Перейти к содержимому

Судебная практика ст 159 ук

Приговоры судов по ст. 159 УК РФ Мошенничество

Панаев Д.С. совершил умышленное, корыстное преступление в г. Кемерово при следующих обстоятельствах:12.09.2017 года, около 21-20 часов, Панаев Д.С., находясь около , имея умысел на хищение чужого имущества путем обмана, из корыстных побуждений с ц.

Митьков А.А. совершил преступление в г.Кемерово при следующих обстоятельствах.12.08. 2016 года около 19 часов Митьков А.А., СВИДЕТЕЛЬ, находясь в помещении пункта проката «Хорош наездник», принадлежащий ПОТЕРПЕВШИЙ, расположенного по адресу: . .

Шушурин А.Н., Шишканова Н.Н. совершили преступление в г.Кемерово при следующих обстоятельствах.В конце июня 2016 года в дневное время Шушурин А.Н., находясь в . Кемеровской области, вступил в преступный сговор с Шишкановой Н.Н. направленный на .

Марков К.А. совершил умышленное преступление в г. Кемерово при следующих обстоятельствах.**.**.**** около 13 часов Марков К.А., будучи в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств, действуя умышленно, из корыстных побужден.

Черных К.В. совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотреблением доверием, совершенно с причинением значительного ущерба гражданину, при следующих обстоятельствах:19 октября 2017 года около 17 часов 00 минут, Че.

Бузаев В.Г. совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.Так, дд.мм.гггг Бузаев В.Г. совершил на территории г. Оренбург хищение бюджетных средст.

Суетнов Е.Н. совершил покушение на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере. При этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от Суетнова Е.Н. обстоятельства.

Геворкян А.Д. обвиняется в том, что он в период с дд.мм.гггг по дд.мм.гггг, являясь директором и учредителем ООО «», действуя умышленно, незаконно, из корыстных побуждений, в сфере предпринимательской деятельности, с целью хищения чужого имущества.

Плохотниченко Т.Н. совершила мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, в крупном размере, при следующих обстоятельствах.Так, Плохотниченко Т.Н.

Семёновский А.Е. совершил мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину по трем эпизодам); мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в крупном размере (по двум.

Статья 159. Мошенничество

СТ 159 УК РФ.

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, -

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, -

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, -

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, -

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, -

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания.

1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой - седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Комментарий к Ст. 159 Уголовного кодекса

1. В отличие от иных форм хищения предметом преступления в данном составе может выступать не только чужое имущество, но также право на чужое имущество.

2. Способом совершения преступления выступают обман или злоупотребление доверием.

Обман в мошенничестве (см. п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате") делится на активный и пассивный.

Активный обман заключается в преднамеренном введении в заблуждение собственника или иного владельца имущества посредством сообщения ложных сведений, представления подложных документов, искажения электронной информации об имуществе и правах на чужое имущество и т.п. Пассивный обман представляет собой преднамеренное умолчание о юридически значимых обстоятельствах, сообщить которые виновный был обязан.

Обман при мошенничестве создает у собственника или иного владельца имущества иллюзию законности перехода имущества. Иными словами, обман касается правового статуса имущества как должного перейти к мошеннику, и следствием обмана является то, что потерпевший сам передает имущество виновному. Соответственно, обман, облегчающий доступ к имуществу, не образует мошенничества, а квалифицируется как кража, грабеж или разбой в зависимости от обстоятельств дела (например, проникновение под обманом в квартиру, хищение вещей, взятых для примерки).

О злоупотреблении доверием см. п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51. Злоупотребление доверием играет функцию создания у собственника или иного владельца имущества иллюзии того, что он действует в собственных интересах, передавая виновному права владения, пользования и распоряжения имуществом. На самом же деле потерпевший действует в ущерб себе, поскольку виновный не намеревается возвратить похищенное.

3. В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 преступление признается оконченным с момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

4. Квалифицирующим признаком мошенничества (ч. 2) признается совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (см. п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51) или с причинением значительного ущерба гражданину (см. п. 25 - 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51).

