Перейти к содержимому

Судебная практика волжского городского суда волгоградской области

Судебная практика волжского городского суда волгоградской области

Внимание. Приказом Судебного департамента при ВС РФ от 27 декабря 2016 года № 251 утвержден п орядок подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде , который в соответствии с абзацем 2 пункта 1.3 указанного Порядка НЕ распространяется на подачу запросов, предложений, заявлений и жалоб в суд в соответствии с Федеральным законом от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судом в РФ», Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ».

Понедельник-четверг:
Начало рабочего дня – 09.00 час.
Окончание рабочего дня – 18.00 час.
Обеденный перерыв с 13.00 до 13.45 час.

Окончание рабочего дня, непосредственно
предшествующего нерабочему праздничному дню – 17.00

Выходные – суббота, воскресенье.

осуществляется ежедневно (кроме выходных и праздничных дней) помощниками судей, согласно графику, утвержденному председателем суда.

тел. 34-11-82
Часы приема:

Понедельник-четверг :
09.00 - 13.00
13.45 - 18.00

по вопросам непроцессуального характера осуществляется председателем суда в последний вторник каждого месяца.

Часы приема: 09.00 - 11.00

Руководство Волжского городского суда Волгоградской области ведёт личный приём граждан по вопросам непроцессуального характера, которые подразумевают вопросы организации и обеспечения деятельности суда, жалобы на действия судей, на волокиту, допущенную судьями при рассмотрении дел, на не выдачу в установленный законом срок копии судебного решения, оказание препятствий ознакомления с делом и другие, не связанные с существом дела и обжалованием судебного решения. Запись на личный приём граждан руководством городского суда ведётся в кабинете № 18 (2 этаж), на основании документа, удостоверяющего личность, с приложением письменного обращения в котором заявитель указывает доводы о необходимости в личном приёме, а также предварительно ознакомившись с перечнем вопросов, разрешаемых на личном приёме. При наличии оснований, изложенных в доводах, для приёма руководством городского суда заявитель извещается о времени и месте личного пр иёма.

Решение Волжского городского суда Волгоградской области от 20 января 2011 года по делу №2-848\2011. Удержание алиментов при продаже недвижимого имущества. Семейный адвокат

Именем Российской Федерации

Волжский городской суд Волгоградской области в составе: председательствующего Павловой Н.М.

при секретаре Дьяченко И.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Волжском

20 января 2011 года

дело по заявлению Австрийсковой Н.Н. об оспаривании действий начальника отдела старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области,

Австрийскова Н.В. обратилась в суд с заявлением об оспаривания действий начальника отдела старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области, отмене постановления об окончании исполнительного производства от . .

В дальнейшем заявитель уточнила заявление, в котором просит признать незаконным отказ старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области от . о взыскании с дохода, полученного Н.Н. от продажи недвижимости, алиментов, обязать отменить постановление об окончании исполнительного производства от . . вынесенное . судебным приставом Н.Н., возобновить производство и провести исполнительные действия, направленные на взыскание с Н.Н. денежные средства в размере . от суммы дохода, полученного им от продажи . земельного участка и садового домика по договору купли-продажи от . В обоснование заявления указала, что в Волжском городском отделе судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области находилось исполнительное производство . возбужденное на основании судебного приказа от . о взыскании алиментов с Н.Н. в размере . части заработка ежемесячно на содержание дочери . в пользу заявителя. При обращении в Волжский городской отдел судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области ей стало известно, что указанное исполнительное производство окончено. . Н.Н. продал Н.Н. . земельного участка и садового дома . Заявитель обратилась в Волжский городской отдел судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области с заявлением о возобновлении данного исполнительного производства для производства исполнительных действий о взыскании с должника Н.Н. . части с дохода, полученного им от продажи . земельного участка и садового дома. Однако в удовлетворении данного заявления Австрийсковой Н.В. было отказано. Считает данный отказ незаконным, поскольку Н.Н. обязан выплачивать алименты со всех видов дохода, в том числе и с сумм доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, к которым относится договор купли- продажи.

Заявитель Австрийскова Н.В. в судебное заседание не явилась, о слушании дела извещена в установленном законом порядке, в письменном заявлении просила дело рассмотреть в ее отсутствие с участием ее П Н.Н.

П заявителя Н.Н. в судебном заседании уточненные требования поддержал в полном объеме, просил признать незаконным отказ старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области от . о взыскании с дохода, полученного Н.Н. от продажи недвижимости, алиментов, обязать отменить постановление об окончании исполнительного производства от . . вынесенное . судебным приставом Н.Н., возобновить производство и провести исполнительные действия, направленные на взыскание с Н.Н. денежные средства в размере . суммы дохода, полученного им от продажи . земельного участка и садового домика по договору купли-продажи от . Указал, что в Волжском городском отделе судебных приставов Управления ФССП по . находилось исполнительное производство . возбужденное на основании судебного приказа от . о взыскании с Н.Н. в пользу заявителя алиментов на содержание дочери . в размере . заработка ежемесячно. При обращении в Волжский городской отдел судебных приставов Управления ФССП по . заявителю стало известно, что указанное исполнительное производство окончено. . Н.Н., продал Н.Н. за . земельного участка и садового дома. В этой связи она обратилась в Волжский городской отдел судебных приставов Управления ФССП по . с заявлением о возобновлении данного исполнительного производства для производства исполнительных действий о взыскании с должника Н.Н. . от дохода, полученного им от продажи . земельного участка и садового дома. Однако в удовлетворении данного заявления, согласно сообщения Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по . от . ей было отказано. Считает данный отказ незаконным, поскольку Н.Н. обязан выплачивать алименты со всех видов дохода, в том числе и с сумм доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, к которым относится договор купли- продажи. Алименты удерживаются с любого дохода, полученного лицом, обязанным платить алименты, в результате исполнения гражданско-правового договора. Договор купли-продажи является гражданско-правовым, должник получает доход, из которого в данном случае может быть произведено удержание алиментов.

Начальник отдела старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области в судебное заседание не явился, о рассмотрении дела извещен в установленном законом порядке.

Судебный пристав- исполнитель Н.Н. считает заявление необоснованным, поскольку денежные средства, полученные Н.Н. от продажи . земельного участка и садового дома не относятся к видам дохода, с которых следует производить удержание алиментов. Постановление от . об окончании исполнительного производства считает законным и обоснованным, поскольку исполнительное производство окончено, в связи с направлением судебного приказа для исполнения по месту работы должника где оно исполняется и Н.Н. не имеет задолженностей по алиментным обязательствам.

Представители Управления ФССП по Волгоградской области Н.Н., Н.Н. считают отказ начальника отдела старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области законным, поскольку денежные средства, полученные Н.Н. от продажи . доли земельного участка и садового дома не относятся к видам дохода, с которых следует производить удержание алиментов. Постановление от . об окончании исполнительного производства считает законным и обоснованным, поскольку исполнительное производство окончено в связи с направлением судебного приказа для исполнения по месту работы должника. Отмена данного постановления приведет к нарушению прав ребенка и должника, в связи с тем, что, отменяя постановление об окончании исполнительного производства судебный пристав будет обязать отозвать судебный приказ с места работы плательщика алиментов. Данные обстоятельства приведут к образованию задолженности по уплате алиментов и соответственно к несвоевременной выплате алиментов в пользу ребенка. Кроме этого полагают, что Австрийсковой Н.В. пропущен десятидневный срок для обжалования отказа во взыскании алиментов с денежных средств, полученных Н.Н. от продажи земельного участка и садового дома. Поскольку согласно журнала учета поступающих документов в Волжский городской отдел судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области, заявление от Австрийсковой Н.В. поступило . и . годы получен заявителем ответ. Поставленная в отказе дата . не соответствует действительности, кроме того, на ответах Волжским городским отделом судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области не ставится дата и исходящий номер, а также имеется запрет в подписании ответов гелиевой и черным чернилам. На средства, полученные Н.Н. от продажи . доли земельного участка и садового дома . была приобретена в собственность квартира, а значит он приобрел иное имущество, использовав данные денежные средства и путем привлечения дополнительных для приобретения недвижимости. Просят отказать в удовлетворении заявления Австрийсковой Н.В. в полном объеме в виду необоснованности требований.

Заинтересованное лицо Н.Н. поддержал доводы Управления ФССП по Волгоградской области, указал, что проданная им 1\2 доля земельного участка и садового дома не относится к видам дохода, с которых следует производить удержание алиментов.

Постановление от . об окончании исполнительного производства считает законным и обоснованным, поскольку исполнительное производство окончено, в связи с направлением судебного приказа для исполнения по месту его работы, где оно исполняется, и он не имеет задолженностей по алиментным обязательствам. На полученные денежные средства он приобрел себе жильё и полагает, что требования Австрийсковой Н.В. нарушают его права.

Суд, выслушав доводы представителя заявителя, заинтересованных лиц, исследовав материалы дела, считает требования обоснованными.

В судебном заседании установлено следующее.

На основании судебного приказа . от . с Н.Н. в пользу Австрийсковой Н.В. взысканы алименты на содержание дочери . части заработка и (или) иного дохода ежемесячно, что подтверждается копией приказа.

. на основании судебного приказа Волжским городским отделом УФССП России по Волгоградской области возбуждено исполнительное производство . что подтверждается копией постановления.

В соответствии с постановлением от . взыскание алиментов по судебному приказу от . было обращено на заработную плату должника Н.Н. и исполнительный документ направлен по месту работы Н.Н. для удержания алиментов, что подтверждается копией постановления.

. постановлением судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области Н.Н. исполнительное производство . было окончено на основании постановления от . что подтверждается копией постановления.

. на основании договора купли-продажи Н.Н. продал Н.Н. принадлежащую ему . долю земельного участка и расположенного на нем дачного домика, по адресу: . . рублей, что подтверждается копией договора.

. Н.Н. обратилась в Волжский городской отдел УФССП по . с заявлением о возобновлении исполнительного производства для взыскания алиментов с дохода, полученного должником Н.Н. от продажи . земельного участка и садового дома, что подтверждается заявлением от . и не оспаривалось заинтересованными лицами в судебном заседании.

