Перейти к содержимому

Статья ук рф проступки

Статья 14 УК РФ. Понятие преступления

Сделано в Санкт-Петербурге

© 1997 - 2019 PPT.RU
Полное или частичное
копирование материалов запрещено,
при согласованном копировании
ссылка на ресурс обязательна

Ваши персональные данные обрабатываются на сайте в целях
его функционирования в рамках Политики в отношении
обработки персональных данных. Если вы не согласны,
пожалуйста, покиньте сайт.

Ошибка на сайте

Удаление аватара

Вы уверены, что хотите удалить используемое изображение и заменить его аватаром по умолчанию?

Мы отправили письмо на ваш адрес электронной почты ([email protected]). В письме вы найдете ссылку для сброса пароля и все дальнейшие инструкции.

Вы уверены, что хотите выйти?

Сообщение отправлено

Ваше сообщение администратору отправлено. Вы получите ответ на адрес электронной почты в течение 2х рабочих дней

Вы уверены, что хотите удалить закладку
“Изменения в КоАП с 1 марта 2017 года”?

Уголовный проступок от Верховного Суда

Сегодня Пленум ВС РФ принял постановление о внесении в Госдуму проекта поправок в УК РФ и УПК РФ в связи с введением понятия уголовного проступка.

Законопроект предусматривает внесение уточнения в ч. 2 ст. 15 УК РФ «Категории преступлений», согласно которому к уголовному проступку будет отнесено преступление небольшой тяжести, за которое уголовным законом не предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Необходимость введения института уголовного проступка авторы законопроекта объясняют тем, что в настоящее время УК РФ относит к категории преступлений небольшой тяжести как деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет, так и деяния, за которые не предусмотрено лишение свободы. Таким образом, в пределах одной категории фактически дифференцированы преступления по виду максимального наказания в санкции и установлено, что они существенно различаются по характеру общественной опасности.

Отмечается, что в действующем УК РФ насчитывается более 80 составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, а число осужденных по ним только в 2016 г. составило более 40 тысяч человек. «Отнесение этих преступлений к уголовному проступку создаст необходимые условия для освобождения лиц, совершивших такие деяния впервые, от уголовной ответственности с назначением им иных мер уголовно-правового характера на основании проектной части первой статьи 76.2 УК РФ», – говорится в пояснительной записке.

Также в связи с введением понятия «уголовный проступок» предусматривается основание освобождения от уголовной ответственности для лиц, совершивших уголовный проступок впервые. В целях дальнейшей дифференциации мер уголовно-правового характера к лицам, совершившим впервые уголовный проступок либо совершившим впервые преступления небольшой или средней тяжести, предлагается применять наряду с судебным штрафом меры, сходные с некоторыми видами наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, а именно обязательные работы и исправительные работы. При этом уточняется, что при уклонении от исполнения решения суда такие лица могут понести уголовную ответственность в полном объеме.

В законопроекте предусматривается обязательное освобождение несовершеннолетних, совершивших уголовный проступок, от уголовной ответственности с применением одной из мер воспитательного воздействия на основании ст. 90 УК РФ.

Законопроектом предусмотрены поправки, смягчающие уголовное наказание и правовые последствия в случае совершения уголовного проступка, а также сокращение продолжительности срока давности уголовного преследования для лиц, их совершивших. В частности, законопроект предусматривает для лиц, осужденных за совершение уголовного проступка, сокращение продолжительности срока, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение от наказания, срока давности обвинительного приговора суда, а также срока давности уголовного преследования для лиц, совершивших уголовный проступок.

«Гуманизация уголовного законодательства должна сопровождаться упрощением применяемых судебных процедур», – отмечают авторы проекта. В этой связи предлагается внести в УПК РФ изменения в нормы, регулирующие основания и порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования. При этом предусматривается, что это не будет исключать право потерпевшего на возмещение вреда, причиненного ему в результате совершения уголовного проступка, в рамках искового производства.

«Внесение в действующее законодательство предлагаемых изменений позволит более справедливо классифицировать преступные деяния, дифференцировать уголовную ответственность за их совершение в зависимости от характера общественной опасности, предусмотреть новое основание освобождения от уголовной ответственности, упростить судебную процедуру рассмотрения уголовных дел этой категории, существенно скорректировать структуру судимости за счет применения мер уголовно-правового характера, не влекущих за собой судимость и связанные с ней негативные последствия», – заключают авторы законопроекта.