5. Особо квалифицирующим признаком мошенничества (ч. 3) является совершение преступления лицом с использованием служебного положения (см. п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51) или в крупном размере (см. п. 25 - 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51).

6. О мошенничестве, совершенном организованной группой или в особо крупном размере (ч. 4), см. соответственно п. 23 и 25 - 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51.

Мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, предполагает лишение не только права собственности на жилое помещение (понимаемое в смысле ст. 16 Жилищного кодекса РФ), но и иных вещных прав на такое помещение либо расторжение договора социального найма.

7. Статьи 159.1 - 159.6 УК выступают специальными нормами по отношению к ст. 159 УК, и отсутствие признаков специального состава исключает возможность квалификации по общей норме ст. 159 УК.

8. Части 5 - 7 комментируемой статьи представляют собой реконструкцию бывшей ст. 159.4 УК.

Формальным условием привлечения к уголовной ответственности выступает причинение значительного ущерба. В соответствии с примечанием 1 к статье таковым признается ущерб в сумме, составляющей не менее 10 тыс. рублей. В случае если при совершении мошенничества в сфере предпринимательской деятельности причинен ущерб на сумму менее указанной, содеянное ни в каком случае не может образовать состав преступления, предусмотренный ч. 5 статьи, и не может быть также квалифицировано по ч. 1 статьи. В ином случае это также не обусловливает неизбежного привлечения к уголовной ответственности, так как значительность ущерба остается оценочным понятием, устанавливаемым следствием и судом на основании всех обстоятельств дела. В любом случае с учетом ч. 6 статьи причинение ущерба на сумму, превышающую 3 млн. рублей, всегда признается уголовно наказуемым.

Читайте так же:  Патент 2019 налог ру

9. Состав преступления характеризуется особой обстановкой совершения преступления - неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности; способами совершения преступления при этом остаются обман или злоупотребление доверием (например, виновный может получить аванс за выполнение работ, услуг, предоплату за поставку товара, не намереваясь при этом исполнять свои обязательства).

Примечание 4 к статье раскрывает сферу предпринимательской деятельности через указание на необходимость, во-первых, наличия договорных отношений между виновным лицом и потерпевшим и, во-вторых, наличия у обеих сторон договора (на что указывает множественное число в примечании) статуса индивидуального предпринимателя или коммерческой организации. Мошенничество хотя бы и в сфере предпринимательской деятельности, но в ситуации, когда потерпевшее лицо является физическим лицом - потребителем, следует квалифицировать по ч. 1 - 4 комментируемой статьи 159 УК РФ. В отсутствие статуса индивидуального предпринимателя или коммерческой организации у одной из сторон договора содеянное также не может быть квалифицировано по ч. 5 - 7 статьи. Соответственно, не подпадают под мошенничество в сфере предпринимательской деятельности случаи мошенничества, когда сторонами договора являются некоммерческие организации или лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п. 4 ст. 23 ГК РФ).

10. С учетом сложившейся судебной практики нельзя квалифицировать по ч. 5 - 7 ст. 159 УК (и вменению подлежат ч. 1 - 4 статьи) случаи: а) мошенничества в процессе деятельности фиктивно образованного юридического лица или фиктивно зарегистрированного индивидуального предпринимателя (т.е. не намеревающихся в реальности осуществлять предпринимательскую деятельность); б) предпринимательской мошеннической деятельности в отношении предметов и веществ, ограниченных или запрещенных к обороту (например, оружия, наркотических средств или психотропных веществ); в) мошенничества в отсутствие формальных и юридически действительных (т.е. не поддельных) договорных отношений между субъектами.

11. В отличие от гражданско-правового деликта мошенничество в сфере предпринимательской деятельности предполагает преднамеренность, т.е. возникновение умысла на неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности до момента заключения договора и (или) возникновения обязательства (если эти моменты различаются). Указанные моменты должны определяться в соответствии с гражданским законодательством.

12. Конкуренция ч. 5 - 7 статьи и ст. 159.1 УК разрешается в пользу комментируемой статьи 159 Уголовного кодекса РФ.

Судебная практика ст 159 ук

изучения судебной практики по уголовным делам, о мошенничестве,

присвоении и растрате (ст. 159-159.3, 159.5, 159.6, 160 УК РФ)

Ленинским районным судом г. Пензы в 2016-2017 г.г. вынесены судебные решения (вступили в законную силу) по ст. ст. 159-159.3 УК РФ по 29 уголовным делам, по ст. 160 УК РФ по 2 уголовным делам.

Мировыми судьями за исследуемый период рассмотрено 10 уголовных дел о мошенничестве (ст. ст. 159-159.3 УК РФ), 1 уголовное дело по ст. 160 УК РФ.

Настоящая справка составлена с учетом предложенной Пензенским областным судом программой.

Мошенничество (ч. 1-4 ст. 159 УК РФ)

1. а) При рассмотрении уголовного дела №1-150/16 в отношении Мельникова М.М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ, суд посчитал вину подсудимого установленной и квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 159 УК РФ, как хищение чужого имущества, путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере.

Под обманом в данном уголовном деле подразумевается, то, что Мельников М.М., будучи уволенным из ИП 1 на основании приказа об увольнении № от ДД.ММ.ГГ., являясь в период с ДД.ММ.ГГ.по ДД.ММ.ГГ. сотрудником ИП 2 - менеджером мебельного центра «данные изъяты», расположенного по адресу: «данные изъяты», умышленно, из корыстных побуждений, имея цель, направленную на совершение мошенничества в отношении Е.Ю., понимая необходимость возмещения своих долговых обязательств и исполнения заключенных им договоров на поставку мебели, возникших в период времени с 2014 по 2015 года, путем обмана, под предлогом поставки мебели и встраиваемой бытовой техники для кухни, не имея реальной возможности и намерений исполнить взятые на себя обязательства, похитил чужое имущество - денежные средства Е.Ю. на общую сумму «данные изъяты» рублей, с причинением значительного ущерба потерпевшей, в крупном размере.

При рассмотрении уголовного дела №1-43/16 в отношении Полякова А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, суд посчитал вину подсудимого установленной и квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 159 УК РФ, как хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину.

Под обманом в данном уголовном деле подразумевается, то, что Поляков А.А., работающий на основании агентского договора в должности агента ООО «данные изъяты», в обязанности которого входило от имени и за счет ООО «данные изъяты» осуществлять переговоры с третьими лицами, желающими заказать услуги ООО «данные изъяты», скрывая свои истинные корыстные намерения, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих С.А., путем обмана, под предлогом оказания посреднических услуг между С.А. и подрядной организацией, заключил с С.А., с одной стороны, и ООО «данные изъяты», с другой стороны, договор поручения на передачу денежных средств, подписав данный договор от своего имени, достоверно зная, что полномочий по заключению договоров от имени ООО «данные изъяты» не имеет. С целью реализации своего преступного умысла, скрывая истинные корыстные намерения, Поляков А.А. ввел в заблуждение С.А., сообщив последнему заведомо ложную информацию о том, что денежные средства, которые он получит по договору поручения, использует для бронирования недвижимого имущества, при этом не намеревался исполнять принимаемые на себя по договору обязательства. Будучи введенным Поляковым А.А. в заблуждение и не подозревая о его преступных намерениях, С.А. передал ему денежные средства, а Поляков А.А. не намереваясь исполнять принятые на себя обязательства по договору поручения на передачу денежных средств, либо возвращать денежные средства, полученные им от С.А., продолжая вводить С.А. в заблуждение относительно своих преступных намерений и обманывать его, неоднократно сообщал С.А. ложные, не соответствующие действительности сведения. Похищенные обманным путем денежные средства, принадлежащие С.А., Поляков А.А. не вернул, принятые на себя обязательства по договору поручения на передачу денежных средств не исполнил, а распорядился похищенными денежными средствами, принадлежащими С.А. по своему усмотрению, причинив тем самым С.А. имущественный ущерб в значительном размере.

б) Уголовных дел о мошенничестве с одним квалифицирующим признаком - путем злоупотребления доверием, не имелось.

Имелись уголовные дела о мошенничестве, по которым действия виновных лиц квалифицировались по одному факту – хищения чужого имущества с применением обоих признаков мошенничества обман и злоупотребление доверием.

1. При рассмотрении уголовного дела №1-47/16 в отношении Табаевой И.А., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, суд посчитал вину подсудимой установленной и квалифицировал ее действия по ч. 2 ст. 159 УК РФ, как хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину.

Под обманом и злоупотребление доверием в данном уголовном деле подразумевается, что Табаева И.А. при встрече со знакомой И.В., получила от нее информацию о том, что сын И.В. - А.В. имеет желание уклониться от прохождения обязательной военной службы в Вооруженных силах РФ. Табаева И.А., располагая сведениями о процедуре прохождения военно-врачебной комиссии в военкомате, не имея реальной возможности оказать помощь в признании негодным последнего к прохождению обязательной военной службы в Вооруженных силах РФ по состоянию здоровья, действуя умышленно, путем обмана И.В., злоупотребляя ее доверием, ввела последнюю в заблуждение, сообщив ей заведомо ложные сведения о возможности оказания помощи А.В. в получении военного билета, предоставляющего право освобождения от прохождения обязательной военной службы в Вооруженных силах РФ по состоянию здоровья. Табаева И.А., действуя умышленно, из корыстных побуждений, осознавая общественную опасность и противоправность совершаемых ей действий, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих И.В., путем ее обмана и злоупотребления доверием, не намереваясь исполнять принимаемые на себя обязательства, сообщила И.В. заведомо ложную информацию о том, что у нее есть знакомые, которые за денежное вознаграждение смогут оказать помощь А.В. в получении военного билета, предоставляющего право освобождения от прохождения обязательной военной службы в Вооруженных силах РФ по состоянию здоровья. И.В., не подозревая, что Табаева И.А. не собирается исполнять принимаемые на себя обязательства, согласилась с ее предложением, будучи, таким образом, обманутой и введенной в заблуждение относительно преступных намерений Табаевой И.А., перечислила Табаевой И.А. денежные средства, которые она якобы должна была передать своим знакомым, которые Табаева И.А. похитила, не намереваясь исполнять принимаемые на себя обязательства.

2. Сложностей в разграничении деяний, предусмотренных ст. 159 УК РФ и ст. 238.1, 171.1 УК РФ, не имеется.

3. Случаев, когда в действиях лица имело место идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ и иными статьями Особенной части УК РФ, не имелось.

4. Сложностей при определении момента окончания преступления не возникает. В пленуме Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года №51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» дано точное определение момента окончания преступления, каких либо дополнительных разъяснений не требуется.

Мошеннические действия признавались оконченными с момента, когда похищенное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению. Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора.

В случае если виновное лицо, не имело реальную возможность пользоваться или распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению, мошеннические действия носят неоконченный характер.

4.1 а) Покушение на мошенничество:

По уголовному делу №1-80/2016 в отношении Умнова Г.М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч.4 ст. 159, ч.1 ст. 222 УК РФ, суд посчитал вину подсудимого установленной и квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 и ч. 1 ст. 222 УК РФ, как покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием в особо крупном размере, и незаконные приобретение и хранение боеприпасов.

Читайте так же:  Вопросы эксперту строительная экспертиза

Умнов Г.М., являющийся адвокатом, действуя путем обмана и злоупотребления доверием, решил похитить имущество, принадлежащее П.В., действуя из корыстных побуждений, сообщил П.В. заведомо ложные сведения о том, что он сможет решить вопрос в органах судебной системы Пензенской области, связанный со снижением срока наказания П.В., по будущему приговору Ленинского районного суда г. Пензы за вознаграждение в размере «данные изъяты» рублей, при этом осознавая, что никак не может повлиять на решение вопроса о смягчении срока наказания и не собираясь совершать каких-либо действий по выполнению взятых на себя перед П.В. обязательств. П.В., будучи введенным в заблуждение Умновым Г.М. относительно возможности решения последним вопроса о снижении срока наказания по приговору суда, не желая наступления для себя негативных последствий, связанных с назначением судом длительного срока наказания в виде лишения свободы, передал Умнову Г.М. денежные средства в размере «данные изъяты» рублей. Однако свой преступный умысел, направленный на хищение у П.В. денежных средств, Умнов Г.М. до конца не довел и распорядиться полученными денежными средствами не смог, так как непосредственно после получения денежных средств был задержан сотрудниками УФСБ России по Пензенской области.

б) уголовных дел, по которым мошеннические действия виновного лица, квалифицировались как приготовление к мошенничеству, в производстве Ленинского районного суда г. Пензы за исследуемый период, не имелось.

5. Отсутствие у лица намерения исполнить обязательства, связанные с условиями передачи ему чужого имущества или приобретения права на него, подтверждаются исследованными в судебном заседании показаниями свидетелей, результатами оперативно-розыскной деятельности, иными документами (договорами, приказами), подтверждающие отсутствие возможности выполнить принятые на себя обязательства.

6. Примеров, по которым действия лиц, имеющих целью хищения чужого имущества или приобретение право на него, дополнительно квалифицировались по ст. 173.1 УК РФ, не имелось.

7. Уголовных дел, по которым действия виновных лиц, квалифицировались как мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, не имелось. Вопросов, связанных с установлением причинно-следственной связи между совершенными виновными действиями и наступившими последствиями, не имеется.

Действия виновного лица следует квалифицировать как мошеннические действия, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, в случае, если потерпевшим от данного вида мошенничества, утрачено право собственности на недвижимое имущество, используемое и признанное в качестве жилья.

7.1 Жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного или временного проживания граждан.

Право на жилое помещение – подразумевает право собственности на недвижимое имущество, пригодно для постоянного или временного проживания граждан.

8. Пример квалификации мошеннических действий как единое продолжаемое преступление:

Ленинским районным судом г. Пензы Шайхилисламов Т.В. осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ за хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием потерпевших В.А., М.В., О.Ю., А.Д., Г.А., А.И., Н.А., С.А., Л.М., К.К., А.Д., О.В., В.Н., Т.Н., Ю.Х., в особо крупном размере.

Шайхилисламов Т.В., имея единый умысел на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере у неопределенного круга лиц, проживающих на территории г. Пензы и Пензенской области, осознавая противоправный характер своего замысла и возможные последствия предстоящей преступной деятельности, реализуя свой преступный план в рамках деятельности юридического лица, к которому он, по его замыслу, юридически отношения не имел, с целью сокрытия факта своей причастности к планируемой незаконной деятельности и намерением переложить возможную юридическую ответственность на подставное лицо, неустановленным способом получил пакет документов зарегистрированного в установленном законом порядке Общества с ограниченной ответственностью «данные изъяты», заключил договор аренды нежилого помещения, предназначенного под офис ООО «данные изъяты», по адресу: «данные изъяты», для придания видимости реальности и законности деятельности ООО «данные изъяты», в целях увеличения количества клиентов, размещал в средствах массовой информации рекламные объявления, содержащие сведения о выплате процентов в соответствии с заключенными договорами займа и в рамках деятельности зарегистрированного ООО «данные изъяты», путем обмана и злоупотребления доверием, привлекал в своё распоряжение денежные средства от потерпевших – клиентов ООО «данные изъяты», с целью их последующего хищения, посредством заключения с ними договоров займа, необходимых для создания у потерпевших видимости реального характера договорных взаимоотношений, на разработанных Шайхилисламовым Т.В. бланках договоров займа, под предлогом размещения денежных средств граждан в различных коммерческих проектах, якобы гарантирующих высокую процентную ставку по займу, при этом изначально, не имея намерений исполнять принимаемые на себя обязательства по исполнению условий договоров займа. Шайхилисламов Т.В. каких-либо выплат по договорам займа с потерпевшими не производил, полученные денежные средства путем обмана и злоупотребления доверием, похитил и обратил в свою пользу, причинив потерпевшим имущественный ущерб.

Примеров квалификации мошеннических действий как совокупность однотипных преступлений, не имелось. Вопросов при квалификации таких действий не возникает.

8.1 Для квалификации мошеннических действий в отношении имущества разных владельцев, имеет значение объективная сторона преступления, если деяние состоит из однородных мошеннических действий, направленных для достижения общей единой цели в отношении имущества разных владельцев и составляющих в своей совокупности единое преступление, то такие деяния квалифицируются как единое продолжаемое преступление.

9. Действия виновного лица, в том случае, когда владелец денежных средств, находящихся на банковских счетах, электронных денежных средств либо сам осуществлял их перевод злоумышленнику, либо передает ему конфиденциальную информацию, необходимую для получения доступа к денежным средствам квалифицировались как мошеннические действия с соответствующими квалифицирующими признаками.

9.1 Действия лица, направленные на получение денежных средств, находящихся на банковских счетах, электронных денежных средств, признавались покушением на хищение, в случае отсутствия возможности виновного лица распоряжения денежными средствами. Оконченным преступлением считается момент обращения лицом в свою пользу денежных средств, находящихся на счетах в банках с момента зачисления денежных средств на счет лица, которое путем обмана и злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, куда похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.

10. Примеров, по которым один из участников «мошеннической схемы» выступал банк, не имелось.

11. Мошенничество отграничивают от преступлений, предусмотренных ст. 165, 172.2, 300.3 и 330 УК РФ при отсутствии признаков хищения.

12. Случаев вынесения оправдательных приговоров по исследуемой категории дел, не имелось.

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5-7 ст. 159 УК РФ)

Дел, указанной категории, не имелось.

Мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ)

18. Сложностей при отграничении преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ, совершенного индивидуальным предпринимателем либо руководителем организации, от преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, не возникает.

18.1 Случаев переквалификации содеянного со ст. 159.1 УК РФ на ст. 176 УК РФ, не имелось.

19. В качестве иных кредиторов по уголовному делу №1-4/2016 в отношении Тимиршиной Ю.А. мировой судья признавал – микрофинансовую организацию ООО «данные изъяты».

20. По рассмотренным уголовным делам субъектом преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ признавались физические лица, достигшие 16 лет, выступающее по договору займа в качестве заемщика. По данной категории дел, участвующие лица не могут быть родственниками, близкие заемщику лица.

21. 22. Примеров, когда действия лица, не обладающего статусом заемщика, но непосредственно участвующего совместно с заемщиком в хищении имущества путем обмана, не имеется.

23. Случаев квалификации действий виновного по ч. 3 ст. 159.1 УК РФ, не имелось.

Мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ)

24. Приговором Ленинского районного суда г. Пензы от 10 марта 2016 года Оглы Н.А. осуждена по ч. 3 ст. 159.2, ч. 3 ст. 159 УК РФ, за завершение мошенничества при получении выплат, то есть хищении денежных средств в крупном размере при получении пособий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и недостоверных сведений, а также в совершении мошенничества, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана в крупном размере.

Оглы Н.А., фактически не рожая ребенка, приобрела у неустановленного следствием лица по имени «Рубина», неосведомленной о ее преступном умысле не соответствующее действительности свидетельство о рождении ребенка Оглы К.С. за денежное вознаграждение в размере «данные изъяты» рублей, после чего реализуя преступный умысел, направленный на хищение денежных средств в крупном размере, при получении иных социальных выплат, установленных законом, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, осознавая, что не рожала ребенка и не имеет законного права на получение средств МСК, представила в УПФР заявление о выдаче государственного сертификата на МСК, заведомо ложное свидетельство о рождении Оглы К.С. и другие документы, после чего получила МСК на сумму «данные изъяты» рублей. Затем, в целях реализации преступного умысла, обратилась к А.Ю., у которой за счет средств МСК приобрела долю земельного участка и долю жилого дома, расположенного по адресу: «данные изъяты». В результате незаконных умышленных действий Оглы Н.А. был причинен ущерб РФ в лице УПФР в г. Пензе Пензенской области на сумму «данные изъяты» рублей, что составляет крупный размер.

25. Примеров, по которым судом признавалось как хищение «иного имущества» при получении выплат, не имелось.

26. В производстве Ленинского районного суда г. Пензы за указанный период рассмотрено одно уголовное дело №1-33/2016 о мошенничестве, предметом которого был материнский капитал. Сложностей при рассмотрении уголовных дел, не возникает.

28. Субъектом вышеописанного преступления являлась женщина – Оглы Н.А., ДД.ММ.ГГ. года рождения, гражданка РФ.

29. Случаев, когда действия лиц признавались совершенными группой лиц по предварительному сговору, организованной группой не имелось.

30. Случаев квалификации действий виновного по ч. 3 ст. 159.2 УК РФ с квалифицирующим признаком - с использованием служебного положения, не имелось.

31. По рассмотренному уголовному делу, лицо, подделавшее официальный документ для получения социальных выплат в ходе следствия не установлено. Его действия в данном случае должны квалифицироваться по ст. 327 УК РФ.

Мошенничество с использованием платежных карт

Дел, указанной категории, не имелось.

Мошенничество в сфере страхования

Дел, указанной категории, не имелось.

Мошенничество в сфере компьютерной информации

Дел, указанной категории, не имелось.

Присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ)

47. Действия Медведевой Е.П., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, квалифицированы судом по ч. 3 ст. 160 УК РФ, как присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Медведева Е.П., исполняя на основании протокола внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью «данные изъяты», расположенного по адресу: «данные изъяты», от ДД.ММ.ГГ. обязанности генерального директора и на основании приказа от ДД.ММ.ГГ. обязанности главного бухгалтера ООО «данные изъяты», обладая в соответствии с Уставом ООО «данные изъяты», утвержденным протоколом внеочередного собрания участников от ДД.ММ.ГГ., следующими полномочиями: без доверенности действовать от имени общества, представлять его интересы и совершать сделки; выдавать доверенности на право представительства от имени Общества, в том числе доверенности с правом передоверия; утверждать штатное расписание Общества, издавать приказы о назначении на должности работников Общества, об их переводе и увольнении, применять меры поощрения и налагать дисциплинарные взыскания; в установленном порядке открывать банковские счета Общества на территории РФ и за ее пределами; осуществлять иные полномочия, не отнесенные Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» или Уставом к компетенции Общего собрания участников Общества; обеспечивать соответствие сведений об участниках Общества и о принадлежащих им долях или частях долей в уставном капитале Общества, о долях или частях долей, принадлежащих обществу, сведениям, содержащимся в едином государственном реестре юридических лиц, и нотариально удостоверенным сделкам по переходу долей в уставном капитале Общества, о которых стало известно Обществу, то есть, являясь должностным лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в ООО «данные изъяты», ДД.ММ.ГГ., умышленно, из корыстных побуждений, используя свое служебное положение, совершила хищение вверенного ей имущества, принадлежащего ООО «данные изъяты» на общую сумму «данные изъяты» рублей, что является крупным размером.

Читайте так же:  Долговая расписка в получении денежных средств бланк

Под вверенным имуществом понимается имущество, в отношении которого виновное лицо в силу должностных обязанностей либо договорных отношений осуществляет определенные полномочия по распоряжению, управлению, хранению.

49. Трудностей, при отграничении хищения, ответственность за совершение которого предусмотрена статьей 160 УК РФ от других видов хищения, не возникает.

50. Вопрос об определении территориальной подсудности уголовных дел, если предметом хищения являются денежные средства, находящиеся на счетах в банках, которые похищаются путем их перевод на банковский счет виновного лица, не требует разъяснения Пленума Верховного Суда РФ.

Местом совершения преступления признается место, где открыт банковский счет виновного, на который поступили похищенные средства, так как именно с этого момента виновное лицо получает реальную возможность пользоваться, распоряжаться им по своему усмотрению.

Изъяны в правоприменении ст. 159 УК

Соавтор: Денис Волков, младший юрист Юридической группы «Парадигма»

В соответствии с понятием, взятым из нормы ст. 159 УК РФ, мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Наказание за мошенничество в различных сферах предусмотрено ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4 (утратила силу), 159.5 и 159.6 УК РФ. Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

В первую очередь речь идет о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений. Нередки случаи, когда контрагенты, для того чтобы взыскать долг, идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности. Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: в 2016 г. было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, остальные дела «развалились».

Необходимо отметить, что даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят предпринимателя не только к репутационным издержкам и потере контрагентов, но зачастую к ликвидации и закрытию бизнеса.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что предприниматель может оказаться заключенным под стражу или домашний арест. В этом случае предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

Частью 1.1. ст. 108 УПК РФ установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, 190–199.4 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1–4 ч. 1 настоящей статьи.

В качестве примера избрания меры пресечения в виде заключения под стражу можно привести дело в отношении бизнесмена Сергея Полонского.

Изначально Полонский и его подельники обвинялись в хищении в особо крупном размере, однако в ходе судебного процесса обвинение было переквалифицировано на статью о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности. Поводом для возбуждения и расследования дела послужило подозрение в хищении с 2008 по 2009 г. денег граждан (более 2,6 млрд руб.) – участников долевого строительства многоквартирных домов ЖК «Кутузовская Миля» и ЖК «Рублевская Ривьера».

12 июля 2017 г. Пресненский районный суд г. Москвы признал виновным Полонского в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с причинением ущерба в особо крупном размере), и приговорил к 5 годам заключения. Однако фигуранта освободили от назначенного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности – он был освобожден из-под стражи в зале суда. Его подельники также были признаны виновными и наказаны, но тоже освобождены в связи с истечением срока давности.

Примечательными в данном деле стали факт ареста Полонского в Камбодже, депортация его в Москву и избрание в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу на время следствия. Избрание указанной меры пресечения обусловлено тем, что Полонский нарушил п. 1 ст. 108 УПК РФ – скрылся от органов предварительного расследования.

Несмотря на то что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. N 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» говорится, что в каждом случае необходимо обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения, даже если имеются отягчающие обстоятельства, проблема заключения предпринимателей на время следствия гораздо шире и глубже.

Одной из основных проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ является умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование. Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

На практике следствие зачастую возбуждает дело в отношении предпринимателя по общей ст. 159 УК РФ, мотивируя это тем, что «умысел возник до заключения договора». Такая формулировка позволяет обходить процессуальные особенности, предусмотренные для предпринимателей.

Ну а далее, «в связи с тем, что подозреваемый может уклониться и избежать правосудия» или «может помешать следствию» такого предпринимателя заключают в СИЗО до суда. Необходимо учитывать, что применение подобной меры пресечения имеет кумулятивный эффект и моментально сказывается на других сферах: бизнес уничтожается, люди теряют работу, семьи лишаются средств к существованию.

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателям, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления. В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора добросовестно исполнял договорные обязательства, а потом в силу обстоятельств (например, из-за кризиса) перестал их исполнять – это предмет для разбирательства в арбитражном суде. Решение указанной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективном формировании судебной практики в целях реального доказывания умысла. В настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. В новой редакции ст. 159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размеры ущерба. Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 УК РФ (обычное мошенничество).

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? На практике под предлогом того, что генеральный директор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения в виде домашнего ареста вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют. Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, вполне целесообразным будет расширение применения по экономическим преступлениям такой обеспечительной меры, как залог.

Устранение проблем правоприменения ст. 159 УК РФ, таких как:

1) решение хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей;

2) формальность доказывания умысла;

3) отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей;

4) редкое применение меры пресечения в виде залога, существенно улучшит правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.