Перейти к содержимому

Взыскание с работника материального ущерба судебная практика

Взыскание причиненного работником ущерба: что думают судьи?

"Отдел кадров коммерческой организации", 2013, N 8

ВЗЫСКАНИЕ ПРИЧИНЕННОГО РАБОТНИКОМ УЩЕРБА: ЧТО ДУМАЮТ СУДЬИ?

Взыскание материального ущерба актуально для многих работодателей. Однако, чтобы суд встал на их сторону, необходимо соблюдение определенных условий, таких как определение размера ущерба, установление вины работника и причинно-следственной связи между поведением работника и причинением ущерба. При невыполнении хотя бы одного из этих действий взыскать ущерб с работника не получится. Сегодня из судебной практики вы узнаете, без каких условий невозможно взыскание ущерба.

Установление факта нарушения ПДД и вины работника в происшедшем ДТП не может являться основанием для взыскания с него ущерба в пользу работодателя в полном объеме, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует о наличии прямого умысла на причинение имущественного ущерба работодателю.

МУП обратилось в суд с иском к С. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, указывая, что 11.03.2012 С., управляя автобусом, принадлежащим МУП, допустил столкновение с троллейбусом, в результате чего автобус получил повреждения. Постановлением С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. В результате ДТП МУП причинен материальный ущерб. 26.03.2012 стороны заключили соглашение о добровольном возмещении С. ущерба в рассрочку путем ежемесячных удержаний работодателем из заработной платы до полного погашения. В дальнейшем С. уволен по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогулы, в связи с чем отказался выплачивать сумму причиненного ущерба. МУП просило взыскать с ответчика материальный ущерб и расходы по уплате государственной пошлины.

Решением Волгодонского районного суда Ростовской области МУП отказано в удовлетворении иска. С таким решением МУП не согласилось и обжаловало его в апелляционном порядке, считая, что раз ущерб причинен работником в результате административного проступка и это подтверждено постановлением о его привлечении к административной ответственности, то ущерб должен быть возмещен в полном объеме.

Судебная коллегия Ростовского областного суда, рассмотрев жалобу, не нашла оснований к отмене обжалуемого решения в апелляционном порядке, и вот почему.

Согласно ст. ст. 233 и 241 ТК РФ работник несет материальную ответственность за ущерб, причиненный по его вине, в пределах его среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами. В силу п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим органом.

Судебная коллегия посчитала несостоятельными доводы МУП о том, что материальная ответственность в полном размере должна быть возложена на М. в связи с тем, что он привлечен к административной ответственности за нарушение ПДД и истец заключил с ним соглашение о добровольном возмещении ущерба в рассрочку.

По основанию, указанному в п. 1 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, полная материальная ответственность наступает в силу прямого указания в федеральном законе на трудовые обязанности, выполнение которых служит основанием для привлечения к ответственности данного вида. При этом работник должен выполнять трудовую функцию, которая согласно федеральному закону предполагает полную материальную ответственность работника, выполняющего соответствующие трудовые обязанности.

С., выполняя обязанности водителя, не являлся материально ответственным лицом.

Кроме этого, само по себе привлечение работника к административной ответственности не является безусловным основанием для привлечения к полной материальной ответственности: привлечение к этому типу ответственности за административное правонарушение, совершенное по неосторожности, ставит водителя в неравное положение с другими работниками (согласно п. 3 ч. 1 ст. 243 ТК РФ полная материальная ответственность наступает (возможна) в случае умышленного причинения ущерба работодателю).

Из положений законодательства, регламентирующих возникшие правоотношения, судебная коллегия сделала вывод о том, что МУП не обладает правом требования от С. возмещения ущерба в полном размере даже при наличии соглашения о выплате ущерба в полном размере, поскольку ст. 243 ТК РФ или иными федеральными законами не предусмотрена полная материальная ответственность в данном случае, а ст. 241 ТК РФ установлены пределы материальной ответственности работника (в пределах среднего месячного заработка) (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 13.06.2013 по делу N 33-6617/2013).

Если нет доказательств вины работника в причинении ущерба и наличия причинно-следственной связи между его поведением и наступившим ущербом, а работодатель не соблюдал предусмотренные законом правила установления материальной ответственности, во взыскании ущерба будет отказано.

В Вологодский областной суд поступила апелляционная жалоба МАУ на решение Вологодского городского суда, которым МАУ в удовлетворении исковых требований к А. Н. Н. о взыскании материального ущерба, причиненного работником работодателю, отказано.

Судебная коллегия, рассматривая жалобу, установила, что А. Н. Н. была бригадиром коллектива, с которым был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. При выбытии нескольких членов бригады и приеме новых была проведена ревизия и выявлена недостача. Работодатель решил взыскать ее с бригадира, для чего обратился в городской суд. В удовлетворении требований о взыскании ущерба было отказано.

Судебная коллегия отметила, что общие условия наступления материальной ответственности работников отражены в ст. 233 ТК РФ: такая ответственность может быть применена к работнику при наличии одновременно четырех условий: прямого действительного ущерба, противоправности поведения работника, вины работника в причинении ущерба, причинно-следственной связи между противоправным поведением работника (действиями или бездействием) и наступившим ущербом.

При совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере согласно ст. 245 ТК РФ, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность.

Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива, и для освобождения от ответственности член коллектива должен доказать отсутствие своей вины.

До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками согласно ст. 247 ТК РФ работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для этого работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Причем обязательно истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 4 Постановления N 52 , именно на работодателя возлагается обязанность доказать наличие обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба:

- отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника;

- противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда;

- вина работника в причинении ущерба;

- причинно-следственная связь между поведением работника и наступившим ущербом;

- наличие прямого действительного ущерба;

- соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Постановление Пленума ВС РФ от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю".

