Перейти к содержимому

Пушной налог как называется

Последняя бука буква "к"

Ответ на вопрос "Пушной налог ", 4 буквы:
ясак

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова ясак

Налог пушниной в старину

Его собирали в сибирских городах

Анаграмма к слову "Аякс"

Меховой налог из жизни дореволюционной России

Налог с якутов (устар.)

Налог для народов Севера и Сибири

Какой налог собирал Хабаров

Налог в старину

Примеры употребления слова ясак в литературе.

В городке сидел царский воевода, чинил суд-расправу, с башкиров да с других народов собирал ясак.

Аманатам придется сидеть под караулом, пока принесут буряты сполна ясак воеводе.

Наконец, Строганов-старший, который и речь держал больше для Семена, придвинул к себе ларец и вынул из него длинный свиток с темно-красной печатью величиной с ладонь, развернул его на столе, ткнул пальцем, зачитал вслух нужное место, из чего выходило, что царь дарует им земли и по Иртышу, и по Туре, и по Оби, чтоб они строили там городки, собирали ясак с татар и вогульцев и везли прямехонько к нему в казну.

Не удивительно, что казахи живо интересовались, не привезли ли родственнки его паспорт и ясак.

С того времени авачинские камчадалы стали платить ясак ежегодный, а не повольный, как то было прежде.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Поиск ответов на кроссворды по тематикам (спорт, музыка и т.д).

Алфавитный указатель

Поиск ответов на кроссворды по начальным буквам слова.

Поиск ответов на кроссворды по известным буквам в слове.

Популярные запросы

Самые популярные запросы пользовавателей на сайте.

Ответ: ЯСАК

Наш новый Сканворд проект! (Перейти)

Разбор по буквам:

  • 1-я буква Я
  • 2-я буква С
  • 3-я буква А
  • 4-я буква К

    Варианты вопросов:

    Ответы на кроссворды
    и сканворды онлайн

    Ответы приложения «Сканвордист» ВКонтакте.

    Ответы приложения «Сканворд дня» Одноклассники.

    Ответы приложения «Сканворд дня» Мой мир.

    Ответы приложения «Словомер» ВКонтакте.

    Ответы приложения «100к1» ВКонтакте.

    Находите ответы на вопросы в кроссвордах и сканвордах любой сложности за считанные секунды, ведь анализ нужного вам слова введется сразу по нескольким алгоритмам, базам данных, словарям, энциклопедям одновременно.

    Пушной налог на Руси. 4 буквы. Какой ответ в сканворде?

    В Россию слово ЯСАК попало в XV - начале XX вв. Им назывался натуральный налог, взимаемый пушниной с народов Сибири, Севера, а позже и Поволжья.

    Пушной налог на Руси назывался, мягко говоря, не совсем русским словом "ясак".

    Такое слово имеется во многих языках, и всюду обозначало неприятное - налог ли, подать.

    Непосредственно в России пушной налог был натуральным, поскольку он взимался непосредственно в виде пушнины. Думаю, здесь "грело" руки не только государство, но и непосредственный приемщик такого налога из-за отсутствия точных требований к качеству сдаваемой пушнины.

    Александр Пушной: заниматься благотворительностью с удовольствием

    Александр Пушной
    фото: Михаил Свешников

    Далеко не все поклонники творчества Александра Пушного знают, что их любимый артист и шоумен занимается благотворительностью. Причем Александр не просто "свадебный генерал", имя которого значится в буклетах и брошюрах. Он нашел свою нишу и очень непростую. О благотворительном фонде "Созидание" и других фондах, умении дарить себя и не жалеть о потраченном Александр Пушной – честно и откровенно.

    - Александр, давайте с самого начала: как вышло, что вы стали лицом благотворительности? Не всей, конечно, но представителем фонда "Созидание" вас можно точно назвать.

    - В моей жизни все очень просто произошло, потому что у меня был "поводырь" — Татьяна Лазарева, занимавшаяся благотворительностью довольно долго. И она меня подвигла, что называется личным примером. Так что однажды я не выдержал и сам себе сказал: "Давай попробуем". Попробовал – вышло, получилось. Потом Лазарева перестала опекать, подталкивать меня, и я прекратил такими вещами заниматься. Но через некоторое время вернулся в благотворительность еще раз и уже сам.

    - Выходит, что это ваше призвание?

    - Сложно сказать, призвание ли. Наверное, когда ты начинаешь этим жить, то понимаешь, что в жизни каждый шаг, каждую ситуацию просчитать невозможно. И как бы все ни складывалось хорошо и благополучно, независимо от твоих усилий или количества совершенных добрых дел, на тебя неожиданно падает испытание. И ладно, когда оно попадает на взрослого человека, но когда болезнь "достается" ребенку, который еще ничего – ни плохого, ни хорошего не успел сделать, возникает куча вопросов: как же так, за что, почему. И я прекрасно понимаю, что в такой ситуации оставаться одному очень тяжело. И когда я об этом задумался, то будто поневоле начал помогать. Не для того, чтобы где-то наверху мне поставили галочку – "он хороший, помогает". И уж тем более не потому, что жду ответной реакции. Но чтобы попытаться баланс сил в этом мире слегка изменить в сторону добра.

    - Вы сказали, что вас вовлекла в благотворительность Лазарева. Но у нее огромный круг знакомых, и далеко не все выбрали для себя благотворительность.