Во взыскании указанных денежных средств с Н.Н., полученных им от данной сделки, согласно сообщения начальника Волжского городского отдела УФССП РФ по . Н.Н. было отказано, что подтверждается сообщением от .

Как усматривается из договора купли- продажи от . Н.Н. приобрел у Н.Н. двухкомнатную . за . что подтверждается копией договора.

Право собственности за Н.Н. на данное жилое помещение зарегистрировано . что подтверждается копией свидетельства о государственной регистрации права.

Исследовав обстоятельства дела, суд приходит к выводу о необходимости удовлетворить требования заявителя в полном объеме.

Согласно ч. 2 ст. 257 ГПК РФ неявка в судебное заседание гражданина, руководителя или представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решения, действия (бездействие) которых оспариваются, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению заявления.

В соответствии со ст. 45 Конституции РФ «1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. 2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

Согласно ст. 46 Конституции РФ «1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. 2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд».

В соответствие со ст. 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

В силу ст.255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых:

нарушены права и свободы гражданина;

созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» устанавливает, что в соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации и главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

К решениям относятся акты органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных, муниципальных служащих и приравненных к ним лиц, принятые единолично или коллегиально, содержащие властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан и организаций. При этом необходимо учитывать, что решения могут быть приняты как в письменной, так и в устной форме (например, объявление военнослужащему дисциплинарного взыскания). В свою очередь, письменное решение принимается как в установленной законодательством определенной форме (в частности, распоряжение высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), так и в произвольной (например, письменное сообщение об отказе должностного лица в удовлетворении обращения гражданина).

К действиям органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих по смыслу главы 25 ГПК РФ относится властное волеизъявление названных органов и лиц, которое не облечено в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению.

В соответствии со ст. 81 СК РФ, размер алиментов, ежемесячно взыскиваемых на несовершеннолетних детей в судебном порядке, составляет: на одного ребенка - одну четверть заработка и (или) иного дохода родителей, на двух детей - одну треть, на трех и более детей - половину заработка и (или) иного дохода.

Статьей 82 СК РФ установлено, что виды заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей на основании решения суда в долевом размере к заработку или доходу, определяются Правительством РФ.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года № 841 утвержден Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей.

Согласно подпункту "о" пункта 2 Перечня удержание алиментов на содержание несовершеннолетних детей производится с сумм доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, а также от реализации авторских и смежных прав, доходов, полученных за выполнение работ и оказание услуг, предусмотренных законодательством Российской Федерации (нотариальная, адвокатская деятельность и т.д.);

Согласно ст.47 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»:

1.Исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случаях:

8) направления копии исполнительного документа в организацию для удержания периодических платежей, установленных исполнительным документом;

2. Подлинник исполнительного документа в случаях, предусмотренных пунктами 1, 2, 8 и 9 части 1 настоящей статьи, остается в оконченном исполнительном производстве. В остальных случаях в оконченном исполнительном производстве остается копия исполнительного документа.

3. Об окончании исполнительного производства выносится постановление с указанием на исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, полностью или частично либо на их неисполнение.

9. В течение срока предъявления исполнительного документа к исполнению постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства может быть отменено старшим судебным приставом по собственной инициативе или по заявлению взыскателя в случае необходимости повторного совершения исполнительных действий и применения, в том числе повторного, мер принудительного исполнения.

В судебном заседании достоверно установлено, что постановлением от . взыскание алиментов по судебному приказу от . в пользу Австрийсковой Н.В. на содержание . было обращено на заработную плату должника Н.Н. и исполнительный документ направлен по месту работы Н.Н. для удержания алиментов. Н.Н. продал Н.Н. за . долю земельного участка и расположенного на нем дачного домика, по адресу: . . В этой связи . Австрийскова Н.В. обратилась в Волжский городской отдел УФССП по Волгоградской области с заявлением о возобновлении исполнительного производства и взыскании алиментов с дохода, полученного Н.Н. от продажи . земельного участка и садового дома. Начальником Волжского городского отдела судебных приставов по Волгоградской области Австрийсковой Н.В. было отказано в обращении взыскания алиментов на денежные средства, полученные от продажи 1/2 доли земельного участка и дачного домика по тем основаниям, что указанные денежные средства к таковым не относятся.

Вместе с тем, по правовому смыслу действующего законодательства договор купли-продажи, является гражданско-правовым, и денежные средства, получаемые, как доход по данной сделке, являются доходом, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей и в данном случае может быть произведено удержание алиментов, в связи с чем, оснований для отказа заявителю в производстве указанных исполнительных действий не имелось.

Доводы представителей заинтересованных лиц о том, что Австрийсковой Н.В. . был вручен ответ на её заявление от . о назначении алиментов на денежные средства полученные Н.Н. от продажи 1\2 доли земельного участка и дачного дома, не нашли своего подтверждения в судебном заседании, поскольку из журнала учета поступающих документов в Волжский городской отдел УФССП РФ по Волгоградской области, следует, что от Австрийсковой Н.В. в Волжский городской отдел поступило заявление о возобновлении исполнительного производства. Отметка об исполнении указана . Однако из данной отметки в журнале не усматривается, что ответ получен Австрийсковой Н.В. лично. Более того, каких-либо иных доказательств, свидетельствующих о получении заявителем данного ответа Волжским городским отделом УФССП РФ по Волгоградской области не представлено, а равно и не представлено доказательств невозможности Волжским городским отделов судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области указания в дате исходящего - . В связи с чем, суд считает не пропущенным срок обращения заявителя с настоящим заявлением, которая обратилась в суд .

При таких обстоятельствах, суд считает незаконным отказ старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области от . о взыскании с дохода, полученного Н.Н. от продажи недвижимости, алиментов, в связи с чем, требования заявителя обоснованны и суд полагает необходимым обязать отменить постановление об окончании исполнительного производства от . . вынесенное . судебным приставом Н.Н., возобновить исполнительное производство и провести исполнительные действия, направленные на взыскание с Н.Н. денежные средства в размере . от суммы дохода, полученного им от продажи . доли земельного участка и садового домика по договору купли-продажи от .

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194 - 199, 254, 258 ГПК РФ, суд

Признать незаконным отказ старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления ФССП по Волгоградской области от . о взыскании с дохода, полученного Н.Н. от продажи недвижимости, алиментов, обязать отменить постановление об окончании исполнительного производства от . . вынесенное . судебным приставом Н.Н., возобновить производство и провести исполнительные действия, направленные на взыскание с Н.Н. денежные средства в размере . суммы дохода, полученного им от продажи . доли земельного участка и садового домика по договору купли-продажи от .

Лучший семейный адвокат в Москве

Обобщение судебной практики Волгоградского областного суда по гражданским делам за второй квартал 2016 года

Вопросы применения норм материального права

1. При разделе наследственного имущества необходимо учитывать рыночную стоимость всего наследственного имущества на время рассмотрения дела в суде, а не стоимость доли в наследственном имуществе, как самостоятельного объекта права.

Б.Р.В. обратилась в суд с иском к К. о разделе наследственного имущества, указав, что на основании договора купли-продажи от 13 апреля 1993 года ей и ее супругу на праве совместной собственности принадлежала двухкомнатная квартира общей площадью 44,2 кв.м по адресу: г. Волжский, ул. М., д. 37, кв. 25. После смерти 06 декабря 2014 года её мужа, право собственности на принадлежавшую ему ½ долю указанной квартиры на основании свидетельств о праве на наследство по закону от 16 июля 2015 года перешло к ним с К. в равных долях (по ¼ доли каждой). Ссылаясь на наличие у неё при разделе как у собственника ¾ долей преимущественного права на названную являющуюся неделимой вещью квартиру, просила суд признать за ней указанное право с взысканием с неё в пользу ответчика в счёт денежной компенсации стоимости ¼ доли 64000 рублей, право собственности ответчика на спорную долю квартиры прекратить.

Решением Волжского городского суда Волгоградской области от 11 ноября 2015 года удовлетворены исковые требования Б.Р.В., за ней при разделе наследственного имущества признано преимущественное право на спорную квартиру, право собственности К. на ¼ долю указанной квартиры прекращено, право собственности на названную долю признано за Б.Р.В., с которой в пользу ответчика взыскана денежная компенсация стоимости спорной доли в размере 64 000 рублей, внесённых истцом по чеку-ордеру от 09 ноября 2015 года на счёт Управления Судебного департамента в Волгоградской области.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 16 марта 2016 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Президиум Волгоградского областного суда отменил апелляционное определение по кассационной жалобе К., указав следующее.

Согласно пункту 1 статьи 1168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) наследник, обладавший совместно с наследодателем правом общей собственности на неделимую вещь (статья 133), доля в праве на которую входит в состав наследства, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счёт своей наследственной доли вещи, находившейся в общей собственности, перед наследниками, которые ранее не являлись участниками общей собственности, независимо от того, пользовались они этой вещью или нет.

В соответствии со статьей 1170 ГК РФ несоразмерность наследственного имущества, о преимущественном праве на получение которого заявляет наследник на основании статьи 1168 или 1169 настоящего Кодекса, с наследственной долей этого наследника устраняется передачей этим наследником остальным наследникам другого имущества из состава наследства или предоставлением иной компенсации, в том числе выплатой соответствующей денежной суммы.

Если соглашением между всеми наследниками не установлено иное, осуществление кем-либо из них преимущественного права возможно после предоставления соответствующей компенсации другим наследникам.

Как установлено судебными инстанциями и следует из материалов дела, супруги Б.В.И. и Б.Р.В. на основании договора купли-продажи от 13 апреля 1993 года являлись собственниками двухкомнатной квартиры общей площадью 44,2 кв.м, расположенной по адресу: г. Волжский, ул. М.

06 декабря 2014 года Б. В.И. умер. На основании свидетельств о праве на наследство от 16 июля 2015 года право собственности на принадлежавшую ему ½ долю указанной квартиры перешло в равных долях (по ¼ доли каждой) к К. и Б.Р.В., которая в связи с этим стала собственником ¾ долей названного объекта недвижимости.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу, с которым согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда при рассмотрении дела в апелляционном порядке, о наличии у Б.Р.В., как наследника, обладавшего совместно с наследодателем правом общей собственности на неделимую вещь, доля в праве на которую входит в состав наследства, при разделе наследства преимущественного права на получение указанной квартиры в счёт своей наследственной доли, что предусмотрено положениями статьи 1168 ГК РФ, что не оспаривалось К.