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что МАУ допущены нарушения положений законодательства, регламентирующих порядок привлечения работника к материальной ответственности и процедуру проведения инвентаризации. В частности, было установлено, что в инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей, в сличительной ведомости, составленной по результатам инвентаризации товарно-материальных ценностей, в акте о результатах проверки ценностей подпись А. Н. Н. отсутствует. Данных о том, что А. Н. Н. была ознакомлена с указанными документами, в материалах дела не содержится. В нарушение ст. 247 ТК РФ письменные объяснения от всех членов бригады (А. Н. Н., К., Ф. Н.) работодателем не истребованы, доказательства их отказа от дачи объяснений не представлены.

Учитывая несоблюдение работодателем предусмотренных законом правил установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, отсутствие доказательств вины А. А. Н. в причинении ущерба и причинно-следственной связи между ее поведением и наступившим ущербом, суд пришел к выводу, что для удовлетворения жалобы МАУ нет оснований (Апелляционное определение Вологодского областного суда от 17.04.2013 N 33-1755/2013).

Если работодатель не докажет размер причиненного ему ущерба, во взыскании ущерба с работников будет отказано.

ИП Д. имеет сеть магазинов, в том числе магазин N, который работает ежедневно. В ночное время магазин на сигнализацию не сдается, в период следующих суток в магазине дежурит продавец как ночной сторож. Работают четыре продавца сутками, сменяя друг друга, на доверии. При пересменке товарно-материальные ценности друг другу продавцы не передают, также не передают товарно-материальные ценности продавец сторожу и сторож продавцу. При инвентаризации обнаружилась недостача. ИП обратился в суд с требованием взыскать пропорционально ущерб, поскольку в силу трудовых договоров продавцы несут полную материальную ответственность. Решением Солнечного районного суда Хабаровского края в удовлетворении исковых требований Д. отказано в полном объеме. Не согласившись с таким решением, ИП обжаловал его.

Хабаровский краевой суд, рассмотрев жалобу, установил, что Б., А., С., Б. А. состояли с ИП Д. в трудовых отношениях, что подтверждается трудовыми договорами. Однако договоров о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности стороны не заключали.

Согласно ст. 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. В силу ст. 247 ТК РФ обязанность устанавливать размер причиненного ущерба и причину его возникновения возлагается на работодателя.

Из материалов дела следует, что доказательств, подтверждающих размер недостачи, работодатель не представил. Представленные истцом инвентаризационные описи не могут быть признаны надлежащим доказательством, поскольку инвентаризация проводилась с нарушением Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49: комиссия состояла из одного человека, описи заполняли сами продавцы, в описях имеются неоговоренные исправления в нумерации. Наличие имущества определялось без обязательного взвешивания, обмера. Описи не содержат расписок продавцов, подтверждающих проверку комиссией имущества в их присутствии, отсутствие к членам комиссии каких-либо претензий и принятие перечисленного в описи имущества на ответственное хранение, что лишило продавцов права заявить об обнаруженных в описях ошибках. Данные нарушения не позволяют установить действительный размер ущерба.

Оценив указанные обстоятельства, в соответствии с нормами действующего законодательства суд пришел к выводу о недоказанности работодателем размера недостачи вследствие того, что ИП Д. не были созданы условия, обеспечивающие полный учет подотчетного имущества. При таких обстоятельствах судебная коллегия оставила состоявшееся решение суда в силе, а жалобу без удовлетворения (Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 21.09.2012 по делу N 33-5957/2012).

Работодатель, не исполнивший свою обязанность по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, не может рассчитывать на взыскание ущерба с работника.

Истец ИП С. Ф. обратился в суд с иском к П., работавшей в его магазине продавцом, о взыскании ущерба. На основании распоряжения ИП была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей, переданных коллективу магазина для розничной купли-продажи. В результате обнаружилась недостача. С продавцами П. и К. были заключены договоры о полной материальной ответственности. В ходе инвентаризации П. также призналась в расходовании для личных целей товарно-материальных ценностей, которые она в кассу не возместила. Из-за халатного отношения коллектива магазина к вверенным товарно-материальным ценностям ИП С. Ф. причинен ущерб, что подтверждается актом итогов ревизии, расписками П. и К. о возмещении причиненного ущерба. Продавец К. погасила сумму ущерба, а П. от возмещения отказалась, мотивируя это отсутствием денежных средств. Истец просил взыскать с П. в его пользу ущерб и судебные расходы.

Решением Саракташского районного суда Оренбургской области в удовлетворении иска ИП С. Ф. к П. о взыскании ущерба, причиненного недостачей товарно-материальных ценностей, отказано. В апелляционной жалобе на решение суда ИП С. Ф. просит решение отменить.

Судебная коллегия, рассматривая жалобу, установила, что суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, руководствовался положениями ст. 239 ТК РФ и исходил из доказанности неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работникам. Так, на рабочем месте ответчика передача товарно-материальных ценностей продавцами не производилась, договор о коллективной материальной ответственности истец с продавцами не заключил, приказ о передаче товара не издал.

Поскольку судом установлены обстоятельства, исключающие материальную ответственность П., то решение суда об отказе ИП С. Ф. в удовлетворении иска о возмещении ущерба является законным. Поэтому судебная коллегия оставила жалобу ИП без удовлетворения (Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 28.06.2012 по делу N 33-3708/2012).

Взыскание материального ущерба невозможно, если работодатель не оформил надлежащим образом передачу товарно-материальных ценностей работнику.

ООО "КДСК" обратилось в суд с иском к Н. о возмещении материального ущерба. В обоснование иска общество указало, что 11.01.2012 Н. был принят в ООО "КДСК" автослесарем, в связи с чем ему был выдан необходимый для работы инструмент под роспись. 18.07.2012 Н. был переведен на должность водителя, инструмент он сдал не весь. 15.08.2012 от Н. поступила объяснительная записка о том, что пропажа инструментов произошла, так как ключи находились у нескольких лиц, в том числе у начальника, помещение не опечатывалось и было открыто. 29.08.2012 Н. уволен из ООО "КДСК" по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. При увольнении из заработной платы, причитающейся к выплате, согласно заявлению Н. была удержана часть суммы в счет погашения ущерба. Оставшуюся сумму Н. возмещать отказался, поэтому ООО обратилось с иском в суд. Решением Кингисеппского городского суда Ленинградской области исковые требования ООО о возмещении материального ущерба удовлетворены.

