Перейти к содержимому

Уголовный кодекс история

Уголовный кодекс история

В истории советского уголовного права уголовные кодексы советских республик 1922 — 1923 гг., в особенности первый из них — Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., играют выдающуюся роль. С изданием УК РСФСР 1922 г. было в основном завершено построение советского социалистического уголовного права, начатое с первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции. Многочисленные, и подчас весьма важные, позднейшие дополнения и изменения советского уголовного законодательства как общесоюзного, так и союзных республик можно рассматривать как дальнейшее усовершенствование здания советского уголовного права. Действующее советское уголовное право в основном воспроизводит, конечно, с рядом существенных изменений, дополнений и уточнений главнейшие нормы Уголовного кодекса РСФСР 1922 г.

Основными источниками Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. являлись советское уголовной законодательство и судебная практика революционных трибуналов и народных судов 1917 — 1921 гг. Однако Уголовный кодекс 1922 г. не был ни воспроизведением норм декретов или выводов судебной практики, ни даже простой их переработкой. Создание

Уголовного кодекса было творческим процессом, в котором все предшествующее уголовное законодательство явилось только материалом. В процессе подготовки и издания Уголовного кодекса весь этот материал пересматривался и по существу и с точки зрения юридической его конструкции, причем многое отбрасывалось или вследствие непригодности, или же вследствие того, что норма была связана только с временными обстоятельствами. Значительный интерес в этом отношении представляет сопоставление первого проекта УК 1921 г., зачастую механически воспроизводившего нормы действовавших законов, с проектом 1922 г. и УК 1922 г., где эти нормы подвергались глубокой переработке.

Не следует забывать также, что уголовно-правовые нормы 1917—1921 гг. в большинстве являлись только небольшой частью законодательных актов, относящихся к другим отраслям права. Поэтому такие уголовно-правовые нормы были органически более связаны с другими статьями закона, частью коего они являлись, чем со всей совокупностью действующих уголовно-правовых постановлений. При издании Уголовного кодекса такие уголовно-правовые нормы теряли непосредственную связь с иными (не уголовно-правовыми) нормами и становились частью всей совокупности норм Уголовного кодекса, приобретая свойственную нормам всякого кодекса неразрывную взаимную органическую связь.

Издание Уголовного кодекса, предназначенного к тому, чтобы охватить весь круг общественно-опасных деяний, караемых по закону, если не считать применения УК в виде исключения по аналогии, предполагало и создание значительного числа новых норм, отсутствовавших ранее в законодательстве и судебной практике.

Идея создания советского уголовного кодекса, предусматривающего преступные и наказуемые деяния, возникла в первые же дни Великой Октябрьской социалистической революции. В первые месяцы советской власти в Народном комиссариате юстиции РСФСР велись подготовительные работы по созданию Уголовного кодекса. При этом в тот недолгий период, когда руководство Народного комиссариата юстиции РСФСР принадлежало левым эсерам, последние попытались контрабандой протащить дореволюционное

Уголовное уложение 1903 Г. с незначительными модификациями. Эта попытка не удалась; несколько экземпляров «нового» Уложения осталось как доказательство совершенной невозможности рецепции дореволюционных уголовных законов - для строящегося социалистического общества.

После изгнания левых эсеров из Народного комиссариата юстиции в первой половине 1918 г. велись значительные работы по подготовке к изданию Уголовного кодекса или свода советских уголовных законов.

Выступая на заседании II Всероссийского съезда областных и губернских комиссаров юстиции 2 июля 1918 г., заместитель Народного комиссара юстиции РСФСР Д. И. Курский указал, что перед Народным комиссариатом юстиции стоит задача нормирования ряда явлений в области уголовного права. Далее Д. И. Курский отметил, что эта работа началась с частных вопросов, с регламентации уголовной ответственности за отдельные деяния—взяточничество/ спекуляцию, но вместе с тем встала во всю ширь и другая задача. Комиссариат юстиции, заявил Д. И. Курский, уже, теперь имеет определенную работу, находящуюся еще в стадии обсуждения, которая вообще систематизирует уголовное право социалистической республики, предполагая зафиксировать нормы в точные, определенные формы. Д. И. Курский говорил, далее, что «. . .для нас в центре стало ясно, что необходимо создать нормы. судам. нужно, чтобы у суда были нормы, которыми он мог бы руководствоваться. » [1] .

Из выступления Д. И. Курского можно сделать выводы: 1) что в Народном комиссариате юстиции был уже подготовлен проект Уголовного кодекса или свода уголовного права, и 2) что при составлении проекта руководители Народного комиссариата юстиции имели в виду прежде всего «определить и точно зафиксировать те явления в области уголовной, которые подтачивают и могут свести на нет весь тот колоссальный сдвиг, который произвела пролетарская революция» [2] .

В нашем распоряжении нет проекта, о котором упоминал Д. И. Курский. Бесспорно, что он оказался неприемлемым,

и столь же очевидно, что попытка создания советского уголовного кодекса в 1918—1920 гг. не могла удаться.

Новое социалистическое уголовное законодательство, приведенное в систему, могло быть создано только на базе грандиозных изменений общественного строя, осуществление которых началось со дня Октябрьской революции. Новый Уголовный кодекс, изданный в начале перестройки, не был бы жизненным.

Таким образом, наметился иной, несомненно правильный путь создания советских уголовных кодексов — на базе множества отдельных законодательных актов, запрещавших и каравших различные деяния, преимущественно такие, которые стали общественно-опасными, а в силу этого преступными и наказуемыми уже при советской власти [3] .

В отдельных законодательных актах и в судебной практике на основе общих положений марксистско-ленинской теории и принципов, провозглашенных программой РКП(б), выковывались и положения Общей части советского социалистического уголовного права. Принципиально идея создания Уголовного кодекса никогда не исчезала, но в 1919 г. создание кодекса не рассматривалось в качестве задачи ближайшего времени.

В «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» издавший их 12 декабря 1919 г. Народный комиссариат юстиции РСФСР указывал, что «без особых правил, без кодексов вооруженный народ справился и справляется со своими угнетателями» [4] . Однако «Руководящие начала» отметили вместе с тем, что подобное положение отнюдь не рассматривается как нормальное в будущем. Указав на необходимость выработки общей системы правил, «Руководящие начала» подчеркнули, что «прежде всего это должно относиться к уголовному праву, которое имеет своей задачей борьбу с нарушителями складывающихся новых условий в переходный период диктатуры пролетариата».