Определяя размер подлежащей взысканию в соответствии со статьей 1170 ГК РФ с истца в пользу ответчика денежной компенсации, суд руководствовался заключением проведенной по делу судебной строительно-технической экспертизы от 25 октября 2015 года № 81/2015, выполненным экспертом ООО «Центральная Лаборатория Независимой Экспертизы», согласно выводам которого стоимость спорной квартиры составляет 1382 000 рублей, а стоимость ¼ доли данного объекта недвижимости – 64 000 рублей.

В соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Читайте так же:  Получить паспорт в 45 лет спб

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно части 2 статьи 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса.

Принимая указанное заключение за основу, суд не принял во внимание то обстоятельство, что избранная экспертом методика оценки рыночной стоимости ¼ доли квартиры как отдельного объекта противоречит разъяснениям, содержащимся в пункте 57 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», согласно которым при разделе наследственного имущества суды учитывают рыночную стоимость всего наследственного имущества на время рассмотрения дела в суде.

Судом также не учтено, что оценка рыночной стоимости доли в квартире, как отдельного объекта, осуществляется с целью реализации данной доли на открытом рынке, что предполагает уменьшение её реальной стоимости по причине применения понижающего коэффициента (скидки, зависящей от размера доли), тогда как в целях определения компенсации при разделе наследственного имущества, когда собственник доли не обязан отчуждать объект оценки, указанный коэффициент не применяется.

Кроме того, как следует из указанного выше экспертного заключения, поскольку на момент проведения экспертизы рынок купли-продажи долей в квартирах в городах Волгоградской области не сложился, так как отсутствуют предложения по продаже, стоимость ¼ доли в спорной квартире была рассчитана экспертом только по цене спроса, в результате чего взысканная судом сумма денежной компенсации не соответствует предусмотренному нормами действующего законодательства принципу соразмерности.

При таких обстоятельствах Президиум Волгоградского областного суда пришел к выводу о том, что допущенные нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 16 марта 2016 года с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение (постановление президиума Волгоградского областного суда от 29 июня 2016 года, №44г-125/16).

2. В общую площадь комнаты как части коммунальной квартиры подлежит включению жилая площадь самой комнаты, площадь вспомогательных помещений, которые могут находиться при такой комнате и использоваться исключительно для обслуживания данной комнаты (например, кладовая), а также доля площади вспомогательных помещений всей коммунальной квартиры в целом (кухни, туалета, ванной и т.д.), используемых для обслуживания более одной комнаты.

П.И.В. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью Группа компаний «Южные районы Волгограда» (далее – ООО Группа компаний «Южные регионы») о перерасчете платы за отопление и взыскании компенсации морального вреда, указывая на то, что она и П.В.И. являются собственниками квартиры, расположенной в доме № 115 по ул. К. г. Волгограда, по ½ доле каждый, управление которым осуществляет ответчик. Квартира состоит из двух изолированных комнат.

Решением Кировского районного суда г. Волгограда от 13 октября 2008 года определен порядок пользования указанной квартирой, в соответствии с которым ей выделена комната № 2 площадью 16,9 кв.м, а П.В.И. – комната № 1 площадью 12,4 кв.м.

Все коммунальные платежи производились, исходя из площади, закрепленной за ней комнаты 16,9 кв.м, а с 1 ноября 2012 года ей стали приходить счета, в которых расчет стал производиться исходя из площади 25,38 кв.м.

Полагает, что рассчитанная ответчиком сумма задолженности по оплате за жилищно-коммунальные услуги начислена ей незаконно, поскольку применена завышенная общая площадь помещения, что привело к значительному увеличению общей суммы оплаты коммунальных услуг за отопление.

В этой связи она письменно обращалась к ответчику с заявлением о перерасчёте задолженности с учетом площади занимаемой ею комнаты, однако перерасчёт ей не произведён. В настоящее время ей необоснованно выставлен счет на оплату коммунальных услуг за период с 1 ноября 2012 года по 28 февраля 2015 года в размере 30 542 рубля 32 копейки.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, а также на Закон от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», просила обязать ответчика произвести перерасчет платы за отопление за период с ноября 2012 года по февраль 2015 года исходя из площади занимаемой ею комнаты и взыскать в её пользу компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей и штраф.

Решением Кировского районного суда г. Волгограда от 9 декабря 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 февраля 2016 года, исковые требования П.И.В. удовлетворены частично. На ООО Группа Компаний «Южные районы Волгограда» возложена обязанность произвести перерасчет платы за отопление комнаты площадью 16,9 кв.м в квартире дома № 115 по ул. К. г. Волгограда за период с 1 ноября 2012 года по февраль 2015 года исходя из общей площади занимаемого П.И.В. жилого помещения – 16,9 кв.м, с ООО Группа Компаний «Южные районы Волгограда» в пользу П.И.В. взыскана компенсация морального вреда 2 000 рублей и штраф за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке в размере 1 000 рублей, в удовлетворении остальной части исковых требований П.И.В. о взыскании компенсации морального вреда отказано.

Президиум Волгоградского областного суда пришел к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судами были допущены существенные нарушения норм права, что повлекло за собой отмену апелляционного определения по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом, П.И.В. и П.В.И. являются собственниками квартиры, расположенной в доме № 115 по ул. К. г. Волгограда, по ½ доле каждый. Квартира состоит из двух изолированных комнат.

Решением Кировского районного суда г. Волгограда от 13 октября 2008 года определен порядок пользования указанной квартирой, в соответствии с которым П.И.В. выделена комната № 2 площадью 16,9 кв.м, а П.В.И. – комната № 1 площадью 12,4 кв.м и на МУ «ЖКХ Кировского района г. Волгограда» возложена обязанность заключить с ними договор на оплату жилого помещения и коммунальных услуг с выдачей соответствующего платежного документа пропорционально долям в праве собственности.

Кухня, коридор, ванная комната, туалет и три шкафа оставлены в общем пользовании.

Управляющей компанией данного многоквартирного дома является ООО Группа Компаний «Южные районы Волгограда», которой истица производит оплату жилищно-коммунальных услуг.

Дом оснащен общедомовым прибором учета.

Начисление и плата за отопление за период с 1 ноября 2012 года по февраль 2015 года производилась исходя из общей площади помещения 25,38 кв.м, включая площадь вспомогательных помещений пропорционально площади занимаемой истицей комнаты.

Полагая, что размер платы за услугу по отоплению за оспариваемый период должен быть начислен исходя из площади занимаемой комнаты – 16,9 кв.м, истица обратилась с настоящим иском в суд.

Разрешая спор, и, удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции, пришел к выводу о том, что плата за отопление, содержание и ремонт жилого помещения должна начисляться исходя не из площади помещения 25,38 кв.м, как указано ответчиком в платежном документе за оспариваемый период, а из площади занимаемой истицей комнаты, которая составляет 16,9 кв.м.

Делая такой вывод, с которым согласилась судебная коллегия, суд первой инстанции исходил из того, что он вытекает из положений пунктов 2, 5 статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ).

Однако выводы судебных инстанций основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Поскольку квартира состоит из двух изолированных комнат и в отношении нее определен порядок пользования, проживание П.И.В. и П.В.И. при описанных обстоятельствах фактически делает её коммунальной, поскольку условия их проживания в данном жилом помещении аналогичны условиям проживания в коммунальной квартире.

Частью 4 статьи 154 ЖК РФ установлено, что плата за коммунальные услуги включает в себя: плату за холодное и горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение, отопление (теплоснабжение).

В соответствии со статьей 157 ЖК РФ размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Во исполнение требований федерального законодательства Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 года № 306 утверждены Правила установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг, которые определяют порядок установления нормативов потребления коммунальных услуг, в том числе отопления.

В силу статьи 16 ЖК РФ видами жилых помещений являются, в частности, квартира и комната как часть квартиры.

Квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении (часть 3 статьи 16 ЖК РФ).

Комнатой признается часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире (часть 4 статьи 16 ЖК РФ).

Согласно части 5 статьи 15 ЖК РФ общая площадь жилого помещения состоит из суммы площади всех частей такого помещения, включая площадь помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилом помещении, за исключением балконов, лоджий, веранд и террас.

ЖК РФ не содержит определения того, что составляет общую площадь комнаты, расположенной в коммунальной квартире, и не регулирует порядок определения доли площади помещений вспомогательного использования коммунальной квартиры, приходящейся на лиц, занимающих комнаты в такой квартире по договору социального найма.

В этой связи в данном случае необходимо применение в соответствии с частью 1 статьи 7 ЖК РФ по аналогии положений статей 15, 16, 42 ЖК РФ.

Определение долей в праве общей собственности на общее имущество в коммунальной квартире регламентирует часть 1 статьи 42 ЖК РФ, согласно которой доля в праве общей собственности на общее имущество в коммунальной квартире собственника комнаты в данной квартире пропорциональна размеру площади указанной комнаты.

Таким образом, исходя из содержания положений вышеприведенных норм в их взаимосвязи следует, что в общую площадь комнаты как части коммунальной квартиры подлежит включению жилая площадь самой комнаты, площадь вспомогательных помещений, которые могут находиться при такой комнате и использоваться исключительно для обслуживания данной комнаты (например, кладовая), а также доля площади вспомогательных помещений всей коммунальной квартиры в целом (кухни, туалета, ванной и т.д.), используемых для обслуживания более одной комнаты.

Данные обстоятельства не были учтены судами при разрешении спора, что повлекло за собой отмену апелляционного определения и направление дела на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Волгоградского областного суда (постановление президиума Волгоградского областного суда от 08 июня 2016 года, №44г-110/16).

3. Факт заключения договора об обязательном страховании гражданской ответственности владельца транспортного средства, а также уплаты страховой премии должен быть подтвержден страховым полисом и квитанцией. Дополнительным доказательством заключения такого договора являются данные автоматизированной информационной системы обязательного страхования. При отсутствии доказательств заключения договора страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства на страховщика не может быть возложена обязанность по выплате страхового возмещения.