    - Нет, Таня Лазарева была необходимым толчком. Конечно, она толкала огромное количество людей. И кто-то там оставался, другие уходили. Но это не значит, что кто-то плохой, а другой хороший. Я никогда ни одного человека не буду – не имею права – осуждать, за то, что он не участвует в благотворительности. Кроме того, теперь наши друзья, узнав, что мы помогаем кому-то, присоединились к нам. Ведь это так просто – завести Яндекс-кошелек и из него перечислить 100 рублей. Для многих моих знакомых это была настоящая проблема пойти и постоять в очереди. Сейчас же, когда можно помочь одним щелчком мышки, люди стали перечислять деньги.

    Конечно, у меня есть такие друзья, которые до сих пор твердят: зачем ты отдаешь кому-то деньги, это все разводка. А отвечаю – хотите проверить? Прямо завтра поедем, и я вам все покажу, расскажу. И когда они знакомятся с тем, что делают фонды, то уже так не говорят.

    - Получается, что вам и флаг в руки: вы – как кумир миллионов – можете повести людей, особенно молодежь за собой.

    - А с молодежью проблема. Однажды я вел в клубе благотворительный вечер, посвященный СПИДу. И в анонсе мероприятия было написано, что все будет точно также как обычно: будут артисты, группы, вы только приходите. Единственное отличие, в этот день вся выручка клуба уйдет на благотворительность. И неожиданно выяснилось, что пришло в разы меньше народу, чем обычно в такой же день: люди боятся увидеть несчастных больных, вид которых их будет подавлять морально. Что они будут напоминать – вы здесь пьете, гуляете, а есть другие, у которых нет такой возможности. И многие на такое не соглашаются. Мне бы хотелось снять с молодежи этот налет непонимания, объяснить им, что речь о другом.

    - Это ведь совсем недавно, последние пару десятилетий, стали относиться к благотворительности с подозрением?

    - Однажды я понял, что у нас слово "благотворительность" люди воспринимают как ругательное: либо как пиар самого себя, либо как способ заработать денег, обманув государство и людей. На самом деле так было всегда. Была благотворительность настоящая и фальшивая. Как только люди начали общаться и возникли средства коммуникации, люди при встречах каждый раз обнаруживали, что одному в жизни повезло, а другому не очень. И одни злились и жили нечестно, а отдельные индивидуумы эту вселенскую несправедливость пытались исправить. И когда я осознал, что это отношение к благотворительности не сегодня родилось, что так было вчера и будет завтра, все сразу встало на свои места.

    - Есть такая теория, что лучше не рассказывать о том, что делаешь. Лучше помогать тихо и незаметно.

    - Тут каждому решать самому, но очень часто такие люди всем говорят, что никому не говорят о том, чем занимаются. Я сам инициативу не проявляю, но, если спрашивают, рассказываю.

    - Как вы думаете, стоит ли помогать в безнадежных ситуациях?

    - Огромное количество людей рассуждает таким образом: если человек безнадежен, зачем его поддерживать, что-то делать для него. Я так не считаю. Однажды Лена Смирнова (директор фонда "Созидание") попросила меня записать поздравление для маленького ребенка, диагноз которого был печально известен. И понятно, что такая вещь, как поздравление не может быть лечением. Зато психологически – это безусловная помощь, и я рад, что могу ее оказать.

    - Направлений в благотворительности бесконечное множество. Вы выбрали для себя какую-то нишу? Где вы находите себе применение?

    - У меня два направления – материальное и не материальное. Я не занимаюсь организацией акций и мероприятий, я не проявляю никакой инициативы, но когда меня просят — никогда не отказываюсь прийти.

    Я даю деньги. Не буду говорить – сколько, но для меня ощутимо. Кроме этого, я как публичный человек считаю, что не имею права отказываться от посещения онкологических детских заведений. А прийти меня просят разные фонды, потому что дети смотрят телевизор и знают меня. Я даже запомнил, когда я приехал в РДКБ в первый раз — 11 января 2008 года. Я тогда походил-посмотрел и домой приехал чуть живой. Но потом, я уже не знаю, к счастью или к сожалению, когда меня снова звали к детям, я никогда не отказывался, потому что понял — им это необходимо. Ну а я, видимо, таким образом отрабатываю свою популярность. Несколько раз я пробовал сказать волонтерам – зачем я прихожу, давайте лучше денег дам. "А у них все есть" ответили мне. "И от того, что ты купишь еще какой-нибудь аппарат, ничего не изменится. Им нужно, чтобы ты пришел, поддержал, за руку пожал. Им от этого становится легче". И я прихожу.

    - Семья не в претензии, что вы забираете деньги из бюджета и уделяете еще кому-то время?

    - Семья иногда ходит со мной.

    - Говорят, что фонды не делятся своими звездами. С одной стороны понятно: поляна маленькая и постоянно одни и те же люди появляются на разных мероприятиях. Но положение пока безвыходное.

    - Мной делятся. У фондов, которые заняты делом, нет такой проблемы. Скажем, волонтеры "Подари жизнь" приходят на праздники "Созидания". И, если люди работают, помогая другим, им все равно, если их звезда поможет и другому фонду. Они даже порадуются. У тех, кто помогает по-настоящему таких проблем не бывает.

    - Вот, скажем, человек забивает в поисковик благотворительный фонд, и на него обрушивается информация из сотен фондов. Почему он должен выбрать фонд "Созидание", попечителем которого являетесь?

    Читайте так же:  Усн отчетность и уплата

    - Можно выбирать любой фонд. Но если меня спрашивают, какому фонду помочь, я всегда называю "Созидание", потому что я лично гарантирую, что деньги, перечисленные туда, не пойдут на покупку домов, машин или сумок от Louis Vuitton, а это будет адресная помощь. Я знаю, что этот фонд хороший, что он делает настоящее дело.