Остается не вполне ясным, имел ли в виду Народный комиссариат юстиции, издавая «Руководящие начала», что последние явятся на будущее время единственным актом, содержащим обобщенные нормы уголовного права,

или же они будут заменены Уголовным кодексом с Особенной частью.

В начале 1919 г. Народный комиссар юстиции РСФСР Д. И. Курский сделал попытку обобщения действующих уголовных законов, предусматривающих конкретные преступления, составив своего рода свод действующих советских уголовных законов [5] , приведенный нами выше (см. стр. 181).

Видимо, идея создания Уголовного кодекса не была сдана в архив, а лишь временно снята с повестки дня.

На III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции в июне 1920 г. М. Ю. Козловский в качестве докладчика от Народного комиссариата юстиции выдвинул конкретные предложения о создании уголовного кодекса, который установил бы единообразие в определении наказуемости отдельных деяний, устранив пестроту в мерах наказаний, применяемых судами, как «например, за спекуляцию, которая считается преступлением важным, налагается в одном месте маленький штраф, который немыслим в другом месте, где применяется исключительно лишение свободы и т, д. По целому ряду дел получается невероятное разнообразие и путаница» [6] .

М. Ю. Козловский заявлял далее: «В интересах централизации власти мы должны кодекс издать».

Вопрос же о необходимости издания уголовного кодекса, по словам докладчика, никогда не вызывал никаких сомнений в Коллегии Народного комиссариата юстиции РСФСР. «Для нас этого вопроса не существует, —• заявил М. Ю. Козловский.— Мы исходим из того положения, что если мы существовали до сих пор без кодекса, то не потому, что были противниками кодекса, а потому, что не было возможности создать его, и никто не сомневается в необходимости его создания» [7] .

III Всероссийский съезд деятелей юстиции по докладу М. Ю. Козловского принял принципиальное решение о необходимости издания уголовного кодекса. Более того, съезд рассмотрел основные линии системы этого кодекса, изложенные в докладе М. Ю. Козловского и выступлении Народного

комиссара юстиции РСФСР Д. И. Курского, и принял их за основу. Резолюция съезда гласила: «Съезд признает необходимость классификации уголовных норм, приветствует работу в этом направлении НКЮ и принимает за основу предложенную схему классификации деяний по проекту нового Уголовного кодекса, не предрешая вопроса об установлении кодексом карательных санкций. Съезд признает необходимым, чтобы проект кодекса был разослан на заключение губотделов юстиции» [8] .

Момент обсуждения вопроса на III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции и принятия названной резолюции можно считать началом подготовки проекта Уголовного кодекса. Однако в 1920 г. эта работа продвигалась крайне медленно.

С переходом- на мирную работу по восстановлению народного хозяйства В. И. Лениным ставится задача «осуществления большей революционной законности» [9] . Вопрос об издании Уголовного кодекса в соответствии о этими указаниями ставится в порядок дня,, и начинается энергичная работа по подготовке проекта Уголовного кодекса.

Вся работа сосредоточивается вокруг подготовки Уголовного кодекса РСФСР. Это вполне понятно. Речь шла о выработке совершенно нового, не имевшего прецедента в истории, Уголовного кодекса социалистического государства. Поэтому было необходимо все силы сосредоточить на разработке норм советского кодекса одной республики, само собой разумеется, РСФСР, и этот Уголовный кодекс должен был бы стать образцом для других независимых советских республик. В подготовке проекта, в обсуждении его на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции активное участие приняли представители других советских республик, в особенности УССР. В проект Уголовного кодекса РСФСР были включены и некоторые имеющие общее принципиальное значение нормы уголовного законодательства других, кроме РСФСР, независимых советских республик.

IV Всероссийский съезд деятелей советской юстиции в резолюции «Об Уголовном кодексе» специально указал: «Как выявление единства экономических и политических задач

дач и братской солидарности всех республик, входящих в состав федерации РСФСР, Уголовный кодекс должен быть единым на всей советской территории» [10] . Подобное же решение было принято до этого Всеукраинским съездом деятелей советской юстиции [11] .

Первым проектом Уголовного кодекса РСФСР, который стал основой будущего кодекса, явился выработанный Народным комиссариатом юстиции РСФСР силами коллегии наркомата в 1921 г. и опубликованный в 1922 г. проект Уголовного кодекса РСФСР. В дальнейшем мы будем именовать его Проектом 1921 г.

Хронологически названному проекту предшествовали проекты Общей части (1920 г.) [12] и некоторых разделов Особенной части (1921 г.) [13] , выработанные общеконсультационным отделом Народного комиссариата юстиции, и проект Общей части Уголовного кодекса, составленный секцией судебного права и криминалистики Института советского права в конце 1921 г. [14]

Оба эти проекта, исходившие из чуждых советскому праву принципов, не оказали существенного влияния на подготовку Уголовного кодекса РСФСР. Однако в первоначальном проекте Уголовного кодекса, выработанном Народным комиссариатом юстиции, отдельные статьи, видимо, были заимствованы из этих проектов, в частности, статьи о целях наказания, о принудительных работах.

Проект Уголовного кодекса РСФСР, выработанный Народным комиссариатом юстиции РСФСР в .1921 г. s основном определил главные институты уголовного права, основные виды преступлений и меры наказания. Однако материал еще не был должным образом обработан и систематизирован. В проекте можно обнаружить множество пробелов, противоречий. Некоторые статьи проекта представляли собой механическое воспроизведение отдельных декретов без соответствующей их переработки.

Проект заимствовал от «Руководящих начал», а может быть, частично и от проекта Института права также известную переоценку моментов, относящихся к личности преступника в ущерб объективной стороне и даже виновности.

Проект УК 1921 г. был напечатан отдельным изданием в декабре 1921 г. или январе 1922 г. и в том же январе был рассмотрен IV Всероссийским съездом деятелей советской юстиции. На самом съезде проект подвергся лишь самому общему обсуждению. Основная работа была проделана в секции. Съезд принял следующую резолюцию по вопросу «Об Уголовном кодексе»:

Читайте так же:  151-н приказ

«1) Проект в основных своих положениях, пролагая новый путь в области уголовного законодательства и учитывая четырехлетний опыт работы советских судов, отвечает требованиям науки и практическим задачам переживаемого периода пролетарской революции, должен быть принят за основу, нуждаясь в то же время в исправлениях и дополнениях как в Общей, так и в Особенной его части.