В апелляционной жалобе Н. просил решение суда отменить и вынести по делу новое решение - об отказе в удовлетворении исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда пришла к следующему.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что Н. не сдал на склад часть переданного ему имущества. Из объяснительной Н. следует, что обеспечить сохранность переданного ему имущества не представлялось возможным в связи с доступом в рабочее помещение иных лиц. Также суд указал, что Н. собственноручно написал заявления о признании суммы ущерба за утрату вверенного имущества, а также об удержании денежных средств за ущерб из сумм, причитающихся к выплате при увольнении. Суд расценил как неоспоримое доказательство причиненного Н. ущерба внесение им в кассу часть денежных средств в счет погашения ущерба. Из указанных обстоятельств суд сделал вывод о том, что ответчиком причинен прямой действительный ущерб.

Читайте так же:  Гражданский кодекс ст 181.5

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что 11.01.2012 Н. был предоставлен рабочий инструмент. 25.07.2012 на имя генерального директора ООО "КДСК" от старшего кладовщика Р. подана служебная записка о перечне не сданного Н. на склад инструмента. Согласно этой записке 15.07.2012 Н. фактически сдал на склад: съемник масляных фильтров - 1 шт. (574,79 руб.), провода прикуривателя - 2 шт. (1740 руб.), ключ накидной - 1 шт. (349 руб.), газовую горелку с лягушкой - 1 шт., вороток - 1 шт. (1040 руб.), вороток Т-образный из набора головок "Автодело" (20 пр.), набор вставок для откручивания масляных пробок - 1 шт. (825 руб.), ареометр - 1 шт. (49 руб.).

Однако между работодателем и Н. не был заключен договор о полной материальной ответственности. Также отсутствуют доказательства того, что при приеме ответчика на работу на должность автослесаря ему на основании специального письменного договора был вверен какой-либо инструмент или получен им по разовому документу.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что ООО не приняло все предусмотренные законом и специальными нормативными актами меры для установления факта и размера недостачи, причин образования недостачи, размера причиненного работодателю прямого действительного ущерба, конкретной вины ответчика в возникновении недостачи, а также причинно-следственной связи между противоправными действиями ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями для истца.

Значит, суд первой инстанции пришел к неверному выводу об удовлетворении исковых требований работодателя о взыскании с ответчика материального ущерба в сумме выявленной истцом недостачи. При таких обстоятельствах факт признания Н. допущенной недостачи, добровольное частичное возмещение им ущерба, а также написание ответчиком заявления, в котором он согласился на удержание денежных средств за ущерб из сумм, причитающихся к выплате при увольнении, не могут являться доказательствами его вины в недостаче. Поэтому решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области подлежит отмене (Определение Ленинградского областного суда от 03.04.2013 N 33-1508/2013).

Обобщение судебной практики по делам, связанным с материальной ответственностью сторон трудового договора (2012 г.)

Обобщение судебной практики по делам, связанным с материальной ответственностью сторон трудового договора

Материальная ответственность сторон трудового договора - один из способов защиты права собственности работника и работодателя.

Действующим гражданско-правовым законодательством трудовые споры отнесены к подсудности районных судов.

Общие положения о материальной ответственности сторон трудового договора всесторонне регламентированы гл. 39 Трудового кодекса РФ с внесенными в него дополнениями Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 июня 2006 г., Федеральный закон N 90-ФЗ).

В отличие от большинства трудовых споров, для которых предусмотрен досудебный порядок, дела о материальной ответственности работников рассматриваются непосредственно в суде.

При подаче искового заявления работодатели часто ссылаются на то, что иски, вытекающие из трудовых отношений, не подлежат оплате госпошлиной. Между тем, в соответствии со ст. 333.36 НК РФ, работодатель освобожден от уплаты госпошлины только тогда, когда он обращается в суд с иском о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением работника.

В остальных случаях работодатель обязан оплатить госпошлину в зависимости от цены иска, поскольку в силу подп. 1 п. 1 ст. 333.36 части второй НК РФ и ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском, вытекающим из трудовых отношений, от уплаты пошлин и судебных расходов освобождаются только работники, а не работодатель.

Случаи и условия наступления материальной ответственности работника.

К трудовым спорам о материальной ответственности работника, подлежащим рассмотрению в судебном порядке, относятся дела:

1) по заявлениям работодателя:

- о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в случае, когда размер ущерба, подлежащего возмещению, превышает средний месячный заработок работника, а работник добровольно не согласен возместить причиненный работодателю ущерб ( ч. 2 ст. 248 ТК РФ);

о взыскании с работника суммы причиненного ущерба, не превышающего средний месячный заработок, если истек месячный срок со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба, установленный для издания работодателем соответствующего распоряжения ( ч. 2 ст. 248 ТК РФ);

о взыскании непогашенной задолженности в возмещение причиненного ущерба в случае увольнения работника, в том числе давшего письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказавшегося возместить указанный ущерб ( ч. 4 ст. 248 ТК РФ).

В силу ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. При этом под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если последний несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Поэтому к прямому действительному ущербу можно отнести недостачу денежных и имущественных ценностей, порчу оборудования, мебели или материалов работодателя ( письмо Роструда от 19.10.2006 г. N 1746-6-1), а также расходы на ремонт поврежденного имущества третьих лиц, сумму уплаченных штрафов, наложенных на организацию по вине работника.

Судам при рассмотрении дел следует учитывать, что работодатель не может взыскать с работника неполученные доходы (упущенную выгоду), а также привлечь работника к материальной ответственности за то, что работник из-за отсутствия на работе не произвел продукцию, которую работодатель мог бы реализовать, или за повреждение имущества организации, от использования которого работодатель мог бы получить дополнительную прибыль.

Для привлечения работника к материальной ответственности необходимо соблюдение условий, предусмотренных ст. 233 ТК РФ.

Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю в рамках трудовых отношений, как в период действия заключенного с таким работником трудового договора, так и после его расторжения, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба ( ч. 2 ст. 392 ТК РФ).