Адвокат, советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов считает, что введение категории уголовного проступка является логичным шагом реализации политики гуманизации уголовного законодательства. Он напомнил, что ранее она выразилась в появлении судебного штрафа – нового основания прекращения уголовного преследования, предусмотренного ст. 76.2 УК РФ, ст. 25.1 УПК РФ, а также декриминализации ряда составов преступлений.

При этом эксперт указал как на плюсы от введения нового института, так и на недостатки, заложенные в законопроекте ВС РФ. К положительным моментам он отнес отказ от стигматизации судимостью сотен тысяч лиц, снижение судебной нагрузки на судей, ускорение сроков расследования и рассмотрения уголовных дел, а также смягчение карательной практики судов.

«Порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования и назначения иных мер уголовно-правового характера, применяемых при освобождении от уголовной ответственности, в ходе досудебного производства по уголовному делу, на мой взгляд, изложен оптимально и обеспечивает защиту процессуальных прав обвиняемого, в том числе права не согласиться с прекращением дела по этому основанию», – отметил Сергей Насонов.

В то же время адвокат отметил, что понятие «уголовный проступок» имеет крайне узкие рамки. Ранее, при обсуждении идеи введения нового института, предполагалось, что в эту категорию войдут все преступления небольшой и ряд преступлений средней тяжести.

Кроме того, Сергей Насонов считает, что после принятия поправок будут возникать сложности с прекращением в суде или на следствии дела по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ (примирение сторон). «Проект создает альтернативу этому институту – те же условия, но вместо прекращения дела к обвиняемому будет применяться одна из мер уголовно-правового характера. Полагаю, что законопроект вызовет кризис института примирения по делам публичного обвинения, который и так на практике стал практически фикцией», – заключил эксперт.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян полагает, что если оценивать предлагаемые ВС РФ изменения уголовного законодательства с позиций российских граждан, то появление такого законопроекта – это лучший сценарий, чем если бы его не было вообще: «Десятки тысяч человек ежегодно смогут избежать судимости». Однако, с другой стороны, по мнению адвоката, масштабы его применения могли быть большими, а порядок применения – иным, более гуманным и упрощенным.

Он обратил внимание на предусмотренное применение мер уголовно-правового характера при прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении лиц, совершивших уголовный проступок. «На мой взгляд, такое предложение разработчиков нового закона является избыточным, поскольку в случае освобождения от уголовной ответственности нет никакой разумной необходимости применять такие же виды уголовного наказания, которые применяются в отношении совершивших более тяжкие преступления», – пояснил адвокат.

Нвер Гаспарян добавил, что может получиться ситуация, когда лицо, совершившее преступление средней тяжести, будет освобождено от уголовного наказания в связи с примирением с потерпевшим либо в связи с деятельным раскаянием сразу и без каких-либо последствий, а лицо, совершившее уголовным проступок, после освобождения от уголовной ответственности должно будет до одного года отбывать исправительные работы или уплачивать штраф.

Кроме того, эксперт обратил внимание на предлагаемый порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении совершившего уголовный проступок и назначения иных мер уголовно-правового характера как в ходе досудебного производства по уголовному делу, так и в ходе судебного разбирательства. «Неясно, по какой причине не предусмотрено такое основание, как отказ в возбуждении уголовного дела в связи с освобождением от уголовной ответственности лица, совершившего уголовный проступок. Для чего несколько месяцев расследовать уголовное дело, тратить время и государственные средства, когда уже в результате проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ становится понятным, что имел место уголовный проступок?» – задается вопросом Нвер Гаспарян.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов выступил против введения института уголовного проступка. «Не вижу никакой необходимости наводить хаос в устоявшейся отечественной уголовной дифференциации преступлений, смешивая преступления небольшой тяжести, по сути, с административными правонарушениями», – пояснил он свою позицию, добавив, что проще декриминализировать такие деяния и сразу перевести их в разряд административных правонарушений, «которые по своей сути и являются проступками».

По мнению адвоката, подобные внесистемные нововведения не только приведут к тому, что фактически сотрутся четкие границы между уголовными и административными нормами, но и повлекут путаницу у правоприменителя: «В пограничных ситуациях проще будет использовать более тяжкий, но “проверенный практикой” уголовный закон, что повлечет дополнительные нарушения прав граждан».

