Перейти к содержимому

Залог гк рф судебная практика

Прекращение залога

Подборка наиболее важных документов по запросу Прекращение залога (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Прекращение залога

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Прекращение залога

Формы документов: Прекращение залога

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Залог гк рф судебная практика

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 352 ГК РФ. Прекращение залога

1) с прекращением обеспеченного залогом обязательства;

2) если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога;

3) в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным пунктом 2 статьи 345 настоящего Кодекса;

4) в случае реализации заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, в том числе при оставлении залогодержателем заложенного имущества за собой, и в случае, если он не воспользовался этим правом (пункт 5 статьи 350.2);

5) в случае прекращения договора залога в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законом, а также в случае признания договора залога недействительным;

6) по решению суда в случае, предусмотренном пунктом 3 статьи 343 настоящего Кодекса;

7) в случае изъятия заложенного имущества (статьи 167, 327), за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 статьи 353 настоящего Кодекса;

8) в случае реализации заложенного имущества в целях удовлетворения требований предшествующего залогодержателя (пункт 3 статьи 342.1);

9) в случаях, указанных в пункте 2 статьи 354 и статье 355 настоящего Кодекса;

10) в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

2. При прекращении залога залогодержатель, у которого находилось заложенное имущество, обязан возвратить его залогодателю или иному управомоченному лицу.

Залогодатель вправе требовать от залогодержателя совершения всех необходимых действий, направленных на внесение записи о прекращении залога (статья 339.1).

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 352 ГК РФ, судебная практика применения

Залог не прекращается при изменении кредитного договора

При изменении кредитного обязательства, обеспеченного залогом, залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в каком оно существовало бы без такого изменения, если стороны договора о залоге не пришли к соглашению о том, что при увеличении размера требований по основному обязательству на согласованную залогодателем и залогодержателем сумму залог обеспечивает обязательство должника в увеличенном в согласованных пределах размере. Подробнее см. п. 10 обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств" (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013 года)

Добросовестность не помеха: когда за пропавший залог ответит третье лицо

Должник банка продал заложенное имущество добросовестному покупателю. Кредитная организация, пытаясь вернуть его себе, дошла до Верховного Суда. ВС разъяснил, когда залог можно считать сохранившимся и подлежащим возврату, если залогодатель продал его без согласия банка. Эксперты Право.ru оценили решения Верховного суда.

В 2007 году Губкин С. заключил кредитный договор на приобретение автомобиля с новосибирским филиалом банка "Русский Банк Развитие" (переименован в 2009 году в "Открытие"). По условиям соглашения приобретенное авто передали в залог банку до момента полного исполнения обязательств, предусмотренных кредитным договором.

Начиная с января 2011 года, Губкин перестал вносить платежи по кредиту. Тогда банк в октябре 2013 года обратился в суд с требованием взыскать задолженность (дело № 2-620/2014 (2-4753/2013;)

М-3656/2013). Железнодорожный районный суд Новосибирска иск "Открытия" удовлетворил частично, снизив по ст. 333 ГК РФ размер штрафных санкций, начисленных на основной долг, за просроченные проценты. Кроме того, судья Лина Кузьменко обратила взыскание на заложенное имущество – автомобиль, постановив выставить его на публичные торги. Но транспортное средство у гражданина Губкина приставы так и не обнаружили, выяснилось, что он продал его Горбачевой С. еще в ноябре 2010 года. Вместе с тем, на основании одного из пунктов кредитного договора, он не имел права этого делать без письменного согласия Банка, которое он не получал. В марте 2011 года новая владелица авто зарегистрировала его на свое имя, не зная о том, что автомобиль находится в залоге у Банка.

М-3769/2014) обратить взыскание на автомобиль, который принадлежал теперь Горбачевой. Судья Маргарита Сидорчук отказала в удовлетворении требований банка, сославшись на положения Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 367-ФЗ, принятого в рамках реформы гражданского законодательства. Среди нововведений было добавлено такое основание для прекращения залога, как возмездное приобретение заложенного имущества лицом, которое не могло знать о том, что имущество является предметом залога (пп. 2 п.1 ст. 352 ГК РФ). Горбачеву суд признал добросовестным приобретателем и пояснил свой отказ банку тем, что в момент рассмотрения гражданского дела действовали изменения, принятые Федеральным законом № 367-ФЗ, соответственно залог спорного движимого имущества прекращен на основании пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ.

Представители банка обжаловали это решение, но судья Новосибирского областного суда Марина Савельева оставила акт первой инстанции без изменений (дело № 33-344/2015 (33-11170/2014;), дополнительно сославшись на п. 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года № 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге", поясняющий, что нельзя обращать взыскания на заложенное движимое имущество, возмездно полученное от залогодателя добросовестным приобретателем.