При этом днем обнаружения ущерба считается день, когда работодателю стало известно о наличии ущерба, причиненного работником. Если работодателем является юридическое лицо, то днем обнаружения ущерба, открывающего течение указанного выше годичного срока, необходимо признавать день, в который непосредственному руководителю работника стало известно о причинении ущерба данным работником, независимо от того, наделен ли этот руководитель правом обращения в суд от имени работодателя с иском о возмещении данного ущерба. Днем обнаружения ущерба, выявленного в результате инвентаризации материальных ценностей, при ревизии или проверке финансово-хозяйственной деятельности организации, считается день составления соответствующего акта или заключения.

Однако работодатель и работник могут заключить соглашение о возмещении ущерба с рассрочкой платежа на срок более одного года, поскольку продолжительность такого соглашения законом не ограничена. В этом случае возможность обращения в суд возникает у работодателя не с момента первоначального обнаружения ущерба, а с момента обнаружения работодателем нарушения своего права на возмещение ущерба (т.е. с момента, когда работник перестал выполнять условия соглашения). Данная позиция отражена в Определении ВС РФ от 30.07.2010 г. N 48-В10-5.

Пропуск срока обращения в суд является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске ( ч. 6 ст. 152 ГПК РФ). Однако при принятии иска суд не может отказать на основании того, что пропущен срок обращения в суд. Исковая давность может быть применена только по заявлению стороны в споре ( п. 2 ст. 199 ГК РФ, п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 г. N 52).

Следует учитывать, что по общему правилу юридическое лицо практически не может иметь уважительных причин пропуска срока обращения в суд. Однако ч. 3 ст. 392 ТК РФ предусматривает для работодателя возможность восстановления срока в случае его пропуска по уважительным причинам. К ним могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствовавшие подаче искового заявления ( п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 г. N 52). Такими обстоятельствами могут быть действия непреодолимой силы.

Если оснований для вывода о пропуске истцом срока обращения в суд нет, судья назначает дело к судебному разбирательству.

В силу ч. 2 ст. 392 ТК РФ работодатель вправе предъявить к работнику иск о взыскании сумм, выплаченных в счет возмещения ущерба третьим лицам, в течение одного года с момента выплаты работодателем данных сумм ( п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52.

Установленный в ч. 2 ст. 392 ТК РФ срок обращения работодателя в суд с требованием о возмещении ущерба, причиненного работником, является специальным, в связи с этим общий срок исковой давности, установленный нормами Гражданского кодекса РФ, к рассматриваемым правоотношениям не применяется.

Процедура привлечения работника к материальной ответственности.

В соответствии с ч. 1 ст. 246 ТК РФ размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, которые исчисляются исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества. Согласно абз. 2 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 г. N 52 в тех случаях, когда невозможно установить день причинения ущерба, работодатель вправе исчислить размер ущерба на день его обнаружения.

Обязанность по проведению проверки для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения в силу ч. 1 ст. 247 ТК РФ возлагается на работодателя.

Следует учитывать, что проведение проверки для установления размера ущерба и причин его возникновения является обязательным условием при привлечении работника к материальной ответственности. В случае отсутствия документов, подтверждающих проведение такой проверки, работник может оспорить привлечение к материальной ответственности в судебном порядке.

Результаты проверки оформляются документом, фиксирующим факт причинения ущерба и его размер.

Основным нормативным документом, который регулирует порядок проведения инвентаризации, являются Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденные Приказом Минфина России от 13.06.1995 г. N 49.

Руководитель предприятия должен издать приказ (постановление, распоряжение) о проведении инвентаризации и о составе инвентаризационной комиссии. Унифицированная форма приказа N ИНВ-22 утверждена Постановлением Госкомстата России от 18.08.1998 г. N 88.

Приказом назначаются председатель и члены инвентаризационной комиссии. В данном документе указываются сроки инвентаризации и причины ее проведения (например, хищение, порча имущества).

На следующем этапе назначенная приказом руководителя инвентаризационная комиссия производит непосредственную проверку фактического наличия имущества путем подсчета, взвешивания, обмера. При этом должно быть обеспечено обязательное участие материально ответственного лица.

Согласно п. 2.5 Методических указаний все сведения об имуществе заносятся в инвентаризационные описи или акты инвентаризации не менее чем в двух экземплярах. Для оформления инвентаризации используются формы первичной учетной документации, утвержденные Приказом Минфина России от 23.09.2005 г. N 123н "Об утверждении форм регистров бюджетного учета", в которые заносятся сведения о фактическом наличии имущества.

Помимо инвентаризации работодателю необходимо провести служебное расследование для установления причин возникновения ущерба. Для этого работодатель вправе создать комиссию, включив в нее соответствующих специалистов ( ч. 1 ст. 247 ТК РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 247 ТК РФ работодатель обязан истребовать от работника письменное объяснение для установления причины возникновения ущерба. Отказ или уклонение работника от дачи объяснений оформляется актом ( ч. 2 ст. 247 ТК РФ).

По результатам служебного расследования составляется заключение, которое подписывают все участники комиссии. В заключении отражаются факты, установленные комиссией, в частности:

- отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника;

- противоправность поведения работника, причинившего вред имуществу работодателя;

- вина работника в причинении ущерба;

- причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом;

- наличие прямого действительного ущерба работодателя.

Следует учитывать, что работник и (или) его представитель вправе знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в случае несогласия с ее результатами ( ч. 3 ст. 247 ТК РФ).

Работник должен быть ознакомлен с приказом о взыскании причиненного ущерба. В случае отсутствия добровольного согласия работника возместить причиненный ущерб работодатель не может взыскать с него сумму ущерба самостоятельно. В такой ситуации работодателю необходимо будет обратиться в суд ( ч. 2 ст. 248 ТК РФ).

Виды материальной ответственности работника.

Трудовое законодательство предусматривает два вида материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю: ограниченную и полную.

По общему правилу за ущерб, причиненный работодателю, работник несет ограниченную материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка ( ст. 241 ТК РФ).

