положенные нам субвенции. Это не выгодно всем, так как по большей части все дотационные. Инициатива касается городских округов, но у нас бюджет консолидированный, поэтому средства будут брать из областной казны, а суммы не маленькие. Деньги же нужно будет где-то брать и перераспределять. Поэтому мнение такое.

Я сегодня полностью дотационный — 93 млн идет полностью на сбалансированность. И мне менять эту сумму на 27 млн никак. Выигрывают три города — Иркутск, Ангарск, Братск. Я обзванивал мэров Усолья-Сибирского, Шелехова, Тулуна и Зимы — все однозначно говорят — нам это не нужно. Если бы мера дотационной поддержки осталась на том же уровне, плюс нам бы дали налогов — было бы возможно. Но чтобы куда-то, надо взять откуда-то. Мы на сегодня на это не готовы. Это может устроить только при одном условии — нам дают «межбюджетку» три процента, но сохраняют дотационность, которая была, и поддержку хотя бы на уровне прошлого года. Мы сегодня понимаем, и Битаров это озвучил, что даже тех денег, которые мы получили в этом году, нам все равно недостаточно, чтобы нормально жить и был бюджет развития. А сейчас — бюджет выживания. Дело в том, что произошла кадастровая переоценка, и Саянск потерял 11 млн. Поэтому это непростой вопрос, и на таком начальном этапе я его не поддерживаю.

мэр Жигаловского района

По инициативе Бердникова я изложил свою позицию письменно и в Ассоциацию направил. В данном случае будут ущемляться интересы муниципальных районов, нам это невыгодно. «Межбюджетка» не прирастет ничем, а новое перераспределение ущемляет наши права.

мэр Заларинского района

Так как не учтены интересы муниципальных районов, мы инициативу эту не можем поддержать. Муниципальные районы находятся в более сложном положении, чем городские округа. И более того — это перераспределение даст больше поступлений крупным городам. И соответственно дополнительного источника доходов лишится областной бюджет. И районы здесь тоже могут потерять дополнительные деньги, поэтому мы эту инициативу совсем не поддерживаем.

мэр Катангского района

То предложение, с которым выступил Бердников Дмитрий Викторович на Ассоциации мэров по введению для Иркутска и других городских округов дополнительных отчислений по налогам, — я на сегодняшний день против него. Объясняю почему: потому что совершенно не учтены районные муниципальные образования. Получается, что три процента [от НДФЛ] уйдут в округа — крупные получат большую сумму налога, а маленькие — меньшую, районы не учтены вовсе. Я поддерживаю только в том, что муниципалитетам надо выходить с налоговыми инициативами. А в том виде, в котором сегодня есть, — я категорически против.

Поделитесь новостью с друзьями:

Исковое заявление к БГУ по факту некачественного образования

Сегодня 1 сентября, и мне сразу вспомнился мой неудачный 2010 год поступления в БГУ. Мимо делом, прочитав сегодняшнюю новость о том, что места в белорусские ВУЗы будут сокращаться, а оплата будет, возможно, занижена, я еще более осознал одну очевидную глупость белорусского государства: качество образования в БГУ и так крайне низкое, и если мест туда будет ещё меньше, оно станет, это образование, еще более бессмысленным и ненужным.

Вкратце я напишу о том, как я судился с БГУ.

В 2010 году я проучился в БГУ, на факультете философии, несколько месяцев. Все мои творческие и философские соображения с самого начала были просто проигнорированы. Преподаватели абсолютно не выполняли свой образовательный долг. Со своей стороны я написал много материала, который повествует о характере обучения, а также раскрывает мои творческие искания.

Ниже моё исковое заявление, которое отображает суть моей претензии к БГУ.

Я поступил в БГУ 1 сентября 2010 года на заочный платный факультет ФФСН (факультет философии и социальных наук). Мною двигало желание воплотить свою мечту, раскрыть свои размышления, философские искания, а также обогатиться опытом, мудростью и навыками в стенах этого ВУЗА. В первую очередь, я желал найти общение с преподавателями, стремился в дискуссии с ними подкорректировать свои навыки и умения, которые я в течение лет разрабатывал в виде различных творческих работ (с ними вы можете ознакомиться в приложенной к исковому заявлению позиции по делу). Однако, как выяснилось, я зря связал все эти попытки с образовательным заведением БГУ, а точнее с людьми, представляющими разного рода образовательные предметы. На них я остановлюсь позже. Все, что я буду писать Вам дальше будет являться развернутым ответом, а также общей причиной, побудившей меня написать заявление о возмещении материальных затрат, потраченных мною на обучение в период с 01.09.10 по 10.02.11 (870600 рублей).