Ш. обратился в суд с иском к страховому акционерному обществу «ВСК» (далее — САО «ВСК») о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, указав на то, что 02 июля 2015 года по вине водителя Р., управлявшего автомобилем ГАЗ 322132, собственником которого является З., был поврежден принадлежащий ему автомобиль «Нива Шевролет», в результате чего ему причинён материальный ущерб на сумму 90 900 рублей. Страховщик гражданской ответственности Р. – САО «ВСК» в выплате страховой суммы отказал, сославшись на то, что по указанному в справке о дорожно-транспортном происшествии страховом полисе зарегистрирована гражданская ответственность другого лица, являющегося владельцем другого автомобиля.

Решением Центрального районного суда г. Волгограда от 22 декабря 2015 года исковые требования Ш. удовлетворены частично. В его пользу с САО «ВСК» взысканы страховое возмещение в размере 90 900 рублей., неустойка в размере 37 269 рублей, расходы по оплате услуг эксперта-оценщика в размере 7 000 рублей, компенсация морального вреда в размере 500 рублей, штраф в размере в размере 45 450 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 5 000 рублей, а также расходы по нотариальному удостоверению доверенности в размере 1000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 23 марта 2016 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 02 июля 2015 года в г. Волгограде произошло дорожно-транспортное происшествие с участием водителей Р., управлявшего принадлежащим З. автомобилем ГАЗ 322132, К., управлявшего автомобилем ВАЗ 21101, и Ш., управлявшего автомобилем «Нива Шевролет». Виновным в совершении указанного дорожно-транспортного происшествия признан Р., гражданская ответственность которого, как следует из справки о дорожно-транспортном происшествии от 02 июля 2015 года, зарегистрирована в САО «ВСК» на основании страхового полиса Серия ЕЕЕ № 0333130909.

При обращении Ш. в САО «ВСК» в страховой выплате ему было отказано со ссылкой на то, что договор ОСАГО с выдачей указанного в справке о дорожно-транспортном происшествии полиса Серия ЕЕЕ № 0333130909 заключен страховщиком не с Р., а с другим лицом, являющимся владельцем другого автомобиля.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, с которым согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда при рассмотрении дела в апелляционном порядке, о наличии страхового случая и необоснованности отказа ответчика в выплате страхового возмещения истцу, сославшись на положения пункта 7.1 статьи 15 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», которым предусмотрено, что в случае причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего владельцем транспортного средства, обязательное страхование гражданской ответственности которого удостоверено страховым полисом обязательного страхования, бланк которого несанкционированно использован, страховщик, которому принадлежал данный бланк страхового полиса, обязан выплатить за счет собственных средств компенсацию в счет возмещения причиненного потерпевшему вреда при условии, что до даты наступления страхового случая страховщик, страховой брокер или страховой агент обратился в уполномоченные органы с заявлением о хищении бланков. Выплата указанной компенсации осуществляется в порядке, установленном настоящим Федеральным законом для осуществления страховой выплаты. Принадлежность бланка страхового полиса обязательного страхования страховщику подтверждается профессиональным объединением страховщиков в соответствии с правилами профессиональной деятельности, предусмотренными подпунктом «п» пункта 1 статьи 26 настоящего Федерального закона.

Президиум Волгоградского областного суда, отменяя апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, отметил, что указанный вывод судебных инстанций сделан с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 927 ГК РФ страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

Таким образом, основанием для возникновения у страховщика обязанности по договору страхования является договор страхования, заключенный со страхователем.

Согласно статье 940 ГК РФ договор страхования должен быть заключен в письменной форме.

Статьей 969 этого же Кодекса установлено, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования, за исключением договора обязательного государственного страхования.

В соответствии с пунктом 2 статьи 434 ГК РФ договор страхования может быть заключен путем составления одного документа либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

Статьей 957 ГК РФ предусмотрено, что договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса.

В силу статьи 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – Закон об ОСАГО) владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены данным Федеральным законом, и в соответствии с ним страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 15 Закона об ОСАГО обязательное страхование осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения со страховщиками договоров обязательного страхования, в которых указываются транспортные средства, гражданская ответственность владельцев которых застрахована.

Пунктом 7 статьи 15 Закона об ОСАГО предусмотрено, что при заключении договора обязательного страхования страховщик вручает страхователю страховой полис, являющийся документом, удостоверяющим осуществление обязательного страхования, а также вносит сведения, указанные в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленные при заключении этого договора, в автоматизированную информационную систему обязательного страхования. Бланк страхового полиса обязательного страхования является документом строгой отчетности.

В соответствии с пунктом 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» выдача страхового полиса является доказательством, подтверждающим заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности, пока не доказано иное.

В силу пункта 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

По смыслу приведенных норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации страховой полис является документом, удостоверяющим заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, на основании которого у потерпевшего возникает право требовать от страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность лица, причинившего вред, выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая, а у страховщика обязанность выплатить указанное страховое возмещение.

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно части 1 статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В силу положений статьи 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Исходя из обстоятельств дела и приведенных выше положений норм материального права, регламентирующих спорные правоотношения, факт заключения Р. или З. с САО «ВСК» договора об обязательном страховании гражданской ответственности владельца транспортного средства ГАЗ 322132, а также уплаты им страховой премии должен быть подтвержден страховым полисом и квитанцией. Дополнительным доказательством заключения такого договора являются данные автоматизированной информационной системы обязательного страхования.

Вместе с тем, какие-либо достоверные доказательства, подтверждающие выдачу ответчиком полиса Серия ЕЕЕ № 0333130909 Р. или З., а также страхование гражданской ответственности последних в САО «ВСК» в материалах дела отсутствуют. Ни подлинники, ни копии, как названного полиса, так и квитанции об уплате страховой премии по нему, суду не представлялись и не исследовались.

Из имеющегося в материалах дела письма Российского Союза Автостраховщиков следует, что согласно данным автоматизированной информационной системы обязательного страхования договор ОСАГО, на основании которого выдан страховой полис Серия ЕЕЕ № 03333130909 сроком действия с 10 апреля 2015 года по 09 апреля 2016 года, заключен САО «ВСК» в отношении иного транспортного средства, согласно представленным САО «ВСК» данным по указанному договору застрахована гражданская ответственность М. при использовании транспортного средства HYUNDAI SOLARIS.

Ссылка судебных инстанций в качестве доказательства страхования ответчиком гражданской ответственности Р. на справку о дорожно-транспортном происшествии не может быть признана состоятельной, так как допустимым доказательством, достоверно подтверждающим факт принадлежности бланка указанного в ней страхового полиса ответчику САО «ВСК», а также его подлинность, названная справка не является.

Поскольку факт выдачи САО «ВСК» страхового полиса Р. или З. судом не установлен, как не установлен и факт принадлежности ответчику указанного в справке о дорожно-транспортном происшествии бланка страхового полиса и его несанкционированного использования, в том числе в результате хищения, вывод судебных инстанций об обязанности ответчика в силу в соответствии с пунктом 7.1 статьи 15 Закона об ОСАГО выплатить истцу страховое возмещение нельзя признать правильным, а решение об удовлетворении иска законным и обоснованным (постановление президиума Волгоградского областного суда от 29 июня 2016 года, №44г-127/16).

4. Основания и порядок премирования работников являются компетенцией работодателя и зависят, в частности, от наличия прибыли у работодателя за определенный период и других факторов, которые могут оказывать влияние на принятие решения о премировании и его размере в отношении каждого работника персонально, в связи с чем премиальные выплаты не носят обязательный характер.

З. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ЭВ-Лизинг» (далее — ООО «ЭВ-Лизинг», Общество) об оспаривании приказа о наложении дисциплинарного взыскания, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указала, что с 01 апреля 2013 года работает в ООО «ЭВ-Лизинг» в должности менеджера в Волгоградском филиале. Приказом директора от 02 февраля 2015 года на неё было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за отсутствие на рабочем месте 30 декабря 2014 года и неисполнение приказа о направлении в командировку в период с 12 по 14 января 2015 года.

Оспаривая указанный приказ, ссылалась на то, что 30 декабря 2014 года ей был предоставлен отгул, согласованный с директором филиала, с приказом о командировке она ознакомлена не была, деньги на командировочные расходы ей не выделялись, с 14 января 2015 года она находилась на больничном, в связи с чем нарушений трудовой дисциплины с её стороны допущено не было.

Также считает, что за период с января по февраль 2015 года работодателем не в полном размере выплачена заработная плата, в связи с чем просила признать незаконным и отменить приказ ООО «ЭВ-Лизинг» о наложении на неё дисциплинарного взыскания от 02 февраля 2015 года, взыскать с ответчика в её пользу задолженность по заработной плате за период с января по февраль 2015 года в размере 54 892 рубля 98 копеек, компенсацию морального вреда – 5 000 рублей.

Решением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 02 июня 2015 года исковые требования З. удовлетворены в части отмены приказа о наложении дисциплинарного взыскания, взыскании заработной платы, моральный вред компенсирован в размере менее заявленного в иске.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 11 сентября 2015 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

ООО «ЭВ-Лизинг» в кассационной жалобе поставило вопрос об отмене судебных актов обеих инстанций в части взыскания заработной платы, компенсации морального вреда.

Президиум Волгоградского областного суда отменил апелляционное определение в части оставления без изменения решения суда первой инстанции об удовлетворении требований Зотовой А.О. о взыскании задолженности по заработной плате и дело в этой части направил на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Волгоградского областного суда по следующим основаниям.

Судом по делу установлено, что З. согласно трудовому договору № 7 от 01 апреля 2013 года была принята в ООО «ЭВ-Лизинг» на должность менеджера с должностным окладом в 17 000 рублей.

Иные выплаты, входящие в заработную плату, выплачиваемую истцу, носят премиальный характер.

Сославшись на положения статей 15, 16, 21, 22, 56, 57, 68, 130, 135, части 1 статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ), суд первой инстанции пришел к выводу о том, что премиальные ежемесячные выплаты, входящие в состав заработной платы истца, связанные с исполнением трудовых обязанностей, носят обязательный характер, в связи с чем признал наличие у ответчика задолженности перед истцом в связи с уклонением от их выплаты. С таким выводом согласилась апелляционная инстанция.

Однако такой вывод судов не основан на законе.

Статьей 191 ТК РФ установлено право работодателя на поощрение работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявление благодарности, выплата премии, награждение ценным подарком и т.д.).

Часть первая данной статьи закрепляет право работодателя поощрять работников, добросовестно исполняющих свои обязанности, создавая тем самым дополнительный стимул к высокопроизводительному труду, предоставляет работодателю возможность максимально эффективно использовать труд своих работников в целях ведения экономической деятельности.

Читайте так же:  Бланк расписка о получении документов

Премией является выплата стимулирующего или поощрительного характера, выплачиваемая сверх основного заработка работника за определенные достижения в трудовой деятельности в соответствии с показателями (основаниями) премирования, установленными в локальных нормативных актах организации.

Таким актом в ООО «ЭВ-Лизинг» является Положение об оплате и стимулировании труда работников ООО «ЭВ-Лизинг», действующее с 09 января 2013 года.

Пунктом 4 данного Положения предусмотрено, что в Обществе применяется премиальная система оплаты труда, предполагающая начисление премии к установленным в трудовых договорах работников месячным (должностным) окладам с учетом надбавок при выполнении производственных показателей.

При этом установлено, что заработная плата включает следующие выплаты из фонда оплаты труда: должностной оклад, установленный в трудовом договоре работника; надбавку за профессионализм; надбавку за сложность и напряженность труда; надбавку стимулирующего характера; премиальные выплаты за достижение определенных производственных показателей в соответствии с системой премирования; доплаты (надбавки), предусмотренные трудовым законодательством за особые условия труда, а также за условия труда, отклоняющиеся от нормальных (при выполнении работ различной квалификации, совмещении профессий, работы за пределами нормальной продолжительности рабочего времени, в ночное время, выходные и нерабочие, праздничные дни и других).

Месячная заработная плата рассчитывается путем умножения должностного оклада на сумму коэффициентов надбавок за профессионализм, за сложность и напряженность труда и стимулирующего характера. Результат суммируется с компенсационными выплатами и премией.

Критериями установления указанных выше выплат и надбавок являются необходимость поддержания у персонала стремления не только сохранять размер заработной платы, но и работать, повышая его (пункт 4.2.); профессиональное мастерство, высокий уровень квалификации, влияющие на успешность деятельности структурного подразделения, сложность и напряженность выполняемой работы (пункты 4.2.1., 4.2.3).

Пунктом 5 Положения определены общие критерии премирования за выполнение производственных показателей.

Назначение и выплата всех видов несистемных выплат и премий (за исключением материальной помощи) производится на основании приказа руководителя Общества, в котором определяется размер выплаты.

Премирование персонала осуществляется ежемесячно при выполнении условий и достижении показателей премирования на основании оперативных производственно-хозяйственных данных.

Премирование работников по результатам труда есть право, а не обязанность работодателя и зависит, в частности, от количества и качества труда работников, финансового состояния Общества и прочих факторов, оказывающих влияние на премирование и его размер.

Размеры средств, направляемых на выплату премии по Обществу, исчисляется при наличии прибыли у Общества за определенный период на основании приказа руководителя с учётом личного вклада каждого работника (пункт 5 Положения).

Между тем, доказательств того, что за спорный период (январь-февраль 2015 года) руководителем Общества в связи с получением прибыли издавались приказы по начислению премий работникам, в том числе З., в материалах дела не имеется.

Ввиду того, что основания и порядок премирования работников являются компетенцией работодателя и зависят, в частности, от наличия прибыли у Общества за определенный период и других факторов, которые могут оказывать влияние на принятие решения о премировании и его размере в отношении каждого работника персонально, Президиум посчитал, что вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у ответчика оснований для невыплаты З. премии за январь, февраль 2015 года основан на неправильном толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения (постановление президиума Волгоградского областного суда от 18 мая 2016 года, №44г-93/16).

5. Само по себе проживание ребёнка и его родителей в жилом помещении, не являющемся местом жительства, которое определено ребёнку соглашением родителей, не может служить основанием для признания его не приобретшим права пользования тем жилым помещением, нанимателем или членом семьи нанимателя которого является один из его родителей.

О.Л.А. обратилась в суд с иском к О.К.А. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением.

В обоснование заявленных требований указала, что с 16 марта 1994 года истец зарегистрирована по адресу: г. Волгоград, ул. М., д. 13, кв. 165, в двухкомнатной квартире жилой площадью 45,1 кв.м.

Вместе с истцом проживает Л., кроме того с 09 декабря 1997 года в квартире зарегистрирована О.К.А., которая не проживает по месту регистрации с момента рождения, не вселялась в данную квартиру, вещей ее в квартире никогда не было, расходы по содержанию квартиры ответчик не несет.

Просила признать О.К.А. не приобретшей права пользования спорной квартирой.

Решением Центрального районного суда города Волгограда от 29 января 2016 года О.К.А. признана не приобретшей право пользования квартирой, расположенной по адресу: г. Волгоград, ул. М., д. 13, кв. 165.

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда отменила решение суда первой инстанции по апелляционной жалобе О.К.А. и приняла новое решение об отказе в удовлетворении данных исковых требований по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании ордера от 14 мая 1981 года О.И.А. и членам его семьи О.Л.А. (жена), О.А.И. (сын) по договору найма предоставлена квартира, расположенная по адресу: г. Волгоград, улица М., д. 13, кв. 165.

Согласно выписке из лицевого счета от 24 ноября 2015 года в данной квартире на условиях социального найма проживают О.А.И., О.К.А., О.Л.А., Л.Б.А. Ответственным квартиросъемщиком является О.А.И.

Как следует из выписки из домовой книги, карточки учета в данной квартире зарегистрированы: О.А.И., дата регистрации 23 июня 1981 года; О.Л.А., дата регистрации 16 марта 1994 года; О.К.А., дата регистрации 09 декабря 1997 года; Л.Б.А., дата регистрации 23 ноября 2010 года.

Ответчик О.К.А., родилась 27 ноября 1997 года, приходится дочерью О.А.И., который решением Центрального районного суда г. Волгограда от 26 октября 2015 года признан безвестно отсутствующим.

Согласно справке отдела полиции №4 УМВД России по г. Волгограду от 27 января 2016 года О.К.А., 27 ноября 1997 года рождения, зарегистрирована по адресу: г. Волгоград, ул. М., 13-165, по автоматизированным учетам органов внутренних дел не значится, жалоб и заявлений в отношении нее не поступало. На моменты посещения адреса: г. Волгоград, ул. М., 13-165, О.К.А. отсутствовала. Информации о проживании О.К.А. по месту регистрации в ходе проверки получено не было.

Как следует из искового заявления О.Л.А., поданного в суд 30 ноября 2015 года, ответчик О.К.А., достигшая совершеннолетия 27 ноября 2015 года, никогда в спорную квартиру не вселялась, в ней не проживала, расходы по содержанию квартиры не несет. Факт не вселения и не проживания О.К.А. по месту регистрации также был подтвержден третьим лицом Л., свидетелем К.

Ответчик О.К.А. в суде первой инстанции участия не принимала в связи с отсутствием данных о ее фактическом месте жительства. В соответствии со статьей 50 ГПК РФ суд назначил адвоката в качестве представителя ответчика.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции указал на то, что ответчик, не вселяясь и не проживая в спорной квартире в несовершеннолетнем возрасте с 1997 года, а впоследствии, достигнув совершеннолетия, и не имея препятствий для самостоятельного решения вопроса об избрании места жительства и для вселения по месту регистрации на спорную жилую площадь, указанным правом не воспользовалась, иск о нечинении препятствий в пользовании спорным жилым помещением не заявляла и не доказала, что имелись какие-либо объективные препятствия для вселения и проживания ее в спорном жилом помещении, как в период несовершеннолетия, так и в совершеннолетнем возрасте, в связи с чем признал О.К.А. не приобретшей право пользования жилым помещением,

Судебная коллегия не согласилась с такими выводами суда первой инстанции ввиду следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Материнство, детство, семья находятся под защитой государства (часть 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации).

Согласно статье 65 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов (пункт 2 статьи 20 ГК РФ).

В соответствии с положениями статьи 69 ЖК РФ члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности (часть 2). Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения (часть 3).

В силу статьи 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменения их прав и обязанностей по договору социального найма.

По смыслу указанных норм права, несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, определяемую им в качестве места жительства соглашением родителей, форма которого законом не установлена. Заключение такого соглашения, одним из доказательств которого является регистрация ребенка в жилом помещении, выступает предпосылкой приобретения ребенком права пользования конкретным жилым помещением, могущего возникнуть независимо от факта вселения ребенка в такое жилое помещение, в силу того, что несовершеннолетние дети не имеют возможности самостоятельно реализовать право на вселение.

Само по себе проживание ребенка и его родителей в жилом помещении, не являющемся местом жительства, которое определено ребенку соглашением родителей, не может служить основанием для признания его не приобретшим права пользования тем жилым помещением, нанимателем или членом семьи нанимателя которого является один из его родителей.

Это судом первой инстанции учтено не было.

О.К.А., 27 ноября 1997 года рождения, была зарегистрирована в спорной квартире по месту жительства 09 декабря 1997 года, своим отцом О.А.И.

Как пояснила О.К.А. в суде апелляционной инстанции, она с момента рождения вместе с родителями проживала в ней непродолжительное время, впоследствии вместе с родителями выехала из данной квартиры. Указанное обстоятельство также подтвердила свидетель Д. Свидетель М. показал, что видел маленькую О.К.А. вместе с родителями во дворе дома 13 по ул. М. в г. Волгограде.

На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу, что ответчик вместе с родителями была вселена в спорную квартиру в 1997 году, непродолжительное время проживала в ней, впоследствии семья выехала из квартиры в период, когда О.К.А. была несовершеннолетней и не имела возможности самостоятельно осуществлять свои права по пользованию жилым помещением. От права пользования квартирой после наступления совершеннолетия она не отказывалась, 09 февраля 2016 года она зарегистрировала в ней своих дочерей, родившихся 13 января 2016 года, что свидетельствует о её намерении пользоваться жилым помещением. Кроме того, не проживание в квартире после достижения ответчиком совершеннолетия не носит длительного характера. Таким образом, она приобрела право пользования спорной квартирой с момента регистрации в ней.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции о том, что О.К.А. не приобрела право пользования спорным жилым помещением, не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и основаны на ошибочном применении норм материального права (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 29 июня 2016 года, №33-8142/2016).