Так, решением районного суда от 31 января 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда, были частично удовлетворены исковые требования МУП "Р" о возмещении ущерба, причиненного работодателю по вине работника. Судом было установлено, что водитель А., находившийся в трудовых отношениях с истцом, при выполнении рейса на технически исправном автобусе, остановил автобус и, не приняв всех необходимых мер, исключающих самопроизвольное движение из-за естественного уклона дороги, покинул водительское место, в связи с чем автобус начал движение, совершил наезд на дерево и получил механические повреждения. Таким образом, МУП "Р" был причинен ущерб в связи с повреждением принадлежащего ему имущества. Удовлетворяя заявленные требования в пределах среднего месячного заработка работника, суд принял во внимание, что для него не была предусмотрена материальная ответственность в большем, чем это установлено ст. 241 ТК РФ, размере.

Читайте так же:  Пособие по потере кормильца если выходишь замуж

Полная материальная ответственность предполагает обязанность работника возместить причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере и может возлагаться на работника лишь в случаях, прямо предусмотренных Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами ( ч.ч. 1 и 2 ст. 242 ТК РФ).

Не может быть установлена материальная ответственность в полном размере причиненного работником ущерба инструкциями, положениями, приказами и т.п. министерств и ведомств.

При разрешении данной категории трудовых споров суд должен принимать решение по конкретному делу в пределах объема исковых требований, сформулированных работодателем, поэтому, если работодателем было заявлено требование о привлечении работника к ограниченной материальной ответственности в пределах его среднего месячного заработка, а в ходе судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, с которыми закон связывает возможность наступления для работника полной материальной ответственности, суд по собственной инициативе не вправе выйти за пределы заявленных исковых требований и обязан принять решение только по заявленным истцом требованиям. Вместе с тем, в силу ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд может выйти за пределы заявленных работодателем требований, но только в случаях, предусмотренных федеральным законом ( п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52).

При рассмотрении дела о возмещении причиненного работником прямого действительного ущерба в полном размере работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что в соответствии с Трудовым кодексом РФ либо иными федеральными законами работник может быть привлечен к материальной ответственности именно в полном размере причиненного ущерба и, кроме того, на момент причинения ущерба он уже достиг 18-летнего возраста. Последнее требование не распространяется на случаи умышленного причинения ущерба либо причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, либо причинения ущерба в результате совершения преступления или административного проступка. Во всех этих случаях согласно ч. 3 ст. 242 ТК РФ работник может быть привлечен к полной материальной ответственности и до достижения 18-летнего возраста ( п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52).

В соответствии со ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях:

когда в соответствии с Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;

недостачи ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу;

умышленного причинения ущерба;

причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами;

причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Для привлечения работника к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, работодатель обязан доказать, что ущерб причинен работником в состоянии опьянения. При этом суду надлежит истребовать доказательства, подтверждающие наличие у работника состояния опьянения в момент причинения ущерба. Указанное состояние может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом. При этом следует иметь в виду, что форма вины (умысел либо неосторожность) работника, причинившего ущерб в состоянии опьянения, не имеет правового значения для решения вопроса об объеме возмещения причиненного вреда, который во всех случаях подлежит возмещению в полном размере.

Привлечение работника к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом, возможно в том случае, когда по результатам рассмотрения его дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания ( п. 1 ч. 1 ст. 29.9 КоАП) и тем самым был установлен факт совершения этим лицом административного правонарушения.

При рассмотрении такого рода дел необходимо иметь в виду, что форма вины (умысел либо неосторожность) работника, совершившего административный проступок, которым был причинен ущерб работодателю, не имеет правового значения для решения вопроса о правомерности его привлечения к полной материальной ответственности, что подтверждает и судебная практика.

При рассмотрении данной категории дел судам следует иметь в виду, что привлечение работника к полной материальной ответственности по этому основанию имеет существенное отличие от основания, допускающего привлечение работника к полной материальной ответственности только при наличии вступившего в законную силу приговора суда, которым установлен преступный характер действий (бездействия) работника, повлекших за собой причинение ущерба работодателю. В случае совершения работником административного правонарушения достаточно установления соответствующего факта уполномоченным государственным органом и без вынесения акта о привлечении работника к административной ответственности. В силу этого, если работник освобождается от административной ответственности за совершение административного правонарушения в связи с его малозначительностью, о чем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении выносится постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении и работнику объявляется устное замечание, на него также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба, так как при малозначительности административного правонарушения не только устанавливается факт его совершения, но и выявляются все признаки состава правонарушения, а виновное лицо лишь освобождается от административного наказания ( ст. 2.9 , п. 2 ч. 1.1 ст. 29.9 КоАП).

Вместе с тем необходимо учитывать, что безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении, является истечение сроков давности привлечения лица к административной ответственности, а также издание акта об амнистии, если такой акт устраняет возможность применения к данному лицу административного наказания ( пп. 4 , 6 ст. 24.5 КоАП). В указанных ситуациях работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности по п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, что, впрочем, не исключает право работодателя требовать от него возмещения ущерба в полном размере по иным основаниям ( п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52).

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду пп. 4 , 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП

Так, решением суда Рязанской области от 01 апреля 2009 года были удовлетворены исковые требования финансового управления муниципального образования к А. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием. Оставляя решение районного суда без изменения, суд кассационной инстанции отметил, что ущерб причинен по вине А. в результате административного проступка, факт совершения которого и административное взыскание за которое наложено постановлением суда от 14 августа 2008 года по административному делу. Ущерб причинен А. третьему лицу - Ю. в состоянии алкогольного опьянения и в нерабочее время. Указанные обстоятельства подтверждаются исследованными в суде доказательствами и являются, как по отдельности, а тем более в совокупности, основаниями возложения на А. полной материальной ответственности за причиненный работодателю ущерб.