По факту, у меня две претензии к БГУ:

1. Претензия к условиям, методам и характеру обучения на ФФСН.

2. Претензия к непосредственной сумме за обучение, которая под конец 2010 года была не оправдано завышена на 22,7% со стороны БГУ. Повышение оплаты за обучение в договоре не предусмотрено. Кроме того, никаких дополнительных соглашений об изменении оплаты за обучение не было мной подписано. Я даже не был лично уведомлен об этом.

Итак, начнем подробно рассматривать первый пункт моей претензии, с которого я собственно и начал исковое заявление. Самое первое сомнение в том, что нет смысла платить за предоставляемые образовательные условия появилось даже не на первом занятии. А именно тогда, когда преподаватель Рубанов Анатолий Владимирович встретил студентов в аудитории 609 с целью сообщения им информации о том, кто поступил на данный факультет. Я оказался в списке поступивших студентов. Этот факт меня обрадовал, но потом наступило разочарование. После завершения вступительной информации я подошел к Анатолию Рубанову и вручил ему несколько страниц своих размышлений, написанных мною на тему предварительного поступления (с данным материалом под названием «Право на льготу» вы можете ознакомиться в приложенной позиции по делу). Ответ Рубанова дословно был такой: «Я сейчас их читать не буду, позже, когда все соберёмся».

Но не через неделю, не через месяц Анатолий Рубанов так и не ознакомился с моим письменным материалом, не смотря на то, что он пообещал это сделать. Смею заметить, он не проявил, впоследствии, ни малейшего намерения даже вспомнить, что какой-то студент по имени Никитенко Виктор подходил к нему с письменным рассказом. На этом вступительном и символичном случае моя общая претензия к БГУ не завершается — неудовлетворительных моментов в студенческой жизни появится достаточно много за небольшой трехмесячный промежуток времени.

Следующий жизненный фактор, сформировавший мой гражданский иск, очень похож на первый. В начале сентября, перед тем, как поехать на первую сессию я написал письмо-предложение на сайт БГУ. В связи с опубликованной на сайте БГУ информацией о том, что любой студент может предложить свои идеи по инновационным темам, я решил написать очередную работу. Материал под названием «Экзистенциальный ответ студента в перспективе его собственной инновационной задачи» был выслан мною на электронный адрес БГУ (данное письмо также имеется в приложенной позиции по делу). В письме, разумеется, я сообщил, что являюсь студентом ФФСН. Однако на моё письмо представители БГУ не ответили ни через неделю, ни через месяц и даже ни через 3 месяца. На письмо не ответили до сих пор, и, вряд ли, ответят когда-либо. Теперь, возникает вопрос — для чего существуют такие условия платного обучения, в которых студент не получает обратной образовательной связи? Ответ на этот вопрос я бы хотел услышать от ответчика (-ов), которые, надеюсь, предстанут перед судом.

Для того чтобы вы сделали свои выводы, я привел вам очередной отрывок из своего дневника:

Реферат на тему «Свобода творчества в науке и социальная ответственность ученого» отправился туда, куда ему и следует попасть, в руки преподавателя, Барсук Ирине Александровне. Как я уже написал, подходил к работе я с интересом, ведь сама тема мне бесконечно импонирует. Отказаться от возможности излить свои накопившиеся идеи в одном реферате я себе позволить не мог, поэтому позвонил и заранее пообщался по телефону с преподавателем «Естествознания». В телефонном разговоре я успел поделиться, что тема мне очень понравилась. Но звонил я по другой причине. Дело в том, что по правилам, темы студенческих рефератов должны быть все разные, поэтому каждый студент должен был выбрать либо оставшееся темы из списка либо быстрее всех выбрать ту тему, которая ему необходима. Конечно, такие правила загоняют студента в рамки, форматы, делают из него «угодную машину». В общем, правило я проигнорировал, когда, наконец, спокойно просмотрел все темы и выбрал ту единственную. Именно об этом выборе я и рассказал в телефонном разговоре. Содержание моего реферата напрямую отображает, символизирует и идейно преодолевает всё те препятствия, с которыми мимолётно, постоянно и неизбежно сталкивается студент. Тема реферата не «оторвана» от жизни и реальности учебного процесса. Она родилась в недрах БГУ. История этого реферата продолжилась в аудитории 327. Там я нашёл Барсук И.А., дабы отдать своё «сокровенное детище». Когда я отдавал отпечатанные листы, я отдавал не просто листы, пропущенные через лазерный принтер. Я вручал часть своего мира. Ирина Александровна находилась в тех условиях, в которых не возможно было прочесть этот реферат и сразу же сделать вывод. Но она пролистала пару страниц и спросила:

— О, Бердяев «Смысл творчества». Вы прочли эту книгу?

— Не всю, — честно признавался я.

— Ну и что такое свобода по Бердяеву? – решил проверить меня преподаватель.

— Сам философ избегал детерминизма свободы, поэтому и мне не хочется определять это понятие, — ответил я на вопрос.

— Как, избегал детерминизма? И это тот Бердяев, по которому я писала курсовую, — как-то невнятно говорил мне преподаватель.

Девушка явно ожидала от меня другого ответа, поэтому на секунду выражение ожидаемости сменилось неудовлетворенностью на её лице. Когда мы вышли в коридор, я попросил преподавателя написать своё мнение о реферате на моём сайте. Ирина Александровна отказалась, ссылаясь на то, что у неё много студентов, поэтому она не может уделить каждому внимание.

В общем, придется забрать свой реферат на кафедре философии. Именно там преподаватель «Естествознания», по её словам, оставит его в отредактированном виде.

Спустя 18 дней я всё же, наконец, решил зайти в аудиторию 625. Мне было интересно чужое мнение о своём реферате. Я хотел дальше развить тему, поэтому желал скорейшего объективного вывода о нём. В кабинете сидели лаборанты. Одного из них я узнал. Девушка принимала у меня документы ещё до моего поступления. Подойдя к ней, я спросил:

— Посмотрите, пожалуйста, Барсук не оставляла здесь мой реферат?

— Как ваша фамилия?— спросил у меня лаборант.

— Никитенко. Девушка поискала среди остальных бумаг мой реферат и ответила:

— Нет. Не оставляла. — Хорошо, тогда дайте мне её мобильный телефон, я спрошу её так, — сквозь досаду продолжал я разговор.

— Мы не даём студентам телефоны преподавателей, — привычно ответили мне.

Стало очень досадно, что спустя почти три недели я так не могу сделать вывод о том, что мне необходимо. В результате я был разозлён. Мною овладели эмоции, и я начал разговаривать по-другому:

— Как у вас всё сложно!! Это нельзя, то нельзя!! За что я плачу 1700 000 000 млн. рублей в год. За то, что преподаватель до сих пор не может проверить реферат и сказать мне об этом? За то, что я не могу продолжать философствовать по выбранной теме? – чуть громче обычного говорил я уже всем, кто находился в аудитории.

— Преподаватели централизовано проверяют все рефераты,— оправдывалась передо мной уже другая женщина.

— Мне «по-барабану». Я должен знать лично про свой реферат, — резко отвечал я.

— Смените тон, как вы разговариваете, — перебивали меня.

В кабинете находился мужчина в больших очках. Он всё слышал и решил меня наказать:

— Во-первых, снимите куртку. Во-вторых, вам уже ответили, так что выйдите из кабинета, — поучительно, но безрезультатно проявлял свою суть какой-то очередной профессор.

— Дайте мне телефон преподавателя, — настаивал я.

— Вон. — не выдержал почти преклонных лет мужчина.

— Не надо меня выгонять, — отвечал я ему.

— Правильно, ты сам уйдёшь, — чуть тише ответил профессор.

Я знал, что пока не получу номер телефона, никуда не уйду. Но я вышел, чтобы снять куртку. Я вернулся второй раз в аудиторию. В ней явно было видно, что меня не ждали. Подойдя опять к знакомому лаборанту, я начал заново:

— Дайте мне телефон Ирины Александровны, — как ни в чём не бывало, спокойно попросил я.

Лаборант сразу открыл журнал и написал на бумажечке номер мобильного телефона. Я показушно, не серьёзно откланялся перед ней, дав понять, что она, ну просто выполнила просьбу «холопа». Покидая аудиторию, я ещё раз выразил своё глубокое сожаление в том, что у нас такое государство.

Последним побудителем, который окончательно закрепил моё убеждение в том, что нужно подать в суд на возмещение материальных затрат, стал случай с конференцией. В ноябре 2010 года Зеленковой Инессой Львовной, одним из уважаемых сотрудников БГУ, была организована вступительная подготовка к конференции под названием«Феномен творчества в образовательном процессе». Я воспользовался возможностью написать очередную работу на предложенную тему (данный материал, а также подробный рассказ по поводу него под названием «На пути к конференции» также есть в приложенной позиции по делу). Написав работу, я позвонил самой Инессе Львовне и спросил ее о том, будет ли моя работа рассмотрена. Ответ Инессы Львовны был следующим: «Если работа нас заинтересует, то Вас пригласят на конференцию». Однако, судя по результатам, работа ее не заинтересовала, так как ни единого слова по поводу её мне сообщено больше не было: о продукте моих навыков мне ничего не рассказали. Она просто забрала материал, посчитав, наверное, что выполнила свои обязанности.

Я привел вам четыре основных случая, которые характеризуют те черты обучения, которые меня не удовлетворили. Всех их можно охарактеризовать простым словом — пренебрежение. Хочу обратить ваше внимание, что знания, проявляемые мною в виде реферата, и иных работ не являются заслугой БГУ. Все мои работы — это часть личного творческого труда, которым я активно занимался до поступления в БГУ. Как и было написано в начале, цель моего поступления заключалась в желании получить оценку своим знаниям, умениям, и навыкам. К сожалению, данная возможность со стороны БГУ мне предоставлена не была. Так как я заплатил за некачественное, непродуктивное, поверхностное и, по моему мнению, имитационное обучение, требую возместить потраченную мною сумму.

Ниже решение суда:

Читайте так же:  Приказ об учете пожаров

Подробное исковое заявление на этом сайте.

В БГУ с помощью занятий физкультурой пополняют бюджет

Это в ходе проверки выяснила Прокуратура Советского района. О каких нарушениях идет речь, и что по этому поводу говорят в вузе?

На катке Бурятского государственного университета многолюдно. Но ступить на его лед просто так нельзя – требуют специальную бумагу. Студентам – чтобы покататься, съемочной группе – чтобы поснимать.

Попасть на каток БГУ оказалось делом довольно сложным. Видимо, в свете последних событий университет теперь закрытое учреждение и вход сюда посторонним воспрещен. Потому снимаем не внутри, а снаружи.

Выясняем – круги нарезают студенты третьего курса. Занятия по практической физкультуре у них – раз в две недели. Вход строго по абонементам. Платным.
- Цена зависит от того, какой курс. Мы третий курс, поэтому абонемент стоит 350 рублей, а 1-2 курс стоил 500 рублей. - 300 рублей – это нормально же, раньше 500 было. Однако такое положение дел ненормальным считает прокуратура. То, что студенты не имеют возможности пользоваться коньками бесплатно, называют нарушением.
Мария Юрьева, старший помощник прокурора Советского района г.Улан-Удэ: Указанное является нарушением права гражданина на образование, поскольку законом предусмотрено право обучающегося на бесплатное использование средств обучения, к каковым относятся и коньки. На кафедре физвоспитания БГУ говорят, что вовсе на планировали наживаться на студентах. Абонемент – это просто возмещение затрат. И то частичное.
Раджана Доржиева, старший преподаватель кафедры физического воспитания БГУ: Каток заливается, они же затраты тоже несут, соответственно символическая сумма идет. Впрочем, введение платных абонементов – не единственная претензия прокуратуры к БГУ. Вопросы вызывает и промежуточная аттестация, которую студент, пропустивший занятия все по той же физкультуре, проходит тоже платно.
Мария Юрьева, старший помощник прокурора Советского района г.Улан-Удэ: Разработана смета, установлена плата, разработан график, где три преподавателя физкультуры принимают эти отработки. Раджана Доржиева, старший преподаватель кафедры физического воспитания БГУ: Такого не было. Я не знаю. Но, по крайней мере, сейчас, когда они пропускают занятия, они приходят вне своих занятий с другими студентами и ту же нагрузку выполняют с другими группами. Так или иначе, Прокуратура Советского района вынесла предписания об устранении нарушений. Администрация БГУ получила их еще несколько дней назад, но исполнять не торопится. На каток университета вход по-прежнему закрыт для тех, у кого нет абонемента, ну, или какого другого официального разрешения.