    - В начале разговора вы сказали про "галочку". Но все же есть такая теория: если я буду что-то делать, то мне тоже потом помогут, меня не бросят. Вы об этом задумывались?

    - Конечно, задумывался. Но я вам так скажу – смотря что случится, потому что степень "случится" бывает разной. Можно думать: если я заболею и у меня найдут онкологию на начальной стадии, мне, наверное, помогут. Потом думаешь, а если не на начальной, то уже и не помогут. А если просто выйдешь на улицу, а тебя машина насмерть сразу собьет – то что – вообще зря помогал? Или, не дай бог, не тебя, а кого-то из твоих близких. Быстрая логика в этом вопросе приводит к тому, что либо ты просто помогаешь, либо нет. Я получаю удовольствие от того, что я делаю, мне легче становится. А ждать ответа – неправильно.

    И это касается не только благотворительности, но и творчества. Многие пишут песни, снимают кино, чтобы их помнили, ценили. И, безусловно, хорошо, если так и будет. Но если ты в процессе съемок фильма или написания слов песни не получаешь удовольствия, если твоя работа не приносит тебе радости, то крайне невелика вероятность, что твое творчество кому-то понравится. Это необходимое условие. Оно недостаточное, но необходимое. Еще нужно как минимум быть талантливым человеком.

    Вот и благотворительностью заниматься ради того, чтобы к тебе потом что-то вернулось – не стоит и начинать. Надо найти другую мотивацию, почему ты этим занимаешься. Если ее нет, если тебе надо заниматься своими проблемами или ты просто жадный, тогда сложнее. Я – не жадный человек.

    - А если бы от вас требовались чрезмерные жертвы? Нежадному ведь просто расстаться с деньгами.

    - Но ходить в больницы мне очень тяжело.

    - А как потом восстанавливаетесь?

    - Время все лечит, так что от раза к разу становится легче. А еще семья. И на мир надо проще смотреть.

    - Получается?

    - Пытаюсь. Меня мама учит, но пока никак не может этому научить. Она говорит, что папа очень любил ковыряться в самом себе, и я такой же. Но я всех призываю быть немножко легкомысленнее. Знаете, как говорится: либо брось курить, либо кури с удовольствием. Также и в благотворительности.

    Один день в глубинке: как живут и чего ждут жители Пушного

    Как сегодня живут, а точнее, выживают малые посёлки Мурманской области, в какой помощи нуждаются, и чего лишится наш край, если с его карты исчезнет ещё один очаг русской провинциальной культуры, пытался разобраться СеверПост.

    «Дедушка, как в поликлинику попасть?» – высунувшись из окна редакционной машины, обращаюсь к мужчине. Тот тормошит шапку на голове и, улыбаясь беззубым ртом, отвечает: «За школу завернёте - и будет вам поликлиника».

    «А номер школы–то какой?» – не отстаю.

    «Одна она тут, не ошибётесь», - молвит старик.

    Словно ругая нас за то, что потревожили тишину, какая-то дворняга перестала потрошить мешок с мусором и залилась истошным лаем.

    Долго и дед провожал нас взглядом: должно быть, нечасто в этот медвежий угол гости наведываются.

    Хотя, сказать, что Пушной находится на краю света, нельзя – всего час езды на машине от Мурманска. Посёлок этот существует уже 80 лет.

    Первое впечатление приятное - никакого бездорожья - дороги вычищены от снега, как будто военные расчищали плац для визита Шойгу. При этом нет ни светофоров, ни дорожных знаков, ни постовых.

    На тротуаре расчищено аж до асфальта. Палисадники ограждены ровными чугунными заборами. И, кстати, все дороги в посёлке асфальтированные.

    Всего в Пушном три улицы: Ленинградская, Советская и Центральная. И 13 кирпичных домов, 5 из них - двухэтажные, остальные четырёх- и пятиэтажные. Никаких деревяшек с «биотуалетами», водой в колонках, как в некоторых микрорайонов заполярной столицы, в Пушном нет.

    По бумагам в посёлке живут 1200 человек, по факту - лишь половина. В квартирах у кого газ, у кого электропиты, в домах - мусоропроводы. Во дворах современные мусорные контейнеры и детские площадки.

    На территории посёлка есть общеобразовательная и музыкальная школы, детский сад, амбулатория, почта.

    Хотя кое-чего и нет. Так давно закрылось отделение Сбербанка. Стройцех стоит без окон, без дверей.

    Рожать ездят в Мурманск - в Коле уже с десяток лет закрылся роддом. И в последний путь, как правило, отправляют гробовщики из заполярной столицы. По признанию местных, раньше этим сами жители занимались - друг другу помогали в похоронном вопросе, теперь уж их самих нет на свете.

    В воскресенье, когда мы приехали в Пушной, мороз изрядно кусал за нос и щёки ( на термометре было минус 26), а потому в посёлке было немноголюдно.

    Мы отправились в магазин - уж там-то точно должен быть «связист», который всё про всех знает.

    На вывеске магазина часы работы: с 8 утра до 21 часа.

    «Неужели так долго работаете?», - обращаемся к продавщице.

    «Нет, только до 8 вечера, у нас же три магазина в посёлке, что ж нам одним работать что ли», - отвечает продавщица, представившись Натальей.

    Оглядываемся: витрины ломятся от изобилия продуктов. Однако сколько ни искали: ни любимой краковской колбасы, ни «птичьего молока» не нашли.

    Тамошние цены повыше мурманских будут. Самое дешёвое местное пастеризованное молоко - 59 рублей. Средняя цена чёрного хлеба около 30 рублей. Есть мясо, рыба, замороженные котлеты, фарш. А ещё пирогов целый воз и шеренга шампанского Брют, и «беленькой» разных видов.

    Три раза в неделю туда завозят хлеб, по средам - молочные продукты. В четверг и пятницу поступает основной товар, овощи хозяйка сама возит с овощебаз Мурманска.

    Было бы только кому покупать — народ, по признанию продавщицы, на мели. Самое печальное в посёлке - тотальная безработица. Продукты нередко берут под роспись в счёт будущих зарплат.

    «Цены на продукты выше Мурманска. Отопление очень дорогое - 4 тысячи рублей. Но кто ж виноват, что у России самые населённые северные территории в мире. На Западе: на Аляску, или Канаду только вахтовым методом приезжают, а у нас полстраны на периферии живёт. Квартплата семьи из двух человек за « трёшку » семь – восемь тысяч рублей. При этом стоимость квартиры тысяч 450. Целые дома пустуют, в основном, живут работники бюджетной сферы. Посокращали и военных - только одна часть и осталась. Бездельники спиваются, у кого есть где родственники, уезжают к ним. Были бы и у меня, и я бы уехала. А так у меня две дочери подросли, да и улетели: одна в Мурманске живёт, вторая в Гаджиеве — здесь делать нечего», – категорична Наталья.

    «Дядя Лёша, что тебя здесь больше всего печалит?», - обращается Наталья к пенсионеру, слегка поддатому, несмотря на ранний час.

    «Скучно живём», - резюмирует тот.

    «Дядя Леша, на выборы пойдешь?» - спрашивает Наталья.

    «Тю! Очень надо ходить на это соревнования: кто больше соврёт», - сморщился дед и отвел глаза.

    «Дядя Лёша, а чего Вам скучно-то, сходили бы куда-нибудь», - подтягиваюсь к разговору.

    «А куда идти-то? Кино в Доме культуры уже лет 15 не показывают», - отвечает он.

    Кстати, по рассказам местных, первым киномехаником была женщина.

    «Стаса Михайлова и моей любимой Валерии здесь отродясь не было, раз в год - областной драмтеатр приезжает. Извиняйте, я в прошлом году не в состоянии был. А народ мрёт, как мухи. Население пополняется за счёт тех, у кого квартиры в Мурманске вашем за долги изымают», - разоткровенничался дядя Леша, категорически запретивший себя фотографировать по «идейным соображениям».

    Жителям посёлка Пушной даже в церковь не сходить - её там попросту нет. Вот и на Крещение окунались в ванны в собственных квартирах или поливали себя из тазов личных бань. Общественной бани здесь тоже нет.

    Самое большое зло в посёлке - медицина, а точнее её отсутствие.

    «После 18 часов надо вызывать «скорую», хотя раньше медики ходили по вызовам до позднего вечера. В амбулатории только давление меряют и уколы делают. Если по-настоящему «прихватит», нужно ехать в Колу. Автобус же из Пушного всего три раза в неделю ходит. Можно выйти на главную дорогу и « ловить » проезжающие автобусы из области - но тут как повезёт: остановится или нет. А ещё наш стоматолог всего один на посёлок, хотя было и такое, что и его не было», - добавляет Наталья.

    По рассказам местных жителей, в «нулевых» годах иностранные медики приезжали в Пушной для обмена опытом. Так вот, одного удивило, что в стоматологическом аппарате нет лампочки.

    «А зачем лампочка, мистер, если на аппарате работать некому. Стоматолога старики даже не помнят», - ответили ему.

    Всего же докторов в амбулатории, что пальцев на одной руке: терапевт, стоматолог, 3 фельдшера. Выпускников мединститутов, желающих отправиться на работу в посёлок, нет.

    «Послушайте, а что у вас в Пушном с преступностью?», - хватаю за рукав первого встречного.

    «Я слышал, что кто-то камчатского краба незаконно добывал, ещё пьяный отказался пройти медосвидетельстование и укусил за палец полицейского», - с ходу припомнил незнакомец.

    Недуги села Пушной лечат . культурой

    Чтобы местная молодёжь со скуки не шла кидать коктейли Молотова или пить всякую зимбуру под мерцающий экран компьютера, есть в Пушном одно очень важное заведение - Дом культуры. Он и выкрашен белой краски - словно « накинул » халат медбрата. И делает всем « прививку » от скуки и хандры. А потому в ДК можно и на турниках позаниматься, и в шахматы поиграть.

    Есть и тренажёрный и зал, и библиотека, кружки для взрослых и детей, обучающие песням и танцам. В прошлом году работал фитнес. Занятия вела местная Синди Кроуфорд - красивая и спортивная учительница английского.

    За культуру в Пушном отвечают всего три человека: директор, культурный организатор и худрук. Сельский клуб, пожалуй, самое народное место.

    Директор ДК совмещает свою административную работу с ведением уроков танцев. А после того, как была сокращена уборщица, теперь все немного за неё. Тут уже привыкли ничему не удивляться.

    Ну, а так как никаких ресторанов, ночных клубов в Пушном нет, то в ДК гуляют и свадебки, и рождения детей, и корпоративы, и поминки. Здесь же проходят танцевальные встречи, «Для тех, кому за 30» и детские танцульки.

    А на крыльце клуба 9 мая ветераны танцуют вальс под музыку военных лет. В общем, 100 в 1 функционала, и всё бесплатно или за мизерную плату, которая уходит на канцтовары и бумагу для принтера.

    Читайте так же:  Доверенность наименование потребителя

    В коридоре ДК весит список мероприятий на год — планов там громадье. Если верить написанному, сейчас готовятся к Масленице: для жителей намечена конкурсная юмористическая программа. На 10 февраля запланирована поездка на станцию Лопарская - отметят День саамов.