При рассмотрении споров о привлечении работника к материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю недостачей ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу, суду необходимо установить факты:

передачи работнику материальных ценностей;

недостачи материальных ценностей;

- наличия письменного договора о полной материальной ответственности или разового документа о передаче работнику материальных ценностей;

- правомерности заключения с данным работником письменного договора о полной материальной ответственности.

Письменный договор о полной материальной ответственности может быть заключен как с отдельным работником (договор о полной индивидуальной материальной ответственности), так и с коллективом (бригадой) работников (договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности).

Договоры о полной индивидуальной и коллективной (бригадной) материальной ответственности могут заключаться с работниками, достигшими возраста 18 лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество ( ст. 244 ТК РФ).

Перечни должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовые формы договоров о полной материальной ответственности утверждены постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 31 декабря 2002 г. N 85.

Письменные договоры о полной материальной ответственности могут заключаться только с теми работниками и на выполнение тех видов работ, которые предусмотрены указанными выше Перечнями. Они являются исчерпывающими и расширительному толкованию не подлежат.

При рассмотрении трудовых споров о материальной ответственности за недостачу ценностей, вверенных работнику на основании договора о полной индивидуальной материальной ответственности, необходимо иметь в виду, что, если такой договор заключен с работником, должность (работа) которого не предусмотрена Перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности, но при этом работодателем будут доказаны вина работника в причинении ущерба, его противоправные действия (бездействие) и причинная связь между действиями (бездействием) работника и наступившим ущербом (недостачей), материальная ответственность может быть возложена на работника только в пределах его среднего месячного заработка. Аналогичным образом должен быть решен вопрос и о материальной ответственности работника, должность (работа) которого была предусмотрена указанным Перечнем, в случае, когда с ним не заключался письменный договор о полной материальной ответственности, а также работника, не достигшего 18 лет, вне зависимости от факта заключения с ним указанного договора.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, бремя доказывания отсутствия своей вины в причинении ущерба лежит на работнике ( п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52).

В случае, когда при рассмотрении дела будет установлено, что передача материальных ценностей работнику была произведена без документального оформления, взыскание с него денежных средств в возмещение материального ущерба возможно лишь при условии, что работодателем будут доказаны противоправность поведения (действий или бездействия) работника, его вина и причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом.

Рассматривая исковые требования ООО "К" к К. о возмещении убытков, суд установил, что К. на основании трудового договора работала в ООО "К" продавцом, с момента приема на работу с нею был заключен договор о полной материальной ответственности. Вместе с нею, также в качестве продавцов, работали иные лица. В период работы ответчицы была проведена ревизия, составлена ведомость и выявлена недостача в сумме 149 408 рублей 11 коп., а также составлен акт.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, районный суд Рязанской области обоснованно исходил из того, что в составленном акте не было указано, в чем выразилась недостача - товара или денег, причина образования недостачи, отсутствовали товарно-транспортные накладные, сличительная ведомость и инвентаризационная опись, подтверждающие приход и расход товарно-материальных ценностей. Оставляя решение районного суда без изменения, судебная коллегия по гражданским делам согласилась с выводами районного суда о том, что истцом бесспорно не доказаны ни факт недостачи в магазине ответчика, ни ее размер, ни вина ответчицы в указанной недостаче, если она имела место.

Возмещение затрат, связанных с обучением работника.

Обязанность работника возместить понесенные работодателем затраты для его обучения возникают при наличии следующих юридических фактов:

направление его на обучение;

обучение за счет средств работодателя:

наличие трудового договора работника с работодателем, в котором содержатся обязательства по обучению;

заключение работником с работодателем соглашения об обучении;

увольнение работника до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением;

увольнение работника без уважительных причин.

Уважительными можно считать причины, которые делают невозможным продолжение работы. Они изложены в ст. 80 ТК РФ.

Перечень уважительных причин увольнения может быть установлен по соглашению сторон в договоре.

Затраты, понесенные работодателем при направлении работника на обучение, включают все выплаты, которые сделаны работодателем в связи с обучением работника. Это может быть оплата обучения в образовательном учреждении, проживания обучающегося, питания, одежды, проезда и т.д. Все эти затраты, понесенные работодателем, могут быть возмещены обучающимся.

В свою очередь затратами работодателя, подлежащими возмещению работником, могут быть признаны только те его расходы, которые имеют документальное подтверждение.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что расходы, понесенные работодателем в силу прямых предписаний норм трудового законодательства в связи с оплатой предоставленных работнику учебных отпусков, проезда к месту нахождения соответствующего учебного заведения и обратно, а также иные расходы, связанные с обеспечением предусмотренных законом гарантий и компенсаций лицам, совмещающим работу с обучением, взысканию с работника не подлежат.

Сумма возмещения затрат определяется пропорционально отработанному времени.

Так, решением районного суда г. Рязани от 18 декабря 2009 года были удовлетворены исковые требования ЗАО "Р" к Б. о взыскании затрат, связанных с обучением работника. Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия отметила, что районный суд правильно исходил из положений ст. 207 ТК РФ, согласно которой в случае, если ученик по окончании ученичества без уважительных причин не выполняет свои обязательства по ученическому договору, на основании которого производилось его обучение, он по требованию работодателя возвращает ему полученную за время ученичества стипендию, а также возмещает другие понесенные работодателем расходы в связи с ученичеством. Поскольку Б. после окончания обучения не сдал экзамена, предусмотренного ученическим договором, без которого он не мог быть допущен к работе на предприятии, возместить расходы истца на его обучение в добровольном порядке отказался, суд принял обоснованное решение о взыскании с ответчика указанных сумм.

Материальная ответственность коллектива (бригады).

При рассмотрении иска работодателя о возмещении ущерба, причиненного коллективом (бригадой) работников, при наличии договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила введения полной материальной ответственности для соответствующего коллектива (бригады), а также ко всем ли членам коллектива (бригады), работавшим в период возникновения ущерба, предъявлен иск.