2) Скорейшее введение в действие означенного Уголовного кодекса является настоятельно необходимым в интересах внедрения революционной законности и укрепления советского строя».

Пункт 3 формулирует требование единства уголовных кодексов советских республик, цитированное выше, и, наконец, пункт 4 касается создания комиссии для разработки и систематизации поступивших от участников съезда материалов.

Таким образом, съезд признал принципиально новый характер советского уголовного законодательства, подчеркнул • значение УК для внедрения социалистической законности и укрепления советского строя и предъявил общее высокое требование к проектам законов — соответствие требованиям науки и практическим задачам данного момента.

После съезда на основании полученных с мест отзывов и замечаний проект был существенно переработан и в переработанном виде внесен в Совет Народных Комиссаров РСФСР, а затем поступил на рассмотрение 3-й сессии ВЦИК IX созыва [15] в конце 1922 г.

На сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета проект подвергся ряду изменений, по внесении которых был утвержден 24 мая 1922 г. и в качестве Уголовного кодекса РСФСР введен в действие с июня 1922 г. «в целях ограждения рабоче-крестьянского государства и революционного правопорядка от его нарушителей

и общественно-опасных элементов и установления твердых основ революционного правосознания» (Введение закона).

Важнейшими источниками Уголовного кодекса 1922 г. являлись декреты рабоче-крестьянского правительства 1917—1922 гг., «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г. и свыше чем четырехлетний огромный опыт работы революционных трибуналов и народных судов.

По выражению Д. И. Курского, внесенный на сессию ВЦИК в мае 1922 г. проект Уголовного кодекса РСФСР представлял собою «как бы кристаллизованное правосознание работников, которые сейчас ведут дело правосудия у нас в Советской республике» [16] .

Дореволюционные уголовные законы не могли явиться одним из основных источников советского Уголовного кодекса. Они потеряли всякое значение еще в первый год советской власти, как неприемлемые и по содержанию и по форме.

Понятие преступного как и меры наказания с первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции определялись декретами рабоче-крестьянского правительства и социалистическим правосознанием судьи.

Определение преступности и наказуемости деяния по социалистическому правосознанию означало необходимость рассмотрения совершенного деяния с точки зрения опасности его для советского строя и создаваемых новых, социалистических общественных отношений.

Понятие преступного, в смысле конкретных деяний, определялось к моменту издания Уголовного кодекса 1922 г. декретами рабоче-крестьянского правительства, установившими .преступность и наказуемость многих деяний, в отношении которых требовалась безусловная регламентация их наказуемости. В отношении же деяний, прямо не предусмотренных декретами, преступность и наказуемость определялись социалистическим правосознанием судьи, основанным на учении марксизма-ленинизма и советском законодательстве.

Обобщение уголовно-правовых норм декретов 1917— 1921 гг. показывает, что они в своей совокупности дают то общее материальное определение преступления, которое в несовершенной еще форме было изложено в статьях 5,6 «Руководящих начал» 1919 г. и более четко сформулировано в ст. 6 Уголовного кодекса 1922 г. Из анализа всей совокупности уголовно-правовых норм декретов 1917—1921 гг. можно сделать вывод, что закон, устанавливая наказуемость того или иного действия или бездействия, запрещал под угрозой уголовного наказания действия, опасные для советского строя или для правопорядка, создаваемого диктатурой рабочего класса.

При составлении проекта Уголовного кодекса законодательство прошлых лет могло послужить лишь основой для создания норм кодекса. Санкции, по общему правилу, приходилось определять заново. Некоторые деяния вообще только назывались или даже совсем не упоминались в законодательстве 1917—1921 гг. Для определения некоторых институтов Общей части, отдельных составов, преимущественно из числа преступлений против личности и имущественных, частично были использованы в качестве технико-юридического материала и другие источники.

[1] Журнал Пленарных заседаний II Всероссийского съезда областных и губернских комиссаров юстиции 2-го июля 1918 г. Материалы НКЮ, 1918 г., вып. III , стр. 9—10.

[2] Д. И. Курский, цит. доклад, стр. 9.

[3] этот путь указывал Д. И. Курский в цитированном докладе и статье «Новое уголовное право», «Пролетарская революция и право», 1919 г., № 2, стр. 4.

[4] СУ РСФСР 1919 г. № 66.

[5] Д. И. Курский, Новое уголовное право, «Пролетарская революция и право», 1919 г., № 2—4.

[6] Материалы НКЮ, вып. XI — XII , стр. 74.

[8] Материалы НКЮ, вып. XI — XII , Приложения, стр. 2—3.

[9] Ленин, Соч., т. XXVII , стр. 140.

[10] См. «Вестник советской юстиции на Украине», 1922, № 2, стр. 43.

[11] Там же, стр. 56—57.

[12] Материалы НКЮ, вып. VII .

[13] Материалы НКЮ, вып. X .

[14] Журнал «Пролетарская революция и право», 1921 г., № 15.

[15] См. М. М. Исаев, Общая часть уголовного права РСФСР, Ленинград, 1925, стр. 95—96.

[16] См. доклад Д. И. Курского на 3-й сессии ВЦИК IX созыва. Бюллетень сессии ВЦИК, 1922 г., № 3, стр. 27.

Развитие уголовного права в России

История развития уголовного законодательства России

Российское уголовное законодательство имеет длительную историю, изучение которой является необходимым для понимания его современного состояния и определения перспектив его дальнейшего совершенствования.

Более чем тысячелетняя история отечественного права, с одной стороны, объективно обусловливает, с другой — делает необходимой в целях удобства изучения ее периодизацию — выделение относительно обособленных основных этапов его развития и совершенствования. Проблеме периодизации уголовного законодательства посвящено немало интересных исследований, в теории уголовного права предлагаются различные основания периодизации, которые, однако, остаются дискуссионными. В рамках настоящего учебника мы считали бы возможным проследить развитие уголовного законодательства России на основе краткой характеристики основных его исторических памятников. Основными памятниками российского уголовного законодательства, знаменующими соответствующие этапы его исторического развития, являются следующие:

  1. Русская Правда в эпоху формирования и развития государства Древней Руси (IX-XIV вв.).
  2. Судебники в эпоху образования и развития централизованного Русского (Московского) государства (XV-XVII вв.).
  3. Уголовное законодательство Российской империи в период становления и развития абсолютизма (XVIII — середина XIX в.).
  4. Уголовные уложения в эпоху буржуазной монархии и трех революций в России (середина XIX в. — 1917 г.).
  5. Декреты и первый социалистический Уголовный кодекс в период становления Советской власти и образования СССР (1917- 1924 гг.).
  6. Уголовное законодательство СССР в эпоху строительства социализма и его кризиса (1924-1991 гг.).
  7. Уголовное законодательство в постсоветский период и на современном этапе развития общества (с 1992 г. по настоящее время).

Становление и развитие уголовного законодательства Древней Руси и Русского централизованного государства IX-XVII ВВ.

Русская Правда в эпоху формирования и развития государства Древней Руси (IX-XIV вв.)

Первыми источниками русского уголовного права принято считать тексты договоров Древней Руси с Византией (911, 944, 971 гг.). В них, в частности, упоминается об имущественных преступлениях («татьбе», разбое) и наказаниях (смертной казни, кровной мести) за их совершение.

Основным правовым документом того времени считается Русская Правда (она дошла до нас в трех основных редакциях: Краткая, Пространная и Сокращенная). Русскую Правду можно определить как кодекс частного права, где все ее субъекты являлись физическими лицами, кроме холопа, который был бесправным субъектом, а ответственность за холопа нес его хозяин.

Русская Правда определяла преступление как «обиду», нанесенную потерпевшему, в результате причинения ему материального (физического, имущественного) или морального вреда. Содержание обиды и ее оценка зависели от сложившихся обычаев. Русская Правда сделала первый шаг в правовом ограничении древнего обычая кровной мести за счет усиления государственных и правовых начал в решении вопроса об ответственности за совершение преступления. К числу наказаний относились, в частности, «поток и разграбление», при котором преступник обращался в рабство или изгонялся из общины вместе с семьей, лишался покровительства законов, имущество его конфисковывалось. Особым видом наказания была «вира» — штраф в виде денежной суммы, который назначался за убийство и поступал в княжескую казну. Целями наказания были возмездие и возмещение причиненного вреда.

Источниками уголовно-правовых норм были также Новгородская, Псковская, Двинская судные грамоты, явившиеся результатом кодификации вечевого законодательства, договоров городов с князьями, судебная практика княжеств, где впервые появляется упоминание преступления против государства (измена или «перевеет») и судебных органов (взятка или «посул»). К наиболее тяжким преступлениям относились братоубийство и убийство родителей.

К источникам права того периода можно отнести и Великую Ясу Чингисхана: в период татаро-монгольского завоевания Руси судебные иски и уголовные дела, где сторонами были русские и монголы, рассматривались монгольскими судами. При этом необходимо отметить, что монгольское право не оказало прямого влияния на формирование русского законодательства.

«Принципами» карательной деятельности государства эпохи его становления были неравенство наказаний для лиц, принадлежащих к разным социальным слоям, несоответствие между наказанием и преступлением, неопределенность наказаний в законах и произвол судов при определении меры наказания, отсутствие каких бы то ни было гарантий прав личности.

Судебники в эпоху образования и развития централизованного Русского (Московского) государства (XV-XVII вв.)

Данный период в истории нашего государства характеризуется дальнейшей централизацией государственной власти, обострением противостояния различных сословий. Развивающиеся общественные отношения диктовали необходимость систематизации многочисленных и разрозненных правовых источников права того периода, не отвечавших задаче укрепления верховной власти. В результате проведенной систематизации был составлен первый общерусский правовой свод — Судебник 1497 г. великого князя Ивана III, а впоследствии и Судебник 1550 г. царя Ивана IV Грозного, которые законодательно закрепили дальнейшее усиление центральной государственной власти на Руси, а в области уголовного права — отказ от начал кровной мести, отнеся вопросы ответственности к исключительной юрисдикции государства.

Под преступлением Судебники понимали «лихое дело», направленное против государства или отдельной личности. К «лихим» преступлениям были отнесены разбой, грабеж, поджог, «душегубство»; выделялись квалифицированные виды убийства («государственный убийца», «разбойный убийца») и т.д. К наиболее тяжким преступлениям отнесены заговоры и мятежи, введено понятие антигосударственного деяния — «крамола». В группу должностных преступлений и преступлений против правосудия включены взятка («посул»), казнокрадство, вынесение заведомо несправедливого решения. Развитие денежных отношений породило преступление в виде фальшивомонетничества.

К наиболее тяжким наказаниям Судебники относили торговую и смертную казнь. Торговая казнь предусматривала битье кнутом на торговой площади. Смертная казнь исполнялась в виде повешения, отсечения головы, утопления. Жестокость наказания, исполнение его прилюдно способствовали властям держать простой люд в страхе и подчинении.

Судебники впервые дифференцировали нормы права по отраслям. В уголовно-правовых нормах впервые упоминаются такие термины, как «преступление» и «вина»; сформулированы отягчающие вину обстоятельства: убийство в разбое, кража в ночное время («ночная татьба»), совершение преступления в группе лиц («скоп и сговор») и т.д.; смягчающие обстоятельства — малый возраст, воровство вследствие «нужды» и «простого ума». Вводятся понятия «крайняя необходимость» и «неведение», наличие которых служило основанием освобождения от наказания. В числе государственных преступлений выделяются такие, как «самозванство», «оказание помощи государеву недругу», в том числе передача города врагу, бунт, мятеж, восстание против власти и т.д. Среди должностных преступлений упоминаются «лихоимство», «волокита», под которыми понимается нарушение установленного порядка правосудия и использование труда подсудимых в хозяйстве судьи. Предусматривалось уголовное наказание за оскорбление судьи, пристава, понятых и других судебных должностных ЛИИ.

Соборное уложение 1649 г. царя Алексея Михайловича способствовало кодификации законодательства того времени. Оно представляло собой свод законов из 25 глав и 967 статей. Кроме того, Уложение укрепляло самодержавную власть московского царя.