    «Учим народ и культуре винопития», - улыбается художественный руководитель сельского ДК с 17-летним стажем Елена Самаковская, убавляя звук в магнитофоне, из которого льётся голос Лободы «Твои глаза. такие чистые, как небо».

    «Столик на одного человека стоит 600 рублей. За столом максимальное количество - шестеро. На столе 2 бутылки шампанского, фрукты, конфеты и плюс от нас развлекательная программа: караоке, игры-конкурсы. Народ с удовольствием к нам ходит — туфельки, прическа - всё, как положено для «выхода в свет». Культура нужна и при деревенском укладе», - продолжает Елена.

    По её словам, с женихами здесь сложно. В основном, в Пушном живут одинокие женщины и дети до. 15 лет. Поэтому бывают, что танцуют в парах девчонки.

    «Дом культуры, школа, детсад, три магазина — вот и весь набор «развлечений». Из плюсов: свежий воздух, родниковая вода и тишина. Мужчины, как динозавры, или вымерли давно, или работают вахтовым методом. Молодёжь уезжает учиться и, зачастую, не возвращается. И лишь некоторые, после 30 лет, уже с проблемами, приезжают назад», - добавляет молодая женщина.

    Сама Елена попала в Пушной будучи трёхлеткой - родители переехали к своим родителям с Украины.

    Старший сын учится в бывшем «педагогическом» в Мурманске и, по её словам, не горит желанием возвращаться в родные пенаты.

    К слову, в единственной школе грызут гранит науки 107 детей. В 2018 году выпустятся 11 девятиклассников и 6 одиннадцатиклассников. В прошлом году ни одного одиннадцатиклассника не было - ребята после 9-го класса разъехались по колледжам.

    «Такой богатый посёлок был, всё разграбили, звероводство в могиле, а ведь раньше миллионером был», – сокрушается Елена.

    Впрочем, раньше и с культурой дела получше обстояли. Сейчас синтезатор в ДК сломался, отремонтировать денег нет, поэтому артисты поют только под фонограмму.

    «А когда-то у нас, в ДК, был свой ансамбль: гремели барабаны, играли на гитарах — это было что-то», - покачивает головой Самаковская.

    На сегодня самый большой плюс проживания в Пушном - отпуска по 58 дней.

    Пушной купался в «мягком золоте»…

    Когда-то жизнь в Пушном била ключом. В 32-ом году прошлого века был организован совхоз, в 1959-ом в хозяйство привезли первых пушных зверей и до «нулевых» годов дела шли в гору.

    В 70-х годах посёлок отстраивался, и темпы строительства ошеломляли: деревянные бараки сменили двух- и пятиэтажные дома, появилась школа и сельский Дом культуры.

    Зверосовхоз, по словам очевидцев, гремел на всю страну, а его руководство купалось в «мягком золоте»… В советское время Пушной давал по 60 тысяч шкурок норки и 21 тысячи песца.

    Более того, неповторимого серебристо-голубого песца можно было купить только здесь. Такого красивого, густого, короткого меха нет у его собратьев во всем мире - качество меха гарантирует суровая кольская зима.

    Выращивали также лис - рыжих и черно-бурых.

    Погуляв по посёлку, мы узнали контакты человека, полвека проработавшего в зверосовхозе. Её адрес дал в прямом смысле первый встречный.

    «В 1966 году я приехала в Пушной по комсомольской путевке», - начинает рассказ заслуженный работник агропромышленного комплекса Раиса Утробина.

    «Здесь окончила вечернюю школу. После отучилась в сельскохозяйственном техникуме, прошла путь от зверовода до директора. 27 лет норкой занималась и 23 года — песцом», - добавляет Утробина.

    По рассказам женщины, в годы Советской власти самка давала помёт по 10-11 детёнышей (при плане 8). А сейчас всего 1! Шкурки сдавали в Вологду на фабрику. Полвека назад в зверосовхозе работало 150 человек в 8 бригадах, а сейчас 3 человека », - сравнивает Раиса Ивановна.

    По словам женщины, со всей области очередь стояла, чтобы в зверосовхоз попасть, работали даже 15-летние. А сейчас молодёжь не идёт на производство, остались одни лишь пенсионеры.

    Да порой приезжие из Узбекистана работают. А ведь раньше зверофермой жили. После работы ходили в кино и на танцы, озеленяли посёлок, участвовали в спортивных мероприятиях, а ещё влюблялись, создавали семьи.

    «Мех всегда будет в моде», - считает Раиса Ивановна и мечтает о том, что когда-то в будущем местные всё возродят, и, смотря на эти состарившиеся и натруженные руки, понимаешь: надежду у народа не отнять.

    По словам этой женщины, за самые дорогие коврижки она не поменяла бы Пушной на Москву. Здесь ты наедине с природой: рядом лес, речка Воронья. К слову, у самой Утробиной шубы нет, говорит, что в посёлке некуда в ней ходить.

    И вообще, мол, сейчас, на заслуженном отдыхе, она предпочитает не ходить, а бегать. с палками, занимаясь скандинавской ходьбой.

    «Посёлок встанет с колен - столько разговоров ведётся о возрождении зверовоства, спустя много лет уже появляются первые « ростки » - фермерские хозяйства. Подождем еще. Дождались же мы того, что у нас цифровую телевизионную антенну поставили, и сотовую телевышку. Будут и песцы с норкой», - уверяет школьный учитель Вячеслав Полянский.