Читайте так же:  Услуги паспортного стола договор

В силу ч. 1 и 2 ст. 245 ТК РФ коллективная (бригадная) материальная ответственность может вводиться для соответствующего коллектива (бригады) только тогда, когда имеется совместное выполнение работниками этого коллектива (бригады) отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, и при этом невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним индивидуальный договор о возмещении ущерба в полном размере. Именно поэтому и заключается письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба между работодателем и всеми членами коллектива (бригады). При этом нужно иметь в виду, что ценности вверяются в целом коллективу (бригаде), на который и возлагается полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за их недостачу. Типовая форма договора о полной материальной коллективной ответственности установлена постановлением Минтруда N 85 от 31.12.2002 г.

Указанные договоры можно заключать только с теми работниками, которые выполняют работы, включенные в Перечень (утв. Постановлением Минтруда России от 31.12.2002 г. N 85).

Также, как и при полной индивидуальной материальной ответственности, заключение договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности предполагает, что в случае возникновения недостачи ценностей, вверенных коллективу (бригаде) работников, вина каждого из членов коллектива (бригады) презюмируется, а бремя доказывания ее отсутствия лежит на самих работниках. Для освобождения от материальной ответственности конкретного члена коллектива (бригады) он должен доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба ( ч. 3 ст. 245 ТК РФ).

При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом. Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба ( п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52).

Как указал Конституционный Суд РФ в определении от 24 июня 2008 г. N 349-О-О, законоположение, предусмотренное ч. 3 ст. 245 ТК РФ, позволяет при определении степени вины члена коллектива (бригады) учесть и конкретные обстоятельства, в частности, добросовестное исполнение работником обязанности по обеспечению сохранности вверенного ему имущества.

Решением районного суда г. Рязани от 23 мая 2007 года были удовлетворены исковые требования К., В. о взыскании с ООО "А" неосновательного обогащения. Оставляя решение районного суда без изменения, судебная коллегия исходила из того, что истцы работали в ООО "А" в должности провизора и фармацевта аптечного пункта соответственно. При приеме их на работу инвентаризация товарно-материальных ценностей и денежных средств не проводилась, по акту они указанным работникам не передавались. В период работы истцов, в аптечном пункте была проведена инвентаризация и выявлена недостача, по факту обнаружения которой издан приказ, проведено служебное расследование и возложена ответственность за недостачу на бригаду материально ответственных лиц, состоящую из пяти человек, в которую также входили и истцы.

Согласно акту документальной ревизии и расчету материального ущерба, сумма недостачи распределена между членами бригады пропорционально отработанному времени и заработной плате за весь период работы истцов. Материально ответственные лица добровольно погасили недостачу путем внесения денежных средств в кассу ООО "А".

Удовлетворяя исковые требования К., В., суд указал, что работодателем не был доказан факт основательного вверения ценностей и денежных средств истцам в установленном законом порядке, а также объем и размеры принятых в подотчет ценностей и сумм. Исходя из отсутствия правомерной передачи ценностей названным лицам, отсутствия их надлежащего учета в периоды работы за движением товарно-материальных ценностей, суд обоснованно указал, что нельзя сделать бесспорный вывод о причинении указанной недостачи названными лицами и возложить на них ответственность в полном объеме.

Ответственность работодателя и самозащита работниками прав.

Если выплата заработной платы задержана на срок более 15 дней, работник может воспользоваться правом, предусмотренным ч. 2 ст. 142 ТК РФ, и приостановить работу до момента ее выплаты. Об этом он должен письменно известить работодателя.

Отказ работника от работы по причине невыплаты ему заработной платы является одной из форм самозащиты трудовых прав ( ст. 379 ТК РФ). При этом, согласно п. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2, приостановить работу работник может независимо от наличия вины работодателя в невыплате заработной платы.

В период приостановления работы работник вправе отсутствовать на рабочем месте.

Не допускается приостановление работы:

в периоды введения военного и чрезвычайного положения;

в военных органах и организациях, ведающих вопросами обеспечения обороны страны и безопасности государства, аварийно-спасательных, поисково-спасательных, противопожарных работ, работ по предупреждению или ликвидации стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций, в правоохранительных органах;

в организациях, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств, оборудования.

В то же время работники таких организаций, права которых на своевременную и полную выплату заработной платы нарушены, могут обратиться в комиссию по трудовым спорам, в суд либо в органы государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства (см. Определение Конституционного Суда РФ от 19.10.2010 г. N 1304-О-О);

- работником, связанным с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление и теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, связь, станции скорой и неотложной медицинской помощи).

На практике возникает вопрос относительно обязанности работодателя выплатить заработную плату работнику за период приостановления работы.

В Обзоре законодательства и судебной практики за четвертый квартал 2009 года (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10.03.2010 г.) указано, что отказ от выполнения работы является мерой вынужденного характера, предусмотренной законом для цели стимулирования работодателя к обеспечению выплаты работникам определенной трудовым договором заработной платы в установленные сроки.

Поскольку Трудовым кодексом РФ специально не предусмотрено иное, работник имеет право на сохранение среднего заработка за все время задержки выплаты заработной платы, включая период приостановления работы. Согласно позиции Верховного Суда РФ, выраженной им в сложившейся судебной практике, в указанной ситуации отказ от работы - вынужденная мера работника по самозащите своих прав и для него она является вынужденным прогулом, подлежащим оплате в полном объеме. При этом работнику должны быть выплачены проценты за задержку заработной платы в соответствии со ст. 236 ТК РФ.

Материальная ответственность руководителя.

К трудовым спорам о материальной ответственности работодателя, рассматриваемым в судебном порядке, относятся дела по требованиям работника:

о возмещении материального ущерба, причиненного в результате незаконного лишения работника возможности трудиться ( ст. 234 ТК РФ);

возмещении ущерба, причиненного имуществу работника ( ст. 235 ТК РФ);

взыскании денежной компенсации (процентов) за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику ( ст. 236 ТК РФ);

- компенсации морального вреда, причиненного нарушением трудовых прав работника ( ст. 237 ТК РФ).