В итоге представители банка оспорили решения Новосибирских судов в ВС. Верховный суд указал (дело № 67-КГ15-16), что ни на момент возникновения спорных правоотношений, ни на дату принятия постановления Пленума ВАС ст. 352 ГК РФ в действовавшей тогда редакции не содержала такого основания для прекращения залога, как возмездное приобретение имущества добросовестным покупателем.

А в соответствии со ст. 3 (п. 1,3) № 367-ФЗ положения ГК РФ (в редакции указанного ФЗ) применяются к тем правоотношениям, которые возникли после дня вступления в силу этого федерального закона, то есть с 1 июля 2014 года. Кроме того, в п. 1 ст. 4 ГК РФ указано, что "действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в тех случаях, когда это прямо предусмотрено законом".

Таким образом, по мнению ВС, новосибирские суды допустили существенные нарушения норм материального права, поэтому Верховный Суд в составе постановил отменить решение Новосибирского областного суда, отправив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. На настоящий момент повторное рассмотрение дела в апелляции еще не состоялось.

Мнение экспертов

Артем Сафонов, юрист "Некторов, Савельев и партнеры", полностью одобряет позицию ВС по данному делу: "Нижестоящими судами были грубо нарушены фундаментальные нормы гражданского права, а именно действие гражданского законодательства во времени. Суды первой и апелляционной инстанции применили к отношениям, возникшим в 2010 году, нормы ГК РФ в редакции 2013 года (действовавшие на момент рассмотрения спора), что полностью противоречит ст. 4 ГК РФ, согласно которой акты гражданского законодательства не имеют обратной силы".

С предыдущим спикером соглашается и Елена Мякишева, адвокат юридической группы "Яковлев и Партнеры": "Позиция ВС РФ представляется обоснованной, так как она более соответствует буквальному толкованию норм о залоге, действовавших в редакции ГК РФ до 1 июля 2014 года. По общему правилу в такой ситуации добросовестны обе стороны: и залогодержатель, и приобретатель имущества. Поэтому на первый план выходит правовая определенность: ознакомившись с ГК РФ, лицо должно иметь возможность реально оценить правовые последствия своих действий. Прежняя редакция ГК РФ защищала залогодержателя, и он имел право рассчитывать на эту защиту. Приобретатель же должен был соответствующим образом учитывать свои риски".

Александр Ванеев, партнер "BGP Litigation", полагает, что с позицией Верховного Суда РФ можно согласиться только при условии принятия строго формального подхода: "На необходимость строгого следования этой формальной логике по вопросу залога Верховным Судом РФ уже было указано ранее в Обзоре судебной практики № 1 за 2015 год, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015. Однако там же сделана и оговорка: прежняя редакция ст. 352 ГК РФ должна применяться с учетом судебной практики. И по этому вопросу уже достаточно давно действует другое разъяснение – ВАС РФ (п. 25 Постановления Пленума от 17 февраля 2011 года № 10). В определении ВС РФ содержится заочная полемика с этим разъяснением ВАС РФ. В частности, говорится, что на тот момент действовала прежняя редакция пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ, согласной которой такого основания прекращения залога законодательством предусмотрено не было. Получается, что теперь ранее высказанная позиция ВАС РФ отвергнута на уровне Верховного Суда, что гипотетически может повлечь отмену судебных актов, принятых арбитражными судами на основании соответствующего разъяснения в тех случаях, когда применению подлежала прежняя редакция статьи 352 ГК РФ".

Фаррух Саримсоков, юрист "Щекин и партнеры", выражает сожаление по поводу неиспользования Верховным судом позиции ВАС по этому вопросу и считает, что ВС РФ "взял установленный КС РФ курс на недопустимость применения норм гражданского законодательства ретроспективно, который, в частности, просматривается в недавнем Постановлении от 15.02.2016 № 3-П. К сожалению, ВС РФ проигнорировал использованную нижестоящими судами правовую позицию ВАС РФ, содержащуюся в п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10, в котором указано, что, исходя из в том числе требований добросовестности, разумности и справедливости, на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя добросовестным лицом, не может быть обращено взыскание. По смыслу комментируемого определения ВС РФ по факту признал правовую позицию ВАС РФ ошибочной. Единственной защитой интересов покупателя заложенной вещи в случае ее изъятия остается лишь иск об убытках к продавцу, но если банк обращает взыскание на предмет залога, зачастую с такого продавца уже нечего взять".