    Побродив по посёлку, заглянули на частную ферму — попали в свинарник. Свинар Степан без всякой любезности отправил нас по известному русскому адресу, сообщив только, что его 100 «девок» ждут и, буркнув под нос, что работать где-то надо, продолжил уборку навоза.

    Пушной замер в истории - словно муха в янтаре - и вытащить его помогут только инвестиции.

    Еще бы несколько лет процветания таких поселков и от вида Mustela lutreola не осталось бы ни одной особи. К счастью, мода на шубы в мире сходит на нет, равно как и подобное производство и сегодня исчезающие норка, барсы и другие животные из красной книги понемногу восстанавливаются, а эпоха варварства над животным миром уходит в прошлое.

    Семен Дежнев: Колумб поневоле

    На глазах у сотен тюленей паровой барк «Вега» шведского полярного исследователя Норденшельда 28 сентября 1878 года застревает среди льдин у побережья Чукотского моря, не дойдя чуть больше 100 миль до Берингова пролива.

    За 230 лет до «Веги», тоже в сентябре, где-то здесь должны были пройти безымянные русские кочи. Плоскодонные лодки длиной 15–20 метров, с выпуклыми бортами из сшитых ивовыми ветвями досок. Деревянные гвозди, деревянные якоря, мох вместо пакли. Высота от ватерлинии — 1,5 метра. Максимальная скорость — шесть-семь узлов в час. При попутном ветре, когда убирают весла и поднимают кожаный парус.

    Суда каменного века, по мнению одних. Идеальные корабли для ледовых морей, по мнению других. Как минимум, для возложенной на них задачи: плавания вдоль берега к устьям рек. Оттуда, продвигаясь вверх к истоку и вширь по притокам, русские колонисты исследуют необъятный материк. Так освоены все сибирские реки. От Енисея до Колымы.

    В 1646 году появляются слухи, что за Колымой есть еще одна река, тоже впадающая в Ледовитый океан. Всего в трех днях пути по морю на восток. Ее называют по-разному — Погыча, Анадырь, Ковыча. Но сходятся в одном: там много пушнины.

    Пушнина — движущая сила сибирской колонизации, магнит посильнее золота испанских конкистадоров. Ради нее сотни русских покидают родину и отправляются в неизвестность. Ради нее основаны города Томск, Красноярск, Якутск, Нижнеколымск. Из-за нее гибнут и убивают. Совершают подвиги и подлости. Для сбора пушного налога сформировано казачье войско. Для взыскания пушной пошлины поставлены на реках таможенные посты. Для охраны монополии на торговлю пушниной иностранцам закрыт въезд в Сибирь.

    Соболиные шкурки — главный экспортный товар и валюта Московского царства. На них закупаются иностранные вина, сладости, ткани, драгоценные камни. Они дают восьмую часть бюджета.

    В молодом Якутском воеводстве только за первые четыре года собрано мехов на 170 тысяч рублей. При средней цене — два рубля за соболя. Такой нагрузки не выдерживают даже сибирские ресурсы. В погоне за исчезающим зверьком казаки и промысловики движутся все дальше на восток. Царские владения растут с каждым днем. Как территория Испанской империи в период колонизации Америки.

    Первая попытка доплыть до новой реки летом 1647 года на четырех кочах натолкнулась на непроходимые льды. В Среднеколымском зимовье снаряжается следующая экспедиция. Теперь лодок шесть. А участников — 90. Казаки, кормчие, торговцы, промысловики, их контрактные работники и просто авантюристы. Точный социальный срез «русской Сибири» XVII века. Большинство — выходцы с Русского Севера. Со своим говором, системой навигации и торговыми традициями. Организатор прошлогоднего и нынешнего походов — холмогорский предприниматель Федот Попов, приказчик крупных купцов Усовых.

    Самый многочисленный отряд — у двух примкнувших к нему агентов московского купца Гусельникова, везущих с собой 13 компасов в костяной оправе и товар на сумму больше тысячи рублей. Самый малочисленный — у Семена Дежнева. Уроженец Великого Устюга участвовал в первом походе. А на этот раз «купил» должность «казенного досмотрщика», пообещав собрать с еще не открытых племен почти 300 соболиных шкур и снарядив лодку в долг за свой счет. Для 43-летнего рядового казака это назначение — большой шанс и еще больший риск.

    В конце июля в устье Колымы к экспедиции самовольно присоединяется «пират» Герасим Анкудинов с отрядом беглых казаков, грабивший на своем корабле купцов в море Лаптевых. Караван из семи кочей берет курс на северо-восток. И медленно продвигается вслед за отступающим льдом в полосе чистой воды между берегом и «стамухами» — крупными, сидящими на мели льдинами, которые не тают даже летом.

    Через год казацкому атаману Михаилу Стадухину, идущему на поиски той же реки, понадобится всего неделя, чтобы пройти их маршрутом и упереться в льды. Ни реку, ни пропавшую экспедицию он не найдет. Зато возьмет на берегу «языков» из числа местных коряков. И выпытает у них, что прошлой осенью здесь разбились два коча. Спасшихся перебили на берегу. Остальные, вероятно, тоже погибли.

    23 апреля 1650 года два отряда под командованием Семена Моторы и Михаила Стадухина на оленьих и собачьих упряжках достигают новой реки. Секрет сухопутного прохода с Колымы на Анадырь выдал под пыткой юкагирский пленник.

    Меньше всего казаки ожидали найти тут зимовье с дюжиной русских. Стадухин сразу узнает в их предводителе «погибшего» Дежнева. Девять лет назад тот служил в его отряде. Но встреча «однополчан» нерадостная. Еще по дороге Стадухин вынудил Мотору признать его лидером. Ему ни к чему третий конкурент.

    Борьба за власть вдали от начальства быстро перерастает в открытый конфликт. Больше всего страдают местные, анаулы, которых пытаются обирать сразу две группировки и в итоге полностью истреб­ляют. Анархия в стиле Дикого Запада сочетается с анекдотичным бюрократизмом. В промежутках между стычками казаки строчат в Якутск доносы друг на друга. В них Дежнев впервые отчитывается о своем плавании. В 1652 году после гибели Моторы он остается единственным приказчиком на Анадыре. Не­угомонный Стадухин годом раньше уходит на юг искать новую «богатую» реку Пенжину.

    Читайте так же:  Приказ на журнал учета рабочего времени

    Анадырь оказался не похожим на Эльдорадо. В верховьях — тундра. Южнее — редколесье. Соболя мало. Зато много проблем.

    В 1533 году Франсиско Писарро понадобилось всего 168 конкистадоров, чтобы подчинить империю инков. Захватить столицу и занять место правителя оказалось достаточно, чтобы получить власть над всеми подданными. Стратегия, больше похожая на госпереворот, чем на войну. Через полвека Ермаку для завоевания всего Сибирского ханства хватит менее тысячи казаков. После первого поражения войска хана Кучума разбегаются, открывая путь в столичный Искер (современный Тобольск).

    Взяв под контроль бывшие сибирские владения Золотой Орды, Москва сохраняет отлаженную систему сбора пушного налога вместе с его татарским названием «ясак». Для жителей Центральной Сибири мало что изменилось. Платить ясак по-прежнему должны все мужчины. Размер варьируется от одного до двух соболей в год.

    В Северо-Восточной Сибири, не входившей в состав Орды, колонизация начинается с чистого листа. Превращение анаулов, юкагиров и коряков в подданных царя происходит по типовой схеме: «погром» селения, взятие заложников, «аманатов» (в основном влиятельных мужчин), и рабов, «ясырей» (обычно женщин). Они должны служить гарантией уплаты ясака, размер которого часто зависит от произвола сборщиков.

    Но есть один народ, с которым эта система не срабатывает.


    Сибирский поход Ермака 1651 — первый в русской истории пример удачного использования частной военной компании. Небольшой отряд казаков снарядили на свои деньги купцы Строгановы, получившие от Ивана Грозного «лицензию» на завоевание земель за Уралом. За считанные годы отряд захватил Сибирское ханство. На знаменитой картине Василия Сурикова «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем» (1895) запечатлен разгром армии хана Кучума на Чувашевом мысу в 1652 году. Фото: Ann Ronan Pictures/Print Collector/Gettyimages.ru

    Третье марта 1771 года, среднее течение Анадыря. На одном из островов полыхает огонь. Горят защитные стены, башни, казармы, помещение для заложников. Символ «неизвестной» войны, растянувшейся почти на полтора века.

    Столкновения с чукчами начинаются сразу с открытием Колымы. Оттеснить их казакам удается только с помощью неожиданного союзника — эпидемии оспы. Земли между рекой Чаун на западе, Чукоткой на востоке и Анадырем на юге уже отмечены на картах как российские. Но фактически и юридически территория размером с Польшу независима.

    Терпят крах все попытки завоевать последний непокоренный народ или «искоренить вовсе», как предписывает правительственный указ 1742 года. Воины, вооруженные луками с костяными стрелами, дважды наносят сокрушительное поражение армии с пушками и ружьями. Империя вынуждена отступить.

    Только в 1778 году один из вождей соглашается признать российское подданство на льготных условиях: освобождение от ясака, право жить по своим законам. Острог на месте дежневского зимовья расформирован и сожжен.

    Когда Дежнев в 1659 году передает его своему преемнику, все только начинается. Но для него наступил финал анадырской эпопеи.

    В 1664 году он доставляет в Москву соболиные меха и моржовую кость ценой 17 тысяч рублей. Чуть меньше дани, которую царская казна платит каждый год Крымскому ханству. В челобитной 60-летний ветеран перечисляет свои заслуги: он нашел для царя богатое лежбище моржей, новую реку и новых подданных. Достаточно, чтобы получить жалование за 19 лет и звание атамана. Но не для того, чтобы войти в историю.

    В 1728 году в ходе Первой камчатской экспедиции датчанин Витус Беринг открывает пролив между Азией и Америкой. Через восемь лет в рамках Великой северной экспедиции немец Герхард Миллер делает свое открытие.

    В архиве Якутской воеводской канцелярии российский академик находит забытые «отписки» Дежнева, отправленные с Анадыря в период его конфликта со Стадухиным. Сведения о плавании 1648 года разбросаны по ним вперемежку с жалобами на сослуживцев, отчетами о текущих делах и собранных трофеях. Если сложить их в хронологической последовательности, едва наберется страница.

    На пути из Колымы есть «Большой нос», пишет или диктует Дежнев. Каменистый мыс, который далеко выдается в море на северо-северо-восток. На нем — стоянка чукчей с крытыми китовым усом жилищами, похожими на башни. С западной стороны течет река. А на двух островах напротив живут люди, которых называют «зубатыми». Они носят в нижней губе врезанные украшения из моржовой кости. Дежнев и его спутники видели их, когда спасали команду с разбившегося здесь коча Герасима Анкудинова.

    От «Большого носа» берег круто изгибается на юг к устью реки Анадырь, которая впадает в глубокий залив. До нее от мыса три дня хода под парусом.

    20 сентября во время высадки за устьем Анадыря чукчи ранили торговца Попова. Затем корабли разметало штормом. Все, кроме двадцати пяти человек на коче Дежнева, погибли. Кто в море, кто на берегу от рук «иноземцев» или от голода. Об этом Дежнев узнает позднее от уцелевшей якутской «жены» Попова, которую он «отгромил» у захвативших ее коряков.