С указанными требованиями вправе обратиться как лицо, состоящее в трудовых отношениях с работодателем, так и уволенный работник. В суд также вправе обратиться лицо, которому, по его мнению, незаконно отказано в приеме на работу, с требованиями о возмещении материального ущерба, причиненного в результате незаконного лишения его возможности трудиться, а также о компенсации морального вреда. Требование такого лица о возмещении ущерба, причиненного его имуществу, подлежит рассмотрению в суде на основе норм гражданского законодательства .

При рассмотрении данной категории трудовых споров судам следует иметь в виду, что работодатель может быть привлечен к материальной ответственности только в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, вытекающих из трудовых отношений, если это повлекло за собой причинение работнику имущественного ущерба и (или) морального вреда.

При рассмотрении трудовых споров о материальной ответственности руководителя организации, заместителей руководителя организации, главных бухгалтеров следует учесть, что полная материальная ответственность руководителя организации за ущерб, причиненный организации, наступает в силу закона ( ст. 277 ТК РФ). При этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность ( п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52).

По общему правилу, согласно упомянутой ст. 277 ТК РФ, руководитель организации несет полную материальную ответственность лишь за прямой действительный ущерб, причиненный организации. Однако в случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом их расчет осуществляется в соответствии с нормами гражданского законодательства ( ч. 2 ст. 15 ГК РФ).

При определении размера материальной ответственности руководителя организации суду надлежит истребовать доказательства, подтверждающие фактический размер реального ущерба, причиненного работодателю, а при оценке заявленных истцом требований в части размера упущенной выгоды, подлежащей взысканию в составе убытков с руководителя организации, следует руководствоваться требованиями обоснованности и разумности, принимая при этом во внимание обычные условия делового оборота и нормальный хозяйственный (предпринимательский) риск.

Что же касается заместителей руководителя организации и главных бухгалтеров, то в силу ч. 2 ст. 243 ТК РФ работники, относящиеся к данным категориям, могут нести материальную ответственность в полном размере лишь при условии, что это установлено трудовым договором.

Если же трудовым договором не предусмотрено, что указанные лица в случае причинения ущерба несут материальную ответственность в полном размере, то при отсутствии иных оснований, дающих право на привлечение этих лиц к такой ответственности, они могут нести ответственность лишь в пределах своего среднего месячного заработка ( п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52).

Так, решением районного суда Рязанской области от 15 апреля 2010 года были частично удовлетворены исковые требования негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "А" к А. о возмещении ущерба.

Оставляя решение районного суда без изменения, суд кассационной инстанции отметил, что поскольку в должностные обязанности А., являвшейся директором Рязанского филиала, входило осуществление руководства финансово-хозяйственной деятельностью и обеспечение сохранности денежных средств, последняя, заключая договоры аренды на объекты, подрядные работы на их ремонт, оплатив их стоимость, не могла не знать, что Рязанским филиалом эти объекты не арендовались и не использовались под учебный процесс. В период с 2007 года по 2008 год, с ведома ответчицы, производились выплаты денежных средств преподавателям, не принимавшим участия в учебном процессе, и иным лицам, не выполнявшим в филиале трудовые функции. Таким образом, ответчица злостно нарушила свои трудовые обязанности, причинив своими умышленными действиями прямой действительный ущерб "А.", которая понесла расходы, которые не должна была нести. Поэтому в силу ст. 238 , 242 , 243 ТК РФ должна нести материальную ответственность.

Давая оценку указанным обстоятельствам, суд правильно учел, что обстоятельств, исключающих материальную ответственность А., предусмотренную ст. 239 ТК РФ, судом установлено не было.

При рассмотрении трудовых споров о материальной ответственности работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику ( ст. 236 ТК РФ), необходимо иметь в виду, что возникающая при нарушении ряда норм трудового законодательства обязанность работодателя произвести причитающиеся работнику выплаты с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки возникает в силу прямого указания закона, поэтому не имеет юридического значения, обращался ли работник предварительно к работодателю с заявлением о получении названной компенсации. При этом, установив факт допущенной работодателем просрочки выплаты указанных платежей, суд вправе удовлетворить исковые требования работника независимо от вины работодателя в задержке выплаты причитающихся работнику денежных сумм.

Указанный в ст. 236 ТК РФ размер процентов (денежной компенсации) представляет собой предусмотренный законом минимум для такого рода выплат. Соответственно, суд, исчисляя конкретную сумму процентов (денежной компенсации), причитающихся работнику, исходит из этого минимального размера, если коллективным договором или трудовым договором не определен более высокий размер процентов (денежной компенсации), подлежащих уплате работодателем в связи с задержкой выплаты заработной платы либо иных выплат, причитающихся работнику. При этом суду надлежит руководствоваться следующей формулой: размер процентов (денежной компенсации) = сумма задержанной заработной платы (иных платежей, причитающихся работнику) x (ставка рефинансирования, существующая в период просрочки платежа: 300) x количество дней задержки.

Удовлетворяя исковые требования А. к ОАО "Н" в части взыскания процентов за нарушение срока выплаты сумм в связи с ее увольнением, районный суд г. Рязани в своем решении от 01 апреля 2011 года обоснованно исходил из того, что поскольку при увольнении истицы работодатель не в полном объеме произвел с нею расчет, то в пользу А. подлежат взысканию проценты в размере 1/300 действующей на момент вынесения решения ставки рефинансирования ЦБ РФ от невыплаченной в срок суммы за каждый день задержки - со дня возникновения у работодателя обязанности по выплате указанных сумм по день вынесения решения.

Применяя иной порядок расчета, предусмотренный коллективным договором или трудовым договором, необходимо иметь в виду, что условия данных договоров, снижающие предусмотренный ст. 236 ТК РФ размер процентов (денежной компенсации), выплачиваемых работнику, не подлежат применению как ухудшающие его положение по сравнению с установленным трудовым законодательством ( ч. 2 ст. 9 ТК РФ).

При применении ст. 236 ТК РФ необходимо также иметь в виду, что установленный данной нормой порядок расчета размера процентов (денежной компенсации) за задержку причитающихся работнику выплат не предусматривает необходимости деления размера ставки рефинансирования Центрального банка РФ на количество дней в году.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: