Перейти к содержимому

Соглашение об уступке права требования

Уступка права требования и перевод долга между юридическими лицами

Перевод долга и уступка права требования: разница

Оба вида сделок представляют собой способы заменить сторону обязательственного правоотношения. Разница между переводом долга и уступкой права требования в том, что перевод долга нужен для замены должника, а уступка права требования — для замены кредитора.

Само по себе подписание договора цессии не подразумевает по умолчанию перевод долга (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).

Для полной замены стороны в договоре допускается оформление одним соглашением цессии и перевода долга, т. е. передача договора (ст. 392.3 Гражданского кодекса РФ). Это нередкая ситуация, поскольку зачастую в договорных отношениях у каждой стороны есть и права, и обязанности.

Договор перевода долга

В обычной ситуации, которая описывается в п. 1 ст. 391 Гражданского кодекса РФ, перевод долга производится в результате достижения согласия между первоначальным должником и тем лицом, которое становится обязанным по этой сделке. Но если суть обязательства связана с отношениями, возникающими в сфере бизнеса, требуется участие в оформлении документа и кредитора.

Исходя из этого правила, необходимо соблюдать следующий алгоритм действий:

  1. Зафиксировать сумму долга. Важно, чтобы долг фактически существовал и был выражен в твердой сумме, которую можно подтвердить актом сверки.
  2. Заручиться согласием кредитора.
  3. Получить одобрение поручителя. Если оно не оформлено, обеспечение прекращается (п. 3 ст. 367 ГК РФ).
  4. Составить и подписать договор перевода долга по основному обязательству. В рамках гражданско-правовых деловых связей не существует запретов на суть договора, в котором меняется участник, это может быть заем, купля-продажа и др. Но этот тип правопреемства невозможен по налогам.
  5. Уведомить кредитора. Событие перевода обязательства на новое обязанное лицо происходит в ту минуту, когда кредитор, уже высказавший свое одобрение в том или ином зафиксированном и достоверно исходящем от него виде, получает уведомление о соглашении сторон.

ВАЖНО! Обязательным является указание в соглашении существенных характеристик первоначального обязательства под страхом признания перевода долга незаключенным.

Договор уступки права требования (цессии)

Здесь же мы кратко опишем основные моменты уступки права:

  1. Она не нуждается в согласии должника, за исключением случаев, когда обязательство связано с личностью кредитора, либо когда неденежное исполнение другому лицу сильно обременит должника, либо когда в соглашении, предусматривающем неденежное исполнение, оговорена необходимость согласия должника на цессию (пп. 2, 4 ст. 388 ГК РФ).
  2. Она требует уведомления должника во всяком случае под страхом возложения на нового кредитора риска исполнения должником не тому лицу (п. 2 ст. 382 ГК РФ).
  3. Форма уступки требования соответствует форме договора, из которого возникло передаваемое право. Аналогичное требование действует в отношении государственной регистрации договора.

Правоприменитель весьма свободно относится к виду договора, по которому передается право. Это может быть купля-продажа, дарение, если хотя бы одно из юрлиц некоммерческое, и т. п. (п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54).

Перевод долга по договору уступки права требования - передача договора

Перевод долга по договору уступки права требования представляет собой сложный договор, в который включены как отношения цессии, так и перевода долга. Есть ряд ситуаций, когда заключения такого комбинированного соглашения прямо требует закон:

  • п. 5 ст. 22 Земельного кодекса РФ;
  • ч. 1 ст. 11 закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов…» от 30.12.2004 № 214-ФЗ (далее — закон об участии в долевом строительстве) (в случае уступки прав участником долевого строительства до полной уплаты им цены договора);
  • ч. 1 ст. 8 закона «О синдицированном кредите (займе)…» от 31.12.2017 № 486-ФЗ (для прав требования участника синдиката кредитов по денежному обязательству из синдицированного кредита).

Согласно упоминавшейся ст. 392.3 ГК РФ к такой сделке применяются требования об уступке права требования и переводе долга. Однако специальные нормы законов могут устанавливать и иные правила. Например:

  • передача прав и обязанностей по договору аренды земельного участка по общему правилу не требует согласия арендодателя как кредитора, достаточно его уведомления (п. 5 ст. 22 ЗК РФ);
  • передача прав и обязанностей участника долевого строительства разрешается исключительно до подписания застройщиком и участником передаточного акта (ч. 3 ст. 11 закона об участии в долевом строительстве) и т. п.

Трехсторонняя передача договора: особенности

Иногда для того, чтобы подтвердить, что кредитор достоверно уведомлен и не имеет желания препятствовать переводу, заключаются трехсторонние договоры между всеми тремя участниками отношений.

В случае передачи договора факт подписания такого документа становится подтверждением и согласия кредитора (см. постановление 20-го ААС от 16.11.2017 по делу № А54-2288/2017), и уведомления должника (либо согласия должника, когда таковое требуется по закону). Способ оформления соглашения должен соответствовать форме первоначального обязательства (п. 4 ст. 391, ст. 389 ГК РФ).

Трехсторонний договор перевода долга/цессии практически идентичен двухстороннему, но в нем могут быть оговорены дополнительные требования лица, рискующего не получить причитающиеся ему суммы. Давая свое положительное волеизъявление, он вправе требовать:

  • представления доказательств добросовестности обоих должников;
  • подтверждения финансовой состоятельности нового участника правоотношения;
  • восстановления или сохранения ранее действовавшей системы обеспечения (договоров залога, поручительства, иных).

Ответственность лиц, передавших договор

Учитывая указание ст. 392.3 ГК РФ, такая ответственность складывается из ответственности первоначального должника по договору перевода долга и ответственности кредитора по договору цессии.

  1. Как первоначальный должник лицо, передавшее договор, отвечает за исполнение обязательства солидарно с новым должником, если обязательство из предпринимательской деятельности (либо субсидиарно, если предприниматели согласовали это в договоре), см. п. 3 ст. 391 ГК РФ.
  2. Как цедент лицо, передавшее договор, отвечает:
  • перед должником — за нарушение переданного договора, если таковой содержал запрет на цессию;
  • перед цессионарием — за недействительность переданного требования и за исполнение третьему лицу, если цедент передал одно и то же требование нескольким цессионариям, а также за наличие у себя правомочий на цессию.

За неисполнение новым должником обязательства цедент не отвечает.

Новое правило ст. 390 ГК РФ, вводимое в действие с 01.06.2018 законом «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса…» от 26.07.2017 № 212-ФЗ, дозволяет ограничить ответственность цедента за действительность предпринимательского обязательства. Это возможно при соблюдении совокупности следующих условий:

  • ограничение ответственности согласовано в договоре цессии;
  • цедент не знал и не мог знать о повлекших недействительность проблемах либо предупреждал о них цессионария.

Указанная новелла распространяется только на передачу прав после 01.06.2018.

Таким образом, на вопрос «Перевод долга и цессия - в чем разница?» мы можем ответить, что это самостоятельные способы замены разных сторон в обязательстве (один способ — для должника, второй — для кредитора). На практике распространена полная передача прав требования и обязанностей по конкретному договору — передача договора. Такое соглашение сочетает в себе оба вышеуказанных способа замены сторон в договоре, в связи с чем подлежит комбинированному правовому регулированию — нормами о каждом из способов.

Соглашение об уступке права требования

СОГЛАШЕНИЕ ОБ УСТУПКЕ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ (ЦЕССИЯ)

г. ______________________ “___” _______________ 200 __ г.

____________________________________________________, именуемое в дальнейшем “Цедент”,

в лице __________________________, действующего на основании ____________________________,

(ф.,и.,о., должность) (устава, доверенности и пр.)

с одной стороны, и ______________________________________________, именуемое в дальнейшем

“Цессионарий”, в лице __________________________________________________________________,

действующего на основании _____________________________________________, с другой стороны,

(устава, доверенности и пр.)

заключили настоящее соглашение о нижеследующем.

1. Цедент уступает, а Цессионарий принимает право требования ___________________________,

(указать, в чем оно заключается)

принадлежащее Цеденту на основании договора о ___________________________________________

(наименование или предмет договора)

_______________ от “__” ___________ 200 __ г. ¹_________, заключенного между Цедентом и __________________________________________________________________.

2. Право требования Цедента переходит к Цессионарию на условиях, существующих в момент заключения настоящего соглашения.

3. Цедент передает в течение ______ дней с момента заключения настоящего соглашения следующие правоустанавливающие документы, связанные с уступаемым правом требования:

1) Договор о _________________________________ от “___” ____________ 200 __ г. ¹ ______;

(наименование или предмет договора)

5. Цедент обязан обеспечить Цессионария полной и своевременной информацией, имеющей отношение к передаваемому праву требования.

6. С момента вступления в силу настоящего соглашения Цессионарий приобретает уступаемое по настоящему соглашению право требования и наделяется всеми правами кредитора по договору о _______________________________________ от “___” ____________ 200 __ г. ¹ ______.

7. Цедент обязан в течение ______________ дней со дня подписания настоящего соглашения уведомить ________________________________________________________ о состоявшейся уступке

8. За неисполнение обязательств, указанных в пп. 3, 7 настоящего соглашения, Цедент уплачивает Цессионарию штрафную неустойку в размере ________ за каждый день просрочки. За неисполнение или ненадлежащее исполнение прочих обязательств по настоящему соглашению стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством России.

9. Настоящее соглашение вступает в силу с момента его подписания сторонами.

10. Настоящее соглашение составлено в двух экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу, по одному для каждой из сторон.

11. Адреса, банковские реквизиты, подписи сторон.

Договор цессии (уступки права права требования) c актом и письмом (уведомлением)

Вам должны денежные средства и Вам срочно нужны эти деньги на собственные нужды, но не знаете как продать долг? Или знаете, но не понимаете, как создать договор купли-продажи долга (покупки и продажи долга одновременно в одном договоре)? На сегодняшний день встречается немало объявлений о выкупе долга/задолженности. Возможно вы посчитаете их мошенниками, но отнюдь не все являются таковыми. Такая сделка вполне возможна и полностью законна. Специально для тех кто попал в такую ситуацию наши юристы находящиеся в Чебоксарах подготовили такой документ, чтобы Вы могли скачать бесплатно без регистрации простой и правильный типовой образец (пример) формы (бланк) договора цессии (уступки права требования) долга (займа / задолженности / денежных средств) между юридическими лицами включающий акт и письмо-уведомление, соответствующий законодательным актам 2019 года.

Скачать без регистрации

Внимание. Прочтите полезную информацию ниже, чтобы правильно составить денежную расписку.
В конце текста БОНУС для жителей г.Чебоксары

--- Образец договора Уступки права права требования между юридическими лицами ---

Важно знать! Обязательно к прочтению

Исходя из ст. 382 ГК РФ можно сделать вывод, что такое договор цессии (уступки права требования). Договор цессии — это соглашение, в силу которого одна сторона – цедент (первоначальный кредитор по обязательству) передает цессионарию (новому кредитору) право требования исполнения обязательства должником. Важно! При этом новый кредитор приобретает право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.