Преступление рассматривалось как «непослушание царской воле, нарушение предписаний». Целями наказания признавались возмездие, устрашение преступников и населения, извлечение имущественной выгоды и обезвреживание преступников. Для этого карательные системы использовали смертную казнь и различные виды телесных наказаний, а также тюремное заключение, изгнание, ссылку. Смертную казнь, изгнание, ссылку и телесные наказания зачастую сопровождали имущественные наказания: конфискация имущества осужденного, денежная пеня, убавка оклада и др. К наказаниям светским могли присоединиться церковные: публичное покаяние в церкви, отсылка в монастырь «для смирения» и т.д. Не существовало никаких гарантий прав личности: безусловно-неопределенные («что государь укажет») и безусловно-определенные (с указанием только рода наказания) санкции предоставляли широкий простор судейскому произволу.

Читайте так же:  Требования охраны атмосферного воздуха устанавливаются для

Соборное уложение впервые устанавливало ответственность за воинские преступления: самовольное оставление службы — «дезертирство», насилие по отношению к мирному населению, кража оружия, уклонение от воинских смотров, при этом тяжесть наказания за воинские преступления усиливалась в обстановке боевых действий.

Уголовное законодательство Российской империи (XVIII в. — 1917 г.)

Уголовное законодательство Российской империи в период становления и развития абсолютизма (XVIII - середина XIX в.). В период царствования Петра I укрепление абсолютизма обеспечивалось Соборным уложением 1649 г. и принятыми уже в период его царствования Воинскими артикулами, составившими правовую основу военно-уголовного законодательства: Воинский артикул 1715 г., Устав Воинский 1716 г., Морской артикул 1722 г. Артикулы включали описание таких воинских преступлений, как воинская измена, уклонение от военной службы, нарушение правил караульной службы, злоупотребление начальствующих лиц по службе и т.д. Помимо воинских преступлений Артикул предусматривал ответственность и за общеуголовные преступления: посягательства против веры, особы государя, половые преступления, поджог, кражу, что давало основание применять Артикул и к гражданскому населению. При описании кражи впервые было употреблено понятие повторности (первая кража наказывалась прогоном через строй 6 раз, вторая — 12 раз, третья — урезанием носа, ушей и ссылкой на каторжные работы, четвертая — смертной казнью).

При Петре I и его преемниках получили развитие наказания, заключавшиеся в поражении прав осужденного. Эти наказания существовали в русском праве и прежде: проклятие, биение полипу, плевание, опала и отнятие чести, «отставление» от должности и воспрещение занимать ее снова и т.д. Введенные Воинскими артикулами Петра I и Указами Елизаветы Петровны новые виды таких наказаний — «шельмование» и «гражданская смерть» — способствовали развитию правопоражений, они получили довольно широкое распространение в качестве как основных, так и дополнительных наказаний.

В 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, первый крупный систематизированный уголовно-правовой акт, который содержал более совершенные, чем прежде, конструкции составов преступлений, впервые предусматривал детально разработанную «лестницу» наказаний. Нормативный материал был разделен на Общую и Особенную части. Преступление определялось как «противозаконное деяние»; получили закрепление стадии совершения преступления (приготовление, покушение, законченное преступление); описаны роли соучастников преступления. «Лестница» наказаний содержала 180 «ступенек» и делилась на наказания главные и дополнительные; главные подразделялись на уголовные и исправительные, а последние — на 12 родов и 38 «ступенек». Главными наказаниями считались лишение всех прав состояния, смертная казнь, ссылка на каторгу, на поселение в Сибирь и на Кавказ и т.д.

Принятие Уложения явилось серьезным шагом вперед в упорядочении российского уголовного законодательства. Вместе с тем оно было насквозь пронизано крепостническим духом, отличалось казуистичностью норм и многостатейностью. Не случайно поэтому в последующие годы в Уложение неоднократно вносились изменения и трижды (в 1857, 1866 и 1885 гг.) оно принималось в обновленных редакциях.

Кроме Уложения источниками уголовного законодательства в анализируемый период были также Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.). Военно-уголовный кодекс (1875 г.) и Военно-морской устав (1886 г.).

Уголовные уложения в эпоху буржуазной монархии и трех революций в России (середина XIX в. — 1917 г.).

Уголовное уложение 1903 г., оставаясь сословно-феодальным и защищая самодержавие, отвечало велению времени переходного периода и способствовало развитию монополистического капитализма в России, однако из-за кризисной ситуации в стране оно не было введено в действие, за исключением глав о государственных и религиозных преступлениях. По структуре Уголовное уложение включало в себя Общую и Особенную части. В Обшей раскрывались общие понятия уголовного права: преступление, умысел, неосторожность, покушение, соучастие и т.д.

Преступление определялось как «деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания» и подразделялось на тяжкое, просто преступление и проступок. Общая часть включала главы о преступлениях и преступниках, о наказаниях и т.д. Субъектом преступления признавалось физическое вменяемое лицо, достигшее 10-летнего возраста. Под соучастниками понимались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами. Уложение давало определение исполнителя, подстрекателя и пособника. При совершении проступка наказывался только исполнитель, участие в сообществе и шайке влекло более строгое наказание.

Впервые определялись пределы действия уголовного закона в пространстве и по кругу лиц: он распространялся на все губернии Российской империи и был одинаков для всех лиц, на ней пребывающих. Система наказаний была упрощена, она включала наказания главные, дополнительные и заменяющие. Сословная принадлежность преступника и жертвы учитывались судом при назначении наказания. Смертная казнь не применялась к лицам моложе 17 лет и старше 70 лет.

Особенная часть Уложения включала 36 глав, в составе которых были статьи предусматривающие ответственность за религиозные, государственные, должностные преступления.

Уголовное законодательство советского и постсоветского периодов истории России (1917-1996)

Декреты и первый социалистический Уголовный кодекс в период становления Советской власти и образования СССР (1917-1924 гг.).

Начало XX в. ознаменовалось сменой политического строя, повлекшей коренные изменения в государственном и общественном устройстве России. Крушение старой государственно-правовой системы, возведение марксистско-ленинской идеологии в ранг государственной обусловили новое отношение к характеру мер борьбы с преступностью, изменение во взглядах на содержание и цели уголовного наказания. Основным методом государственного управления было провозглашено не принуждение, а убеждение и воспитание.

26 октября 1917 г. II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов провозгласил Советскую власть, определив переход власти в центре и на местах к Советам. Декретом о суде № 1 было отменено действие старых законов, если они противоречили революционному правосознанию (ст. 5), Декретом «Об отмене смертной казни» отменена смертная казнь, введенная Керенским па фронте. Этот период характеризуется различного рода обращениями к населению, постановлениями съездов Советов, декретов, которые и стали первыми источниками уголовного права Советского государства. Вышеназванными актами в первую очередь устанавливалась ответственность за тяжкие преступления, такие как спекуляция, контрреволюционные преступления. В качестве самостоятельного основания привлечения к уголовной ответственности вводится понятие «социально опасный элемент».

В декабре 1919 г. Наркомат юстиции принял Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, ставшие первой попыткой обобщить изданные декреты, постановления съездов Советов и судебную практику первых лет существования нового государства. Структурно Руководящие начала состояли из введения, разделов о преступлении, о наказании и т.д. Система наказаний включала внушение, общественное порицание, бойкот, лишение политических прав, объявление «врагом народа», лишение свободы, объявление вне закона, расстрел. При назначении наказания суд должен был учитывать степень и характер социальной опасности преступника, его социальную принадлежность. К смягчающим обстоятельствам относились принадлежность к «неимущему классу», состояние голода, несознательность.

В июне 1922 г. вступил в действие УК РСФСР, который состоял из двух частей — Общей и Особенной, всего более 200 статей. Законодательно был закреплен классовый подход и прежде всего в понятии «преступление», которое определялось как «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Система наказаний включала изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно, лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой, принудительные работы без содержания под стражей, условное осуждение, конфискацию имущества, штраф, возложение обязанности загладить причиненный вред, общественное порицание. Смертная казнь не входила в «лестницу» наказаний, что подчеркивало ее временный, исключительный характер и применялась в виде расстрела по делам, находящимся в производстве ревтрибуналов. Максимальный срок лишения свободы устанавливался в 10 лет. Минимальный возраст привлечения к уголовной ответственности — 14 лет. Преступления классифицировались на государственные, против порядка управления, хозяйственные, воинские и др. УК РСФСР 1922 г. стал первым социалистическим уголовным кодексом, важнейшие положения которого получили развитие в ходе последующих кодификаций.

Уголовное законодательство СССР в эпоху строительства социализма и его кризиса (1924-1991 гг.)

Образование СССР, принятие его Конституции стали основой создания общесоюзного и республиканского уголовного законодательства. В 1924 г. были приняты Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и Положение о воинских преступлениях, впоследствии в 1927 г. принято Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для СССР опасных преступлениях против порядка управления). В соогветствии с названными законодательными актами были приняты уголовные кодексы союзных республик, в том числе и Российской Федерации (1926 г.). Новый УК РСФСР стал фактическим преемником УК 1922 г. и сохранил то же классово-социальное понятие преступления, нормы об аналогии, систему наказания, норму о лицах, «представляюших опасность по своей прошлой деятельности» (ст. 7), фактически легализовавшие последующие репрессии против политических, государственных и военных деятелей той эпохи.

В целом уголовное законодательство 30-40-х гг. можно охарактеризовать как необоснованно жесткое по санкциям. К источникам уголовного законодательства того времени относились, в частности, и постановления ЦИК и СНК, в том числе и печально известные постановления от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коопераций и укреплении общественной (социалистической) собственности» и от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». Первое, прозванное в народе постановлением «о двух колосках», предусматривало наказание в виде расстрела или лишения свободы не менее 10 лет с конфискацией имущества; второе снизило возраст уголовной ответственности до 12 лет с применением всех мер уголовного наказания. В 1934 г. постановлением в УК РСФСР были включены ст. 58 1a , 58 1б , 58 1в , 58 1г , которые широко применялись в годы политических репрессий.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. оказала существенное влияние на уголовное законодательство, в нормы которого, в частности, было включено новое понятие — «фашистские преступники и их пособники», в отношении которых применялись смертная казнь через повешение и каторжные работы. Шире стали использоваться принцип аналогии и возмездие как цель наказания, появились новые составы, такие как самовольный уход с работы, уклонение от воинского учета, несдача трофейного оружия.

В 1958 г. были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, которые явились очередным значительным шагом в направлении демократизации уголовного законодательства. Основы отказались от применения закона по аналогии и послужили базой для последующего принятия республиканских уголовных кодексов. Уголовный кодекс РСФСР был принят 27 октября 1960 г. и вступил в действие с 1 января 1961 г. Основные положения Кодекса основывались на тех же классовых принципах противостояния буржуазному уголовному праву, игнорирования общепризнанных международных норм о правах и свободах человека и гражданина.

В течение 60-70-х гг. криминологическая обстановка в стране стала серьезно ухудшаться, что послужило основанием для внесения в уголовное законодательство многочисленных поправок и дополнений, подчиненных задаче усиления уголовной репрессии. В частности, была усилена уголовная ответственность за убийство, изнасилование, хулиганство, распространение венерических заболеваний и др.

В 1985 г. в СССР началась перестройка, направленная на демократизацию жизни общества, что потребовало изменения действующего законодательства, в том числе и уголовного. Из УК были исключены статьи об уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду, распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй, спекуляцию, частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество.

Новые Основы уголовного законодательства, которые должны были вобрать в себя все достижения уголовно-правовой науки и отражать приоритет общечеловеческих ценностей, были приняты 2 июля 1991 г. Их предполагалось ввести с 1 июля 1992 г., однако в связи с распадом СССР они не были введены в действие.

Уголовное законодательство России в постсоветский период (с 1992 г. по настоящее время)

После распада СССР (декабрь 1991 г.) и образования Содружества Независимых Государств Россия также приобрела самостоятельность. В декабре 1993 г. на общероссийском референдуме была принята Конституция РФ. Осуществленные политические и социально-экономические преобразования — отход от тоталитарного государства с регулируемой экономикой к демократии и рыночным отношениям, от единой идеологии к политическому плюрализму — не могли не затронуть и уголовное законодательство, обусловив постепенное изменение курса уголовной политики в сторону приоритетной зашиты интересов личности.