Читайте так же:  Как заверить копии документов для гаи

Игорь Бушманов полагает, что существующих законодательных норм достаточно для гуманизации уголовного законодательства. «Вводить для этих целей институт уголовного проступка нецелесообразно. Если задача законодателя – уменьшить негативные последствия от судимости, то можно просто уменьшить ее срок по некоторым нетяжким составам», – заключил эксперт.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн согласился с тем, что предлагаемые Верховным Судом поправки будут способствовать гуманизации российского уголовного законодательства. Однако он считает, что введение в УК РФ категории «уголовный проступок» породит еще большие споры относительно признания малозначительными конкурирующих норм УК РФ и КоАП РФ, например ч. 3 ст. 327 УК РФ и ст. 19.23 КоАП РФ, касающихся подделки документов.

Эксперт также высказал предположение, почему Верховный Суд отказался от декриминализации преступлений небольшой тяжести, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, и включения их в КоАП РФ. По его мнению, это связано с тем, что законопроектом за правоприменителем сохраняется возможность в случае уклонения лица от исполнения иных мер уголовно-правового характера отменить постановление о прекращении уголовного дела и рассмотреть его в общем порядке с вынесением обвинительного приговора, возникновением судимости и назначением наказания в пределах санкции конкретной статьи. «Соответствующая “угроза” для лиц, в отношении которых уголовное дело прекращено за совершение уголовного проступка, должна стать стимулом добросовестного исполнения последними назначенных мер уголовно-правового характера», – считает Евгений Рубинштейн.

Не судите строго

Об этом сообщил председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев. Его заявление прозвучало на 12-м совещании глав Верховных судов стран - членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которое прошло в Ташкенте. Уголовным проступком предлагается считать незначительные преступления, за которые возможно освободить от уголовной ответственности.

"Мы подготовили новый законопроект, он будет рассмотрен на пленуме Верховного суда 31 октября, - заявил Вячеслав Лебедев на встрече с главой Верховного суда Узбекистана Козимджаном Камиловым. - Он будет посвящен тому, что мы вводим новый институт, для нас еще неизвестный, уголовного проступка".

Как сообщает РИА Новости, на встрече Вячеслав Лебедев сообщил, что институт "уголовного проступка" будет регулироваться Уголовным кодексом, но не будет предусматривать наказание в виде лишения свободы.

Самое главное, что люди, попавшие под статью за проступок, не получат судимости. Это спасет человека от дальнейших неприятностей в жизни. Ведь судимым закрыты многие пути. Так что если человек возьмется за ум, его проступки станут фактом истории, но никак не пятном в биографии.

В прошлом году по инициативе Верховного суда России был принят закон, разрешивший освобождать от уголовной ответственности граждан, впервые совершивших нетяжкие преступления и возместивших причиненный ущерб. Эксперты надеялись, что новые меры будут каждый год давать второй шанс сотням тысяч людей. К сожалению, пока этого не случилось.

По данным Верховного суда России, за шесть месяцев этого года по новым правилам были освобождены от уголовной ответственности 7,3 тысячи человек. В том числе 239 несовершеннолетних. Этого явно недостаточно, считают в Верховном суде России.

По мнению экспертов, проблема еще и в том, что многие практики, не только следователи, но даже и адвокаты, не вникли в суть принятых изменений. Поэтому есть немало примеров, когда человека не освобождали от уголовной ответственности просто потому, что не знали, что так теперь можно.

Например, в одном из дел человека осудили за небольшую кражу, совершенную впервые. Поднял с земли чужой кошелек. Что называется, бес попутал. Обвиняемый соответствовал всем трем условиям: преступление совершено впервые, преступление нетяжкое, ущерб заглажен.

В тюрьму, конечно, не отправили, назначили условный срок. Но судимость у человека настоящая, и в анкетах она теперь на всю жизнь. Когда корреспондент "РГ" поинтересовался, а почему не освободили от уголовной ответственности, участники дела только развели руками. Выяснилось, они не понимали, о чем речь, не успели прочитать новой статьи УК. А ведь она к тому времени действовала уже несколько месяцев.

Так что должно пройти время, чтобы новый механизм заработал. А чтобы закрепить гуманные правила, Верховный суд предлагает сделать следующий шаг: ввести понятие уголовного проступка.

По данным ВС, в среднем ежегодно в РФ перед судом предстают около одного миллиона человек. При этом доля дел о преступлениях небольшой тяжести с начала нулевых годов выросла с 15-19 процентов до 50-53 процентов за последние пять лет.

Как рассказывают разработчики инициативы, среди преступлений небольшой тяжести можно выделить те деяния, которые представляют наименьшую общественную опасность и с учетом характера этой опасности не влекут наказания в виде лишения свободы.

В настоящее время в Уголовном кодексе насчитывается более 80 составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, а число осужденных по ним только в 2016 году составило более 40 тысяч человек.

"Отнесение этих преступлений к уголовному проступку создаст необходимые условия для освобождения лиц, совершивших такие деяния впервые, от уголовной ответственности с назначением им иных мер уголовно-правового характера", - полагают разработчики законопроекта.

Без наказания за проступок человека не оставят. Практически вся линейка наказаний остается прежней, за минусом тюрьмы, которая и так человеку не грозила. Освобождение от уголовной ответственности будет означать только то, что человека не признают судимым. Но закон ведь был нарушен. И какой-то урок гражданин должен извлечь. Согласно проекту, его могут оштрафовать, отправить на обязательные работы, приговорить к ограничению свободы и т.п.

Проектом предусматривается и сокращение продолжительности срока давности уголовного преследования для лиц, совершивших уголовный проступок.

Еще важный момент: прекращение дела не будет означать, что потерпевшие потеряют право на компенсацию. Да, нарушение незначительное, но любой вред нарушитель должен будет возместить.

Уголовный проступок не вписался в бюджет и Конституцию

Правительство раскритиковало законопроект Верховного суда РФ о переводе преступлений небольшой тяжести, за которые не полагается лишения свободы, в разряд уголовных проступков. Согласно задумке ВС, это позволило бы человеку избежать судимости, но всё же понести наказание — в виде штрафа либо обязательных или исправительных работ. В отзыве кабмина, с которым ознакомились «Известия», говорится, что новации могут нарушить права потерпевших и повлечь дополнительные бюджетные расходы. Большинство экспертов с критикой кабмина не согласны.

С лета 2016 года в России разрешено освобождать от уголовной ответственности граждан, которые впервые совершили преступление небольшой или средней тяжести, но возместили ущерб. В результате человек получает штраф, но избегает судимости, которая могла бы негативно повлиять, например, на карьеру или возможность получить кредит.

По мнению ВС, новым этапом гуманизации должно стать введение в УК понятия уголовного проступка. К нему предлагается причислить совершенные впервые преступления небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишения свободы. Сейчас Уголовном кодексе около 80 таких составов. В их число входят, например, незаконные предпринимательство и банковская деятельность, совершенные без отягчающих обстоятельств, а также умышленное причинение легкого вреда здоровью, незаконное проникновение в жилище против воли проживающего, воспрепятствование свободному осуществлению гражданином избирательных прав или права на участие в референдуме, а также нарушение тайны голосования, разглашение тайны усыновления и клевета. Согласно законопроекту ВС, за такие действия виновному будет грозить судебный штраф, исправительные или обязательные работы, но не судимость. При этом он не освобождается от возмещения потерпевшему вреда, если таковой был нанесен. Но основанием для того, чтобы избежать судимости, становится уже не возмещение ущерба, а сама классификация деяния.

Однако в правительстве с законопроектом ВС не согласились. В кабмине заявили, что инициатива не согласуется с Конституцией РФ, поскольку не учитывает интересы потерпевших, которым в результате совершения уголовного проступка был причинен вред. В статье 52 Основного закона говорится, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Кроме того, в правительстве считают, что новации увеличат нагрузку на сотрудников уголовно-исполнительной системы (УИС) и могут потребовать дополнительного бюджетного финансирования.

Предложенный ВС механизм не только не учитывает интересы потерпевших, но и сводит на нет основную цель наказания — профилактику более тяжких преступлений, отметил зампред коллегии адвокатов «Де-юре» Антон Пуляев. По его мнению, нововведения неактуальны. Сегодня подавляющее большинство дел о впервые совершенных преступлениях небольшой тяжести прекращается в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием, напомнил он.

Однако многие юристы не согласны с критикой в адрес проекта ВС. Введение уголовного проступка не скажется на доступе потерпевших к правосудию, убежден советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн. Новшества действительно могут увеличить нагрузку на УИС, но возникающие дополнительные расходы можно компенсировать. Вырастет число дел, прекращенных с применением судебного штрафа, а это пополнит казну, объяснил эксперт.

По его словам, плюсами новаций может стать не только пополнение бюджета, но и влияние на социальную обстановку, так как оступившимся не закроют доступ ко многим профессиям, как часто происходит из-за наличия судимости.

Введение уголовного проступка положительно скажется на совершивших такие деяния, согласна директор юргруппы «Яковлев и Партнеры» Анастасия Рагулина. Она также уверена, что нововведение помогло бы более детально дифференцировать деяния в зависимости от их общественной опасности.

Читайте так же:  Подаешь заявление в загс через сколько распишут

Уголовный проступок: за и против

Недавно одно из крупных информационных агентств распространило информацию о том, что Верховный Суд РФ в лице своего Председателя Вячеслава Лебедева в очередной раз поднял вопрос о необходимости внесения в УК РФ понятия уголовного проступка. Так вот о том, что представляет собой уголовный проступок, и так ли он необходим российскому уголовному праву, расскажет наша новая статья.

Начнем с того, что российское право не знает понятия уголовного проступка. Поэтому мы дадим его определение исходя из научных работ российских юристов.

Уголовный проступок - это деяние (действие или бездействие) формально имеющее все признаки уголовно наказуемого преступления, но не представляющее при этом большой общественной опасности. По мнению ученых-юристов уголовный проступок находится между уголовным преступлением и административным проступком.

При этом многие авторы монографий относят к уголовным проступками все малозначительные преступления, по которым УК РФ не предусматривает наказание в виде лишения свободы или ареста.

Причины разговоров о необходимости внесения изменений в Уголовный Кодекс

Итак, давая очередное интервью, Председатель Верховного Суда РФ озвучил идею о необходимости ввести в УК понятие уголовного проступка. В основе этого предложения лежат две немаловажные причины.

Прежде всего, государство пытается снизить затраты на систему исполнения наказаний. Оно расходует на содержание заключенных огромные суммы. При этом далеко не все преступления представляют такую уж существенную опасность для общества. Поэтому иногда лучше приговорить преступника к штрафу или обязательным работам, чем сажать в тюрьму и тратить на его содержание бюджетные деньги.

Вторая причина заключается в низкой социализации осужденных за уголовные преступления. Их не принимают на работу, не дают кредиты, с ними не хотят вести бизнес. По мнению ученых-юристов введение уголовного проступка частично решит эту проблему, а именно: человек не будет считаться привлекавшимся к уголовной ответственности. Следовательно, перед ним не встанет проблема последующей социализации.

Так ли это на самом деле - мы расскажем ниже. А пока что приведем несколько примеров преступлений, которые вполне могут считаться уголовными проступками. Если, конечно эта норма будет внесена в УК РФ.

Примеры преступлений, которые могут стать уголовными проступками

Вот классический пример. Гражданин, страдающий шизофренией в результате употребления наркотиков, захотел украсть в торговом центре куртку стоимостью 2000 рублей. Он положил её в сумку и попытался вынести из магазина. Тут же сработала защита, и раздался сигнал, предупреждающий о выносе неоплаченного товара. Охрана задержала злоумышленника и вызвала полицию.

Перед нами типичное покушение на кражу [1]. Является ли это деяние уголовным преступлением? Несомненно. Можно ли квалифицировать его в качестве уголовного проступка? А вы знаете - можно. Но грань, отделяющая преступление от проступка, будет очень тонкой. Она зависит от обстоятельств дела, которые влияют на общественную опасность преступления. В нашем случае правонарушитель просто сдернул куртку с витрины и, не сорвав магнитную клипсу, положил одежду в сумку. Понятно, что это говорит (простите за резкость) о «небольшом уме» преступника. Но именно это «интеллектуальное свойство» человека и позволило тут же задержать его. Ведь если бы правонарушитель догадался оторвать и выбросить клипсу, то охрана его не смогла бы остановить. Следовательно, уже сам способ совершения преступления позволил задержать этого любителя «бесплатной» одежды.

Далее, сам предмет преступления - куртка за 2000 рублей. Исходя из современных цен - это низкосортный товар, которым забиты магазины и рынки. То есть стоимость и качество товара так же снижают общественную опасность данного правонарушения.

Кроме вышеперечисленных обстоятельств, следует учесть время, обстановку и другие признаки преступления. В совокупности они явно свидетельствовали о низкой общественной опасности совершенного деяния. Это позволило адвокату потребовать рассмотрения дела в особом порядке [2]. Судья удовлетворил данное ходатайство и приговорил преступника к штрафу в 5000 рублей и направил его на принудительное лечение к врачу - психиатру.

Фактически это дело вполне подпадает под уголовный проступок: низкая общественная опасность, неэффективный способ совершения, а также обстановка в которой происходило преступление. Но, тем не менее, данный гражданин получил вполне реальную уголовную судимость.

Такую же судимость приобрел и житель Петропавловска-на-Камчатке гражданин Драгун А.В., который в состоянии алкогольного опьянения украл поросенка у фермера [3]. Здесь стоимость похищенного составляла уже 17 000 рублей. Тем не менее, по совокупности обстоятельств это дело также является малозначительным. Адвокат Драгуна собрал доказательства смягчающие вину своего подзащитного, и дело было рассмотрено без судебного разбирательства. Как итог, мировой судья приговорил Драгуна к 120 часам обязательных работ.

Еще один пример. Гражданин Николаев пришел к своей бывшей знакомой в состоянии опьянения, дабы «разобраться» в отношениях. Девушка не пустила новоявленного «Ромео» на порог и он не нашел ничего лучшего, как прилюдно залезть на второй этаж и проникнуть в квартиру бывшей «дамы сердца» через форточку. В итоге полиция возбудила в отношении молодого человека уголовное дело [4]. Мировой судья, рассмотрев материалы, приговорил нарушителя к штрафу [5].

Но бывает, что судья вообще освобождает человека от наказания и прекращает уголовное дело. Так, мировой судья из города Баймак прекратил уголовное дело в отношении гражданина Хажиева, который пытался продать украденную третьим лицом лошадь. В ходе следствия Хажиев по рекомендации адвоката раскаялся и способствовал раскрытию преступления. Учитывая изложенное, судья вообще прекратил уголовное дело и освободил обвиняемого из-под стражи.

Похожим образом завершилось разбирательство в городе Торопец, что в Тверской области. Гражданин Бабанов, находясь в отпуске, решил заняться рыбалкой. Правда, для этого он использовал рыболовную сеть. Наловив щурят на сумму три с половиной тысячи рублей, Бабанов был задержан правоохранительными органами. Адвокат посоветовал Бабанову возместить ущерб и проявить деятельное раскаяние в ходе судебного разбирательства. В итоге, судья освободил обвиняемого от наказания и прекратил уголовное дело [6].

Что объединяет все эти примеры? Прежде всего, тот факт, что общественно опасные последствия или ущерб (вред) от совершения преступлений являлся минимальным. Ну и помощь адвоката, конечно. Это и позволило судам принять мягкие решения. С другой стороны, не всегда преступление, имеющее небольшие общественно опасные последствия, может считаться малозначительным проступком. Например, киллер стреляет и промахивается, грабитель нападает на жертву, но, не успев причинить вред, попадает в руки полиции. И совершенно противоположный случай. Выше мы рассказали о деле Николаева, который проник через форточку к знакомой. А представьте себе, что девушка, увидев лезущего в окно человека, умерла от испуга? Или с ней случился инфаркт? Тогда бы Николаев не отделался штрафом, а сел в тюрьму. Так что вопрос о квалификации деяния в качестве уголовного проступка не так прост, как кажется.

[1] Ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ - покушение на кражу, то есть покушение на тайное хищение чужого имущества.

[2] То есть без судебного разбирательства.

[3] Приговор мирового судьи судебного участка № 8 Петропавловск - Камчатского судебного района Камчатского края по делу № 1-423/2016 от 28.07.2016 года.

[4] Ч.1.Ст.139 УК РФ - нарушение неприкосновенности жилища, то есть незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица

[5] Приговор мирового судьи судебного участка № 63 г. Якутска Республики Саха (Якутия) по делу № 1-37/63-2016

[6] Постановление от 28.07.2016 года И.О. мирового судьи судебного участка Торопецкого района Тверской области мирового судьи судебного участка Андреапольского района Тверской области Батурского О.Г. по уголовному делу в отношении Бабанова В.Л.

Уголовный проступок: за и против

Эксперты продолжают обсуждать предложенный Верховным судом РФ проект федерального закона о внесении изменений в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в связи с введением категории судебного проступка. Сможет ли он достичь заявленных целей, направленных на гуманизацию уголовного законодательства? Об этом в авторской колонке рассуждает Юлия Радостева, старший юрист АБ «Пучков и партнеры», доцент кафедры уголовного права УрГЮУ (Екатеринбург).

Верховным судом предлагается ввести в Уголовный кодекс РФ новую категорию – уголовный проступок, под которым понимается преступление небольшой тяжести, за которое не предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Для совершеннолетних, впервые совершивших уголовный проступок, проект предусматривает обязательное освобождение от уголовной ответственности с применением мер уголовно-правового характера, а именно: судебного штрафа, обязательных или исправительных работ. Что касается несовершеннолетних, то для них и вовсе все может ограничиться принудительными мерами воспитательного характера. Для лиц, совершивших иные преступления небольшой и средней тяжести, освобождение от уголовной ответственности с применением мер уголовно-правового характера уже допустимо по усмотрению правоприменителя с возложением обязанности возместить ущерб или иным образом загладить причиненный преступлением вред.

Идея авторов законопроекта мотивирована необходимостью проведения качественных различий главным образом между преступлениями одной категории – небольшой тяжести, предусматривающими или не предусматривающими наказание в виде лишения свободы, в частности, нивелирования последствий судимости за совершение деяний, которые, как пояснял председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, по степени общественной опасности «уже не преступления, это ниже, но и строже административного наказания».

Читайте так же:  Газ оформить счетчик

На сегодняшний день уголовно-правовая оценка деяний, относимых к одной категории «преступлений небольшой тяжести», создает предпосылку потенциально равного объема и тяжести возможных негативных последствий для лица его совершившего, несмотря на наличие или отсутствие в санкции такого наказания, как лишение свободы. Например, срок погашения судимости сейчас зависит лишь от порядка назначения наказания (условно или реально) и от его вида (связано или нет с лишением свободы). В тоже время будущие отрицательные социальные последствия самой судимости, о которых зачастую даже и не задумывается осужденный, такие как ограничения в занятии отдельными видами деятельности (педагогической, предпринимательской, трудовой и т. д.), приобретении оружия, обучении на военной кафедре по программе военной подготовки, призыве на военную службу, выборе профессии и места работы, усыновлении или опеке (попечительстве), кредитовании и многие другие, для данных лиц уравнены. Именно на устранение их репрессивно-карательного потенциала и направлено в первую очередь предложенное реформирование уголовного законодательства.

С одной стороны, сама идея указанной новеллы на фоне постоянно высказываемых критических замечаний об излишне высокой степени криминализированности уголовного законодательства бесспорно позитивна. Тем более предлагаемые при освобождении лица меры уголовно-правового воздействия, выраженные в материальных взысканиях или удержаниях и/или ограничениях в сфере трудовой деятельности, не означают полную безнаказанность содеянного. Наоборот, лицо в полной мере несет негативные последствия совершенного им уголовного проступка.

С другой, реализация задуманного весьма далека от совершенства, а поставленные цели и задачи вряд ли в полной мере достижимы. Так предложенный вариант устранения репрессивности последствий судимости, вообще никак не учитывает содержательную наполненность норм иных отраслей права, конкретизирующих их не только через наличие не снятой или не погашенной судимости, но и сам факт уголовного преследования в отношении лица, пусть даже и прекращенного по нереабилитирующим основаниям, что закреплено в нормах Семейного кодекса РФ, Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и других. С этой позиции эффект от предложенной новеллы равен нулю.

Да и перечень преступлений, подпадающих под категорию уголовного проступка, в условиях существующей разбалансированности системы наказаний не столь логически выверен. Возьмем, к примеру, ст. 294 УК РФ, устанавливающую ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, где вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия, с учетом санкции части первой, предусматривающей лишение свободы, не может быть признано уголовным проступком, в отличие от вмешательства в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования производству предварительного следствия. И даже тот факт, что вмешательство в деятельность участников уголовного судопроизводства со стороны защиты вообще не получило специальной криминализации в уголовном законе, несмотря на провозглашенное равноправие сторон защиты и обвинения, не является логичным объяснением подобной градации в части наказуемости содеянного и его последующей уголовно-правовой оценке.

При этом степень общественной опасности ряда преступлений, возможно, относимых к уголовным проступкам, не так уж и низка, тем более ряд из них является так называемыми многообъектными преступлениями, посягающими сразу на несколько охраняемых уголовным законом социально значимых ценностей, благ и интересов, как, например, ч. 1 ст. 217.2 УК РФ, устанавливающая ответственность за дачу экспертом в области промышленной безопасности заведомо ложного заключения экспертизы промышленной безопасности, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба.

К тому же сохранение в уголовном законе норм с судебной или административной преюдицией при одновременном введении института уголовного проступка и без того сотрет достаточно тонкую грань в основаниях криминализации. Тем более что дефиниция уголовного проступка по непонятным причинам включена не в ст. 14 УК РФ, посвященную вопросам преступного и непреступного (малозначительного деяния), что было бы более логичным, а в норму о категориях преступления, да и сформулирована через определение преступления, что опять же само по себе создает неопределенность в его правовой природе. Так все-таки это преступление или нечто иное?

Изложенное позволяет заключить, что уголовный закон действительно нуждается в реформировании и оптимизации, но ждать этого от предложенных нововведений, тем более с учетом имеющихся в них дефектов законодательной техники, вне общесистемного единства законодательства в целом весьма сомнительно.

Мнения экспертов о необходимости введения уголовного проступка разделились

Поводом для обсуждения возможного нового института в уголовном праве стала инициатива Верховного Суда Российской Федерации ввести новую форму квалификации преступного деяния – уголовный проступок. Она была высказана Председателем ВС РФ еще в декабре прошлого года на IX Всероссийском съезде судей. По задумке авторов этой концепции, введение уголовного проступка позволит исключить некоторые составы преступлений из числа уголовно наказуемых и не применять к нарушителям лишение свободы, а также судимость.

В ходе научно-практической конференции "Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России: основные проблемы применения и направления совершенствования", состоявшейся на прошлой неделе в ВС РФ, некоторые эксперты высказали свои предложения относительно возможного места уголовного проступка в современном законодательстве. Так, по мнению заместителя директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Ильи Кучерова, идея проступка напрашивается сама собой, поскольку к ним можно будет отнести деяния, менее опасные, чем преступления. Отмечалось, что расследование проступков также будет происходить проще: можно уменьшить его сроки и снизить процессуальные требования к нему. Не исключено, что к проступку будут применять процессуальные нормы о дознании, если их предварительно скорректируют.

По оценке эксперта, в идее введения уголовного проступка больше плюсов, чем минусов, однако законодателю нужно быть осторожным при разграничении преступлений и таких проступков.

Возможно, в разряд уголовных проступков переведут впервые совершенные преступления небольшой тяжести. Об этом сказал профессор кафедры уголовного права МГЮА им. О.Е. Кутафина Игорь Звечаровский. В то же время он отметил, что не все преступления небольшой тяжести настолько безобидны, чтобы считать их проступками, поэтому нововведение может не оправдать возложенных на него ожиданий.

Возможно, перед введением уголовного проступка законодателю придется исключить из Уголовного кодекса нормы, касающиеся административной преюдиции, то есть не подвергать уголовной ответственности лиц, несколько раз совершивших административные правонарушения. На такую необходимость указала профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной юридической академии Наталья Лопашенко. По ее оценке, если в законодательстве останется и преюдиция, и проступки, сотрется грань между уголовными и административными нормами.

К слову, часть экспертов негативно высказались относительно административной преюдиции в целом. Подчеркивалось, что неоднократно совершенное административное правонарушение, например, переход улицы в неположенном месте, не порождает преступления. Отметим, что сегодня такая преюдиция действует, например, в отношении лиц, привлеченных к административной ответственности за побои (ст. 116.1 УК РФ).

В то же время некоторые спикеры мероприятия указали на нецелесообразность введения уголовного проступка в законодательство. В частности, заведующий кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Леонид Головко заявил, что проступки не получится интегрировать в действующее уголовное и процессуальное законодательство, отметив отсутствие теоретической базы для такого нововведения. Подчеркивалось также, что административные правонарушения, существующие сегодня, и так являются своего рода уголовными проступками. Причем похожая система разграничения действует в Испании: там есть административные правонарушения, и от них отделены преступления. А в странах, где применяется законодательство о проступках, например, в Германии, нет понятия административного правонарушения.

Кроме того, отмечалось, что нельзя вообще отказаться от правовых последствий уголовного проступка. "Когда мы говорим, что проступок не повлечет судимости, то что мы имеем в виду? Что отбыв четыре года или пять лет наказания в виде принудительных работ в спеццентре и выйдя из этого центра, человек может сразу в судьи идти?", – поставил проблему Леонид Головко. По оценке спикера, наличие каких-либо правовых последствий и ограничений уже является аналогом судимости.

Он добавил, что в случае введения проступка для судей разрушится системность права, поскольку действующее законодательство нужно будет кардинально менять. "Судья будет применять не очень хороший закон и постоянно находиться по ударом критики", – заключил он.

Против проступка высказалась и профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО МИД России Элина Сидоренко. Она заявила, что существующих сегодня норм достаточно для либерализации уголовного законодательства, поэтому вводить для этой цели уголовный проступок нецелесообразно. Речь шла, в частности, об административной преюдиции как об альтернативе проступку – отмечалось, что она способна разграничивать уголовную и административную ответственность и позволяет определить размер наказания в том числе с учетом личности нарушителя.

А по оценке начальника кафедры уголовного права Академии ФСИН России Валерия Лапшина, возможным опасным последствием введения уголовного проступка является смешение предметов регулирования минимум двух отраслей – уголовной и административной. Он предположил, что административные нормы придется перенести в УК РФ, а также в очередной раз кардинально пересмотреть УК РФ и Уголовно-процессуальный кодекс. По его оценке, лучше, если законодатель выделит из УК РФ деяния, которые по степени общественной опасности не дотягивают до преступлений, и перенесет их в КоАП РФ.