    Его коч после первого октября носит по морю и выбрасывает на побережье. Вперед, за Анадырь. На лыжах и нартах Дежнев со своими людьми движется «в гору» к реке. И ровно через десять недель достигает ее низовий. Здесь команда разделяется для обследования местности. Почти вся группа разведчиков погибает во время ночевки в снегу. Оставшиеся 12 человек идут вверх по течению на лодках. Натыкаются на анаулов, берут заложников и ясак.

    Миллер сразу же докладывает о находке в Петербург. Война с чукчами и планы правительства по колонизации Аляски придают политический вес любым историческим свидетельствам русской активности на Чукотке. В 1758 году в первом российском научно-популярном журнале «Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие» напечатан его рассказ о Дежневе, который теперь знает каждый.

    «Каменный нос» превращается в восточную оконечность Азии. Семь кочей — в три. Дежнев открывает Берингов пролив. Достигает крайней точки Чукотского полуострова, отмеченной башней из китовых костей. Видит за 40 километров костяные украшения на губах эскимосов на острове Ратманова. Проносится в шторм 1200 километров по Тихому океану до Олюторского залива. И из выброшенного на берег коча с горсткой голодных спутников спешит навстречу зиме. Из богатого рыбой района со сравнительно мягким климатом — на север к реке, на которой ни разу не был. Пока выжившие люди Попова, проплыв еще 500 километ­ров на юг, достигают Камчатки и «учреждают там свое жительство».

    Если бы Дежнев написал такое в своих отчетах, их вряд ли забыли бы в Якутском архиве.

    Эта история сразу вызвала интерес. А затем и вопросы. Почему из всех «носов» к востоку от Колымы выбран самый не подходящий под описание в оригинале? Знал ли Дежнев, что первым переплыл из Ледовитого океана в Тихий? И если знал, почему не упомянул об этом в отчетах и челобитной царю? Как ему удалось пройти там, где потерпели неудачу Лаптев, Шалауров, Врангель? Каким чудом низкобортная лодка, предназначенная для прибрежного плавания, преодолела больше тысячи километров в шторм? Почему за следующие два века никто не прошел тем же маршрутом? И почему он сам больше ни разу им не воспользовался? Что заставило современников проигнорировать сенсационное открытие, подтвердившее гипотезу о существовании пролива Аниан, который с конца XVI века изображали европейские картографы? И какой дух противоречия заставил русских еще полвека чертить на картах вместо него непроходимый мыс между двумя океанами? Зачем Петру I понадобилось организовывать экспедицию для поиска ответа на вопрос, соединяется ли Азия с Америкой, если Дежнев ответил на него за 80 лет до этого? И заметил бы Миллер в его словах хоть один намек на описание Берингова пролива, если бы незадолго до этого его не описал Беринг?


    Крушение корабля Витуса Беринга 28 ноября 1741 года на одном из Командорских островов у побережья Камчатки — будущем острове Беринга (гравюра XIX века). Фото: The Granger Collection/ТАСС

    Вряд ли Миллер мог предположить, что когда-нибудь его версия заслонит историю. Десятилетиями ее будут перекраивать, шлифовать, дополнять, урезать, чтобы сохранить в неприкосновенности главную идею. К середине прошлого века она станет не просто официальной, а канонической. Но если разобрать ее как матрешку, внутри окажется один-единственный факт. Дежнев вышел из Колымы, впадающей в Ледовитый океан, а оказался на Анадыре, впадающем в Тихий. Как еще он мог попасть на эту реку, если не через Берингов пролив? Но что если попал на другую?

    «Погыча есть та же самая река, которая называется Анадырем». Она «впала устьем в Ледовитое море». Эти слова Миллера позже сочтут ошибкой. Но тут он был прав. Во времена Дежнева Анадырем называли не ту реку, которая известна теперь. В документах и на картах XVII века под названием Погыча или Анадырь фигурирует река Чаун, впадающая в Ледовитый океан. О другом Анадыре Дежнев не знал. Этот он и должен был иметь в виду, когда сообщал, что коч выбросило за его устье. К нему — с востока на запад — было бы логично возвращаться с места крушения. Чаун течет с юга, спускаясь с Анюйского хребта. Там же берет начало настоящий Анадырь. Пройдя вверх по течению одной реки, Дежнев мог перейти на вторую. Как Стадухин годом позже перешел на нее с колымского притока.

    Есть ли на побережье Ледовитого океана «каменный нос», подходящий под описание Дежнева? Шелагский мыс. На него указывал еще в XIX веке историк Сибири Словцов. Каменистый выступ, вытянувшийся в Восточно-Сибирское море. Как раз при входе в глубокий залив, куда впадает Чаун. Тут есть два острова и несколько рек с западной стороны. Когда-то здесь жили эскимосы, носившие на нижней губе «лабреты» — втулки из моржовой кости. И, по свидетельству Врангеля, стояли крытые китовыми костями землянки.

    Здесь в 1649 году Стадухин, судя по его картам, искал пропавшую экспедицию. И нашел свидетеля ее гибели — дальше на восток в районе Колючинской губы. В одном из самых опасных районов Чукотского моря. Там, где через 230 лет попадет в ледовый плен корабль шведского исследователя Норденшельда.

    Именно он предложит назвать мыс на восточной оконечности Чукотского полу­острова в честь Семена Дежнева. После того как пройдет мимо него из Ледовитого океана в Тихий.
    Первый в истории. Или второй.

  • Тема Tiny Framework Войти