Основные нюансы договора цессии

  1. После заключения договора цессии необходимо письменно уведомить должника о переходе права требования к цессионарию и передать ему документы, доказывающий этот факт. Эту обязанность обычно возлагают на нового кредитора. В противном случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору (п.3. ст. 382 ГК РФ) либо должник может приостановить выполнять обязательства перед новым кредитором (п. 1 ст. 385 ГК РФ).
  2. Передача (уступка) прав требования может быть оформлена как двусторонним договором так и трёхсторонним.
  3. Договор цессии может быть на возмездной и безвозмездной основе, в любом случае нужно чётко прописать размер и порядок выплаты или о том, что у нового кредитора нет обязанности по выплате вознаграждения.
  4. В то же время передача требования на безвозмездной основе между коммерческими организациями может быть расценена налоговыми и иными проверяющими органами в качестве договора дарения, а дарение между коммерческими организациями запрещено (ст. 575 ГК РФ). С другой стороны факт «дарения права» еще нужно доказать. Само по себе несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) еще не является основанием для признания ничтожным договора цессии, заключенного между коммерческими организациями, поскольку в силу п.1 ст. 572 ГК РФ наличие возмездных начал в договорном обязательстве полностью исключает признание соответствующего договора договором дарения (п.9 п.10 Обзора Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).
  5. Прежний кредитор отвечает:
    • - за недействительность переданного ему требования;
    • - за исполнение обязательства должником в случае если он выступает поручителем обязанного лица перед новым кредитором;
    • - и другие пункты статьи 390 ГК РФ "Ответственность цедента".
  6. Исходя из Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 допустима уступка не всего требования, а только его части. Поэтому нужно тщательно изучить и понять договор цессии, в каком объеме уступаются права.
  7. Запрещено уступать право требования если это прямо прописано в договоре с кредитором за исключением случаев установленных законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве) (п.2. ст. 382 ГК РФ).
  8. По общему правилу согласие от должника на такого рода сделку не требуется, за исключением случаев когда:
    • - в договоре предусмотрено то, что необходимо согласие должника
    • - личность кредитора имеет существенное значение для должника (ст.388 ГК РФ). Например, право на алименты, возмещение морального вреда, договор о совместной деятельности и т. п.
  9. Уступка права требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна, поскольку это противоречит ст.388 ГК РФ. В противном случае, должно быть согласие на уступку, предусмотренное договором
  10. Задолженность можно переуступить только с неистекшим сроком исковой давности. Чтобы подтвердить «реальность» долга, новому кредитору следует потребовать от цедента представления акта сверки расчетов.
  11. Первоначальный кредитор (цедент) обязан передать новому кредитору вместе с правом требования также и все документы, которые его удостоверяют, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ).
  12. Уступка требования (цессия) должна быть составлена в той форме, которая предусмотрена действующим законодательством для основного договора. Так, согласно ст. 389 ГК РФ уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной (нотариальной) форме. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки. Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента (передаточной надписи) на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 146 и п. 3 ст. 389 ГК РФ).
  13. Если кредитор переуступает будущие проценты и право на убытки, то исходя из ст. 384 ГК РФ и п. 17 Обзора Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120, нет необходимости прописывать переход права процентов, так как права на их получение переходят к приобретателю автоматически.
  14. Если сделка по уступке права (требования) крупная (более 25% от валюты баланса на последнюю отчетную дату), она должна заключаться с соблюдением требований, установленных ст.78 ФЗ № 208 от 26.12.1995г. «Об акционерных обществах» и ст. 46 ФЗ №14 от 08.02.1998г. «Об обществах с ограниченной ответственностью».
  15. Налоги:
    • - особенности определения налоговой базы по НДС при передаче имущественных прав установлены ст. 155 НК РФ;
    • - особенности определения налоговой базы по налогу на прибыль при уступке (переуступке) права требования определены ст. 279 НК РФ.
    • - безвозмездная уступка прав близким родственникам п.18.1 ст.217 НК РФ.
  16. Новый кредитор должен иметь ввиду то, что по договору цессии может быть передана "пустышка", то есть от должника будет невозможно добиться желаемого. Например, если после уступки окажется, что договор, из которого возникло право требования, признан недействительным, то новоиспеченный кредитор лишается полученного права требования.

Полезные ссылки на тему договора цессии

Мы надеемся, что данный простой и правильный типовой образец (пример) формы (бланк) договора цессии (уступки права требования) долга (займа / задолженности / денежных средств) между юридическими лицами включающий акт и письмо-уведомление, соответствующий законодательным актам 2019 года, поможет сохранить, Ваше драгоценное время, нервы и деньги которые могли потратить на услуги юриста. Но как показывает практика, лучше не рисковать и заручиться поддержкой юристов по договорам, которые смогут качественно оказать услуги по разработке договора цессии (уступки права требования) или правовой экспертизе договоров. Тем более, что в случае подписания договора, не соответствующего законодательству 2019 года, его могут признать недействительным со всеми вытекающими негативными последствиями для Вас и Вашего кошелька.

Достаточно соглашения об уступке права требования

По общему правилу при цессии право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Однако законом или договором может быть предусмотрено иное. Так, право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 384 ГК РФ). Следовательно, договор цессии может предусматривать, что цессионарию уступается лишь часть прав (требований) по денежному обязательству. Поскольку закон не содержит соответствующих ограничений, стороны договора цессии определяют объем передаваемых прав по своему усмотрению (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Возможность частичной уступки права (требования), относящегося к одному договорному обязательству, прямо предусмотрена положениями ст. 384 ГК РФ лишь с 1 июля 2014 г., даты вступления в силу Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ. В силу ч. 3 ст. 3 Закона № 367-ФЗ действующая редакция ст. 384 ГК РФ применяется к правоотношением, возникшим после 1 июля 2014 г. Однако и до указанной даты в правоприменительной практике был сформирован единообразный подход, в соответствии с которым уступка части права (требования) допускалась при условии делимости предмета обязательства (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 8 аперля 2008 г. № Ф08-1224/2008). В частности, самостоятельным предметом уступки могут быть любые права по обязательству, в том числе требования, дополнительные по отношению к основному обязательству, такие как требование об уплате неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами (п. 1 ст. 330, ст. 395 ГК РФ). Такие требования могут быть уступлены и отдельно от основного обязательства.

Поскольку проценты по ст. 395 ГК РФ относятся к мерам ответственности должника за неисполнение обязательства (п. 33 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. № 54), право на их взыскание неразрывно связано с основным долгом, так как по смыслу п. 1 ст. 395 ГК РФ оно возникает в связи с просрочкой уплаты основного долга и прекращается с момента его полной уплаты. То обстоятельство, что прежний кредитор не заявлял о взыскании таких процентов в суде, решением которого ему была присуждена основная сумма долга, не означает, что данное право было утрачено таким кредитором. Ведь из п. 2 ст. 9 ГК РФ следует, что отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. В свою очередь, законодательство не обязывает кредитора заявлять о взыскании процентов одновременно с предъявлением требования о взыскании основного долга. Данные требования могут заявляться отдельно друг от друга (см., например, Постановление Десятого ААС от 31 мая 2016 г. № 10АП-6167/16).

Таким образом, несмотря на то что требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ не заявлялось прежним кредитором при взыскании основного долга, оно сохранилось и в силу п. 1 ст. 384 ГК РФ может перейти к новому кредитору на основании сделки (см., например, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 11 марта 2005 г. № А43-11624/2004-1-378, Четвертого ААС от 2 ноября 2009 г. № 04АП-4000/09, Семнадцатого ААС от 11 марта 2015 г. № 17АП-793/15, ФАС Уральского округа от 20 декабря 2000 г. № Ф09-1892/2000ГК, Третьего ААС от 22 февраля 2013 г. № 03АП-6179/12, Восемнадцатого ААС от 29 ноября 2012 г. № 18АП-11619/12, ФАС Центрального округа от 4 марта 2010 г. № Ф10-400/10, Одиннадцатого ААС от 1 февраля 2016 г. № 11АП-17473/15, Двенадцатого ААС от 11 июня 2015 г. № 12АП-3719/15, Девятого ААС от 25 мая 2013 г. № 09АП-5031/13, а также подп. 15, 16 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120). Предварительно обращаться в суд с требованием о взыскании процентов для их последующей уступки кредитору не требуется.

Соглашение об уступке права требования

Уступка права требования — это соглашение или договор (на практике употребляются оба термина, разницы между ними нет) о замене прежнего кредитора, который выбывает из обязательства, на другое лицо. Больше всего рисков возникает у нового кредитора. Поэтому при подготовке соглашения именно ему важно учесть ряд требований, чтобы исключить риск признания соглашения незаключенным и риски, связанные с передаваемым правом.

Предметом соглашения (договора) цессии является уступка права (требования), возникшего из конкретного обязательства (п. 1 ст. 382 ГК РФ). Условие об обязательстве является существенным для цессии: если суд решит, что стороны его не согласовали, договор будет являться незаключенным (определение ВАС РФ от 14.07.10 № ВАС-9061/10). Поэтому в соглашении нужно указать сведения об источнике возникновения передаваемого права (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23.11.09 по делу № А27-14682/2008-1). Нужно подробно и четко описать обязательство, из которого возникло передаваемое право требования, а также сделать ссылку на документы, которые подтверждают его существование, чтобы исключить вероятность двоякого толкования.

В договоре важно указать размер уступаемого требования. Те права, которые передаются, требуют конкретизации. Так, право требования долга может быть передано в полном объеме (с полной заменой кредитора в обязательстве) или в части (права требования по обязательству есть у двух кредиторов). Во втором случае предмет исполнения должен быть делимым (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.07 № 120 «Обзор главы 24 Гражданского кодекса РФ», далее — информационное письмо № 120). Начисленные проценты можно уступить отдельно, даже если основное обязательство исполнено (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.04.10 по делу № А13-9900/2009).

В разделе «обязанности сторон» нужно предусмотреть в первую очередь обязанности цедента. По закону кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать новому кредитору документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ). Поэтому в договоре желательно еще раз перечислить документы, которые подтверждают наличие передаваемых прав, и предусмотреть ответственность цедента за нарушение сроков их передачи. Эти документы будут главным доказательством действительности переданного обязательства для нового должника при возникновении спора.

Первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение требования должником, кроме случая, когда он принял на себя поручительство за должника (ст. 390 ГК РФ). Поэтому в договоре об уступке права можно предусмотреть ответственность лишь за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств сторон этого договора друг перед другом. Например, возможна ответственность цессионария за просрочку оплаты уступаемого ему права, а цедента — за просрочку передачи документов. Кроме того, если требование окажется недействительным, цессионарий вправе требовать от цедента полного возмещения причиненных убытков по правилам статьи 15 Гражданского кодекса (см. постановление ФАС Центрального округа от 27.01.11 по делу № А14-3103/2010/56/3).

Закон не требует получения согласия должника на сделку или предварительного его уведомления (п. 2 ст. 382 ГК РФ). Неполучение согласия на переход прав кредитора к другому лицу не влечет за собой признание договора цессии недействительным (определение ВАС РФ от 21.09.12 № ВАС-9561/12). Исключение — передача права по обязательствам, в которых личность кредитора имеет значение (п. 2 ст. 388 ГК РФ). Но о состоявшемся переходе прав должника нужно уведомить, причем письменно, с сохранением доказательств уведомления. Если этого не сделать, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных последствий. В частности, исполнение обязательства первоначальному кредитору будет признано исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Правда, новый кредитор вправе в этой ситуации истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.00 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров о неосновательном обогащении»). Уведомить должника о состоявшемся переходе прав можно как отдельным уведомлением, так и проставлением отметки (подписи должника) в самом договоре цессии

Читайте так же:  Транспортный налог ярославская область 2019

Соглашение об уступке права требования (цессии)

Соглашение об уступке права требования предполагает замену кредитора другим лицом. Сторонами такой сделки являются цедент и цессионарий – настоящий и будущий заимодатели. Договор цессии могут заключать как физические лица, так и организации.

Когда нужно соглашение об уступке права требования

Кредитор по денежному или любому другому обязательству может передать свои права третьему лицу даже без согласия заемщика. Такая процедура оформляется соглашением цессии, образец которого представлен на этой странице. Передача задолженности новому заимодателю может понадобиться в силу различных причин – например, если нынешний кредитор не желает тратить время на взыскание долга через суд. Цессионариями часто становятся коллекторские агентства.

Как правило, соглашение уступки права требования долга является возмездным. То есть новый кредитор покупает долг. Размер выплаты обычно меньше оставшейся задолженности, однако возможна и безвозмездная переуступка.

Особенности соглашения об уступке права требования по договору

По закону передать третьему лицу можно практически любой долг, если он не связан с личностью кредитора неразрывно (как, например, обязательство по выплате алиментов или возмещению морального ущерба). Юридически грамотный образец соглашения об уступке права требования предполагает полную передачу обязательств заемщика, в том числе передается и неустойка.

Обратите внимание: долг можно делегировать даже тогда, когда по делу есть судебное решение о взыскании задолженности в пользу первоначального заимодателя. В такой ситуации для того, чтобы оформить соглашение об уступке права требования по договору, нужно обратиться в суд. После решения о замене стороны договора следует обратиться в службу судебных приставов.

Форма соглашения цессии: образец 2018 года

  • Договор о переуступке долга имеет стандартную структуру и состоит из таких пунктов:
  • предмет;
  • срок действия;
  • обязанности сторон;
  • стоимость и порядок расчетов;
  • ответственность сторон;
  • порядок расторжения сделки.

К договору цессии прилагаются график платежей, уведомление о переуступке прав требования, протокол разногласий, счет, акт приема-передачи документов.

Соглашение об уступке права требования

Вопрос-ответ по теме

Застройщик должен индивидуальному предпринимателю за работы, услуги. Между застройщиком и ЖСК есть договор о совместной деятельности, согласно которому Застройщик строит и по окончании строительства передает определенную долю квартир ЖСК, а ЖСК финансирует строительство, принимая деньги от пайщиков и переводя их на счет Застройщика, либо оплачивая работы, услуги, материалы, необходимые Застройщику, либо передавая материалы пайщиков. Возможна ли цессия, согласно которой ИП (кредитор), выступая как физ. лицо (цедент), вступит в ЖСК с целью получения имущественного пая (квартиры), но не заплатит за пай денежные средства, а уступит права требования ЖСК (цессионарий) к Застройщику (должнику). В свою очередь, ЖСК не будет перечислять денежные средства за данную квартиру Застройщику. Возможно ли это также учитывая, что кредитор имеет статус ИП, а уступать права он будет уже как физ. лицо?

Да, такая схема возможна, но для этого требуется согласие ЖСК.

Физическое лицо, имея статус ИП, вступает в ЖСК. При наличии согласия ЖСК, расчет между физ. лицом и ЖСК может быть осуществлен в неденежной форме, путем заключения соглашения об уступке права требования к застройщику - см. также «Как уступить право (требование)», «Договор об уступке права (требования), выгодный цеденту».

После уступки права требования, застройщик и ЖСК могут зачесть взаимные денежные обязательства друг перед другом – см. рекомендацию «Зачет встречных требований».

«В любой момент по своему усмотрению кредитор вправе уступить другому лицу право (требование), которое принадлежит кредитору на основании какого-либо обязательства (п. 1 ст. 382 ГК РФ). Кроме того, право(требование) может перейти другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК РФ).

Для уступки права кредитору (цеденту) необходимо заключить договор цессии с тем лицом, которому он уступает свои права по первоначальному договору (цессионарию). Чтобы избежать негативных последствий (в частности, признания уступки недействительной или спора о том, какие права перешли к цессионарию, а какие остались у цедента), при переуступке необходимо соблюсти ряд условий.

При каких условиях уступка возможна

Уступка не должна противоречить закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ). Это значит, что при наличии таких противоречий договор цессии суд может признать недействительным.*

Вправе ли стороны запретить или ограничить уступку прав (требований)

Да, стороны вправе предусмотреть в договоре запрет или ограничение уступки прав (требований). Но далеко не всегда уступка, совершенная в нарушение такого запрета, будет недействительной. С 1 июля 2014 года последствия нарушения запрета на уступку требования закон урегулировал более сложным образом.

По общему правилу по иску должника суд может признать уступку недействительной только при условии, если будет доказано, что вторая сторона сделки по уступке (цессионарий) знала или должна была знать о запрете (абз. 2 п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Однако нарушение соглашения между кредитором и должником об ограничении или запрете уступки по денежному обязательству (п. 3 ст. 388 ГК РФ):

  • не лишает ее силы;
  • не может служить основанием для расторжения основного договора.

При этом цедент (кредитор) не освобождается от ответственности перед должником за такое нарушение, то есть возмещает убытки, выплачивает неустойку или несет риск иных предусмотренных договором неблагоприятных последствий совершенной им вопреки договору уступки. Поэтому договор цессии не считается недействительным в силу его ничтожности, а относится к оспоримым сделкам (ст. 388 ГК РФ, постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 марта 2016 г. № Ф07-817/2016 по делу № А56-37871/2014, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 марта 2015 г. № Ф04-17195/2015 по делу № А27-12055/2014, Арбитражного суда Поволжского округа от 24 февраля 2016 г. № Ф06-5709/2016 по делу № А57-10758/2015, от 22 декабря 2015 г. № Ф06-3853/2015 по делу № А55-26816/2014).

Закон устанавливает, что запрет перехода прав кредитора к другому лицу, который стороны согласовали в договоре, не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством (п. 2 ст. 382 ГК РФ):

  • об исполнительном производстве;
  • о несостоятельности (банкротстве).

Также в договоре по соглашению сторон можно запретить или ограничить уступку права получить неденежное исполнение (п. 4 ст. 388 ГК РФ). Право на его получение можно уступить без согласия должника. Но лишь при условии, что уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Таким образом, стороны вправе запретить уступку вообще, ограничить ее (разрешить уступать только определенные права, которые вытекают из договора) или увязать ее с обязательным предварительным письменным согласием другой стороны.

Если стороны хотят ограничить любым способом уступку права (требования), необходимо использовать четкие и однозначные формулировки.

В ином случае все слова и выражения договора суд будет толковать буквально (ст. 431 ГК РФ). В результате он может решить, что на самом деле никаких ограничений в соглашении сторон нет.

Пример формулировки условия о запрете уступки без письменного согласия другой стороны договора

«Уступка прав (требований), вытекающих из настоящего договора, третьим лицам запрещена без предварительного письменного согласия другой стороны».

Пример из практики: суд отказал в иске о признании договора цессии недействительным, так как закон предусмотрел иные последствия нарушения запрета на уступку

ООО «Ко.» (цедент) и ООО «Ку.» (цессионарий) заключили договор цессии. По его условиям цедент уступает, а цессионарий принимает права требования по договорам подряда.

ООО «Ш.» посчитало, что стороны совершили сделку в нарушение статьи 382 Гражданского кодекса РФ, то есть без его согласия. Поэтому оно обратилось в суд с иском о признании договора недействительным и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Суд отказал в удовлетворении иска. Он исходил из того, что передаваемые права не связаны неразрывно с личностью кредитора, не относятся к требованиям об уплате алиментов и о возмещении вреда. Кроме того, он указал, что пунктом 3 статьи 388 Гражданского кодекса РФ предусмотрены «иные, нежели недействительность соглашения об уступке права, последствия несоблюдения условия основного договора о необходимости получения согласия должника на уступку права требования; истцом не приведены доводы и доказательства того, что оспариваемое им соглашение об уступке права требования от 30.06.2015 нарушает его законные права и интересы».

Если договор установил запрет уступки, сделку по уступке можно признать недействительной только в случае, когда доказано, что другая сторона знала или должна была знать о запрете (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Вместе с тем, как разъяснил суд: «положения пункта 3 статьи 388 ГК РФ являются исключением из общей нормы пункта 2 статьи 382 ГК РФ о последствиях нарушения запрета на уступку. Таким образом, предъявление требования о признании договора уступки права (цессии) недействительным не соответствует законодательству. В связи с чем также подлежит отклонению довод кассационной жалобы о том, что суд, установив, что оспариваемый договор уступки права, является оспоримой сделкой, должен был самостоятельно дать правовую квалификацию и признать сделку недействительной» (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 1 июня 2016 г. № Ф04-1168/2016 по делу № А27-17207/2015).

Пример из практики: суд решил, что уступка, которую стороны совершили с нарушением условия о ее запрете, не свидетельствует о ее ничтожности

ООО «Б.» (цедент) и ООО «М.» (цессионарий) заключили договор об уступке права требования (цессии).

ООО «М.» обратилось в суд с иском о признании этого договора недействительным. Истец указал на то, что ООО «Б.» нарушило установленный договором поставки запрет передавать права и обязанности без письменного согласия другой стороны.

Суд отказал в удовлетворении иска. При этом он руководствовался пунктом 3 статьи 388 Гражданского кодекса РФ. Суд указал, что несоблюдение кредитором соглашения об ограничении уступки не лишает ее силы и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло требование. Однако кредитор не освобождается от ответственности за нарушение соглашения об ограничении уступки.

Также суд исходил из того, что «уступка, совершенная с нарушением соглашения о ее запрете без согласия стороны, не свидетельствует о ее ничтожности» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 3 декабря 2015 г. № Ф05-16476/2015 по делу № А40-7737/15).

Пример из практики: суд пришел к выводу, что в данном случае договор цессии относится к оспоримым сделкам. Закон позволяет кредитору совершить уступку, даже если соглашением она запрещена

ООО «И.» (цедент) уступило ООО «Э.» (цессионарию) право требовать с ООО «И.» денежные средства по договорам подряда и поставки.

ООО «С.» указало на то, что цессия недействительна, так как не могла состояться в силу прямого договорного запрета. В силу пункта 14.4 договоров подряда и пункта 10.3 договоров поставки, стороны не вправе передавать права и обязанности третьим лицам без письменного согласия другой стороны.

Однако суд пришел к выводу, что в данном случае нормы закона «позволяли Первоначальному кредитору заключить спорную цессию с учетом пункта 3 статьи 388 ГК РФ, в котором сказано, что уступка возможна, даже если соглашением уступка требования ограничена или запрещена. В этой связи несоблюдение Первоначальным кредитором соглашения об ограничении либо запрете уступки права не лишает силы такую уступку, однако кредитор не освобождается от ответственности за нарушение соглашения об ограничении или запрете уступки, а уступка, совершенная с нарушением соглашения о ее запрете без согласия стороны, не свидетельствует о ее недействительности». Как разъяснил суд: «В данном случае спорный Договор цессии не является недействительным в силу его ничтожности, а относится к оспоримым сделкам, который в установленном процессуальном порядке не признан недействительным» (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 марта 2016 г. № Ф07-817/2016 по делу № А56-37871/2014).