6. Размер пожизненной ренты, установленный договором пожизненной ренты, предусматривающим отчуждение имущества бесплатно, в расчете на месяц должен быть не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума на душу населения в соответствующем субъекте Российской Федерации по месту нахождения имущества, являющегося предметом договора пожизненной ренты. Установление в договоре иного, меньшего размера, не допускается, выплата ренты в меньшем размере является существенным нарушением условий договора пожизненной ренты.

Н. обратилась в суд с иском к Автономной некоммерческой организации социальной поддержки населения «Волгоградская социальная гарантия» (далее – АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия») о расторжении договора пожизненной ренты, признании права собственности.

В обосновании заявленных требований указала, что 20 марта 2013 года между ней и ответчиком был заключен договор пожизненной ренты, по условиям которого она передает в собственность ответчику принадлежащую ей на праве собственности квартиру № 104 в доме № 2 «Б» по улице им. Б. города Волгограда, а АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия» обязалась взамен выплачивать ей пожизненную ренту в порядке и на условиях предусмотренных договором.

01 августа 2014 года она обратилась к ответчику с заявлением о расторжении договора ренты, однако ответчик отказался выполнить указанное требование, сославшись на необходимость погашения истцом задолженности, размер и основание которой не обосновал. При этом ответчик с июня 2014 года перестал выплачивать ей предусмотренные договором рентные платежи, чем нарушил существенное условие заключенного между ними договора.

На основании изложенного просила суд расторгнуть договор пожизненной ренты от 20 марта 2013 года, возложить на ответчика обязанность передать ей в собственность указанное жилое помещение.

В свою очередь, АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия» обратилась в суд со встречными исковыми требованиями к Н. о возложении обязанности и взыскании судебных расходов, в обоснование требований указав, что с июня 2014 года Н. отказывается исполнять условия заключенного между ними договора пожизненной ренты. Денежные средства в виде пожизненной ренты от сотрудников ответчика не принимает, от проведения каких-либо переговоров отказывается, чем создает для плательщика ренты препятствия в исполнении своих обязательств по договору.

Просила суд возложить на Н. обязанность по исполнению обязательств по договору пожизненной ренты от 20 марта 2013 года путём принятия от плательщика ренты денежных средств в виде пожизненной ренты в порядке и на условиях, предусмотренных договором, компенсировать понесённые по делу судебные расходы.

Решением Ворошиловского районного суда города Волгограда от 01 декабря 2014 года было отказано как в удовлетворении искового заявления Н., так и в удовлетворении встречного иска АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия».

Не согласившись с постановленным судом решением в части отказа в удовлетворении её требований, Н. обратилась в суд с апелляционной жалобой, в которой, ссылаясь на незаконность и необоснованность выводов суда первой инстанции, просила постановленное по делу решение суда в обжалуемой части отменить, принять по делу новое решение, которым заявленные ею требования удовлетворить в полном объеме.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований Н. и приняла в данной части новое решение об удовлетворении иска Н. по следующим основаниям.

Согласно статье 583 ГК РФ по договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

По договору ренты допускается установление обязанности выплачивать ренту бессрочно (постоянная рента) или на срок жизни получателя ренты (пожизненная рента). Пожизненная рента может быть установлена на условиях пожизненного содержания гражданина с иждивением.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 20 марта 2013 года между Н. и АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия» был заключен договор пожизненной ренты.

Условиями названного договора установлено, что Н. передает в собственность АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия» принадлежащую ей на праве собственности квартиру № 104 в доме № 2 «Б» по улице Б. города Волгограда.

В свою очередь АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия» обязалась взамен выплачивать Н. пожизненную ренту в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

Соглашением сторон установлено, что квартира передается получателем ренты под выплату ренты в собственность плательщика ренты бесплатно (пункт 4 договора).

Пунктом 8 договора оговорены порядок и размер рентных платежей, выплачиваемых получателю ренты: 30000 рублей в течение первого месяца после государственной регистрации договора; 30000 рублей в равных частях в течение последующих двух месяцев с момента предыдущей выплаты; 6475 рублей ежемесячно.

Сторонами определена дата выплата ренты – до 25 числа месяца, следующего за месяцем, в котором произведено начисление (пункт 9 договора).

Отказывая в удовлетворении иска Н., суд первой инстанции указал на соответствие условий договора ренты закону и на надлежащее их исполнение плательщиком ренты.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной либо в иных случаях, предусмотренных данным кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

На основании пункта 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Пунктом 2 статьи 597 ГК РФ размер пожизненной ренты, установленный договором пожизненной ренты, предусматривающим отчуждение имущества бесплатно, в расчёте на месяц должен быть не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума на душу населения в соответствующем субъекте Российской Федерации по месту нахождения имущества, являющегося предметом договора пожизненной ренты, а при отсутствии в соответствующем субъекте Российской Федерации указанной величины не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума на душу населения в целом по Российской Федерации.

Размер пожизненной ренты, установленный договором пожизненной ренты на уровне указанной величины прожиточного минимума на душу населения, подлежит увеличению с учетом роста соответствующей величины прожиточного минимума на душу населения.

Пунктом 1 статьи 4 Федерального закона от 24 октября 1997 года №134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями) предусмотрено ежеквартальное определение величины прожиточного минимума как на душу населения, так и по основным социально-демографическим группам.

В силу прямого указания пункта 2 статьи 597 ГК РФ при определении минимального размера рентных платежей надлежит применять величину прожиточного минимума, установленного на душу населения, а не по социально-демографическим группам.

Суд первой инстанции признал исполнение ответчиком договора ренты надлежащим, при этом исходил из того, что исполнение договора производилось надлежащим образом, принимая во внимание размер рентных платежей, указанных в договоре, а именно 6475 рублей в месяц.

Между тем в силу приведенных норм права размер ежемесячного рентного платежа подлежал исчислению и уплате в соответствии с величиной прожиточного минимума на душу населения в Волгоградской области.

Согласно расходным ордерам с марта по май 2014 года истице выплачивалось по 6676 рублей в месяц.

Однако, постановлениями Правительства Волгоградской области от 29 апреля 2014 года №228-п и от 11 августа 2014 года № 436-п, соответственно, величина прожиточного минимума в Волгоградской области на душу населения установлена за первый квартал 2014 года — 7136 рублей, за второй квартал 2014 года — 7599 рублей.

Таким образом, обязанность плательщика ренты в данном случае исполнялась ненадлежащим образом, допущено существенное нарушение условий заключенного между сторонами договора, а именно ответчик с марта 2014 года недоплачивает сумму рентной платы до величины прожиточного минимума в расчете на душу населения в Волгоградской области.

При этом не имеют значения для существа рассматриваемого спора ссылки ответчика на то, что истец отказывается получать рентные платежи, поскольку их размер не соответствует величине прожиточного минимума в расчете на душу населения в Волгоградской области, что, в силу положений статьи 597 ГК РФ, является существенным нарушением условий договора.

Учитывая изложенное, судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для расторжения заключенного между сторонами договора пожизненной ренты, погашения в связи с этим записи о праве собственности АНО СПН «Волгоградская социальная гарантия» на спорную квартиру и признании права собственности на данную квартиру за Н., что привело к отмене решения суда в части отказа в удовлетворении заявленных Н. требований (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 апреля 2016 года, №33-5392/2016).

7. Обязанность по возмещению ущерба, причинённого автомобилю при падении дерева, произраставшего в непосредственной близости с многоквартирным жилым домом, возлагается на управляющую данным домом организацию, несмотря на то, что границы земельного участка, на котором расположен многоквартирный жилой дом, и придомовой территории не определены.

А. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Управляющая компания Уютный город» (далее – ООО «УК Уютный город»), администрации Волгограда о взыскании ущерба, причиненного повреждением автомобиля от падения дерева.

В обоснование заявленных требований указал, что является собственником автомобиля ВАЗ 21120, который он припарковал 12 октября 2015 года возле дома № 19 по ул. К. в г. Волгограде. В результате падения дерева, произраставшего около данного дома, на транспортное средство истца, ему причинен имущественный вред.

С учетом уточненных исковых требований просил взыскать с ООО «УК Уютный город», администрации Волгограда стоимость восстановительного ремонта в размере 76 290 рублей 65 копеек, расходы на составление экспертного заключения в сумме 6 000 рублей, стоимость справки от Волгоградского ЦГМС в размере 1000 рублей 05 копеек, расходы на оплату услуг представителя — 13 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 17 000 рублей, расходы на изготовление нотариальной доверенности в сумме 1 000 рублей, расходы по ксерокопированию документов – 855 рублей, расходы по оплате государственной пошлины – 2 488 рублей 72 копейки.

Решением Центрального районного суда города Волгограда от 10 марта 2016 года исковые требования А. к ООО «УК Уютный город», администрации Волгограда о взыскании ущерба, причиненного повреждением автомобиля, удовлетворены частично.

Взысканы с администрации Волгограда в пользу А. в счет возмещения ущерба, причиненного повреждением автомобиля – 76 290 рублей 65 копеек, расходы на оплату услуг по оценке поврежденного имущества в размере 6 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 8 000 рублей, расходы на оплату госпошлины – 2 488 рублей 72 копейки, расходы по нотариальному оформлению доверенности – 1 000 рублей, расходы на изготовление копий документов – 855 рублей, расходы на получение справки из ЦГМС – 1 000 рублей 05 копеек.

В исковых требованиях А. к ООО «УК Уютный город» о взыскании ущерба, причиненного повреждением автомобиля, а также к администрации Волгограда о взыскании компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя в сумме 6 000 рублей — отказано.

В апелляционной жалобе администрация Волгограда оспорила постановленное судом решение, просила его отменить и принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований к администрации Волгограда отказать, ссылаясь на то, что она не несёт ответственности за содержание элементов благоустройства и озеленения, находящихся на придомовой территории многоквартирных домов, в связи с чем является ненадлежащим ответчиком.

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда отменила решение суда первой инстанции и приняла новое решение, которым возложила обязанность по возмещению вреда на ООО «УК Уютный город» по следующим основаниям.