На другое решение КС указывает Вадим Инсаров, юрист петербургской практики "Пепеляев Групп", считая спорным решение ВС и поддерживая позицию ВАС: "Практика коллегии по гражданским делам ВС РФ показывает, что применение судами общей юрисдикции ряда правовых подходов, выработанных в системе арбитражных судов (например, о квалификации предварительного договора, по которому произведена оплата, как договора купли-продажи будущей вещи) поддерживается данной коллегией, и судебная практика унифицируется. В пользу позиции ВАС о прекращении залога при приобретении заложенного имущества добросовестным приобретателем свидетельствует то, что она была воспринята законодателем и стала текстом Закона (прим. ред. – № 367-ФЗ). Следует учитывать и позицию КС РФ о ретроактивном действии норм, защищающих добросовестных участников гражданского оборота, изложенную им в постановлении от 27.10.2015 № 28-П. Неодинаковое применение норм права о защите добросовестного лица в отношении предпринимателей и обычных граждан ставит под сомнение конституционность предложенного коллегией по гражданским делам ВС РФ толкования".

Читайте так же:  Образец заявления акт н-1

Даже те эксперты, кто посчитал решение ВС спорным, в частности Вадим Инсаров и Фаррух Саримсоков, уверены, что апелляционная инстанция при повторном рассмотрении разрешит дело, основываясь на позиции ВС.

Статья 334 ГК РФ. Понятие залога (действующая редакция)

1. В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, требование залогодержателя может быть удовлетворено путем передачи предмета залога залогодержателю (оставления у залогодержателя).

2. Залогодержатель преимущественно перед другими кредиторами залогодателя вправе получить удовлетворение обеспеченного залогом требования также за счет:

страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение произошли не по причинам, за которые залогодержатель отвечает;

причитающегося залогодателю возмещения, предоставляемого взамен заложенного имущества, в частности если право собственности залогодателя на имущество, являющееся предметом залога, прекращается по основаниям и в порядке, которые установлены законом, вследствие изъятия (выкупа) для государственных или муниципальных нужд, реквизиции или национализации, а также в иных случаях, предусмотренных законом;

причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами;

имущества, причитающегося залогодателю при исполнении третьим лицом обязательства, право требовать исполнения которого является предметом залога.

В случаях, указанных в абзацах втором - пятом настоящего пункта, залогодержатель вправе требовать причитающиеся ему денежную сумму или иное имущество непосредственно от обязанного лица, если иное не предусмотрено законом или договором.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, при недостаточности суммы, вырученной в результате обращения взыскания на заложенное имущество, для погашения требования залогодержатель вправе удовлетворить свое требование в непогашенной части за счет иного имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге.

Если сумма, вырученная в результате обращения взыскания на заложенное имущество, превышает размер обеспеченного залогом требования залогодержателя, разница возвращается залогодателю. Соглашение об отказе залогодателя от права на получение указанной разницы ничтожно.

4. К отдельным видам залога (статьи 357 - 358.17) применяются общие положения о залоге, если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса об этих видах залога.

К залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила настоящего Кодекса о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, общие положения о залоге.

5. Если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены. Очередность удовлетворения указанных требований определяется в соответствии с положениями статьи 342.1 настоящего Кодекса по дате, на которую соответствующий запрет считается возникшим.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 334 ГК РФ

1. В отличие от ранее действовавшей редакции комментируемой статьи в настоящей приводится понятие залога, его виды, основные положения правового регулирования раздельно от оснований возникновения залога, которые рассматриваются в ст. 334.1 ГК РФ.

В прежней редакции ГК РФ содержалось следующее определение залога: "В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом". Тождественное определение залога содержалось в Законе РФ от 29.05.1992 N 2872-1 "О залоге", утратившем юридическую силу с 01.07.2014, как способа обеспечения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, предусмотренными законом (ст. 1).

В комментируемой статье в раскрытии термина "залог" указывается на право залогодержателя получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) не только за неисполнение должником залогового обязательства, но и в случае ненадлежащего исполнения такого обязательства; исключено положение, устанавливающее особые случаи, установленные законом, когда общая норма об обращении взыскания залогодержателя на заложенное имущество по залоговому обязательству должника в преимущественном порядке перед другими кредиторами не применяется, т.е. действие правового регулирования норм о залоге расширено.

В п. 1 комментируемой статьи приводится следующее понятие залога: в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

Исходя из ст. 314 ГК РФ, если залогом обеспечено обязательство, которое не предусматривает срока его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, либо обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, залогодержатель вправе обратить взыскание на предмет залога в случае, если должник не исполнил обеспеченное залогом обязательство в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении (если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства. Установлено, что предмет залога может быть передан залогодержателю (оставлен у залогодержателя) в установленном законом порядке и случаях (ГК РФ и иные законы) (абз. 2 п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10).

В Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 указывалось, что при разрешении споров следует учитывать, что в случае неисполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, залогодержатель имеет право преимущественно перед другими кредиторами получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (ст. ст. 334, 349 ГК РФ).

Причем это именно право, но не обязанность. В судебной практике это находит свое подтверждение. Так, банк вместо обращения взыскания на предмет залога обратился в суд с требованием о взыскании задолженности по кредитному договору в обычном порядке. Банку в залог были переданы выданные им в качестве векселедателя простые векселя сроком по предъявлении. Заявление заемщика о зачете судом не было принято, поскольку заемщик не является кредитором банка по заложенным векселям, и, таким образом, не были соблюдены требования ст. 410 ГК РФ о прекращении обязательства зачетом. Суд сделал вывод, что при передаче в залог кредитору простого векселя, по которому он является должником-векселедателем, обязательства по основному договору не могут прекратиться путем зачета, если вексель был передан в залог третьим лицом (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.01.2002 N 67).

Вместе с тем следует учитывать следующее: передача должником собственного векселя в залог невозможна (см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.04.2008 N А43-18947/2007-22-526).

Вместе с тем в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 отмечалось следующее: действующее законодательство не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, являются ничтожными, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства (ст. ст. 409, 414 ГК РФ). Очевидно, что в настоящее время такая возможность предусмотрена.

На практике возникал вопрос о правомерности осуществления залога денежных средств. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.07.1996 N 7965/95 отмечалось, что между банком и коммерческой организацией заключены кредитные договоры. В обеспечение возврата кредита банк "А" и банк "Б" заключили договоры о залоге денежных средств, находящихся на корреспондентском счете. При этом в силу ст. ст. 28 - 30 Закона РФ от 29.05.1992 N 2872-1 "О залоге" и ст. ст. 349, 350 ГК РФ удовлетворение требований осуществлялось путем продажи заложенного имущества с публичных торгов с направлением вырученной суммы в погашение долга. Тем самым одним из существенных признаков договора о залоге является возможность реализации предмета залога. Денежные средства, а тем более в безналичной форме, этим признаком не обладают. Таким образом, если исходить из сути залоговых отношений, денежные средства не могут быть предметом залога. При данных обстоятельствах спорные договоры о залоге не соответствуют требованиям Закона РФ от 29.05.1992 N 2872-1 "О залоге" и являются недействительными в силу ст. 168 ГК РФ.

Между тем подп. 1 п. 3 ст. 28.1 Закона РФ от 29.05.1992 N 2872-1 "О залоге" устанавливал правило о возможности предусмотреть в договоре о залоге движимого имущества, который определяет внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное движимое имущество и сторонами которого являются юридические лица и (или) индивидуальные предприниматели, в обеспечение обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью, оставление за собой предмета залога залогодержателем. В настоящее время эта норма корреспондирует нормам Закона.

Вопрос залога денежных средств является дискуссионным в науке, неоднозначен в судебной практике. Так, В.В. Грачев указывает, что "к залогу безналичных денежных средств подп. 1 п. 3 ст. 28.1 Закона РФ от 29.05.1992 N 2872-1 "О залоге" может применяться по аналогии, так как средства на банковских счетах в силу своей нематериальности не являются объектом права собственности".

Известны случаи иного подхода судами к рассматриваемому вопросу. Так, суд предложил нижестоящему суду изучить и дать анализ отношениям, возникшим между сторонами относительно договора залога денежных средств, с учетом правовой природы такого договора как способа обеспечения, не предусмотренного законом (ст. 329 ГК РФ).

Стороны гражданско-правовых отношений в ряде случаев заключают соглашение о "денежном (депозитном) залоге". Согласно такому залогу денежные средства обособляются от имущества залогодателя, предоставляются залогодержателю или третьему лицу (депозитарию), что обеспечивает надлежащее исполнение залогодателем взятых обязанностей. В сфере правового регулирования отношений с участием гражданина-потребителя денежный залог применяется в арендных отношениях (прокат велосипедов, байдарок и т.п.).

Полагаем обоснованной позицию, высказанную Р.С. Бевзенко, что залог денежных средств является иным способом обеспечения исполнения обязательств. Следовательно, залог денежных средств является допустимым и должен обеспечиваться правовой защитой.

2. В развитие положений п. 1 комментируемой статьи в п. 2 раскрывается преимущественное право залогодержателя перед другими кредиторами залогодателя получить удовлетворение обеспеченного залогом требования также за счет:

а) страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение произошли не по причинам, за которые залогодержатель отвечает.

Тождественные положения присутствовали в ГК РФ прежней редакции в п. 1 ст. 334: "Залогодержатель имеет право получить на тех же началах удовлетворение из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение не произошли по причинам, за которые залогодержатель отвечает". В п. 3 ст. 9 Закона РФ от 29.05.1992 N 2872-1 "О залоге" закреплялось, что при наступлении страховых случаев залогодержатель имеет право преимущественного удовлетворения своих требований из суммы страхового возмещения.

Читайте так же:  Где оформить наличный кредит

Таким образом, преимущественное право залогодержателя при удовлетворении обеспеченного залогом требования обусловлено наличием договора страхования в отношении предмета залога от риска утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (ст. 930 ГК РФ). Залогодержатель получает при наступлении страхового случая страховое возмещение, когда страхователем или выгодоприобретателем по договору страхования заложенного имущества является залогодержатель (п. 1 ст. 929 ГК РФ). В ином случае, когда предмет залога застрахован в пользу залогодателя, залогодержатель имеет преимущественное право перед другими кредиторами залогодателя предъявить требование об удовлетворении из сумм, причитающихся залогодателю страхового возмещения (п. 2 ст. 334 ГК РФ).

Так, согласно п. п. 1, 2 ст. 138 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" определяется порядок удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника. Из средств, вырученных от реализации предмета залога, 70% направляется на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. В случае, если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, 80% направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов;

б) причитающегося залогодателю возмещения, предоставляемого взамен заложенного имущества.

Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом (п. 1 ст. 235 ГК РФ). Речь в диспозиции комментируемой статьи идет о прекращении права собственности на предмет залога у залогодержателя помимо его воли, в силу чего обращение взыскания на него залогодержателем, равно как и оставление у себя, становится невозможным.

Например, если право собственности залогодателя на имущество, являющееся предметом залога, прекращается по основаниям и в порядке, которые установлены законом, вследствие:

- изъятия (выкупа) для государственных или муниципальных нужд. В соответствии со ст. 240 ГК РФ выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей осуществляется в случаях, когда собственник культурных ценностей, отнесенных в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством, бесхозяйственно содержит эти ценности, что грозит утратой ими своего значения, такие ценности по решению суда могут быть изъяты у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов.

- реквизиции, т.е. изъятие у собственника имущества в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер в интересах общества по решению государственных органов в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества (ст. 242 ГК РФ);

- национализации, т.е. обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, осуществляемое на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном ст. 306 ГК РФ (ст. 235 ГК РФ).

- в иных случаях, предусмотренных законом;

в) причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами (см. комментарий к п. 3 ст. 336 ГК РФ);

г) имущества, причитающегося залогодателю при исполнении третьим лицом обязательства, право требовать исполнения которого является предметом залога.

По общему правилу залогодержатель вправе требовать причитающиеся ему денежные суммы или иное имущество непосредственно от обязанного лица. Иное может быть установлено законом или предусмотрено договором.

3. В п. 3 комментируемой статьи предусматривается общее правило, согласно которому право на полное удовлетворение требования залогодержателя не прекращается недостаточностью суммы, вырученной в результате обращения взыскания на заложенное имущество, для погашения такого требования. Залогодержатель имеет право на удовлетворение требования в непогашенной части за счет иного имущества должника. Вместе с тем преимущественного права, основанного на залоге, в связи с заявленным требованием на удовлетворение оставшейся непогашенной части, не возникает, т.е. право на удовлетворение непогашенных сумм залогодержателю при недостаточности средств, полученных в результате обращения взыскания на предмет залога, может быть реализовано в общем порядке. Иное может быть предусмотрено законом или в договоре.

Как и ранее, устанавливается обязанность возвращения сумм, вырученных в результате обращения взыскания на заложенное имущество, когда имеется превышение размера обеспеченного залогом требования залогодержателя: залогодатель получает разницу между суммой, полученной в результате реализации заложенного имущества и размером удовлетворения требования залогодержателя. Нововведением следует считать императивный характер этого положения, поскольку он не может быть изменен соглашением сторон. Например, залогодатель подписывает соглашение об отказе в получении такой разницы. Оно является ничтожным.

Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ установлены последствия признания сделки недействительной. Так, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Общие нормы о недействительных сделках содержатся в ст. 166 ГК РФ: ничтожная сделка - это сделка, которая недействительна по основаниям, установленным законом, независимо от признания ее таковой судом (п. 1).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10 указано, что в договоре о залоге может содержаться общая оценка нескольких движимых вещей (имущественных прав (требований)) или недвижимых вещей, являющихся предметом залога. В этом случае взыскание обращается на все заложенное движимое или недвижимое имущество, которому дана общая оценка, с последующей его реализацией только в целом (п. 2 ст. 340 ГК РФ). Суд вправе обратить взыскание на часть предмета залога, если залогодатель докажет, что денежных средств, вырученных от продажи части заложенного имущества, будет достаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, а также предоставит документы, подтверждающие рыночную стоимость отдельных движимых вещей (имущественных прав (требований)) или недвижимых вещей, на которые залогодателем предлагается обратить взыскание.

4. Законодатель устанавливает правовое регулирование, основанное на общих требованиях к предмету залога и на специальном правовом режиме залога, обусловленном правилами ГК РФ о конкретных видах залога. Особенности правового регулирования отдельных видов залога содержатся в ст. ст. 357 - 358.17 ГК РФ, к которым применяются общие правила, если иное не установлено специальными нормами об этих видах залога: залог товаров в обороте, залог вещей в ломбарде, залог обязательственных прав, залог исключительных прав, залог ценных бумаг, залог прав по договору банковского счета, залог прав участников юридических лиц (см. комментарий к ст. ст. 357 - 358.17 ГК РФ).

Залог недвижимого имущества (ипотека) урегулирован правилами, содержащимися в ГК РФ о вещных правах. Если к отношениям залога недвижимого имущества (ипотеки) не урегулированы ГК РФ о вещных правах и ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", то в субсидиарном порядке применяются общие положения о залоге.

К залогу недвижимого имущества, возникающему на основании ФЗ при наступлении указанных в нем обстоятельств (ипотека в силу закона), соответственно применяются правила о залоге, возникающем в силу договора об ипотеке, если федеральным законом не установлено иное (п. 2 ст. 1 ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)"). Согласно п. 3 ст. 1 указанного Закона общие правила о залоге, содержащиеся в ГК РФ, применяются к отношениям по договору об ипотеке в случаях, когда ГК РФ или ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" не установлены иные правила.

Ипотека - это залог земельных участков, предприятий, зданий, сооружений и иного недвижимого имущество, используемого в предпринимательской деятельности; жилых домов, квартир и части жилых домов и квартир; дач, садовых домов, гаражей и других строений потребительского назначения; воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и космических объектов (п. 1 ст. 5 ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)"). Согласно п. 2 ст. 40 ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в случае обращения залогодержателем взыскания на заложенное имущество по основаниям, предусмотренным законом или договором об ипотеке, все права аренды и иные права пользования в отношении этого имущества, предоставленные залогодателем третьим лицам без согласия залогодержателя после заключения договора об ипотеке, прекращаются.

Реализованная позиция законодателя в новой редакции ГК РФ законодателя основана на Концепции развития гражданского законодательства. Суть содержащихся в Концепции положений сводится к тому, что право залогодержателя не является вещным правом, но при многообразии объектов залога правовая конструкция залога как вещного права невозможна; при этом допустимо установить элементы, присущие вещному праву, отдельным видам залога с учетом публичности, преимущественного права и права следования за вещью.

5. Пункт 5 комментируемой статьи устанавливает права и обязанности залогодержателя за кредитором или иным управомоченным лицом, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены. Это общее правило, которое может быть иным, если иное вытекает из существа отношений залога. Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено, устанавливаются ст. 174.1 ГК РФ.

Такие требования подлежат удовлетворению в установленной очередности по дате, на которую соответствующий запрет считается возникшим (см. комментарий к ст. 342.1 ГК РФ).

Дело об эластичности залога // Почему в России не будет единообразной судебной практики

1. Небольшая традиционная вступительная мантра.

Как думаете, для чего правопорядку нужен высший суд? Для того, чтобы (а) просто исправлять судебные ошибки? Или для того, чтобы, исправляя судебные ошибки, (б) развивать тем самым национальное право, внося ясность в правовые вопросы и снижая количество потенциальных дел в судах?

Для меня очевиден правильный ответ - это ответ (б).

Особенно ясным этот ответ становится, если в соответствующей юрисдикции действует обильное нормативное регулирование, очень много судебных споров, в высший суд поступают десятки тысяч жалоб и в этом суде принята система фильтрации дел - высший суд может и не взять на пересмотр «простое» дело даже если оно было разрешено неверно, дорожа своим ограниченным временнЫм ресурсом, который он направляет на разрешение «сложных» дел.

2. Но если это так, то общество (и в том числе - юридическое сообщество) имеет право требовать от судей высшего суда своей страны, чтобы принимаемые ими судебные акты были если уж и не научными трактатами, но по своему качеству приближались к ним.

Читайте так же:  Заключение брака с иностранным гражданином документы

Чтобы они (акты) не были лапидарными (3-4 странички) и не очень содержательными текстами-нескладушками, чтобы они содержали не просто пулеметные очереди ссылок на нормативные акты, а развернутые юридические рассуждения, демонстрирующие мотивы, по которым судьи высшего суда страны. Чтобы в своих судебных актах, которые судьи вынесли по отобранным ими делам, были бы заложены магистральные правовые идеи, которые помогли бы в будущем разрешать схожие правовые проблемы.

3. Деятельность верховного суда России весьма далека от этого идеала. Из сотен определений, вынесенных по результатам рассмотрения дел, лишь единицы приближаются к нему (то есть, из них видны подлинные правовые мотивы, почему норма была истолкована так, а не иначе; почему была применена аналогия или некий правовой принцип; как балансировались судьями интересы сторон спора и проч.).

С чем это связано?

Может быть, с тем, что определения коллегий верховного суда - это всего лишь определения трех судей этого суда. Они, кажется, не могут считаться актами, выражающими позицию всего суда. Уже поэтому эти определения не обладают убедительной юридической силой.

А если уж эти определения бессодержательны, то любая попытка апеллировать к ним при рассмотрении аналогичных дел в судах либо наткнется на злобный судейский рык "В России не прецедентное право, что вы нам тычете этой практикой!", либо (в лучшем случае) "Понятно, продолжайте", либо (что случается чаще всего) - на простое равнодушное игнорирование.

В такой ситуации, как мне кажется, судьи верховного суда, должны (если они, конечно, хотят, чтобы результат их работы уважали их коллеги из нижестоящих судов) выкладываться в своих текстах по максимуму. Но это, как я уже написал, происходит далеко не всегда.

4. Мне, в общем-то, довольно горько писать все эти слова.

Ведь все написанное, в принципе, уже более десятилетия хорошо известно российским юристам, которые интересуются проблемой единообразия судебной практики и конструированием судебной системы. Более того, мы начинали приближаться к искомым идеалам в рамках деятельности Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в конце нулевых - начале десятых годов.

Однако учиненный в 2014 году президентом Путиным разгром этого суда отбросил нас с достигнутых в части взглядов на единообразие судебной практики позиций если уж не в каменный век, то в раннее Средневековье. Видимо, теперь нам всем надо прикладывать максимум усилий для того, чтобы выкарабкаться из той ямы, куда отечественная правовая система была сброшена; лично я надеюсь, что новую юридическую весну я все-таки застану и еще понаслаждаюсь прекрасными юридическими текстами судебных решений русских судов (текст, который мог бы быть достойным высшего суда нашей страны - см. здесь).

5. Но довольно вводных рассуждений, переходим к делу об эластичности залога (в деле о банкротстве общества "Николаевское", определение № 304-ЭС18-1134г., судьи Букина (докладчик), Разумов, Корнелюк).

Доктрина эластичности залога подразумевает, что залог - будучи вещным правом, наделяющим обладателя правом присвоения ценности заложенного имущества –обременяет не столько вещь (обязательственное требование, корпоративное право, исключительное право), сколько ее ценность; следовательно, в случае изменения формы, в которой «существует» эта ценность, залог сохранится и будет «лежать» на новой форме существования этой ценности.

Типичными и самыми простыми примерами эластичности являются переработка заложенной движимой вещи (например, из слитка золота отлили украшение) и юридический раздел здания (на помещения) или земельного участка и проч. (я это называю физической и юридической эластичностью).

Чуть более сложными примерами (экономическая эластичность) являются случаи, когда происходит экономическое замещение предмета залога деньгами – выплата страхового возмещения, принудительный выкуп для государственных нужд, исполнение по заложенному обязательственному притязанию.

Доктрина эластичности залога была разработана в практике ВАС РФ в 2005-2011 годах и с 1 июля 2014 года закреплена в ГК (статьи 345 и 334 Кодекса), (п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 90 от 28.01.2005 № 90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке», п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», постановление Президиума ВАС РФ № 902/11 от 12.07.2011).

6. Предметом рассмотрения в экономической коллегии стал следующий казус.

Сбербанку были заложены коровы. Он обратил взыскание на них, пристав изъял скот у залогодателя и передал на хранение третьему лицу. Коровы пропали (если бы они, например, превратились в тушенку, а соответствующие банки с тушенкой были бы обнаружены, я бы, ни секунды не сомневаясь, сказал, что в силу принципа эластичности эти банки тушенки обременены залогом в пользу банка).

Собственник коров предъявил требование к бюджету о возмещении вреда, причиненного действиями приставов, и … выиграл! Суд присудил собственнику утраченных коров чуть больше 9 млн. руб. (Это чудо случилось в начале 2016 г., сейчас же – «благодаря» возмутительной прогосударственной практике верховного суда (№ 305-ЭС16-14064, 2017 год) при рассмотрении такого рода дел – я почти уверен, что в иске было бы отказано).

Любопытно, что в деле о взыскании банк заявлял ходатайство о вступлении в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями в отношении предмета иска (денежной суммы), но ему было в этом отказано.

7. Однако эта схватка Давида с Голиафом (а заодно – и с Левиафаном) подорвала финансовое здоровье Давида (то есть, залогодателя) и он обанкротился. Суммы возмещения вреда, причиненного приставом, поступили уже в конкурсную массу залогодателя. И перед конкурсным управляющим встал вопрос о том, как их распределять – pro rata между всеми кредиторами, или же направить их залогодержателю для преимущественного удовлетворения его требований.

Понятно, что принцип эластичности требует применения второго подхода. Но проблема, видимо, в том, что этот случай эластичности прямо не закреплен в законе, а конкурсный управляющий, опасаясь, что суд не поддержит его творческий подход и он за это получит привлечение к административной ответственности (последствия чего для него могут быть самые разрушительные), решил применить первый подход.

8. Сбербанк оспорил действия управляющего в суде. Первая инстанция поддержала конкурсного управляющего, апелляция отменила судебные акты и поддержала идею эластичности. Окружной суд отменил постановление апелляции, отметив, что утрата предмета залога должна прекращать залог; никакого «перекидывания» залога на возмещение убытков происходить не должно.

Кроме того окружной суд заметил, что эластичность была введена реформой залогового права, а договор залога был заключен залогодержателем до вступления в силу этой реформы.

9. Дело было передано для пересмотра в коллегию верховного суда. Результат рассмотрения дела – в пользу Сбербанка: постановление окружного суда было отменено, постановление апелляции, которым была поддержана эластичность, - оставлено в силе. И это замечательно, мои поздравления юристам Сбербанка, которые добились этого результата!

Но вот определение по этому делу меня совершенно не порадовало.

Да, в нем есть нужные слова об эластичности: «…банк был вправе претендовать на сумму, выплачиваемую в порядке возмещения убытков, предъявив требование к Российской Федерации напрямую», поэтому «. вывод суда апелляционной инстанции о распределении 9 029 089,14 руб., взысканных в рамках дела № А03-15338/2015, в порядке пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве является правильным».

Однако дальше по тексту вместо того, чтобы развить эту идею в качестве общего правового принципа, судьи коллегии почему-то просто ссылаются на то, что банк не был допущен к участию в деле о взыскании убытков в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями.

Какое это имеет значение для того, чтобы понять, есть ли залог в отношении этого возмещения или нет? Ну и что, что банк не был допущен, он же ведь мог самостоятельный иск к казне предъявить по общим правилам деликтного права, но не сделал этого. Почему тогда это не обсуждает коллегия для целей ответа на вопрос, есть ли залог или нет?

В общем, кажется, что вопрос о недопуске банка является совершенно не существенным, это третий или четвертый аргумент в споре о том, справедливо ли дать банку залоговое право на возмещение.

То есть, вместо того, чтобы сформулировать общий принцип на будущее, который позволил бы ответить на другие, схожие вопросы (например, будет ли в залоге то, что будет приобретено на суммы возмещений; или будет ли залог на имущество, предоставленное взамен утраченного).

Наконец, с учетом того, что в составе коллегии был судья Разумов, я ожидал бы от нее ответа на вопрос о том, как соотносится эластичность залога в данном случае с его позицией по делу Микротест о том, что залог денег невозможен вне залогового счета. Однако в определении, увы, нет ответа и на этот важный вопрос.

10. Наконец, очень жаль, что коллегия не написала прямо (ограничившись аксиоматичным рассуждением о том, что новые законы не применяются к старым договорам), что вывод окружного суда о том, что принцип эластичности залога не может применяться к отношениям сторон лишь в связи с тем, что он предусмотрен в редакции статьи 334 ГК РФ, вступившей в силу после заключения договора залога, является ошибочным.

Ведь существует обильная практика самой же коллегии о том, что включение законодателем в текст закона новых положений, основанных на ранней судебной практике, не означает, соответствующие положения являются новеллами, а лежащие под ними правовые идеи не могут быть применены при рассмотрении «старых» дел, основания для которых возникли до реформы. Коллегия так решала уже и дела, связанные с залогом, и с поручительством, и с недействительностью сделок, и с альтернативными обязательствами.

PS. Я дописал текст, перечитал его и задался вопросом: зачем я все это пишу? Зачем я трачу свое время на то, что, скорее всего, вряд ли будет иметь какой-то осязаемый эффект – ведь его вряд ли прочитают люди из верховного суда (да и вообще из судебной системы), а если даже и прочитают, то хмыкнут, мол, «Бевзенко всё никак не успокоится, что его турнули из судебной системы в 2014» и продолжат свое равнодушное дело? Может, лучше посмотреть новый сезон «Миллиардов» или «Мира Дикого Запада»?

Наверное, я делаю это, потому что мне не все равно. И потому что я искренне верю в то, что если постоянно, долго долбить (пусть даже и интеллектуально, а не отбойным молотком) в одно и то же место, то результат когда-нибудь все же будет. Вопрос лишь – через сколько десятилетий?

Ну и наконец, я бы очень хотел, чтобы наша юридическая молодежь знала, как должно быть, и, сравнивая с тем, что есть сейчас, делала соответствующие выводы.