Иногда суды приходят к выводу, что цедент вообще не будет нести ответственности, поскольку основной договор на самом деле не запрещает уступку.

Пример из практики: суд решил, что запрет на передачу другим лицам «обязательств по договору» не означает запрета на передачу права требования долга

В рамках сложного спора о взыскании задолженности по договору поставки суду пришлось оценивать действительность договора цессии. Заявители кассационных жалоб сослались на то, что пункт 11.3 основного договора предусматривал запрет на передачу обязательств по этому договору третьим лицам без письменного согласия другой стороны. Однако суд отверг этот довод и отказал в удовлетворении жалоб. Суд отметил: из буквального толкования содержания договора следует наличие в нем запрета на передачу обязательств. Однако в договоре нет запрета на передачу права требования долга. Поэтому договор цессии был заключен без каких-либо нарушений закона (постановление ФАС Северо-Западного округа от 15 июня 2011 г. по делу № А21-1692/2010).

Пример из практики: суд пришел к выводу, что передача права по взысканию денежных средств правомерна, поскольку договор ее не запрещает

ООО «Р.» (продавец) и ООО «А.» (покупатель) заключили договор, по которому продавец обязался продать, а покупатель – принять и оплатить товар.

В свою очередь, ООО «А.» (поставщик) и ООО «Аг.» (покупатель) заключили договор поставки.

ООО «А.» отгрузило по указанию ООО «Аг.» на основании товарных накладных товар в адрес различных грузополучателей. Товарные накладные содержат указание на то, что товар отгружен по договору между ООО «А.» и ООО «Аг.». Суд признал поставки внедоговорными, так как отсутствовали предусмотренные договором спецификации или приложения.

Также ООО «А.» (цедент) заключило с Обществом (цессионарий) соглашение об уступке прав требования на взыскание задолженности по поставке и процентов в соответствии со статьей 395Гражданского кодекса РФ.

ООО «Р.» (цедент) и ООО «Аг.» (цессионарий) заключили договор уступки прав требования (цессии). Согласно заявлению о зачете взаимных требований ООО «Аг.» заявило ООО «А.» о зачете 15 919 100 руб. однородных взаимных требований на основании спорных товарных накладных.

Общество обратилось в суд с иском. Как указал истец, ООО «Р.» не имело права передавать права по взысканию денежных средств в пользу ООО «Аг.». По его мнению, это свидетельствует о недействительности договора цессии. Однако суд отказал в удовлетворения иска. Суд отметил: «. согласно пункту 11.3 договора поставки. ни одна из сторон не имеет права передавать обязательства по названному договору третьей стороне без письменного согласия на то другой стороны. Из буквального толкования данного договора в соответствии с требованиями статьи 431ГК РФ содержания следует наличие в договоре запрета на передачу обязательств. Наличие же запрета относительно права требования долга в договоре отсутствует» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 декабря 2012 г. по делу № А21-11292/2011).

Пример из практики: суд удовлетворил иск о взыскании задолженности, так как договор поставки не запрещал уступку прав

ГУП «М.» (покупатель) и ООО «К.» (поставщик) заключили договор поставки товара. Поставщик поставил товар, однако в установленный в договоре срок покупатель его не оплатил.

ООО «К.» и ООО «Ц.» заключили договор об уступке права (цессии), согласно которому ООО «К.» передало ООО «Ц.» право требования к ГУП «М.» долга.

ООО «Ц.» обратилось в суд с иском о взыскании с ГУП «М.» основного долга, процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд удовлетворил эти требования.

Отклоняя довод ответчика о том, что по договору поставки право требования невозможно уступить без его согласия, суд указал, что «п. 9.3 договора поставки, исходя из его буквального толкования, не содержит запрета уступки прав, а говорит о запрете передачи обязательств третьим лицам. Обязательства по поставке товара [ООО "К."] передано не было, а выполнено самим».

Поэтому суд оценил как состоявшуюся уступку права требования задолженности, о которой ответчик был уведомлен (постановление ФАС Московского округа от 15 апреля 2011 г. № КА-А40/2399-11 по делу № А40-21785/10-46-186).

Внимание! С 1 июля 2014 года Гражданский кодекс РФ в новой редакции закрепил требования, которым должна соответствовать уступка прав (требований).

Уступка возможна лишь при соблюдении следующих условий (п. 2 ст. 390 ГК РФ):

  • требование существует в момент уступки (это условие не применяется к уступке будущих прав);
  • кредитор (цедент) правомочен совершать уступку;
  • цедент ранее не уступал другому лицу уступаемое требование;
  • цедент не совершал и не совершит действий, которые служат основанием для возражений должника против уступленного требования;
  • иные условия, которые установлены законом или договором.

При нарушении этих положений цессионарий вправе требовать от цедента (п. 3 ст. 390 ГК РФ):

  • возвратить все, что цессионарий передал по соглашению об уступке;
  • возместить убытки.

Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу только с согласия других кредиторов, если иное не предусматривает соглашение между ними (п. 5 ст. 388 ГК РФ).

Как оформить договор уступки права требования (цессии)

Соглашение об уступке нужно совершить в той же форме, что и основной договор. Если основной договор заключен в простой письменной или нотариальной форме, то и уступку необходимо совершить в соответствующей письменной форме (п. 1 ст. 389 ГК РФ).

Договор в письменной форме можно заключить путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена:

  • письмами,
  • телеграммами,
  • телексами,
  • телефаксами и
  • иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Электронным документом, который передают по каналам связи, признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Если основной договор требует государственной регистрации, то цессию необходимо зарегистрировать в порядке, который установлен для его регистрации. Исключение составляют случаи, которые предусмотрены законом (п. 2 ст. 389 ГК РФ).

По общему правилу несоблюдение нотариальной формы влечет недействительность (ничтожность) договора (п. 3 ст. 163 ГК РФ), а несоблюдение требования о государственной регистрации – то, что договор не будет считаться заключенным для третьих лиц до момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Как описать предмет договора уступки права требования (цессии)*

При уступке права требования прежде всего необходимо точно определить обязательство, из которого вытекает право или требование, передаваемое цедентом цессионарию. В договоре нужно указать все характеристики такого обязательства (реквизиты договора и т. п.) (постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 2 октября 2015 г. № Ф08-5859/2015 по делу № А18-451/2014, от 17 апреля 2015 г. № Ф08-2007/2015 по делу № А32-12691/2014, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 февраля 2016 г. по делу № А66-6782/2015, ФАС Северо-Западного округа от 13 сентября 2013 г. по делу № А13-2626/2011, ФАС Восточно-Сибирского округа от 5 августа 2013 г. по делу № А58-5707/2012).

Если невозможно установить, по какому обязательству уступается требование, то такое соглашение суд может признать незаключенным.

Примеры судебных актов о несогласованности предмета договора цессии

1. Арбитражный суд Уральского округа указал, что нижестоящие суды сделали правильный вывод о том, что «спорный договор не содержит положений, позволяющих установить его предмет, из условий договора и приложения к нему невозможно определить, по каким обязательствам возникла уступаемая дебиторская задолженность. Суды также верно отметили, что не представляется возможным установить и период формирования задолженности, переданной по договору цессии. Ни договор, ни приложение к договору не содержат ссылок на сделки, вследствие неисполнения которых образовалась задолженность указанных в приложении к договору потребителей» (постановление от 6 мая 2016 г. № Ф09-3060/16 по делу № А76-7707/2014).

2. ФАС Восточно-Сибирского округа, учитывая «содержание пунктов 1.1 и 1.2 договора цессии от 07.06.2012, акта сверки, который не содержит указания на конкретное гражданско-правовое обязательство, отсутствие в материалах дела первичных документов, подтверждающих размер задолженности ответчика, основания и период ее возникновения», пришел к выводу о том, что невозможно на основе договора цессии и иных условий индивидуализировать и идентифицировать передаваемое право требования (постановление от 5 августа 2013 г. по делу № А58-5707/2012).

3. Арбитражный суд Северо-Кавказского округа установил, что в договоре «не определен его предмет, поскольку договор не содержит индивидуализирующих признаков, позволяющих установить основание возникновения уступаемого права. В материалах дела отсутствуют доказательства наличия у ОАО энергетики и электрификации "Ингушэнерго" каких-либо обязательств перед обществом, уступившим по договору цессии право требования предприятию (договор оказания услуг от 01.03.2008 № 259/2008; первичные бухгалтерские документы; переписка, подтверждающие наличие обязательств ОАО энергетики и электрификации "Ингушэнерго" перед обществом и размер задолженности; акты сверки взаимных расчетов между ОАО энергетики и электрификации "Ингушэнерго" и обществом; не указан период возникновения задолженности). Суды указали, что ссылка в договоре цессии на договор оказания услуг от 01.03.2008 № 259/2008 не позволяет определить предмет цессии Таким образом, вывод судов о незаключенности договора цессии является правомерным» (постановление от 2 октября 2015 г. № Ф08-5859/2015 по делу № А18-451/2014).

Пример из практики: суд признал договор цессии незаключенным, так как стороны не согласовали обязательство, по которому цедент передал право требования

ООО «А.» по договору цессии уступило ООО «У.» право требования исполнения обязательств по договору поставки, с учетом соглашения о новации долгового обязательства в заемное.

ООО «У.» обратилось в суд с иском к ООО «П.» о взыскании задолженности в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по соглашению о новации долгового обязательства в заемное обязательство.

Суд удовлетворил иск по следующим основаниям:

  • ответчик имел перед ООО «А.» задолженность в размере 2 698 728 руб. основного долга и 1 053 018 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. После этого по накладным он произвел поставку семян подсолнечника, в результате чего его задолженность составляла 378 290 руб.;
  • договор уступки права требования «не содержит указания на конкретное обязательство, по которому передается право требования, а акт сверки расчетов между [ООО "А."] и Ответчиком по состоянию на 09.06.11 г., не содержит указаний на то, что отраженная в нем задолженность Ответчика передана Истцу»;
  • соглашение о новации долгового обязательства в заемное суд признал недопустимым доказательством, так как установил недостоверность содержащихся в нем сведений.

(постановление ФАС Центрального округа от 6 мая 2015 г. по делу № А64-5900/2013.)

Пример из практики: суд отказал цессионарию в иске, так как договор цессии не содержал информации, по какому именно обязательству он получил право требования

В результате ДТП автомобиль водителя К. получил повреждения.

Виновным в ДТП признали водителя З., который застраховал свою гражданскую ответственность в ООО «Р.» (страховщик).

К. обратился в ООО «Р.» с заявлением на страховую выплату. ООО «Р.» признало ДТП страховым случаем и выплатило страховое возмещение.

Впоследствии К. (цедент) и ООО «Г.» (цессионарий) заключили договор уступки прав (цессии). Цедент уступил, а цессионарий принял в полном объеме права и обязанности по требованию о возмещении ущерба к ООО «Р.» по страховому случаю.