В силу статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, А. оставлено транспортное средство ВАЗ 2112 около многоквартирного жилого дома по адресу г. Волгоград, ул. К., дом № 19. 12 октября 2015 года истцом в 23 час. 00 мин. обнаружено, что на машину упало дерево, в результате чего образовались повреждения.

Факт падения дерева на автомобиль истца возле дома и наличие повреждений зафиксированы в протоколе осмотра места происшествия от 13 октября 2015 года, фототаблице, имеющейся в материалах проверки КУСП №19473, фотографиями.

Для определения величины причиненного ущерба истец обратился к эксперту-технику ИП Турбину П.С., согласно экспертному заключению которого стоимость восстановительного ремонта с учетом износа составила 76 290 рублей 65 копеек, стоимость составления экспертизы составила 6 000 рублей.

Материалами дела, в том числе объяснениями лиц, участвующих в деле, актом осмотра от 10 февраля 2016 года, фотографиями подтверждается, что причиной повреждения транспортного средства истца является падение дерева, произраставшего возле отмостки дома № 19 по ул. К., управление которым осуществляет ООО «УК Уютный город».

Читайте так же:  Судебные приставы елховка

При этом по данным Волгоградского ЦГМС, содержащимся в справке от 09 ноября 2015 года №53\04-872, максимальная скорость ветра в Волгограде 12 октября 2015 года составляла 09 м\с, что относится к слабой скорости ветра.

Возлагая ответственность за причиненный истцу вред на администрацию Волгограда, суд первой инстанции пришел к выводам, что на основании подпункта 19 пункта 1 статьи 14, подпункта 25 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 06 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», подпункта 24 пункта 7 статьи 39 Устава города-героя Волгоград, принятого постановлением Волгоградского городского Совета народных Депутатов 29 июня 2005 года №20/362 администрация Волгограда является исполнительно-распорядительным органом города героя Волгограда, осуществляющим, в том числе, полномочия по организации благоустройства территории Волгограда включая осуществление работ по озеленению, охране зеленых насаждений, а поскольку границы земельный участка, на котором расположен многоквартирный жилой дом № 19 по ул. К., и придомовой территории не определены, невозможно определить произрастает ли спорное дерево на земельном участке, относящемся к придомовой территории, ответственность за которую несёт ООО УК «Уютный город», поэтому падение дерева явилось следствием ненадлежащего исполнения администрацией Волгограда своих обязанностей по организации благоустройства территории Волгограда.

Судебная коллегия не согласилась с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они не основаны на нормах материального права и обстоятельствах дела.

В соответствии со статьей 36 ЖК РФ к общему имуществу собственников многоквартирного дома относятся, в том числе, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке.

Согласно пункту 1 статьи 161 ЖК РФ управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме.

Надлежащее содержание общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме должно осуществляться в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, в том числе в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, о техническом регулировании, пожарной безопасности, защите прав потребителей, и должно обеспечивать, в том числе, безопасность жизни и здоровья граждан, имущества физических лиц, имущества юридических лиц, государственного и муниципального имущества, что предусмотрено подпунктом 2 пункта 1.1 статьи 161 ЖК РФ.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 года № 491 утверждены Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме, пунктом 11 которых предусмотрено, что содержание общего имущества включает в себя содержание и уход за элементами озеленения и благоустройства, а также иными предназначенными для обслуживания, эксплуатации и благоустройства этого многоквартирного дома объектами, расположенными на земельном участке, входящем в состав общего имущества.

В соответствии с пунктом 3.8.3 Постановления Госстроя Российской Федерации от 27 сентября 2003 года № 170 «Об утверждении правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда», сохранность зеленых насаждений на территории домовладений и надлежащий уход за ними обеспечивается организацией по обслуживанию жилищного фонда или на договорных началах — специализированной организацией.

Пунктом 1.8 названных Правил предусмотрено, что техническая эксплуатация жилищного фонда включает в себя, в том числе санитарное содержание: а) уборка мест общего пользования; б) уборка мест придомовой территории; в) уход за зелеными насаждениями. Данные работы включены в перечень работ по содержанию жилых домов указанных Правил.

Как разъяснено в пункте 66 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», согласно части 1 статьи 16 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и части 1 статьи 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности земельный участок с элементами озеленения и благоустройства, на котором расположен многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества.

Согласно пункту 67 данного Постановления, если земельный участок не сформирован и в отношении него не проведён государственный кадастровый учёт, земля под многоквартирным домом находится в собственности соответствующего публично-правового образования. Вместе с тем по смыслу частей 3 и 4 статьи 16 Вводного закона собственник не вправе распоряжаться этой землей в той части, в которой должен быть сформирован земельный участок под многоквартирным домом. В свою очередь, собственники помещений в многоквартирном доме вправе владеть и пользоваться этим земельным участком в той мере, в какой это необходимо для эксплуатации ими многоквартирного дома, а также объектов, входящих в состав общего имущества в таком доме. При определении пределов правомочий собственников помещений в многоквартирном доме по владению и пользованию указанным земельным участком необходимо руководствоваться частью 1 статьи 36 ЖК РФ.

В указанных случаях собственники помещений в многоквартирном доме как законные владельцы земельного участка, на котором расположен данный дом и который необходим для его эксплуатации, в силустатьи 305 ГК РФ имеют право требовать устранения всяких нарушений их прав, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, а также право на защиту своего владения, в том числе против собственника земельного участка.

В соответствии с Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными постановлением Госстроя РФ от 27 сентября 2003 года № 170, организации по обслуживанию жилищного фонда несут обязанности по содержанию, чистке и уборке придомовой территории. Согласно пункту 1.8 Правил, техническая эксплуатация жилищного фонда включает в себя, в том числе, уход за зелеными насаждениями.

Согласно Правилам благоустройства территории городского округа Волгоград, утвержденным решением Волгоградской городской Думы от 21 октября 2015 года № 34/1091, придомовая территория – территория, отведенная в установленном порядке под жилой дом (здание, строение) и связанные с ним хозяйственные и технические сооружения. Придомовая территория жилых домов (зданий, строений) включает в себя территорию под жилым домом (зданием, строением), проезды и тротуары, озелененные территории, игровые площадки для детей, площадки для отдыха, спортивные площадки, площадки для временной стоянки транспортных средств, площадки для хозяйственных целей, площадки, оборудованные для сбора твердых коммунальных отходов, другие территории, связанные с содержанием и эксплуатацией жилого дома (здания, строения).

В силу пункта 7.2.1. вышеуказанных Правил на собственников помещений многоквартирного жилого фонда либо на организации жилищно-коммунального комплекса в соответствии с условиями договоров, заключенных с собственниками помещений многоквартирного жилого фонда либо от имени, за счёт и по поручению этих собственников, возлагается ответственность за сохранность зеленых насаждений, содержание (текущий ремонт) зеленых насаждений, расположенных в границах земельного участка многоквартирного жилого фонда.

Из договора управления многоквартирным домом № 19 по ул. К. от 17 сентября 2015 года следует, что в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме входят зеленые насаждения в границах земельного участка.

Постановлением администрации Волгограда № 1247 от 17 июля 2013 года «Об утверждении проекта планировки и межевания территории» утвержден проект планировки и межевания территории, ограниченной ул. Краснознаменской, ул. Глубокоовражной, ул. Симбирской, ул. им.Калинина, наб. 62-й Армии, куда также вошел земельный участок под многоквартирным домом № 19 по ул. К., обозначенный на плане под номером 9 с разрешенным видом его использования – под жилой дом. При этом материалами дела подтверждается, что упавшее дерево произрастало на этом земельном участке.

Таким образом, совокупностью имеющихся в деле доказательств подтверждается, что дерево, упавшее на автомобиль истца, произрастало в непосредственной близости с домом № 19 по ул. К. г. Волгограда, а учитывая, что территория произрастания дерева относится к придомовой территории данного жилого дома, обязанность по ее содержанию в силу действующего законодательства и договора управления от 17 сентября 2015 года возложена на ООО «УК Уютный город», именно оно должно нести ответственность за вред, причиненный имуществу истца.

На основании изложенного, судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции с принятием нового решения о частичном удовлетворении исковых требований А. к ООО «УК Уютный город» и об отказе в иске к администрации Волгограда (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 01 июня 2016 года, №33-7548/2016).

Процессуальные вопросы

8. Оставление искового заявления без рассмотрения вследствие несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора влечёт за собой неблагоприятные для истца последствия в виде возмещения ответчику понесенных судебных расходов.

М. обратился в суд с иском к П. и ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения.

Определением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 09 апреля 2014 года исковое заявление М. оставлено без рассмотрения на основании абзаца второго статьи 222 ГПК РФ, ввиду несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора.

П. обратился в суд с заявлением о взыскании с М. расходов на оплату услуг представителя в размере 15 000 рублей.

Определением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 13 октября 2015 года, оставленным апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 03 декабря 2015 года без изменения, в удовлетворении заявления П. о взыскании с М. расходов на оплату услуг представителя отказано.

Отменяя апелляционное определение, и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Волгоградского областного суда, Президиум Волгоградского областного суда указал следующее.

Как следует из материалов дела, определением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 09 апреля 2014 года исковое заявление М. к П., ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения оставлено без рассмотрения, ввиду несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора.

В связи с рассмотрением указанного искового заявления ответчиком П. были понесены расходы на оплату услуг представителя (консультационно-юридических) в размере 15 000 рублей.

Отказывая в удовлетворении заявления П. о взыскании расходов на оплату услуг представителя, суд первой инстанции исходил из того, что рассмотрение дела закончилось вынесением судом определения об оставлении иска М. без рассмотрения, в связи с чем отсутствовали правовые основания для взыскания с М. расходов на оплату услуг представителя в пользу ответчика П.

С указанным выводом суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем, в соответствии с частью 4 статьи 1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона).

В силу части первой статьи 101 ГПК РФ при отказе истца от иска истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела. Такой отказ означает, что сам истец признает неправомерность заявленного им требования и тем самым подтверждает правомерность позиции ответчика.

Часть первая статьи 101 ГПК РФ в то же время также предусматривает, что если отказ от иска связан с добровольным удовлетворением ответчиком требования истца после предъявления иска, то все понесённые истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика.