Из УК был исключен целый ряд уголовно-правовых норм, не совместимых с новыми социально-экономическими и политическими реалиями: в частности, нормы, грубо нарушавшие права и свободы человека (ст. 142, 198, 209 УК РСФСР и др.), исключена гл. 2 «О преступлениях против социалистической собственности», отменена смертная казнь за ряд преступлений, запрещено ее применение в отношении женщин, а также мужчин старше 65 лет.

Читайте так же:  Приказ о создании контрактной службы

Параллельно шла работа по подготовке проекта нового УК РФ. Принятый Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24 мая 1996 г., он вступил в силу с 1 января 1997 г. Новый Уголовный кодекс РФ стал заметно более прогрессивным, чем прежний, в нем учитывались современный характер и тенденции преступности. В соответствии с провозглашенными в УК принципами гуманизма и справедливости в нем нашел свое продолжение более мягкий подход к лицам, совершившим преступления впервые и совершившим преступления небольшой и средней тяжести и, напротив, более жесткий — в отношении лиц, совершающих преступления неоднократно, виновным в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Однако анализ уголовного законодательства и практики его применения показал, что многие его уголовно-правовые нормы необходимо совершенствовать, а уголовная политика государства нуждается в дальнейшей оптимизации.

Обратим внимание на наиболее заметные вехи в совершенствовании Уголовного кодекса РФ 1996 г. Наиболее многочисленные изменения и дополнения внесены в УК Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, который содержат 257 пунктов и вносил изменения в большинство уголовно-правовых норм. Им исключена «неоднократность» как форма множественности преступлений и даны новые трактовки понятий «совокупность преступлений» и «рецидив»; при этом неоднократность и рецидив утратили значение квалифицирующих признаков и были исключены из статей Особенной части УК. Изменены правила назначения наказания при совокупности преступлений и при рецидиве преступлений. Исключена конфискация имущества как вид уголовного наказания. Законодатель отказался от исчисления штрафов в минимальных размерах оплаты труда. В отношении некоторых категорий осужденных к лишению свободы предусмотрено назначение более мягких видов исправительных учреждений.

Предусмотрена возрастная дифференциация несовершеннолетних преступников (14-16 лет и 17-18 лет), с учетом которой максимальные сроки лишения свободы составили соответственно 6 и 10 лет независимо от максимальной санкции, предусмотренной статьей УК. При этом установлено, что за впервые совершенное подростком 14-16 лет преступление небольшой и средней тяжести, а несовершеннолетним 16-18 лет — преступление небольшой тяжести не должно применяться наказание в виде лишения свободы. Низшие пределы срока лишения свободы, указанные в санкции за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления, в отношении несовершеннолетних сокращены наполовину. Предусмотрена противоречащая принципу личной виновной ответственности возможность взыскания штрафа, назначенного несовершеннолетнему, с его родителей или иных законных представителей с их согласия. Из перечня лиц, в отношении которых могут быть применены принудительные меры медицинского характера, исключены совершившие преступление лица, страдающие от алкоголизма или наркомании (ст. 97 УК).

Существенные изменения претерпела Особенная часть УК. Статьи УК о корыстных преступлениях (ст. 158, 159, 160, 161 и 162) дополнены новыми квалифицирующими признаками. Снижены максимальные санкции за преступления, совершенные по неосторожности. Установлена ответственность за торговлю людьми (ст. 217 1 ), использование рабского груда (ст. 127 2 ), неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199 1 ) и др. Уточнены признаки составов вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151), краж (ст. 158), халатности (ст. 293) и некоторых других. Исключена уголовная ответственность за заведомо ложную рекламу (ст. 182) и обман потребителей (ст. 200 УК). Введена новая редакция статей о налоговых преступлениях. Значительным изменениям подверглись статьи УК, предусматривающие ответственность за незаконный оборот наркотических средств: усилена ответственность за распространение наркотиков и смягчены меры ответственности в отношении лиц, больных наркоманией.

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЭ внесены изменения в положения о действии уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации (ст. 12 УК), о необходимой обороне (ст. 37 УК), об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК), о терроризме (ст. 205 УК), о содействии террористической деятельности (ст. 205' УК), об организации незаконного вооруженного формирования или участием в нем (ст. 208 УК) и о посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК). Раздел VI дополнен гл. 15' «Конфискация имущества» и переименован, теперь он называется «Иные меры уголовно-пра- вового характера». Установлена ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205 2 УК). Федеральным законом от 30 декабря 2006 г. № 283-ФЭ усилена уголовная ответственность за повреждение и разрушение нефтепроводов (ст. 158 УК), приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК) и за приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов (ст. 215'УК).

Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ введен институт досудебного соглашения о сотрудничестве, учитываемый при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства.

В целях усиления ответственности за получившие значительное распространение преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних, Федеральным законом от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ были внесены изменения в ст. 47, 79, 80, 105, 111, 112, 131, 132, 134, 135, 242' УК. Более детальную дифференциацию получила уголовная ответственность за преступления, посягающие на половую неприкосновенность несовершеннолетних (не достигших, соответственно, 16- и 14-летнего возраста), в зависимости от характера, способа, места совершения преступления, характеристик субъекта посягательства и иных обстоятельств, обусловливающих тяжесть причиняемого потерпевшему вреда. Усилена уголовная ответственность за сексуальные посягательства по отношению к детям: совершенные их родителями или иными специальными субъектами, выполняющими обязанности по воспитанию несовершеннолетних; одновременно в отношении нескольких потерпевших; в помещении или на территории образовательного учреждения. Предусмотрена возможность назначения «в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК», лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного вида наказания на срок до двадцати лет. При этом законодатель отошел от принципа субъективного вменения, исключив признак заведомости осознания виновным возраста несовершеннолетнего потерпевшего из числа обязательных признаков субъективной стороны составов преступления, предусмотренных ст. 131 и 132 УК.

Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. № 377-Ф3 изменено содержание наказания в виде ограничения свободы, это наказание обрело характер «домашнего ареста»; в качестве как основного, так и дополнительного оно введено в целый ряд норм Особенной части УК. Предусмотрена возможность его назначения несовершеннолетним (вместо исключенного из ст. 88 УК ареста).

Рост числа преступлений и, соответственно, количества лиц, содержащихся в местах лишения свободы, стали одним из мотивов внесения новых крупных и спорных по своей обоснованности изменений в систему уголовных наказаний Федеральным законом от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ. Этим законом исключены нижние пределы санкций в виде лишения свободы по 68 составам преступлений, в том числе квалифицированным и даже особо квалифицированным (ч. 3 и 4 ст. 158, ч. Зи4ст. 159, ч. Зи4ст. 160, ч. 2 и Зет. 161, ч. 1 и 2 ст. 162, ч. 1 и 2 ст. 164, ч. 3 и 4 ст. 166, ч. 1, 2 и 3 ст. 186 и другие статьи УК). Суд получил возможность назначать даже за тяжкие и особо тяжкие преступления наказание в виде лишения свободы от двух месяцев. Это притом, что у суда и без этих изменений существуют весьма широкие возможности для смягчения участи лица, совершившего преступление (ст. 62, 64, 65, 73, 75-85, 90-95 УК), а острейшей проблемой в стране остается проблема противодействия коррупции.

Кроме упомянутых изменений, в санкциях 118 составов преступлений исключен нижний предел наказаний в виде исправительных работ и ареста; в санкции 11 составов в качестве основного вида наказания включен штраф, в санкции еще 12 — исправительные работы. Внесены изменения в нормы, регламентирующие условное осуждение и условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказания.

С целью предупреждения новых преступлений со стороны ранее судимых лиц, которые не утратили своей общественной опасности, Федеральным законом от 6 апреля 2011 г. № 66-ФЗ в российское законодательство возвращен административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы. Уголовном кодексом установлена ответственность за уклонение от административного надзора (ст. 314 1 УК).

Рост коррупционных проявлений побудил законодателя внести изменения в УК, направленные на усиление уголовно-правовой борьбы с коррупцией. Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ введены кратные штрафы (до 100-кратной суммы взятки, но не менее 25 ООО и не более 500 млн руб.), которые могут быть назначены в качестве основного и дополнительного наказания за коммерческий подкуп, взятку и посредничество во взяточничестве. Для дифференциации ответственности за коррупцию установлены четыре вида взятки в зависимости от их размера: простая взятка, взятка в значительном, крупном и в особо крупном размере. Расширен круг субъектов уголовной ответственности за эти преступления, что позволяет преследовать иностранных должностных лиц и сотрудников публичных международных организаций. Новеллой явилось введение в УК новой статьи «Посредничество во взяточничестве».

Объем учебника не позволяет проанализировать и оценить все последние изменения и поправки текущего уголовного законодательства, но и те, что удалось подвергнуть анализу, показывают стремление законодателя своевременно реагировать на изменения криминальной ситуации и, с одной стороны, жестко противодействовать наиболее опасным преступным проявлениям, с другой — сокращать «тюремное население», дифференцировать уголовную ответственность и гуманизировать систему уголовных наказаний. При этом обращает на себя внимание, с одной стороны, высокий динамизм законодательных изменений, с другой стороны — не всегда обоснованные надежды законодателя на силу уголовного закона и нередко откровенное игнорирование рекомендаций ученых. Законодательные изменения порой идут вразрез со сложившейся системностью норм уголовного права, а высокая изменчивость законодательства наносит ущерб его стабильности, которая не менее, а даже более, чем изменчивость, необходима для того, чтобы усилить предупредительную роль уголовного закона и эффективно применять уголовно-правовые нормы.

Основные тенденции развития уголовного права России

Анализ истории становления и развития уголовного права в России показывает, как постепенно под влиянием различных объективных и субъективных обстоятельств складывалась современная система уголовного права Российского государства. Основными, наиболее важными тенденциями развития уголовного права в России являются следующие:

  • Постепенный переход по мере укрепления Русского государства от частноправового к публично-правовому регулированию вопросов ответственности за совершение общественно опасных деяний.
  • Постепенный переход от регулирования различных видов общественных отношений в едином нормативном правовом акте (Русская Правда и др.) к отраслевому принципу правового регулирования качественно различных общественных отношений в отдельных (отраслевых) нормативно-правовых актах; постепенное формирование самостоятельной отрасли уголовного права и отрасли уголовного законодательства (Уложение 1845 г. и др.).
  • Постепенное формирование правовой доктрины, вырастающей из системы развивающихся общественно-экономических и общественно-политических идей; формирование во второй половине XIX в. самостоятельной отрасли науки уголовного права.
  • Последовательное все более полное, точное и глубокое определение в законе различных уголовно-правовых понятий и институтов и формирование к началу XX в. стройной системы уголовного права, дальнейшее ее развитие и совершенствование.
  • Последовательное в соответствии с отмеченными выше тенденциями развитие и совершенствование правоприменительной практики.
  • В качестве отдельной тенденции следует отметить, с одной стороны, неуклонный и непрерывный, с другой — сложный и противоречивый путь развития отечественного уголовного права. Эта тенденция в полной мере проявляла себя во все периоды развития российского уголовного права, прослеживается ее действие и в современных условиях.
  • Интенсивное реформирование действующего уголовного законодательства направлено на его либерализацию, обеспечение с учетом криминальной ситуации в стране дифференцированного подхода к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, различающихся характером и степенью их общественной опасности, на достижение большего соответствия норм российского уголовного права международно-правовым стандартам.

Реформирование уголовного законодательства, продолжающееся на протяжении последних лет, отражает стремление законодателя методом «проб и ошибок» найти более оптимальные формы уголовно-правового регулирования общественных отношений. К сожалению, роль науки в этом процессе остается недооцененной законодателем.

Объективными факторами, лежащими в основе отмеченных тенденций, являлись изменяющиеся социально-экономические условия, субъективными — политика, проводимая властвующими классами, и уровень развития общественно-политической и политико-правовой мысли. С изменениями в этих факторах происходили изменения в правовом регулировании вопросов противодействия преступности и в правоприменительной практике. Непосредственными источниками уголовно-правовых решений на каждом конкретно-историческом этапе развития российского общества являлись обусловленные социально-экономическими обстоятельствами и общей политикой государства его уголовная политика и (к сожалению, в меньшей степени, чем следовало бы доктрина уголовного права.