Цессионарий обратился в суд с иском о взыскании разницы между стоимостью ремонта и выплаченной суммой. Он счел, что размер страхового возмещения занижен.

Суд отметил: в договоре цессии нет указаний на то, по какому обязательству (договору страхования, страховому полису) цедент передал цессионарию право требования возмещения вреда с должника. В соответствии со статьями 382, 384 Гражданского кодекса РФ в предмет договора цессии входит конкретное обязательство, в котором осуществляется замена кредитора. Если отсутствует указание на договор, как основание возникновения обязательства, нельзя определить передаваемое право, а предмет договора цессии нельзя считать согласованным (постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 марта 2011 г. по делу № А56-27312/2010).

При согласовании предмета договора уступки права требования по длящимся обязательствам (аренда, хранение, поставка электроэнергии, воды, тепла и т. п.) помимо указания на основание возникновения уступаемого права нужно также указать и конкретные периоды, за которые оно уступается (п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – информационное письмо № 120). В ином случае суд сочтет, что предмет договора стороны не согласовали (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 13 ноября 2015 г. № Ф09-7986/15 по делу № А47-9814/2014, от 3 августа 2015 г. № Ф09-5125/15 по делу № А47-7026/2014, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 апреля 2015 г. № Ф04-17694/2015 по делу № А46-2399/2014, Арбитражного суда Московского округа от 12 февраля 2015 г. № Ф05-16910/2014 по делу № А40-136752/13, ФАС Московского округа от 30 июля 2014 г. № Ф05-7263/2014 по делу № А40-72472/13-76-671, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30 октября 2014 г. по делу № А81-5922/2013).

Читайте так же:  Приказ мо рф денежное довольствие

Пример из практики: суд пришел к выводу о незаключенности договора: в нем отсутствовал период, за который цедент передал право (требование)

ОАО «Р.» (лизингодатель) и ООО «П.» (лизингополучатель) заключили договор финансовой аренды (лизинга).

Также ОАО «Р.» (цедент) заключило с ОАО «П.» (цессионарий) соглашение об уступке права требования уплаты денежных средств по договору лизинга.

ОАО «Р.» обратилось в суд с иском к ОАО «П.» о взыскании задолженности за уступаемое право требования. В обоснование иска общество ссылалось на то, что ОАО «П.» не оплатило уступаемое право требования в сумме, которую стороны прописали в соглашении.

Суд пришел к выводу о несогласованности предмета договора и признал его незаключенным. Он исходил из того, что стороны в соглашении об уступке права требования не определили существенные условия. Поэтому ответчик вправе не производить оплату за уступаемое по соглашению требование.

Суд указал: «поскольку договор финансовой аренды от 08.09.2009 № 2009/АКМ-8495 имел длящийся характер, а в соглашении об уступке права требования не указан период, за который передается право (требование) на уплату суммы задолженности, отсутствие в соглашении об уступке права (требования) условий, позволяющих идентифицировать уступленное право, свидетельствует о несогласованности предмета договора и влечет признание его незаключенным» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 марта 2016 г. № Ф05-1166/2016 по делу № А40-79001/2015).

В некоторых случаях предмет уступки может считаться согласованным, даже если в договоре нет указания на обязательство, в состав которого входило уступаемое право (п. 12 информационного письма № 120). В такой ситуации доказательствами согласованности предмета уступки могут служить следующие обстоятельства:

  • между цедентом и должником существуют отношения, которые вытекают из одного договора;
  • должнику направлено уведомление о состоявшейся уступке;
  • текст уведомления цедентом должника о состоявшейся уступке, а также другие документы свидетельствуют о наличии определенности между цедентом и цессионарием относительно предмета соглашения.

Эту позицию поддерживают нижестоящие суды. Рассматривая довод ответчика о незаключенности договора цессии, ФАС Волго-Вятского округа указал, что документы (счета-фактуры), которые были приложены к договору цессии, позволяют установить периоды внесения платежей. Поэтому если в тексте договора отсутствует конкретный период возникновения уступаемого права требования, это не влечет невозможности индивидуализировать передаваемое право (постановление от 9 декабря 2014 г. № Ф01-4991/2014 по делу № А43-17526/2013).

Пример из практики: суд удовлетворил иск о взыскании долга по договору цессии, так как с учетом иных доказательств неопределенность предмета отсутствует

ООО «А.» (подрядчик) и ООО «С.» (заказчик) заключили договор подряда на выполнение работ по уборке урожая.

ООО «А.» (цедент) и предприниматель (цессионарий) заключили договор цессии. По его условиям цедент передал, а цессионарий принял право требования к ООО «С.».

В связи с тем, что заказчик не исполнил обязательства в полном объеме, предприниматель обратился в суд с иском к ООО «С.» о взыскании задолженности.

Суд удовлетворил иск исходя из следующего.

Из договора уборки сельскохозяйственных культур следовало, что обязательства сторон носят длящийся характер. Это предполагает необходимость при передаче прав по договорам конкретизировать периоды возникновения долга и периоды, за которые уступается право требования. Если такие сведения отсутствуют, это может свидетельствовать о незаключенности договора. Однако неопределенность в существенных условиях можно преодолеть с помощью иных доказательств (п. 13 информационного письма № 120).

Суд отметил: «Договор может быть признан незаключенным, если пороки самого договора цессии не устраняются при исследовании иных документов и оценке действий сторон. Из имеющихся в деле доказательств усматривается, что наличие задолженности не оспаривается обществом. Отношения по уборке урожая прекращены, оставшаяся задолженность не увеличивается и передана цессионарию, в связи с чем нет неопределенности в том, какая задолженность передана, а какая осталась у подрядчика. Кроме того, из материалов дела не следует, что между предпринимателем и ООО "Агропромтехнология" имеется спор относительно действительности соглашения об уступке права (требования)».

В итоге суд пришел к выводу, что соглашения об уступке права (требования) и замена кредитора не свидетельствуют о нарушении прав и интересов должника (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 марта 2016 г. № Ф08-1079/2016 по делу № А32-15132/2015).

Пример из практики: Соглашение о цессии не указывало конкретный договор, из которого возникло право требования. Однако суд не признал его незаключенности, так как своими действиями стороны восполнили неопределенность его предмета

ООО «Н.» (продавец) и ООО «Т.» (покупатель) заключили договоры купли-продажи имущества.

Кроме того, ООО «Н.» (цедент) и ООО «П.» (цессионарий) подписали соглашение об уступке прав требований. Право цедента основано на договоре купли-продажи.

ООО «П.» обратилось в суд с иском к ООО «Т.» о взыскании долга за переданный товар. ООО «Т.» предъявило встречный иск о взыскании неосновательного обогащения.

Суд удовлетворил требования истца и отказал во встречном иске по следующим основаниям.

Если договор цессии не содержит ссылки на обязательство, в состав которого входило уступаемое право, то суд выясняет, повлекло ли это обстоятельство в конкретном случае отсутствие предмета соглашения. О наличии определенности относительно предмета соглашения может свидетельствовать не только его текст, но и другие документы (п. 12 информационного письма № 120).

В данном случае соглашение об уступке не содержало буквального указания на конкретный договор или договоры купли-продажи. Однако уступаемое требование стороны определили в общем размере 18 182 050 руб. 84 коп. Среди прочих документов был подписанный ими акт сверки взаиморасчетов. При этом размер уступаемого права полностью соответствовал сумме переданного по договору купли-продажи. Суд пришел к выводу о заключенности договора уступки прав требований (цессии), «поскольку своими действиями по исполнению и принятию договора стороны фактически восполнили неопределенность его предмета При таких обстоятельствах, как верно указал апелляционный суд, отсутствие указания в спорном договоре цессии на конкретный договор (договоры) купли-продажи не могло повлечь признания его незаключенным» (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11 ноября 2015 г. № Ф03-4759/2015 по делу № А51-19542/2014, определением Верховного суда РФ от 29 февраля 2016 г. № 303-ЭС15-19979 отказано в передаче дела для пересмотра).

Какие виды прав (требований) можно уступить другому лицу

Цессионарий, должник или иное заинтересованное лицо могут попытаться оспорить цессию со ссылкой на то, что стороны совершили ее с нарушением закона. В этом случае цеденту нужно иметь в виду, что он может уступить цессионарию любое право (требование), если только это не противоречит закону, существу обязательства или соглашению сторон. В судебной практике данное правило конкретизируется следующим образом.

1. По договору уступки можно передать право, которое на момент совершения сделки не существует (ст. 388.1 и п. 1 ст. 826 ГК РФ; п. 4 информационного письма № 120). Это значит, что можно передать требование по обязательству, заключение которого планируется в будущем.

Суды нередко ссылаются на пункт 4 информационного письма № 120, делая вывод о правомерности соглашения об уступке права, предмет которого – не возникшее на момент заключения данного соглашения право (постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 31 марта 2016 г. № Ф06-7408/2016 по делу № А55-11133/2015, Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 января 2015 г. № Ф08-9874/2014 по делу № А53-5850/2014, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12 февраля 2015 г. № Ф04-14275/2014 по делу № А75-3622/2014, Арбитражного суда Московского округа от 23 апреля 2015 г. № Ф05-2/2014 по делу № А40-165662/12, Арбитражного суда Поволжского округа от 26 января 2016 г. № Ф06-4038/2015 по делу № А12-28633/2014).

Так, ФАС Московского округа отклонил довод кассационной жалобы о том, что на дату подписания договора должник не обладал правом требовать от ответчика исполнения обязательств по договору подряда. Соглашение об уступке права (требования), предмет которого – не возникшее на момент его заключения право, не противоречит закону (постановление от 25 августа 2014 г. № Ф05-11856/13 по делу № А40-68844/2011).

Пример из практики: суд указал, что уступка права требования, которое не существует на момент осуществления уступки, возможна

ООО «ТД "С."» (цедент) и ООО «ТД "Т."» (цессионарий) заключили договор цессии. Цессионарий принял право требования с ЗАО «Н.» задолженности в размере 6 319 313 руб., а также всех процентов и пеней. По дополнительному соглашению цедент уступил право требования по договору аренды полувагонов.

ООО «ТД "С."» предъявило иск в суд к ЗАО «Н.» о признании недействительным дополнительного соглашения, а также о взыскании основного долга и неустойки (пеней).

В суде истец заявил ходатайство о его замене в порядке процессуального правопреемства на ООО «ТД "Т."». Ходатайство он мотивировал уступкой требования.

Суд удовлетворил ходатайство по следующим основаниям:

  • договор цессии заключен 22 января 2014 года, следовательно, правоотношения сторон регулируют нормы параграфа 1 главы 24 Гражданского кодекса РФ в редакции до 1 июля 2014 года;
  • уступка права (требования) представляет собой исполнение цедентом возникшего из соглашения об уступке обязательства по передаче цессионарию права (требования);
  • недействительность требования, которое передано на основании соглашения об уступке, не влечет недействительности этого соглашения (п. 1 информационного письма № 120). Недействительность данного требования согласно статье 390 Гражданского кодекса РФ – основание для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, который уступил требование.

Суд указал, что «из положений статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору. Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право».

В связи с этим суд пришел к выводу, что «уступка требования подтверждена документально, сделка соответствует нормам параграфа 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, уступленное требование соответствует предмету иска, вследствие чего оснований для отказа в удовлетворении ходатайства [ООО "ТД "С."] о замене истца в порядке процессуального правопреемства не имеется» (постановление ФАС Московского округа от 29 сентября 2014 г. № Ф05-10659/14 по делу № А40-182782/13-51-1018).

Пример из практики: суд отказался признать ничтожным договор уступки права, которое должно было возникнуть из еще не заключенного договора подряда

ООО «П.» (цедент) приняло на себя обязательство уступить ООО «Г.» (цессионарий) право требования к ООО «У.» (должник) уплаты долга, который возник из договора подряда.

ООО «Г.» обратилось с иском к ОАО «П.» о признании недействительным в силу ничтожности соглашения об уступке права требования.

В удовлетворении иска суд отказал.

Суд указал, что соглашение об уступке, предмет которого – не возникшее на момент его заключения право, закону не противоречит. Следовательно, нельзя признать ничтожным договор уступки от 15 октября 2010 года, хотя по нему передано право, которое должно было возникнуть из договора подряда от 19 октября 2010 года (постановление ФАС Уральского округа от 2 марта 2011 г. № Ф09-645/11-С5 по делу № А50-15008/2010).

Причем закон прямо установил возможность уступки требования, которое возникнет в будущем, в том числе из договора, который будет заключен в будущем (ст. 388.1 ГК РФ). С 1 июля 2014 года уступка будущего требования была возможна, только если она производилась на основании сделки, которая связана с предпринимательской деятельностью сторон. А с 1 июня 2015 года – это возможно уже в любых отношения, независимо от того, связаны они с предпринимательством или нет.

В договоре будущее требование нужно определить таким способом, который позволяет его идентифицировать на момент его возникновения или перехода к цессионарию (новому кредитору).

Будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. В договоре стороны могут согласовать более поздний срок перехода будущего требования.

2. По договору уступки можно передать право, в отношении которого существует спор (п. 8 информационного письма № 120, постановления Арбитражного суда Центрального округа от 15 июня 2016 г. № Ф10-1843/2016 по делу № А14-11844/2015, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17 ноября 2015 г. № Ф03-4694/2015 по делу № А51-1795/2015, ФАС Западно-Сибирского округа от 10 июня 2014 г. по делу № А27-14544/2013, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23 марта 2015 г. № Ф03-641/2015 по делу № А51-9785/2014).

Пример из практики: суд отказался признать ничтожным договор уступки требования неосновательного обогащения, несмотря на то, что должник возражал против этого требования

ОАО «В.» (банк) и ООО «О.» (клиент) заключили договор банковского счета. В дальнейшем в банк был предъявлен исполнительный лист районного суда, согласно которому с клиента в пользу гражданина М. подлежали взысканию денежные средства. Банк подготовил инкассовое поручение и списал со счета клиента заявленную сумму. Одновременно банк удержал со счета клиента свое вознаграждение.

Считая, что банк незаконно удержал комиссию за списанные денежные средства, клиент заключил с ЗАО «А.» договор уступки требования. В соответствии с договором клиент передал ЗАО «А.» право требования неосновательного обогащения, которое возникло в результате неправомерного удержания банком суммы вознаграждения.

Банк, считая свои действия правомерными, обратился в суд с требованием признать договор уступки незаключенным.

Суд в иске отказал. При этом он сослался на то, что предмет договора уступки стороны определили, а закон не запрещает уступку требования, в отношении которого существует спор (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 декабря 2009 г. по делу № А56-11103/2009).

Пример из практики: суд указал, что допустимость уступки права требования не зависит от того, бесспорно ли оно

ОАО «А.» (продавец) и ОАО «Т.» (покупатель) заключили договор купли-продажи тепловой энергии. В связи с поставкой на объекты тепловой энергии ОАО «А.» предъявило к оплате ОАО «Т.» счета-фактуры.

ОАО «А.» (цедент) и ОАО «АСК» (цессионарий) заключили договор уступки права требования.

ОАО «Т.», в свою очередь, обратилось в суд с иском о признании этого договора недействительным. Общество сослалось на то, что стороны произвели уступку права требования в отношении несуществующего обязательства. При этом между ними имеется неразрешенный спор о размере уступленного права.

Как указал суд, довод заявителя о том, что между сторонами есть спор о размере уступленного права, дело по которому отправлено на новое рассмотрение, в данном случае правового значения не имеет. Первоначальный кредитор, который уступил требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования (ст. 390 ГК РФ). Однако он не отвечает за неисполнение этого требования должником. Исключение составляют случаи, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором. Из правовой позиции, которая изложена в пункте 8 информационного письма № 120, следует, что допустимость уступки права (требования) не ставится в зависимость от того, бесспорно оно или нет (постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 апреля 2013 г. по делу № А05-10892/2012).

3. По договору уступки можно передать право, которое цессионарий сможет реализовать только тогда, когда цедент выполнит свое обязательство перед должником (п. 8 информационного письма № 120, постановления Арбитражного суда Московского округа от 19 апреля 2016 г. № Ф05-4278/2016 по делу № А40-24470/2015, Арбитражного суда Центрального округа от 15 июня 2016 г. № Ф10-1843/2016 по делу № А14-11844/2015).

Пример из практики: суд отказался признать недействительной уступку требования оплаты по договору подряда, несмотря на то, что уступка была совершена до того, как цедент (подрядчик) выполнил работы

ООО «Ю.» (заказчик) и корпорация «Э.» (генеральный подрядчик) заключили договор подряда на строительство «Термального комплекса № 17». Позднее подрядчик уступил свое право требования оплаты ООО «М.».

Полагая, что договор уступки противоречит закону, заказчик обратился с иском в суд. Он посчитал, что предмет уступки – несуществующее право требования. Сделка совершена до того, как подрядчик выполнил работы и их результат принял заказчик, то есть до возникновения обязательства по оплате. Кроме того, истец сослался на расторжение договора подряда и существенные недостатки подрядчика по договору подряда.

Суд в удовлетворении иска отказал. Он мотивировал решение, в том числе следующим. Закон не запрещает передачу по договору уступки права требования оплаты, реализация которого обусловлена исполнением подрядчиком своих обязанностей. При этом у заказчика есть право предъявить возражения новому кредитору в порядке статьи 386 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29 июня 2011 г. по делу № А75-10132/2010).

Применяя пункт 8 информационного письма № 120, суды также указывают, что отказ стороны подписать акт сверки расчетов по основному договору не влияет на действительность совершенной уступки. Это связано с тем, что допустимость уступки права (требования) не ставится в зависимость от того:

  • бесспорно ли оно
  • обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником.

При этом права и законные интересы должника не нарушаются, а права нового кредитора могут быть защищены в порядке, предусмотренном статьей 390 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 июля 2013 г. по делу № А13-16192/2011).

4. По договору уступки можно передать право требования неустойки или иной меры ответственности.

При этом определенность ее размера на момент совершения уступки значения не имеет (п. 16 информационного письма № 120, постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17 декабря 2015 г. № Ф01-5349/2015 по делу № А31-13740/2014, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 апреля 2016 г. № Ф07-209/2016 по делу № А56-87540/2014, Арбитражного суда Уральского округа от 10 марта 2015 г. № Ф09-333/15 по делу № А76-7072/2014, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 октября 2015 г. по делу № А56-63520/2014, Арбитражного суда Московского округа от 21 декабря 2015 г. № Ф05-17429/2015 по делу № А40-23586/15, от 15 декабря 2015 г. № Ф05-17726/2015 по делу № А40-18000/2015, от 12 марта 2015 г. № Ф05-1801/2015 по делу № А40-71936/14).

Это означает, что конкретный размер неустойки определит:

  • цессионарий на момент предъявления требования должнику либо
  • суд при заявлении соответствующего иска.

Более того, это разъяснение по аналогии можно применить не только к неустойке, но и к любому уступаемому праву.

Пример из практики: по иску цессионария суд взыскал с должника проценты за пользование чужими денежными средствами, в том числе за время, которое прошло после уступки требования

ООО «М.» по договору цессии получило право требования задолженности за поставленную мясную продукцию. ООО «М.» обратилось в суд с иском к должнику-покупателю о взыскании основного долга, а также процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 8 февраля 2008 года по 4 мая 2010 года в размере 51 953 руб. 37 коп.

В числе прочих возражений ответчик сослался на то, что договор цессии от 22 мая 2009 года предусматривал уступку процентов только за период по 22 мая 2009 года в размере 38 876 руб. 28 коп.

Суд удовлетворил иск цессионария к должнику о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме, которую заявил истец. В обоснование своей позиции суд сослался на пункт 16 информационного письма № 120, объяснив это следующим образом.

Согласно договору уступки цессионарию перешло право требования уплаты основного долга, а также процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 38 876 руб. 28 коп. Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что сумма подлежащих уплате процентов была определена окончательно на момент совершения уступки. Соответствующее право переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ). Это означает, что право требования взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами перешло к цессионарию в неограниченном размере и может быть им определено согласно статье 395 Гражданского кодекса РФ (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 июля 2011 г. № 18АП-5905/2011 по делу № А76-8561/2010.

Аналогичные выводы содержатся в определении ВАС РФ от 7 апреля 2010 г. № ВАС-3905/10, постановлении ФАС Московского округа от 18 марта 2015 г. № Ф05-17335/2014 по делу № А40-60592/14).

Пример из практики: суд удовлетворил иск цессионария о взыскании штрафных санкций с должника за невыполнение обязательства

С. (страхователь) и ООО «С.» (страховая компания) заключили договор добровольного имущественного страхования транспортного средства по страховым рискам каско полное («ущерб», «хищение»).

Страхователь по договору цессии уступил ООО «Р.» (третье лицо) право требования в полном объеме суммы неустойки на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ за просрочку выплаты страхового возмещения. Страховая компания была уведомлена о совершенной уступке. Это подтверждает почтовая квитанция.

Цессионарий обратился в суд с требованием к страховой организации о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Он мотивировал иск просрочкой выплаты страхового возмещения.

Суд удовлетворил требования.

Он отметил, что согласно пункту 16 информационного письма № 120 допустима уступка права, размер которого окончательно не определен, в том числе штрафных санкций за невыполнение обязательства. Соответствующее право переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ). Это означает, что конкретный размер подлежащей взысканию неустойки суд может определить по иску нового кредитора (постановление ФАС Уральского округа от 10 марта 2015 г. № Ф09-333/15 по делу № А76-7072/2014).

5. По договору уступки можно передать право (требование) на возмещение убытков (п. 17 информационного письма № 120, постановления Арбитражного суда Центрального округа от 16 апреля 2015 г. № Ф10-730/2015 по делу № А14-7811/2014, ФАС Западно-Сибирского округа от 9 июля 2013 г. по делу № А45-9373/2012, ФАС Московского округа от 20 июня 2012 г. по делу № А40-67397/11-17-576).

6. По договору уступки можно передать права, которые приобрел поручитель в результате того, что исполнил обязательства должника (п. 18 информационного письма № 120).

Пример из практики: суд признал обоснованным требование цессионария, которое тот получил не от кредитора по основному обязательству, а от поручителя, который исполнил обязательство должника перед контрагентом

Поручитель исполнил обязательство должника перед банком, уплатив ему сумму основного долга по кредитному договору.