В данном случае решение законодателя возложить на ответчика обязанность по компенсации истцу понесенных им судебных расходов основывается на том, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно им удовлетворены в ходе процесса.

При этом исковое заявление М. оставлено без рассмотрения в связи с несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора, то есть истцом было инициировано производство, которое судом не могло быть рассмотрено.

Оставление искового заявления без рассмотрения означает завершение процесса без вынесения решения, то есть без разрешения спора по существу, в связи с невозможностью (по различным основаниям) рассмотрения дела в суде. Предъявление истцом иска, который не может быть предметом рассмотрения в суде, следует расценивать как ошибочное инициирование судебного процесса. При этом ответчик также может нести издержки, в том числе на представительство его интересов в суде.

Включение в ГПК РФ норм о возмещении сторонами судебных расходов может предотвратить необоснованную передачу споров на разрешение суда. По смыслу норм ГПК РФ для истца, обратившегося в суд без достаточных на то оснований, вследствие чего исковое заявление оставлено без рассмотрения, должны возникнуть неблагоприятные последствия, в частности возмещение ответчику понесенных судебных расходов.

При оставлении искового заявления без рассмотрения вследствие несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора, имеются основания для применения аналогии закона или аналогии права исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации на основе равенства всех перед законом и судом.

При таких обстоятельствах президиум пришел к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела (постановление Президиума Волгоградского областного суда от 13 апреля 2016 года, 44г-73/16).

9. Неисполнение судебного постановления, которым взыскана индексация присуждённой судом суммы, по выплате присуждённой суммы, даёт право требовать индексации данной суммы в порядке статьи 208 ГПК РФ.

Вступившим в законную силу определением Михайловского районного суда Волгоградской области от 28 июля 2011 года утверждено мировое соглашение, по условиям которого С.И.Н. и С.Н.Н. в лице законного представителя С.И.Н. выплачивают И.Е.О. денежную компенсацию за 1/6 долю в праве общей долевой собственности в жилом доме, расположенном по адресу: Волгоградская область, г. Михайловка, ул. Х., д. № 69 и за 1/6 долю в праве общей долевой собственности в квартире № 2 дома № 3 по ул. Н. г. Михайловка Волгоградской области в размере 403 000 рублей, из них: 200 000 рублей в срок до 01 октября 2011 года и 203 000 рублей в срок до 01 июня 2012 года.

Поскольку условия мирового соглашения С.И.Н. не выполнены в полном объеме, определением Михайловского районного суда Волгоградской области от 03 декабря 2014 года с нее взыскана сумма индексации в размере 67 174 рублей, за период с октября 2011 года по сентябрь 2014 года.

06 августа 2015 года И. вновь обратилась в суд с заявлением об индексации сумм, но уже за иной период.

Определением Михайловского районного суда Волгоградской области от 15 сентября 2015 года заявление И. об индексации присужденных определением суда от 28 июля 2011 года денежных сумм удовлетворено частично.

С С.И.Н. в пользу И.Е.О. взыскана сумма индексации присужденных определением суда от 28 июля 2011 года денежных сумм, за период с октября 2014 года по июль 2015 года в размере 47 676 рублей 80 копеек.

В удовлетворении требований об индексации суммы в размере 67 147 рублей, взысканной определением суда от 03 декабря 2014 года, отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 11 ноября 2015 года определение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе И. просила судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить в части отказа об индексации суммы в размере 67 147 рублей.

Постановлением Президиума Волгоградского областного суда апелляционное определение было отменено, поскольку выводы суда апелляционной инстанции основаны на неверном толковании и применении норм процессуального права.

Как видно из материалов дела, вступившим в законную силу определением Михайловского районного суда Волгоградской области от 28 июля 2011 года утверждено мировое соглашение, по условиям которого С.И.Н. и С.Н.Н. в лице законного представителя С.И.Н. выплачивают И.Е.О. денежную компенсацию в размере 403 000 рублей.

Поскольку условия мирового соглашения С.И.Н. не выполнены в полном объеме, определением Михайловского районного суда Волгоградской области от 03 декабря 2014 года с неё в пользу И.Е.О. за период с октября 2011 года по сентябрь 2014 года взыскана индексация присужденной суммы в размере 67 174 рублей.

06 августа 2015 года И.Е.О. вновь обратилась в суд с заявлением об индексации сумм с учётом уточнённых требований за период с октября 2014 года по июль 2015 года, в связи с неисполнением ответчиком обязательств по выплате денежных сумм и просила взыскать с ответчика индексацию в размере 172 900 рублей (исходя из общего остатка долга по исполнительным производствам в размере 393 820 рублей = 126 252,85 + 200 393,15 + 67 174).

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что поскольку общая задолженность ответчика по определению суда от 28 июля 2011 года на октябрь 2014 года составляет 326 646 рублей, то и индексации подлежит именно эта сумма. Проиндексировав 326 646 рублей за период с октября 2014 года по июль 2015 года, суд определил сумму индексации, подлежащую взысканию, в размере 47676 рублей 80 копеек.

При этом указав, что сумма, взысканная определением от 03 декабря 2014 года в размере 67 174 рублей, индексации не подлежит, поскольку она сама по себе является индексацией и обеспечила осуществление функции возмещения потерь взыскателя от инфляционных процессов в связи с задержкой исполнения определения суда об утверждении мирового соглашения, индексация сумм индексации в порядке статьи 208 ГПК РФ законом не предусмотрена.

С указанным выводом суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем, согласно части 1 статьи 208 ГПК РФ по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

Таким образом, правила статьи 208 ГПК РФ направлены на обеспечение реальной защиты прав взыскателя в условиях инфляции, когда от момента вынесения решения до его исполнения, взысканные суммы обесцениваются.

При этом в порядке статьи 208 ГПК РФ судом рассматриваются заявления об индексации относительно денежных сумм, уже взысканных по решению суда, реальное исполнение которых задержалось на определенное время. Именно с момента присуждения судом денежных сумм до дня фактического исполнения решения производится индексация указанных сумм, т.е. право на получение взысканной суммы у И. возникло с момента вынесения определения суда о взыскании денежной суммы.

Как усматривается из материалов дела, определение суда от 03 декабря 2014 года, которым в пользу И. присуждена денежная сумма в размере 67 174 рублей, фактически не исполнено.

Таким образом, длительное неисполнение судебного постановления ответчиком по выплате указанной присужденной суммы привело к утрате денежными средствами покупательской способности в результате инфляции, в связи с чем данная сумма подлежала индексации в порядке статьи 208 ГПК РФ.

С учетом изложенного вывод судебных инстанций о том, что в данном случае имеет место повторная индексация взысканных по решению суда сумм, является ошибочным, основанным на неправильном применении указанной нормы процессуального права (постановление Президиума Волгоградского областного суда от 27 апреля 2016 года, 44г-79/16).

10. Требования о сохранении помещения в перепланированном состоянии представляют собой спор о праве, который подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

П. обратилась в суд с исковым заявлением к администрации Центрального района Волгограда о сохранении помещения в перепланированном состоянии.

Просила сохранить жилое помещение по адресу: г. Волгоград, ул. П., 16-60 в перепланированном (переустроенном) состоянии, в результате которого, увеличилась площадь кухни и кладовой, совмещенного санузла, а общая площадь квартиры не изменилась.

Определением судьи Центрального районного суда города Волгограда от 13 апреля 2016 года отказано в принятии искового заявления П. к администрации Центрального района Волгограда о сохранении помещения в перепланированном состоянии, на основании того, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявленные требования подлежат рассмотрению по правилам, установленным главой 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам не согласилась с таким выводом судьи суда первой инстанции, по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

В силу пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ в порядке гражданского судопроизводства суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Пунктами 1, 2 статьи 1 КАС РФ предусмотрено, что настоящий Кодекс регулирует порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции (далее также — суды) административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

В силу статьи 218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Из анализа приведенных норм следует, что предметом судебного разбирательства в исковом гражданском судопроизводстве является спор о праве, тогда как в производстве, возникающем из административных правоотношений – законность актов органов государственной власти.

Критерием правильного определения вида судопроизводства, в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, оспаривающих решения, действия (бездействие) органа государственной власти, является характер правоотношений, который предопределяется не только участием в них в качестве одного из субъектов таких органов, но и тем, что участники таких правоотношений не обладают равенством и один из них наделен властными полномочиями по отношению к другому. При этом избранная лицом форма обращения в суд (подача административного искового заявления или искового заявления) не является определяющей для возбуждения гражданского или административного судопроизводства.

Учитывая, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из актов государственных органов и органов местного самоуправления (статья 8 ГК РФ), споры об осуществлении этих прав, соединенные с требованиями о признании недействительными (незаконными) ненормативных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, и являющихся основанием их возникновения, а также споры о признании таких актов недействительными (незаконными), если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Как усматривается из материала, П. осуществила перепланировку квартиры, принадлежащей ей на праве собственности, после чего обратилась в администрацию Центрального района Волгограда за согласованием произведенной перепланировки, на что получила отказ в связи с тем, что перепланировка является самовольной. Ей было указано на необходимость приведения помещения в первоначальное состояние или обратиться в суд за сохранением жилого помещения в перепланированном состоянии.

Согласно части 1 статьи 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В силу пункта 1 статьи 11 ЖК РФ защита нарушенных жилищных прав осуществляется судом в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством.

В соответствии с частью 4 статьи 29 ЖК РФ на основании решения суда жилое помещение может быть сохранено в переустроенном и (или) перепланированном состоянии, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни или здоровью.

Таким образом, обращаясь в суд с иском о сохранении помещения в перепланированном состоянии, истец не требовал проведения судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий, а просил суд сохранить жилое помещение, то есть заявлял о своих жилищных правах на квартиру в перепланированном состоянии.

Таким образом, истцом заявлен спор о праве, который подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что у судьи не имелось законных оснований для отказа в принятии искового заявления П., в связи с чем определение судьи было отменено, а материал возвращен в суд первой инстанции для рассмотрения со стадии принятия (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 18 мая 2016 года, дело № 33-7188/2016).

Судебная коллегия

по гражданским делам

Волгоградского областного суда