После этого поручитель уступил свое право, которое получил в результате такого исполнения, заключив договор цессии.

Суд признал требования цессионария к должнику обоснованными, в связи с чем удовлетворил иск и включил указанные требования в реестр кредиторов (постановление ФАС Центрального округа от 21 июня 2011 г. по делу № А08-10540/2009-11Б).

Внимание! С 1 июля 2014 года возможна уступка прав по регрессным требованиям

Закон исключил положение о запрете перехода прав по регрессным требованиям. До 1 июля 2014 года правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применялись к регрессным требованиям (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

Регресс представляет собой обратное требование лица, которое выплатило определенные суммы вместо другого лица, потребовать от этого лица возмещения этих сумм. В частности, право регресса возникает у одного из должников по солидарному обязательству, которое он исполнил, и поэтому вправе претендовать на возмещение за счет остальных солидарных должников (ст. 325 ГК РФ). Регресс отличается от уступки права тем, что при нем возникает новое обязательство и не происходит перемены лиц в обязательстве. При уступке права, наоборот, новое обязательство не возникает, а происходит перемена лиц в обязательстве (то есть происходит замена кредитора).

Читайте так же:  Пособие по потере кормильца если выходишь замуж

Таким образом, с 1 июля 2014 года правила о переходе прав кредитора к другому лицу (т. е. правила главы 24 Гражданского кодекса РФ) применяются и к регрессным требованиям. На практике это означает, что и при регрессных требованиях допускается уступка права (требования). Иными словами, кредитор, то есть лицо, которые исполнило обязательство (выплатило суммы) вместо другого лица, может передавать свои права (требования) по регрессному обязательству другому лицу.

Уступка права не всегда влечет полную замену кредитора в основном обязательстве. Значит, стороны вправе договориться как об уступке всех прав, которые вытекают из основного договора, так и только некоторых из них. Цедент вправе уступить часть права по обязательству, предмет которого можно разделить (п. 5 информационного письма № 120). Самый распространенный пример – уступка части денежного требования (постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 апреля 2016 г. № Ф04-1406/2016 по делу № А03-10094/2015, Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15 июня 2015 г. № Ф01-1909/2015 по делу № А82-7558/2014, ФАС Восточно-Сибирского округа от 17 января 2014 г. по делу № А33-18599/2012, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 апреля 2015 г. № Ф04-17053/2015 по делу № А45-11589/2014, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 января 2015 г. № Ф07-2242/2012 по делу № А13-12352/2006).

Законодательство устанавливает разные ограничения на совершение сделок по уступке прав требования. Так, нельзя уступить права, которые неразрывно связаны с личностью кредитора. К таковым закон относит требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью (ст. 383 ГК РФ). Арендатор не может уступить свои права и обязанности по договору проката иному лицу (п. 2 ст. 631 ГК РФ).

Как определить цену договора

Стороны вправе по своему усмотрению установить цену, которую уплачивает цессионарий цеденту: больше, равной или меньше действительной стоимости уступаемого права.

Если стороны договорились о меньшей цене, то договор уступки нельзя признать ничтожным только по этой причине (п. 10 информационного письма № 120).

Уступка права требования – это возмездная сделка. Из пункта 1 статьи 572 Гражданского кодекса РФ следует, что наличие возмездных начал в договорном обязательстве исключает признание его договором дарения. Однако конкретные обстоятельства дела могут указывать на притворность соглашения об уступке, которая прикрывает сделку дарения.

Чтобы определить эквивалентность размеров переданного права и уплаченной цены, суд может учитывать следующие обстоятельства (п. 10 информационного письма № 120):

  • степень платежеспособности должника;
  • степень спорности передаваемого права;
  • характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (ответственность лишь за действительность права или также и за его исполнимость должником);
  • иные обстоятельства, которые влияют на действительную стоимость права, как предмета уступки.

Даже если условие о цене отсутствует, само по себе это не делает договор ничтожным (п. 9 информационного письма № 120). Так, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, проанализировав соглашение об уступке, указал, что «отсутствие на момент подписания договора цессии достигнутого между сторонами согласия о цене уступаемого права не является основанием для признания договора незаключенным, так как цена уступаемого права (вознаграждение за передачу права) в соответствии с действующим законодательством не является существенным условием договора цессии. При этом отсутствие в материалах доказательств оплаты цессионарием переданного ему права не свидетельствует о безвозмездности заключенного сторонами договора, учитывая, что сторонами в пункте 2.1 договора согласовано, что уступка права требования является возмездной и оценивается сторонами в размере 4 864 050 руб.» (постановление от 15 октября 2015 г. № Ф02-4693/2015 по делу № А33-3111/2009, определением Верховного суда РФ от 14 января 2016 г. № 302-ЭС15-17392 отказано в передаче дела для пересмотра).

Как определить объем прав, которые переходят цессионарию

Цессионарий получает права цедента в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (требования). Исключение составляют случаи, когда законом или договором предусмотрено иное (ст. 384 ГК РФ).

По общему правилу к цессионарию переходят все связанные с требованием права, в том числе те, которые обеспечивают исполнение обязательства, например из договора о залоге (п. 19 информационного письма № 120). Если стороны подразумевают иное (например, что цессионарию не переходит право потребовать уплаты процентов по договору займа, или процентов за пользование чужими денежными средствами, или неустойки), им нужно прямо указать на это в договоре (п. 15 информационного письма № 120).

Пример из практики: суд отказал цеденту во взыскании процентов с должника, так как решил, что право требования процентов перешло к цессионарию, поскольку договор цессии не предусматривал иного

ОАО «А.» (заимодавец) и ООО «Т.» (заемщик) заключили пять договоров займа. До истечения срока действия каждого из пяти договоров заимодавец уступил свои права требования ООО «Х.». В договоре цессии стороны определили объем переходящих обязательств в размере суммы основного долга по уступленным договорам займа.

Заимодавец, посчитав, что договор цессии оставил за ним право требовать уплаты процентов за пользование займом, обратился с иском к заемщику.

Во второй раз, отменив акты нижестоящих судов и отправив дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал следующее. Право на проценты за пользование займом связано с требованием возврата суммы займа. Из договора уступки не усматривается, что стороны исключили действие общего правила, согласно которому к цессионарию переходят все связанные с уступленным требованием права.

При очередном рассмотрении дела в первой инстанции суд отказал заимодавцу в удовлетворении иска к заемщику (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28 декабря 2009 г. по делу № А03-5986/2008, решение Арбитражного суда Алтайского края от 31 мая 2010 г. по делу № А03-5986/2008).

Пример из практики: суд решил, что право на неустойку связано с переданным требованием. Поэтому данное право переходит к новому кредитору вместе с требованием уплаты суммы основного долга

Подрядчик (цедент) и третье лицо (цессионарий) заключили договор уступки права требования по договорам подряда. В связи с тем, что заказчик не выполнял обязанности по оплате работ, цессионарий обратился в суд с иском о взыскании с заказчика предусмотренной договором штрафной неустойки. По мнению ответчика, к истцу перешло только право требования задолженности по оплате основного долга и неуплаченным процентам. Право на взыскание штрафной неустойки договор цессии не предусматривал.

Суд удовлетворил иск, сославшись на пункт 15 информационного письма № 120. Он указал: «если иное не предусмотрено законом или договором, при уступке права (требования) или его части к новому кредитору переходят полностью или в соответствующей части также и права, связанные с уступаемым правом (требованием). Поскольку право на неустойку связано с переданным требованием, данное право следует считать перешедшим к новому кредитору вместе с требованием уплаты суммы основного долга. Из содержания договора уступки права требования (цессии). не следует, что право требования уплаты неустойки сохранено за [ООО "Э."] и не перешло к цессионарию» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 мая 2014 г. по делу № А44-2805/2013, определением ВАС РФ от 28 июля 2014 г. № ВАС-8926/14 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

Уступка права, размер которого окончательно не определен, означает, что оно переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Конкретный размер неустойки и процентов определяет суд по иску нового кредитора (постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 октября 2015 г. по делу № А56-63520/2014, от 17 июля 2015 г. № Ф07-4621/2015 по делу № А56-63529/2014).

Пример из практики: суд решил, что право перешло к цессионарию в таком же неопределенном размере, который существовал на момент его перехода

ООО «Т.» (поставщик) и ООО «В.» (покупатель) заключили договор поставки.

Впоследствии ООО «Т.» (цедент) уступило ООО «А.» (цессионарию) права требования по договору поставки. В том числе цедент передал права, которые обеспечивают исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права: на взыскание неустойки, процентов за пользование коммерческим кредитом.

ООО «А.» обратилось в суд с иском к ООО «В.» о взыскании договорной неустойки и процентов за пользование коммерческим кредитом.

Суд установил, что ответчик неоднократно нарушал обязательства оплатить товар. Поэтому он признал обоснованными эти требования.

Существенные условия договора цессии – указание на цедента, цессионария и характер действий цедента: цедент передает или уступает право требования, которое цессионарий соглашается принять или принимает. В данном случае предмет уступки стороны определили указанием на реквизиты договора поставки и периода, за который уступаются обязательства.

На обязательства по уплате неустойки и процентов за пользование коммерческим кредитом распространяются положения о перемене лиц в обязательстве. Закон не запрещает уступить право(требования) на их уплату. Поэтому такая уступка не противоречит закону.

Уступка права, размер которого окончательно не определен, означает, что оно переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (п. 16 информационного письма № 120).

Таким образом, суд пришел к выводу, что «спорное право перешло к истцу от поставщика в таком же неопределенном размере, существовавшем на момент перехода права. Это означает, что конкретный размер подлежащих взысканию неустойки и процентов может быть определен судом по иску нового кредитора» (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 октября 2015 г. по делу № А56-63520/2014).

Если иное стороны не согласовали в договоре, цедент (первоначальный кредитор) обязан передать цессионарию (новому кредитору) все полученное от должника по уступленному требованию (п. 3 ст. 389.1 ГК РФ).

Какие обязанности должен выполнить цедент

Цедент обязан (п. 2 ст. 385 ГК РФ):

  • передать цессионарию документы, которые удостоверяют право (требования), и
  • сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

К таким документам могут относиться оригинал или заверенная копия договора, накладные, акты выполненных работ, акты об оказании услуг, акты сверки задолженности, решения судов о взыскании долга, исполнительные листы и т. д.

При этом если стороны заключают договор уступки права на получение исполнения по исполнительному документу в ходе исполнительного производства, то он будет основанием для процессуальной замены взыскателя в исполнительном производстве в порядке процессуального правопреемства (ст. 52 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Однако, если цедент уклоняется от передачи цессионарию документов, само по себе это не свидетельствует о том, что данное право не перешло к цессионарию. По общему правилу к цессионарию права переходят в момент заключения сделки.

Передача документов, которые удостоверяют право и подтверждают его действительность, производится на основании уже совершенной сделки (п. 11 информационного письма № 120, постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 июня 2016 г. № Ф07-3994/2016 по делу № А66-11142/2015, Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14 июня 2016 г. № Ф01-1340/2016 по делу № А31-4627/2014, от 6 мая 2016 г. № Ф01-1066/2016 по делу № А31-4628/2014, Арбитражного суда Уральского округа от 14 июня 2016 г. № Ф09-10719/15 по делу № А07-24240/2014, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 апреля 2016 г. № Ф04-1406/2016 по делу № А03-10094/2015, Арбитражного суда Московского округа от 10 мая 2016 г. № Ф05-3497/2016 по делу № А40-67581/15).

Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования (ст. 390 ГК РФ).

Если основной договор суд признает недействительным, это не повлечет за собой недействительности уступки. При этом под недействительным требованием понимается как право, которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право (п. 1 информационного письма № 120, постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 10 мая 2016 г. № Ф06-8059/2016 по делу № А72-6403/2015, Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26 мая 2016 г. № Ф01-1426/2016 по делу № А82-19558/2014, от 24 октября 2014 г. по делу № А11-11365/2013, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 5 октября 2015 г. № Ф04-24213/2015 по делу № А02-1520/2014, Арбитражного суда Московского округа от 5 октября 2015 г. № Ф05-1039/2010 по делу № А40-27589/2008).

Внимание! При недействительности переданного требования цессионарий вправе привлечь цедента к ответственности.

Недействительность требования – нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, которые вытекают из соглашения об уступке. Эти обязательства заключаются в передаче цессионарию права, которое существует, то есть вытекает из действительного (существующего) договора.

Следовательно, если обязанность не исполнена, цессионарий вправе привлечь цедента к ответственности за нарушение договора.

Пример из практики: суд взыскал в пользу цессионария убытки, так как цедент передал ему требование, основанное на договоре, который на момент уступки уже был признан недействительным

ООО «Т.» (сторона 1) и ООО «М.» (сторона 2) заключили договор долевого участия в строительстве. Согласно договору ООО «М.» принимает долевое участие в строительстве объекта на земельном участке, который принадлежит ООО «Т.» на праве аренды.

ООО «М.» и ЗАО «Б.» заключили договор об уступке требования и переводе долга по договору долевого участия. По нему ООО «М.» передает ЗАО «Б.» право требования и часть обязательств по отношению к ООО «Т.».

Также предприниматель Б. (кредитор) и ЗАО «Б.» (должник) заключили соглашение об отступном. Выплата отступного в виде передачи права требования ЗАО «Б.» к ООО «Т.» из договора долевого участия заменяет исполнение обязательства и прекращает обязательства ЗАО «Б.» по договору займа.

В соответствии с соглашением об отступном предприниматель Б. и ООО «М.» заключили договор об уступке требования и переводе долга по договору между ООО «М.» и ООО «Т.».

Решением суда договор аренды земельного участка был признан недействительным.

Индивидуальный предприниматель Б. обратился с иском к ООО «М.» о расторжении договора уступки права, взыскании причиненных убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд удовлетворил иск в части расторжения договора и взыскания убытков. При рассмотрении дела суд установил, что вступившим в законную силу решением районного суда признан недействительным договор аренды земельного участка для строительства. Это послужило основанием для вывода о недействительности договора участия в долевом строительстве, право требования по которому было предметом договора уступки требования.

Следовательно, ООО «М.» передало истцу несуществующее право, что послужило основанием для расторжения договора (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ) и взыскания причиненных убытков (постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 декабря 2010 г. по делу № А21-198/2009).

Рассматривая споры о передаче несуществующих прав требований по договору цессии, суды отмечают, какой из способов защиты цессионария надлежащий. Это истребование убытков с цедента, а не признание договора уступки недействительным и взыскание неосновательного обогащения.

Как указывают суды, по смыслу статьи 390 Гражданского кодекса РФ передача недействительного требования означает нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, которые вытекают из соглашения об уступке.

При этом под недействительным требованием понимается как право (требование), которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право. Из этого следует, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое получает новый кредитор. Неисполнение обязательства передать предмет соглашения об уступке влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 2 апреля 2015 г. № Ф01-525/2015 по делу № А79-9381/2013, ФАС Западно-Сибирского округа от 8 апреля 2015 г. № Ф04-16757/2015 по делу № А45-8815/2014).

Цедент не отвечает перед цессионарием за неисполнение должником уступленного права (требования). Исключение составляют случаи, когда цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием (ст. 390 ГК РФ). Такое поручительство нужно оформить письменно (ст. 362 ГК РФ).

Пример из практики: суд указал, что закон не запрещает цеденту принять на себя поручительство за исполнение обязательства должником

При уступке права стороны договорились, что цедент обязан выплатить цессионарию стоимость уступаемого требования, если должник не исполнит обязательство или будет возражать против него. В дополнение стороны установили солидарную ответственность цедента наряду с должником перед цессионарием, если должник не исполнит уступаемое требование. Суды первой и апелляционной инстанции признали такое условие договора уступки противоречащим положениям статьи 390 Гражданского кодекса РФ.

Кассационный суд с таким выводом не согласился. Аргументация: названное условие договора содержит в себе элемент поручительства, что допускается статьей 390 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Поволжского округа от 7 сентября 2011 г. по делу № А65-15225/2010, см. также постановление ФАС Московского округа от 8 августа 2012 г. по делу № А40-90966/11-104-743).

Внимание! С 1 июля 2014 года закон установил следующее правило: если цедент уступил одно и то же право требования нескольким лицам, то право требования признается перешедшим к тому из них, в пользу которого он совершил передачу ранее.

Риск того, что должник исполнит обязательство не ему, а другому лицу, несет в таком случае сам цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке, состоявшейся ранее (п. 4 ст. 390 ГК РФ).

Когда необходимо получить согласие должника

По общему правилу при уступке права (требования) согласия должника не требуется. Исключение составляют случаи, когда иное вытекает из закона или договора. Это значит, что стороны при заключении основного договора могут предусмотреть, что уступка права кредитором невозможна без предварительного согласия должника.

Если необходимость согласия должника устанавливает закон, то отсутствие такого согласия делает договор уступки, по общему правилу, оспоримым. Согласно статье 168 Гражданского кодекса РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ) сделки, которые нарушают требования закона, по общему правилу – не ничтожные, а оспоримые. Кроме того, оспоримой признается сделка, совершенная без согласия третьего лица, необходимость получения которого предусматривает закон (ст. 173.1 ГК РФ).

В настоящее время суды, применяя данные нормы, указывают, что отсутствие предусмотренного законом согласия влечет не ничтожность договора цессии, а его оспоримость.

Так, суд, с учетом статей 166, 168, 173.1 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу, что отсутствие согласия влечет только оспоримость сделки, а не ее ничтожность. Оснований для признания сделки об уступке права требования недействительной по собственной инициативе у судов не имелось. Следовательно, не оспоренная сторонами уступка права требования, не лишена силы (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 марта 2015 г. № Ф04-17195/2015 по делу № А27-12055/2014).

К этому же выводу пришел суд в постановлении ФАС Московского округа от 26 февраля 2015 г. № Ф05-542/2015 по делу № А40-94447/14).

Исключение из общего правила (согласно которому не нужно получать согласие должника) составляют случаи, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника. При этом согласие должника на уступку права обязательно (п. 2 ст. 388 ГК РФ). К таким случаям относятся, например, требования о предоставлении имущества в пользование, об оказании личных услуг (в частности, об исполнении поручения, требования комитента к комиссионеру или принципала к агенту) и т. д.

В постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 января 2015 г. № 18АП-14324/2014 по делу № А76-22605/2014 суд отклонил довод ответчика о необходимости его согласия на уступку права требования по договору цессии. В спорных правоотношениях личность кредитора не имела существенного значения для должника. По мнению суда, действующее законодательство, включая Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – Закон об ОСАГО), не содержит запретов на передачу (уступку) прав требования, которое возникло вследствие причинения вреда. Суд отметил, что личность кредитора в спорном правоотношении, которое касалось возмещения ущерба, причиненного имуществу потерпевшего, не могла иметь существенного значения для должника – страховщика гражданской ответственности причинителя вреда, обязанного возместить вред в силу норм Закона об ОСАГО любому потерпевшему.

Внимание! В отношении уступки прав неденежного исполнения с 1 июля 2014 года закон установил правило: для уступки нужно получить согласие должника, если уступка права делает исполнение обязательств значительно более обременительным для него.

Своим соглашением должник и цедент могут запретить или ограничить уступку права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ).

Таким образом, даже если такого соглашения между должником и кредитором нет, то кредитор может уступить это право без согласия должника, только если уступка не делает исполнение обязательства слишком обременительным для должника.

Кроме того, если имела место уступка без согласия должника – физического лица, то прежний и новый кредитор обязаны солидарно возместить ему расходы, которые связаны с ней. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах (п. 4 ст. 382 ГК РФ).

Если кредитор заключит договор уступки без согласия должника, когда такое согласие обязательно, то последний вправе обратиться в суд с требованием о признании сделки недействительной (для оспоримых договоров) и о применении последствий недействительности ничтожной сделки (п. 3 ст. 166 ГК РФ).

Должник имеет право на письменное уведомление о состоявшемся переходе права. Если такое уведомление не будет сделано, то цессионарий несет вызванный этим риск неблагоприятных последствий. Исполнение должника цеденту будет считаться надлежащим (постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 марта 2015 г. № Ф05-1884/2015 по делу № А40-66574/2013). Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, которое произошло до получения уведомления о переходе права к другому лицу (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Внимание! С 1 июля 2014 года изменился порядок уведомления должника о переходе права и об уступке требования

Уведомить должника об уступке права может как первоначальный кредитор, так и новый кредитор. При этом должник может не исполнять обязательства цессионарию до того момента, как ему предоставят доказательства перехода к нему права. Исключение составляют случаи, если уведомление о переходе права он получил от цедента. Иными словами, когда уведомление направляет первоначальный кредитор, то должник не вправе требовать предоставить ему иные доказательства уступки помимо самого уведомления (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Вместе с тем, закон не уточняет, какой объем информации должен направить должнику цессионарий. Поэтому для цессионария лучше, если уведомлять должника будет цедент.

Если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, то он считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

Что представляет собой передача договора

С 1 июля 2014 года возможна передача договора. В Гражданском кодексе РФ появилась статья, которая устанавливает правила по передаче договора (ст. 392.3 ГК РФ).

Под передачей договора понимается передача стороной сделки всех ее прав и обязанностей по этой сделке другому лицу (постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 марта 2015 г. № Ф07-746/2015 по делу № А66-11308/2014, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 октября 2015 г. № Ф03-4113/2015 по делу № А51-4547/2015).

В этом случае одновременно применяются правила о переводе долга и уступке требования в соответствующей части.

Иногда цедент выступает одновременно и лицом, обязанным перед должником. Такая уступка права (требования) по обязательству, в котором каждая из сторон – и кредитор, и должник, не может привести к переводу соответствующих обязанностей цедента как стороны договора на цессионария. Для перевода таких обязанностей нужно совершить сделку по переводу долга. Подобная ситуация упоминалась в пункте 6 информационного письма № 120, а также встречается в судебной практике (постановление ФАС Центрального округа от 14 февраля 2014 г. по делу № А64-2154/2012, определением ВАС РФ от 30 мая 2014 г. № ВАС-6283/14 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 марта 2015 г. № Ф07-626/2015 по делу № А13-1513/2014)».